На Украине и за её пределами массово плодятся «стратегии», «планы Маршалла», «программы» и пр. по развитию страны. В том числе, как заявляется, по экономическому развитию. Но на поверку, как правило, они не имеют к развитию и экономике ни малейшего отношения. Их примечательное свойство — излагать изощрённые пути поиска внешних заимствований, т. е. способы выклянчивания денег и накапливания новых долгов для погашения старых, при этом никак не определяя условия для промышленного роста в целом и в наиболее важных технологичных отраслях в частности.

Результатом становится опаснейшая тенденция: экономические программы режима и международных (фактически западных) институтов являются программами втягивания Украины в критическую внешнюю – экономическую и политическую – зависимость от Запада, которая начинается с унизительной долговой удавки и быстро закончится переходом  страны в фактическое полуколониальное состояние.

Свежий пример. Президент Порошенко указом от 12 января утвердил Стратегию устойчивого развития «Украина–2020». Целью реформ, которые задуманы во исполнение Стратегии, определено «достижение европейских стандартов жизни и достойного места Украины в мире». Первоочередными названы реформы системы национальной безопасности и обороны, обновления власти, антикоррупционной, судебной, правоохранительной системы, децентрализация и реформа государственного управления, дерегулирование и развитие предпринимательства, реформы здравоохранения и налоговой системы.

Оценивая Стратегию, в который раз приходится констатировать, что она не предусматривает прямых мероприятий или некой систематической линии по подъёму и дальнейшему развитию реального сектора экономики, в первую очередь промышленности в целом и обрабатывающих секторов в частности.

О путях выхода страны из тяжелейшего экономического кризиса говорят и пишут много, в основном о внешних заимствованиях, помощи, условиях получения кредитов МВФ, ЕС и иных международных финансовых структур под реформы. Последовательное проведение этих реформ якобы должно вызвать экономический рост уже в 2016 году.

Нет только одного, но самого главного — конкретных мер оживления и развития высокотехнологичных отраслей промышленности, которые создают продукцию с высокой добавленной стоимостью и обеспечивают экономическую и технологическую независимость Украины (относительную, абсолютной независимости ни у кого в мире сегодня нет). Очевидно, что Украина не в том положении, чтобы управлять экономикой косвенными воздействиями и полагаться на добрую волю частного сектора и рынка, активность которых призвана подстегнуть дерегуляция. Критически необходима внятная промышленная политика, уже третий год в стране укрепляется процесс деиндустриализации. И повернуть его вспять можно лишь мерами специального государственного воздействия.

А именно таких мер ни один программный либо нормативный документ по экономике не предусматривает. Более того, в разгар кризиса, в предчувствии лёгкой наживы на умирающую Украину слетаются стервятники, которые прямо советуют забыть о промышленности. Внезапно обнаружившийся Дж.Сорос в своём плане по «спасению» Украины советует: «В первую очередь Украине следует развивать энергетический и сельскохозяйственный секторы». Он предлагает открыть долгосрочные кредитные линии Украине от Всемирного банка и ЕБРР на сумму около $5 млрд, реструктуризировать существующий государственный долг Украины, а также решить вопрос по выплате российских бондов на сумму $3 млрд.

Отдавать долги, которые, если новые кредиты будут даны, доведут внешний долг до астрономической цифры, предполагается, как следует из предложения Сороса, с экспорта преимущественно сельхозсырья. Симптоматично, что об этом же твердит с весны 2014 года и Арсений Яценюк. По мнению Сороса и Яценюка, развитие этих направлений даст Украине возможность погасить долги и слезть с иглы внешних заимствований. Судя по отсутствию всякого намёка на промышленную политику в порошенковской Стратегии, премьер с этим согласен.

Так Запад и США руками подкупленной ими же украинской «элиты» решают одновременно три задачи:

1) полностью устраняют в лице украинской промышленности одного из конкурентов на мировом рынке высокотехнологической продукции в авиа-, ракето-, судо- и машиностроении, в химической промышленности;

2) встраивают Украину в европейское и трансатлантическое разделение труда на положении поставщика дешёвого сельхозсырья и производителя генномодифицированной продукции с преобладанием в экономике примитивных производств;

3) закрепляют долговую зависимость Украины от Запада, потому что в условиях деградировавшей промышленности на экспорте дешёвого сельхозсырья (а дорогим оно не может быть по определению) украинские астрономические долги не отдашь.

Кстати, Сорос во время недавнего визита в Киев подтвердил, что одним из направлений его вложений на Украине будет сельхозпроизводство. Не просматривается ли здесь возможная стыковка интереса Сороса к финансированию агропроизводства с интересом агрокомпаний США по производству генномодифицированной продукции на Украине?

Но Украине необходимо ровно обратное — сильная, независимая от навязываемых рецептов Запада промышленная политика, под которую можно было бы брать кредиты, так как экспорт качественной и технологичной продукции промышленности обеспечил бы возврат их и процентов. Но при такой постановке вопроса как минимум очевидно, что эти кредиты следует брать не у МВФ и не на Западе. Понятно, что Запад абсолютно не заинтересован в таком развитии событий и жёстко этому сопротивляется. Вспомним, что первым шагом киевского режима после государственного переворота был отказ от выгодного российского кредита в 15 млрд. долл. (по декабрьским 2013 года соглашениям с РФ) на развитие важнейших отраслей промышленности.

Пока же общая тенденция в экономике свидетельствует об усилении деиндустриализации страны. Разрыв Украиной связей ВТС с РФ и в секторах двойного назначения (а сейчас уже и не только в них) вместе с готовящимся переходом на техрегламенты ЕС приближает время ухода едва ли не большинства украинских предприятий с рынка ЕАЭС. Потеря традиционного рынка сбыта вместе с ускоренным переводом украинской экономики на техстандарты ЕС (в соответствии с соглашением об ассоциации) гарантированно добьёт значительную часть украинской промышленности.

Еще в правительстве Азарова в начале 2014 года внедрение еэсовских техрегламентов оценивалось в 165 млрд. евро в масштабах всей страны в течение 10 лет. Эта цифра пока никем не поставлена под сомнение. Таких денег в распоряжении украинского государства и бизнеса нет и не предвидится. Поэтому значительной части компаний придётся закрыться, а производства, в первую очередь высокотехнологичные, свернуть.

Положительное сальдо украинской внешней торговли в новом году может снова стать отрицательным либо близким к нулевому. И это притом, что положительное сальдо в прошлом году стало результатом всего лишь отставания темпов сокращения экспорта от темпов сокращения импорта.

По этой причине, как заявляет глава Минфина Яресько и признают в МВФ, а также декларируется в разного рода “программах” и “стратегиях”, в 2015 г. Украина нуждается в новых внешних заимствованиях — порядка 15 млрд. долл. дополнительного финансирования. Сорос вообще говорит о $50 млрд.

И тут у Запада есть два варианта перевода Украины в полностью зависимое, фактически в полуколониальное состояние: ничего не делать и допустить дефолт Украины уже в первом квартале 2015 года, после чего вводить прямое внешнее управление Украиной (как обычным обанкротившимся предприятием) и пускать с молотка страну по частям; либо мелкими подачками давать кредиты и ещё туже затянуть долговую петлю на шее страны. Решение, по всей видимости, будет зависеть от оценки того, сколько ещё можно выкачать из Украины ресурсов деньгами и какой вариант сможет обеспечить лучшую управляемость киевского режима в плане обслуживания геополитических интересов США. В частности, в плане борьбы с РФ и удержания социального протеста в подконтрольном состоянии. Не исключено, что режим будет тратить новые кредиты (даже без ведома западных хозяев) на продолжение войны против народного восстания на Донбассе.

Запад, возможно, приложит определённые усилия, чтобы страна продолжала расплачиваться по долгам. А для этого необходимо еще сильнее ослабить гривну, дабы стимулировать экспорт и сократить до самого предельного минимума импорт, а также урезать государственные расходы с целью уменьшения бюджетного дефицита.

Но при отсутствии ёмких рынков сбыта (привет техрегламентам ЕС и зоологической русофобии режима!) оживление производства в критически важных отраслях промышленности невозможно, особенно в обрабатывающих, невозможно. А результатом сокращения госрасходов будет обвальное падение доходов большей части населения и соответствующее критическое сужение потребительского рынка. А это неизбежная безработица, массовое разорение малого и среднего бизнеса, дальнейшее свёртывание торговли, рост неплатежей за коммунальные услуги, сокращение бюджетных поступлений и ... новые внешние кредиты. Поэтому в МВФ и требуют, чтобы украинское правительство срочно начало реформы, т. е. "людоедские" инициативы, которые киевский режим разработал во исполнение требований Фонда.

В этом суть настоящей политики «помощи» США, ЕС и западных финансовых институтов в отношении Украины. Киевский режим преступно ввергает страну в полуколониальное состояние, после чего Украина уже не будет принадлежать самой себе.

С новым Кабмином Украину явным образом переводят на внешнее управление. США разочаровались в украинских кадрах, которые имитацией бурной деятельности лишь дискредитировали западное кураторство, а также активно разворовывали предоставляемую Киеву финансовую помощь. Первым этапом перехвата управления стало привлечение в систему госуправления министров-иностранцев. Первыми стали Н.Яресько (Минфин), А. Абромавичус (Минэкономики) и А.Квиташвили (Минздрав). Сразу были взяты под контроль финансовые ресурсы и одна из наиболее коррумпированных сфер на Украине – здравоохранение.

Практика была продолжена. «Смотрящий» был поставлен в МВД (Е.Згуладзе), теперь под прицелом Вашингтона и близких к нему бизнесменов – сфера юстиции. Не так давно министр юстиции Украины П.Петренко заявил, что в его ведомство придут несколько грузинских «специалистов». В частности, по словам М.Саакашвили, должность первого зама министра должен занять близкий друг Михо Гия Гецадзе. По словам Петренко, Гецадзе «будет курировать вопросы антикоррупционной политики, реформирование Государственной исполнительной службы и Государственной регистрационной службы». Второй назначенец - Джабу Эбаноидзе, которого сватают на руководящую должность в системе Государственной регистрационной службы. Еще два «легионера» - Георгий Циклаури и Хатия Шелия. Первый будет помогать Д.Эбаноидзе, а второй – работать в системе Государственной исполнительной службы Украины.

Несмотря на экзотичность этих назначений, все они явно подготовлены. Их объединяет одно обстоятельство – деятельность Дж.Сороса. После государственного переворота в Грузии (2003) он взял на свое содержание «молодых реформаторов», которые особыми реформами не запомнились, зато четко понимали, чьи желания они должны чтить превыше всего. Примечательно, что всех этих функционеров нашло для украинского правительства кадровое агентство, работу которого оплатил Сорос. Таким нехитрым образом была проведена легализация назначений нужных ему людей на высшие должности в Киеве.

При этом Сорос не скрывает, что у него есть бизнес-интересы на Украине: «Мы изучаем возможность инвестирования в Украину. Но детальное решение еще не принято. Важный сектор – связанный с энергоэффективностью. Это та сфера, в которой моя команда будет заинтересована, но только когда пройдет реформа "Нафтогаза", не сейчас. Также я планирую инвестицию, которая не принесет прибыли и будет поддержана моим фондом ("Возрождение"), - это внутренне перемещенные лица. В том числе планируем оказывать помощь для основания ими своего малого бизнеса», - сказал Сорос. Еще одна сфера, в которой заинтересован Сорос, – агросектор, «поскольку от него зависимо 70% населения страны и поскольку в этой области существует огромный резерв для повышения продуктивности».

По всей видимости, с целью конкретной проработки этих планов Сорос и совершил в Киев один из самых длительных своих визитов – почти недельный. За это время, по его словам, он встретился с «президентом, премьером, спикером, рядом министров, представителями гражданского общества, конституционными экспертами, экспертами в области судебной реформы». Кроме того, он познакомился с проектом реформы украинской милиции (видимо, с помощью Е.Згуладзе).

Следовательно, прорисовываются целые сектора экономики, входящие в сферу его интересов. Прежде всего, конечно, это энергетика. Сейчас сложно сказать, в чем конкретно заключаются бизнес-интересы Сороса в этой сфере, но, судя по всему, речь идет об участии в приватизации «Нафтогаза». Понятно, что без президента и премьера (равно как и профильных министров) не обойтись. Провести эту реформу обещали едва ли не все правительства и президенты Украины, это же было постоянным требованием МВФ и европейских доноров, но воз и ныне там. Если же вопрос теперь сдвинется с мертвой точки, то можно будет наглядно увидеть роль и вес Сороса в принятии управленческих решений на Украине по этому вопросу.

Сложным является вопрос с агросектором. Хотя украинское правительство регулярно заявляет, что это чуть ли не ключевая отрасль экономики Украины, однако иностранные инвесторы весьма аккуратно заходят в этот сектор. Во многом потому, что существуют юридические ограничения на право собственности на землю. Особенно это касается иностранцев. И вот теперь Сорос говорит, что готов вкладываться в агросферу. Среди его встреч были встречи с «конституционными экспертами» и «специалистами по судебной реформе». Сорос явным образом готовит почву для полномасштабного переписывания украинского законодательства, включая Конституцию. Как минимум раздела, касающегося собственности на землю (закрепление свободной купли-продажи пахотных земель).

Видимо, некие принципиальные решения по этому поводу уже приняты. Особенно по части назначения грузинских фигур Сороса в Минюст. С одной стороны, на уровне первого зама он будет иметь возможность быстро протолкнуть любое нужное решение, с другой - контролируя Государственную регистрационную службу, будет иметь доступ к реестру земли и возможности оперативно работать с этим реестром. Контроль над Государственной исполнительной службой – это возможность полноценно реализовать решения судов, которые неизменно последуют после начала дележа земли.

Маловероятно, что Сорос предпринимает такие шаги лишь для себя лично. Как и во многих других случаях, он выступает «тараном» правительства США (хотя и критикует их за «мягкость» и «непоследовательность»).

Обретение необходимого уровня контроля над финансами, экономикой и торговлей, системой здравоохранения, энергетикой, агросектором и всей системой юстиции откроет американским компаниям свободный и практически неконтролируемый доступ к ресурсам Украины. И планы Сороса – это явный предвестник заокеанского вторжения. Кстати, не исключено, что анонсированный проект для внутренне перемещённых лиц – это не только что-то вроде попытки заткнуть рот недовольным, но и использование дешевой рабочей силы на заходящих на Украину предприятиях американских ТНК и структурах, их обслуживающих. Пришло время платить по «майданным счетам»…

В украинских СМИ вовсю обсуждаются версии и перспективы деятельности «украинских варягов», как первой линии из американки, литовца и грузина, так и целой линейки чиновников, что помельче. Плюс косящая под Анджелину Джоли эстонка Яника Мерило. До уровня Джоли Мерило, конечно, не дотягивает, но по сравнению, например, с немеркнущим образом баронессы Эштон и Яника – лик ангела. Вообще-то, «заморский призыв» министров и советников – это дикое унижение украинской нации, и политической, и этнической. Ведь фактически признается, что в высшей лиге украинских государственных деятелей нет не только профессионалов, но и просто честных чиновников. Поскольку основная мотивация призыва – борьба с коррупцией, проще говоря – со взяточничеством. Такой вот итог воспитания национальной элиты не за один десяток лет суверенности.

«Эти люди хорошо обучены, как надо разваливать государство. Они уже Грузию развалили. Развалили на части, народ обнищал, государство обнищало. Сейчас их перебрасывают на Украину, чтобы обанкротить Украину» - так отозвался о них, например, грузинский парламентарий и лидер партии «Картули даси» Джонди Багатурия. Но Багатурия, судя по информации из Тбилиси, и сам совсем не подарок, поэтому врожденный славянский оптимизм позволяет «без надії сподіватися»: а вдруг грузинский полицейский опыт смогут внедрить и среди украинских милиционеров.

Хотя даже оптимизм гаснет при взгляде на кавказские достижения Сандро Квиташвили, нового министра здравоохранения Украины. Опять-таки, да ладно, сделаем скидку на молодость грузинских «героев» и будем надеяться, что железное украинское здоровье переживет и не такую беду. Тем более что советская система здравоохранения (всемирно признанная пирамида Семашко) у нас разрушена, новая не сформирована, так что рушить особо нечего.

При здоровой экономике восстановить здравоохранение – не проблема. Зато есть проблема со «здоровой экономикой».

Среди заявлений литовца Айвараса Абромавичуса, нового министра экономического развития и торговали Украины, я бы отметил два:

- о том, что стратегические предприятия страны, еще остающиеся в государственной собственности, будут переданы американским инвестиционным фондам по примеру Румынии (заявил при представлении бюджета-2015);

- о том, что министерство экономики – это коррупционный и бюрократический монстр, который следует ликвидировать (по информации сайта «Апостроф»).

Ну, скажем, ликвидировать такую кормушку молодому (38 лет) литовцу вряд ли кто позволит, и Дмитрий Шимкив, курирующий в администрации украинского президента вопросы административной реформы, уже осадил лихача, заявив, что на ближайшее время планов ликвидации МЭРТ нет. Но с таким настроением министра, безусловно, качественного снижения объема функций министерства в судьбе тех ДЕВЯТИСОТ ДВАДЦАТИ СЕМИ (из 1478) стратегических предприятий Украины, которые Абромавичус предлагает передать американским инвестиционным фондам, не произойдёт.

Но к кому перейдут эти судьбоносные функции? И здесь грозовой тенью вырастает фигура другого литовца – Альгирда Шеметы. Это дважды министр финансов в правительстве Литвы (1997-1999 и 2008-2009), еврокомиссар по вопросам финансового программирования и бюджета (2009-2010), затем еврокомиссар по вопросам налогообложения, таможенных вопросов, статистики, аудита и борьбы с мошенничеством (2010-2014). 10 декабря прошлого года украинский Кабмин утвердил его в должности бизнес-омбудсмена.

Институт бизнес-омбудсмена существует в США (пост занимает гражданин США Брайан Кастро), России (гражданин России Борис Титов) и Грузии (гражданин Грузии Георгий Пертая) и в теории защитой интересов бизнеса перед органами государственной власти. Как внутри, так и за пределами страны. В мировой практике омбудсмен (или общественный адвокат), в том числе и бизнес-омбудсмен, назначается правительством или парламентом, но со значительной степенью независимости, что позволяет ему представлять интересы общественности путем расследования и рассмотрения жалоб на неправомерные действия администрации или нарушение прав.

Что произошло в Украине?

Служба бизнес-омбудсмена создана Американской торговой палатой в Украине, Европейской бизнес-ассоциацией, Федерацией работодателей Украины, Торгово-промышленной палатой Украины, Украинским союзом промышленников и предпринимателей по инициативе Европейского банка реконструкции и развития, Организации экономического сотрудничества и развития. Содержание службы бизнес-омбудсмена (1,5 миллиона евро на 12 сотрудников) взял на себя Европейский банк реконструкции и развития, что подтвердил директор украинского представительства ЕБРР Шевки Аджунер.

Руководителем службы стал иностранец, в отличие от «министерских ангелов» не получающий украинского гражданства (кстати, интересно, а «ангелы» отказались от своих американских, европейских и грузинских гражданств?).

Служба позиционирует себя как неправительственная организация.

Несмотря на неправительственный статус, «украинские органы власти ОБЯЗАНЫ (вот как. – А.Г.) отчитываться, что они сделали для внедрения рекомендаций» омбудсмена.

Из всего этого создается устойчивое ощущение, что на Украине создана надгосударственная и малоконтролируемая властью организация, берущая под управление (через обязательные рекомендации ведомствам) бизнес-процессы и инвестирование в стране. Иными словами, министр Абромавичус подает мяч, предлагая к инвестированию (читай: продаже) стратегические предприятия Украины, а омбудсмен Шемета изящно принимает пас, обеспечивая и контролируя передачу активов тем самым американским инвестиционным фондам, упомянутым Абромавичусом.

Причем любая деятельность офиса бизнес-омбудсмена может драпироваться самыми белоснежными ризами, поскольку второй своей задачей Альгирд Шемета обозначил борьбу с коррупцией.

И здесь остается только развести руками и сказать словами старого Волка из мультфильма: «Шо, опять?», ведь это уже будет третье специализированное антикоррупционное ведомство, создаваемое на Украине, после Антикоррупционного комитета и Национального агентства по противодействию коррупции (и это не считая министерств и ведомств).

Нет, то, что литовец, – это хорошо. Литва демонстрирует немалый прогресс в антикоррупционной активности. В рейтинге стран мира, по показателю распространенности коррупции в государственном секторе, уже много лет представляемым Transparency International, Литва за четыре года поднялась с 50-го на 39-е место, улучшив свой индекс с 4,8 до 5,6. Украина в этом рейтинге (2014) на 152-м месте с индексом 2,6. Обидно, правда, что от патронирования Украины отказались Швеция и Польша. У них места покруче литовских – четвертое (индекс 8,7) и тридцать пятое (индекс 6,1) соответственно.

И еще… Во время последнего опроса Transparency 55% литовских респондентов отметили, что в течение последних нескольких лет уровень коррупции в Литве возрос, а треть посчитали этот рост значительным.

Но что они могут знать о рейтингах, эти пересични литовцы?!

Итак, ангелов у скорбного ложа Украины скопилось немерено. Полетели?

http://odnarodyna.org/node/27301

http://odnarodyna.org/node/27347

http://odnarodyna.org/content/vneshnie-zaimstvovaniya-put-prevrashcheniya-ukrainy-v-polukoloniyu