Как в Китае борются с экстремистами

Серьезными угрозами национальной безопасности КНР, что регулярно отмечается в ключевых документах, в том числе в докладах руководителей китайского государства на съездах КПК,  являются «силы зла» — терроризм, экстремизм и сепаратизм. Причины наличия этих угроз хорошо известны, среди них невысокий уровень жизни в отдельных регионах многонационального китайского государства, ущемление прав мусульман в Синьцзян-Уйгурском Автономном Районе (СУАР), а также активная пропагандистская деятельность международных террористических организаций в интернет-пространстве.

Согласно заявлениям лидера «Исламского государства» (ИГ) Абу Бакра аль-Багдади, «Синьцзян-Уйгурский Автономный Район – это оккупированная мусульманская земля и нам необходимо восстановить режим исламского халифата, а также помочь мусульманам в Китае, которых незаконно лишают свободы».

По сообщениям в китайских СМИ, наибольшее количество уйгурских сепаратистов и сочувствующих им лиц проживает в бывших советских республиках (только в Казахстане 260 000 человек), а в странах Ближнего Востока небольшая численность их диаспоры компенсируется активной пропагандисткой деятельностью (проводят акции протеста, совершают нападения на китайские посольства, консульства, офисы компаний и граждан КНР).

Кто управляет Китаем?

В свою очередь, в сообщениях западных СМИ и аналитических докладах указывается, что уйгурские националисты ведут активную пропаганду в социальных сетях, но не оказывают сколько-нибудь серьезной финансовой поддержки своим единоверцам, оставшимся в КНР, поскольку не обладают значительными финансовыми ресурсами, т.к. находясь на положении беженцев в Турции, Пакистане и других мусульманских странах, легально могут заниматься только низкооплачиваемым трудом.

По мнению зарубежных специалистов, информация о террористической и сепаратистской деятельности и борьбе с этими вызовами и угрозами национальной безопасности в КНР «жестко» контролируется органами государственной власти с целью избежать паники в стране с населением около 1,7 млрд человек. Следует отметить, что рост активности исламских сепаратистских организаций в КНР и изменение тактики их действий связан с усилением контактов с такими организациями, как «Аль-Каида» и «Исламское государство».

Из открытых источников известно, что наибольшую активность в вопросе установления международных контактов проявляет Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ) и, по оценкам китайских спецслужб, более от 1 000 до 7 000 членов этой организации направились в Сирию для участия в боевых действиях. Очевидно, что данное количество «борцов за свободу Синьцзяна» недостаточно для эффективного ведения боевых действий, а для маскировки своего перемещения в Сирию они использовали различные маршруты, как через страны Центральной Азии – бывшие советские республики, так и более «долгий» путь – через мусульманские страны Юго-Восточной Азии.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Данный вариант начинается в провинции Юньнань, затем члены сепаратистских и террористических группировок пересекают недостаточно охраняемые границы Вьетнама, Мьянмы, Лаоса, Индонезии, Малайзии и Таиланда.  Однако, именно второй маршрут оказался не совсем удачным для сепаратистов и исламистов, поскольку специальным службам КНР, Таиланда и Малайзии удалось достаточно оперативно наладить взаимодействие, что привело к задержанию более 300 членов различных сепаратистских группировок, которые были снабжены турецкими паспортами (с помощью сотрудников МИД Турции) и билетами на самолет до г.Стамбула (Турция), г.Дохи (Катара) или г.Эр-Рияда (Королевство Саудовская Аравия).

Приобретение турецких паспортов возможно не только в странах ЮВА, но и даже в Китае. Так, по сообщениям представителей Министерства общественной безопасности (МОБ) КНР граждане Турции организовали в Шанхае торговлю документами, удостоверяющими личность, при средней стоимости 3 500 долл. США. Представители сепаратистских и террористических организаций не просто оплачивают рекрутам путь до Сирии и Ирака, но и выплачивают единовременно 2 000 долл. США родственникам в качестве премии, однако это не позволяет успешно привлекать новых «войнов Аллаха» в отряды международной террористической группировки.

Расизм в Китае

Дополнительным фактором, сдерживающим разрастание внутреннего китайского сепаратизма и терроризма, является информированность членов уйгурских группировок о роли рекрутов как «пушечного мяса». Отрицательно сказывается на боевом духе уйгурских сепаратистов, принимающих участие в сирийской войне, действия российских ВКС, которые по подтвержденным Генерального штаба Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК) данным только за один день уничтожили около 100 членов ИДВТ (разгромлен базовый лагерь отряда, включая членов семей).

Финансирование деятельности ИДВТ на территории КНР со стороны ИГ – это двойной удар по безопасности КНР, поскольку источником денежных средств является продажа нефти с месторождений, которые разрабатывали китайские нефтегазовые компании. Достоверно известно, что ИГ эксплуатируют «китайскую» инфраструктуру нефтепромыслов в провинции  Дейр-эз-Зор.

Функции по борьбе с «тремя силами зла» в КНР выполняют подразделения МОБ и Народная вооруженная полиция (НВП). Превентивный способ борьбы – проведение крупномасштабных учений, главным образом в провинциях Цинхай, Сычуань, в СУАР, а также Автономных районах Тибет и Внутренняя Монголия.

Экология Китая — проблемы

Так, в 2015 г. были проведены учения «Страж-15: Снежный район», в которых было задействовано около 15 000 военнослужащих и отрабатывались вопросы перекрытия путей пересечения границы членами сепаратистских и террористических движений и доставки боеприпасов в горной местности (на высотах около 4 000 метров над уровнем моря). Также с 2005 г. подразделения специального назначения МОБ КНР принимают активное участие в антитеррористических учениях на территории сопредельных государств Центральной Азии, известно и о ежегодных учениях подразделений МОБ под обозначениям «Великая стена».

Кроме того, представители МОБ КНР и НВП регулярно присутствуют на антитеррористических учениях, проводимых в РФ. Следует признать, что именно международные события побудили руководство КНР принять самые решительные меры по борьбе с террористической и сепаратисткой угрозой. После событий 11 сентября 2001 г. МОБ КНР сформировало список подозреваемых в осуществлении террористической деятельности, а в 2005 г. было завершено формирование первого антитеррористического подразделения МОБ «Облачные леопарды», а в системе НВП – «Снежные леопарды».  По официальной информации Центрального аппарата МОБ КНР в девяти крупнейших городах страны сформированы следующие подразделения антитеррора (таблица).

Таблица

Антитеррористические подразделения МОБ КНР

город Наименование подразделения Профиль деятельности подразделения (Центрального) Управления МОБ
Пекин «Синий меч» штурмовой отряд специального назначения
Шанхай «Восстание» штурмовой отряд специального назначения
Чунцин «Молния» Отряд антитеррора
Куньмин «Облачные леопарды» штурмовой отряд специального назначения
Шицзячжуан «Красные стрелы» штурмовой отряд специального назначения
Нанкин «Тигры и драконы» штурмовой отряд специального назначения
Шэньчжэнь «Антитеррор» штурмовой отряд специального назначения
Ухань «Антитеррор» штурмовой отряд специального назначения
Сиань «Специальный 9-й» отряд специального назначения

В этих населенных пунктах расквартированы и подразделения специального назначения НВП КНР, которые привлекаются для проведения контртеррористических операций в случае необходимости и по согласованию с командованием соответствующего военного округа.

Сохранение лица в китайской культуре

Важный способ борьбы с террористической угрозой национальной безопасности – работа с населением, своевременное информирование граждан страны о необходимых мерах по предупреждению актов терроризма. Так, в 2014 г. сотрудниками антитеррористического отдела ЦУ МОБ КНР была составлена «Инструкция по профилактике террористических нападений для граждан», в которой зафиксирован общегосударственный принцип: «защита как главное, сочетать активные и пассивные методы». В данной инструкции предоставлены необходимые сведения общего характера о деятельности террористических и сепаратистских групп, возможные признаки организации террористического акта,  а также элементарные приемы организации безопасных общественных мероприятий.

Следует отметить, что руководство НВП КНР осознает всю серьезность террористической и сепаратистской угрозы и потому в числе мер не только учения (как внутри страны, так и за рубежом совместно с иностранными спецслужбами), но и обмен мнениями в рамках семинаров и конференций. Так, в октябре 2015 г. в Пекине был проведен «Семинар 30», в котором участвовали представители антитеррористических служб из 30 стран мира (в том числе из Франции). В рамках данного мероприятия участники обменивались опытом борьбы с террористическими актами, а также впервые согласованно вырабатывали тактику борьбы с захватом объектов метрополитена. С китайской стороны участвовали офицеры из состава Инженерного института НВП, Института сил специального назначения НВП, Командного института НВП г.Урумчи, Института тыла НВП, Офицерского института НВП, Политического института НВП и Института видов войск НВП.

Следует отметить, что в октябре 2015 г. в г.Сямэнь (КНР) впервые были проведены совместные учения специальных служб стран-членов ШОС по противодействию сепаратистской и террористической деятельности в сети Интернет «Сямэнь-2015».

Представляется возможным утверждать, что официальному Пекину удается бороться с проявлениями террористической деятельности на собственной территории, однако китайское руководство понимает необходимость усиления антитеррористического взаимодействия с другими странами, поскольку легче предотвратить теракт, чем минимизировать его последствия.

3

Опубликовано 22 Дек 2016 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.