Американская историк Джессика Товров считала, что особенности воспитания дворян прямо повлияли на особенности развития России. В качестве ключевых его факторов она называла жёсткую иерархичность семьи, авторитет отца как полу-бога, отсутствие любви и романтических отношений между полами.

Книга американского историка Джессики Товров Русская аристократическая семья: структура и изменение, посвященная истории дворянской семьи в России в 1760-1850 годах, вышла в 1987 году в серии «Современная история Европы». Она написана в антропологическом ключе с намеренным отказом от каких-либо этических оценок описываемого, абсолютной отстраненностью. Исследуется историческая психология российского дворянства. Источниковая база Товров очень солидна, подняты все педагогические и детские издания того времени.

Имущественное положение российского дворянина имело важное, но неформальное значение. Большинство дворян были бедны (в 1834 году 14% всех дворян вообще не имели земли). В этих условиях основной самосознания дворянского сословия в XVIII-XIX веках стал поведенческий критерий: благородство определялось благородством воспитания и поведения в обществе.

Мы публикуем основные тезисы книги Товров.

1)Русское дворянство отличалось от западноевропейского тем, что в его идеологию не было включено представление о благородстве крови или происхождения. О неотъемлемом – вне зависимости от поведения, богатства – дворянском достоинстве. Этому способствовало то, что русское дворянство и в XVI-XVII веках выделялось по своему служебному положению, петровские же реформы закрепили принципиальную открытость сословия притоку извне.

2)Психологически принадлежность к дворянству определялась поведением индивида, прежде всего – несением службы обществу, образованием, управлением крестьянами. Неумение вести себя в предписанной манере могло вести не только к изгнанию из общества, но и к разрыву семейных уз.

3)Восприятие детства определялось идеей служения в социальной иерархии. Этика служения рассматривала как нежелательные и незаслуживающие особого внимания эмоции ребенка (и взрослого). Ни одна эмоция – страх, жалость, даже материнская любовь – не считались надёжными руководителями в воспитании.

4)Власть и иерархия в России рассматривались как позитивные идеи. Значение личности определялось её положением в иерархии, относительно вышестоящего. Значение всякого института – в т.ч. семьи – определялось тем же, кроме того, все институты (и семья) сами должны были иметь ясную иерархию власти, ответственности и авторитета.

5)Пётр I не только крепко связал службу и дворянское достоинство, но установил зависимость службы от образования и, соответственно, благородного достоинства от образования». К концу XVIII века образование дворян стало одним из признаков благородного положения, отделявшего их от низших сословий. Однако само образование утеряло чисто утилитарный вкус и стало более широким. Произошло отождествление образования с дворянским достоинством.

6)Иерархичность семьи выражалась в том, что не только выделялся её глава, а каждый из членов семьи имел особое служение. Выполнение служения подразумевало передачу реального исполнения функции вниз: слуге, няне и т.п. Отец сам не воспитывал ребенка, он должен был нанять учителя.

7)Ключевым лицом в семейной иерархии был глава семьи. Он – или она – отвечал за представительство семьи в обществе и представлял общество в семье. Положение главы семьи (обычно отца) было столь велико, что и в макро-иерархии её глава – царь – уподоблялся именно отцу (отечества). В случае смерти отца главой семьи становилась его вдова. Иногда, если лицо, которое должно было быть главой семьи, не справлялось со своей обязанностью, происходило разделение функций: одно лицо символизировало единство семьи, другое реально вело дела, постоянно указывая на символическую фигуру как настоящую главу.

8)Глава семьи не просто возглавлял иерархию, его служение было качественно отличным от положения других членов семьи, он был полу-богом. Поэтому он держался с другими членами семьи недоступно, в отдалении. Эмоциональная дистанция подкреплялась физически: отдельным помещением, ограниченным общением. Например, распоряжения и прощения передавались обычно через третье лицо (муж прощал жену через посредство друга, отец сына – через жену). Это позволяло прощать, не умаляя власти главы. После еды все благодарили главу семьи.

9)Даже женитьба не освобождала сына от подчинения воле отца.

10)Если глава семьи нарушал свой долг, его нельзя было покарать. В этом, как и во многих других областях русской жизни, обязанности человека у власти не имели соответствия в правах его подчиненных.

11)Обязанностями отца были в основном: устройство браков потомства и карьеры сыновей.

Статус женщины

1)Первый этап в жизни совершеннолетней женщины: невеста, даже если она не была обручена. В качестве (потенциальной) невесты девушка впервые входила в общество.

2)Часто невеста принуждалась предпочесть брак по усмотрению семьи браку по любви. Очень часто брак заключался без любви, поскольку возраст невесты был ограничен примерно 23 годами. Считалось, что любовь приходит и после брака.

3)Кроме любви, достоинство брака было в том, что он давал девушке независимость от родительской опеки.

4) Главным принципом брака было служение мужу. Однако в нравственном отношении жена была ровней мужу, он обязан был любить её. На практике же, даже если муж не любил жену и плохо обращался с ней, у неё не было средств сопротивляться его власти. Апеллировать было некуда.

5)Единственной ситуацией, когда жена могла воспротивиться поведению мужа и не быть осужденной обществом – когда муж растрачивал состояние. Состояние считалось собственностью семьи и детей, за будущее которых несла ответственность и мать.

6)Юридически супруги были независимы, общности имущества не существовало, и обычно супруги даже не наследовали друг другу. В обществе муж и жена имели разный круг знакомств, вели независимый образ жизни, воспринимались как самостоятельные личности (в отличие от современных стандартов). У них были особые друзья и знакомые.

7)Материнство считалось самой важной ролью женщины, средством и её счастья, а также главным пунктом основной её роли – самопожертвования. Однако самопожертвование ещё не сочеталось (в идеале материнства, как позднее) с эмоциональной самоотдачей и близостью к ребенку. Дистанция по отношению к ребенку начиналась с рождения. Например, только эксперты-педагоги всерьез говорили о кормлении ребёнка матерью, практически же это всегда доверялось кормилице. Этот обычай держался и на исходе XIX в.

8)Рождение ребенка изменяло отношения мужа и жены, упрочивало их, особенно потому что в русской культуре романтическая любовь не имела традиционно высокой оценки.

9)С наступлением менопаузы и после женщина становилась асексуальным существом, более не скованным женской ролью и стандартами поведения. Особенно это относится к вдовам, которые могли унаследовать после мужа статус главы семьи с вполне мужскими хлопотами и критериями поведения (хлопоты за сыновей, благосостояние дома). Чаще, однако, роль главы переходила к сыну. В таком случае женщины-вдовы часто удовлетворялись ролью символической главы семьи – сын во всём спрашивал её совета, но поступал только по-своему, несмотря на внешние знаки почтения.

10)Только старость давала женщине долгожданную независимость (а не брак).

Статус мужчины

1)Ребёнок до семи лет воспитывался исключительно женщинами, ответственность за воспитание лежала целиком на матери, которая передоверяла её няне, оставляя за собой общий надзор.

2)Желание матери видеть сына правильно воспитанным было несовместимо с нежностями, ограничивало выражение открытой привязанности матери к сыну. Хорошая мать была строгой, а не нежной. Нежность матери к ребёнку не вызывала одобрения окружающих.

3)Роль няни была неограниченна, дети отвечали ей обожанием.

4)Отец играл малую роль в раннем воспитании сына, что проявлялось в его повышенной нежности к ребенку (его не сковывали ролевые обязанности).

5)В 5-8 лет мальчик переходил в мужскую сферу, из относительной свободы к прямому авторитету. Это влекло за собой серьёзное эмоциональное потрясение.

6)Высшим авторитетом становилась не мать, а отец. Потому с этого возраста мать часто становилась нежной по отношению к сыну. Ребёнок теперь редко видел мать и имел мало дел с нею. Ребенок начинал идеализировать мать.

7)Ответственность отца за сына не означала их близких отношений. Она проявлялась в подборе для сына дядьки и учителя, в частных совещаниях с ними о ходе воспитания. Отец отвечал за выбор карьеры для сына.

8)Даже если отец был склонен к близкому эмоциональному контакту с сыном (что было редкостью), тому препятствовали экономические и культурные соображения: служба отца, особенно военная, положение главы семьи как недосягаемой вершины и авторитета. Моралисты поощряли недосягаемость отцов.

9)Ребёнок одновременно боялся отца, но – по крайней мере, до зрелости – и поклонялся ему. Отец был богоподобным существом, его решения не оспаривались и не обсуждались.

10)Дядя, если он был, в силу своей не загруженности ролью воспитателя, был более доступным для ребенка существом, эмоционально он часто бывал ближе отца.

11)Лучшим воспитателем считался учитель, предпочтительно иностранец. Его обязанностью был не только курс наук, но, прежде всего воспитание манер. Учитель всюду сопровождал воспитанника, он мог запретить ему ходить куда-либо, пускай даже с родственником. На практике отцы редко вникали в деятельность учителя.

12)Эмоционально близких отношений с учителем не возникало. Этому препятствовало положение учителя в иерархии как высшего авторитета для воспитанника. В то же время он оставался слугой, ему недоставало мистического авторитета родителей. Он не возбуждал ни любви, ни дружбы, ни страха.

13)Отношения братьев были очень крепкими и близкими. Детей могли наказать обоих за проступок одного.

14)С переходом в мужскую сферу власть впервые становилась важным обстоятельством в жизни мальчика. Главным авторитетом для него был отец, который обычно вызывал страх. Учитель, с которым он проводил большую часть времени, был не столь страшен, как отец, но тоже являлся авторитетом. Мать мальчика могла быть убежищем от этих властных фигур и их требований. Но её контакты с ребенком были теперь очень ограничены, а его няня почти полностью была исключена из его жизни. Именно в это время мальчик впервые входил в суровую русскую действительность авторитета и дисциплины.

15)Отношения с отцом значительно менялись в подростковом возрасте, по мере созревания. Отец терял часть своего мистического ореола. Однако традиция ставила мальчика с бунтарскими наклонностями в очень тяжёлое положение, т.к. авторитет отца был непререкаем. Многие дети и не пытались восставать, тем более что отец, как правило, был недосягаем и вне контакта.

16)Взрослым подросток становился не единовременно (как девушка после замужества), а по мере освоения ступеней иерархии и служения. Во-первых, это сексуальная зрелость – но сама по себе она не делала мальчика взрослым. Обычно считалось, что взрослым мальчик становится в конце второго десятилетия жизни, когда он начинает прямо служить обществу и царю (в армии, университете). Учёба в университете и др. заведениях рассматривалась как служба, дающая первую независимость от власти отца.

17)Власть и авторитет учителей в университете и школе были ограничены сравнительно с властью отца или гувернера. Юноша впервые оказывался в обществе равных ему по положению и возрасту людей. Ни до того, ни после – на настоящей службе – он не имел столько равных себе в окружении, столько возможностей для неформального социального общения.

18)И учёба, и служба вызывали мистику дружбы, братства. Этот опыт и память о нём сохранялись всю жизнь. Прославление дружбы основывалось и на романтической идеализации дружбы, и на равенстве учеников в иерархии.

19)Относительная свобода от иерархии основывалась не на личных качествах юноши, а на его временном положении в обществе. Иерархия лишь временно отступала на второй план. Последнее слово в вопросе о карьере и даже браке оставалось по-прежнему за отцом. И в более зрелом возрасте мужчина должен был подчиняться отцу или другим – в отсутствие отца – старшим родственникам.

20)Следующей ступенью в жизни мужчины был брак. После него человек обычно оставлял службу. Часто брак заключался в связи со смертью отца или его неспособностью быть властью в семье. Если отец был жив, положение мужчины-сына было противоречивым, т.к. он был обязан по-прежнему повиноваться отцу.

21)Брак по любви был редок. Обычно брак заключался около 30 лет. Воля отца (семьи) в выборе невесты была решающей.

22)Для мужчины брак был мене критическим и важным моментом, чем для женщины, т.к. его главная социальная роль лежала в служении обществу, а не семье.

23)Рождение ребенка также имело меньшее значение, мужчина рассматривал его в значении продолжения рода.

24)Смерть отца была последней ступенью в обретении мужчиной полновесного статуса и независимости, статуса дворянина, главы семьи, слуги общества.

25)Близость братьев проявлялась и в том, что они не делили наследство сразу после смерти отца.

Источник: http://ttolk.ru/?p=25310