Кеннет Тиммерман – видный журналист консервативной ориентации. Автор многих книг, известный обширностью и надежностью своих связей в спецслужбах. Его последняя сенсационная книга называется «Силы тьмы: правда о том, что произошло в Бенгази» (Dark Forces: The Truth About What Happened in Bengazi). Она полностью переворачивает все сложившиеся представления об истоках и характере событий в Бенгази.

Тиммерман утверждает, что трагедия в Бенгази явилась тщательно спланированной, отлично подготовленной и скоординированной военной операцией, осуществленной бригадой «Эль-Кудс» (арабское название Иерусалима) иранского Корпуса стражей исламской революции. Эта бригада занимается террористической деятельностью за рубежом, командует ею генерал Касем Сулеймани – личность, хорошо известная военному, разведывательному и дипломатическому сообществу Соединенных Штатов. За ним тянется длинный шлейф антиамериканских терактов и диверсионных операций в Ираке, Афганистане и в других частях света, осуществлявшихся как собственно иранскими спецслужбами, так и руководимыми ими террористическими группировками, в частности ливанской «Хезболлой». Из этого вытекает, что нападение в Бенгази было актом государственного терроризма – в этом и заключается главный и категорический посыл книги «Силы тьмы».

В ней описывается громадный размах террористической деятельности Ирана – главного спонсора терроризма на свете. Об этом можно составить представление хотя бы по масштабам финансовых средств, выделяемых Тегераном на поддержку терроризма. Кеннет Тиммерман отмечает, что Иран практически полностью контролирует ситуацию в соседнем Ираке. За последние десять лет спецслужбы Ирана внедрили своих агентов во все мало-мальски важные министерства и ведомства Ирака. В каждом из них на второй или третьей по значению должности сидит либо иранец, либо иранский агент из местных. Эти резиденты, подобно вторым секретарям компартий, которые были истинными хозяевами всех союзных республик СССР, полностью контролируют кадровую политику своих ведомств.

Действуя через посредство своего агента в министерстве финансов Ирака, иранцы учредили для своих надобностей тайные валютные счета в двух иракских банках, через которые проводится по 15 миллионов долларов в неделю. В месяц натекает 120 миллионов долларов, а в год – свыше полутора миллиардов. Эта громадная сумма «черных» наличных, вынесенных за пределы госбюджета Ирана, используется для финансирования террористических операций по всему миру. Словом, бригада «Эль-Кудс» – это отлично организованная сила, высоко эффективная и располагающая практически нелимитированными средствами. С подобным противником американские спецслужбы не сталкивались со времен, когда им противостояло КГБ.

В том, что в Ливии орудовали иранские агенты и боевики «Хезболлы», не может быть никаких сомнений, утверждает автор книги: об этом он на протяжении лет получал многочисленные свидетельства от сотрудников американских спецслужб и контрактников в Бенгази. ЦРУ вело надзор за деятельностью иранцев и их союзников, которые мутят воду в стране, помогая усилиться одним террористическим группам, ослабляя другие, проводя вербовку и в целом контролируя ситуацию.

Незадолго до 11 сентября 2012 года подготовка к нападению на американские объекты во втором по значению городе Ливии становилась все более интенсивной. В Бенгази прибыл иранский генерал лично руководить операцией. К этому времени там уже находился известный иранский террорист Джудаки, хорошо известный американским спецслужбам (он составил себе имя еще в 80-х годах карательными операциями против курдских повстанцев на северо-западе Ирана) и представитель ливанской «Хезболлы», выполнявший функции связного между иранским командованием и завербованными им агентами – членами местной террористической организации «Ансар аш-шариа».

Кеннет Тиммерман описывает посла Соединенных Штатов в Ливии Криса Стивенса, которого он давно знал лично, как пламенного идеалиста, который искренне сочувствовал «униженным и оскорбленным» в Третьем мире и пытался всемерно им помогать, будучи убежден, что исламисты – по сути своей хорошие, непонятые люди, которых можно перевоспитать добротой и участием. Например, такой красноречивый эпизод: однажды на Рождество Стивенс пожертвовал возможностью встретить праздник в кругу семьи ради того, чтобы составить компанию в тюрьме некоему террористу, переведенному из Гуантанамо. Посол Соединенных Штатов провел день в задушевной беседе с человеком, открыто ненавидящим Америку и, по всей вероятности, отплатившим Стивенсу за доброту участием в террористическом нападении, в котором тот погиб.

Тиммерман утверждает, что прекраснодушие убитого посла и его вера в возможность убедить террористов отказаться от насильственных методов широко разделяются в Госдепартаменте и в администрации Обамы. При том, что опыт убедительно показывает, что единственная разница между джихадистами и их единоверцами, не прибегающими к насилию, носит чисто тактический характер. И те и другие стремятся к установлению всемирного халифата и господству законов шариата, разница между ними лишь в том, какими темпами они действуют и сколько крови проливают по пути к общей цели.

О чудовищной наивности и глупости творцов американской политики на Ближнем Востоке свидетельствует тот факт, что контракт на обеспечение безопасности комплекса в Бенгази был доверен организации под названием «Бригады 17-го февраля», названной так в честь даты начала восстания в Ливии против режима Муаммара Каддафи. «Бригады 17-го февраля» – националистическая организация, не скрывающая своей ненависти к Америке, но почему-то именно ей было поручено оборонять американский комплекс. Результат такой преступной близорукости было нетрудно предсказать.

Мало того, что ливийские исламисты пальцем не шевельнули для выполнения своего долга по контракту, – они к тому же вступили в бой с отрядом под командованием бывшего спецназовца Тайрона Вудса, который прибыл из центра ЦРУ на выручку к осажденным товарищам в комплексе, и 25 минут сдерживали напор американцев, не подпуская их к горящему зданию, где укрывались посол Стивенс и его подручный. Если бы не эти, с позволенья сказать, защитники, посла, вполне возможно, удалось бы спасти.

Автор книги «Силы тьмы» рассказывает, что, насколько ему известно, происходило в Вашингтоне в тот день, когда в Бенгази разворачивалась трагические события. В 17 часов по вашингтонскому времени, в самый разгар штурма американского комплекса, президент Обама принял министра обороны Леона Панетту и председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Мартина Демпси. Они доложили президенту, что в Бенгази имеет место террористическая операция.

Выслушав донесение, президент равнодушно сказал: «Действуйте по обстановке, а если я вам понадоблюсь, связывайтесь с главой моей администрации». Иными словами, Обама дал понять, что беспокоить его не следует, и исчез. Вероятно, пошел готовиться к предстоявшему на следующий день вылету в Лас-Вегас на более приоритетное мероприятие — фандрейзер с крупными донорами Демократической партии. В 22 часа Обама позвонил госсекретарю Хиллари Клинтон, и восемь минут спустя она выпустила коммюнике, в котором вина за беспорядки в Бенгази возлагалась на… антимусульманское видео, кустарным способом изготовленное и выпущенное в эфир проживающим в США египетским иммигрантом-коптом. Тиммерману доподлинно известно, что в течение предшествующих часов госсекретарь со всех сторон получала информационные сводки о происходящем, и ни в одной из них не было упоминания о злополучном видео.

Вследствие этого Тиммерман предполагает, что Хиллари Клинтон держала наготове заранее запасенную версию с видео, и в ходе своего короткого звонка президент дал госсекретарю добро на ее оглашение. Кстати, таинственная деталь об этом видео: оно было выложено на Youtube еще в июне 2012 года, и никто в мусульманском мире не обратил на него внимания, никто его не видел. И вдруг, за несколько дней до годовщины событий 11 сентября 2001 года, американское посольство в Каире ни с того ни с сего выпустило заявление с извинениями перед мусульманами за антимусульманский ролик – словно стремясь привлечь к нему внимание.

Из чего напрашивается вывод, что версия с видео скорее всего была заготовкой Хиллари Клинтон на случай беспорядков в годовщину событий 11 сентября: логично было ожидать, что правоверные не упустят случая отпраздновать свою грандиозную победу над Великим Сатаной, как воспринимают в мире ислама нападения на башни-близнецы Центра всемирной торговли в Нью-Йорке и на Пентагон, в результате которых погибло около трех тысяч американцев. Подобная уловка, рассчитанная на то, чтобы оправдать бездействие администрации перед лицом террористической угрозы и ввести в заблуждение общественное мнение (дескать, можно понять мусульман – они просто выражали законное негодование по поводу осквернения образа пророка Мохаммеда) вполне в духе Клинтонов. Ничто не может быть более пагубно для страны, если в ней коварство и хитрость сходят за мудрость, писал Фрэнсис Бэкон.

В книге Тиммермана описывается также интересная тема тайных переговоров между администрацией Обамы и иранским руководством. Американскую сторону на этих переговорах представляла Валери Джаррет – главная советчица и наперсница президента с репутацией «серого кардинала» Белого Дома. Она родилась и выросла в Иране, ее отец – негритянский врач из Чикаго – в конце 50-х годов возглавлял больницу в Ширазе. Доктор Джарретт сдружился с жившим по соседству врачом-иранцем, сын которого Али Акбар Велаяти, по образованию врач-педиатр, впоследствии дослужился до высоких чинов в Исламской республике. Одно время он занимал пост министра иностранных дел, а ныне является ведущим советником верховного вождя Али Хаменеи по вопросам внешней политики.

Вот с этим своим другом детства Валери Джарретт и провела два десятка тайных встреч, главным образом в Европе и в Дубае. Встречи мало того что ничего не дали (иранцы не уступали ни пяди, отвергая все просьбы американской стороны), но принесли огромный вред. Посланница Обамы стремилась внушить своему собеседнику, что Соединенные Штаты полны добрых намерений в отношении Ирана. Но в Тегеране такое прекраснодушие было истолковано лишь как признак слабости Америки и ее нежелания препятствовать агрессивной иранской политике. В результаты иранцы лишь ужесточили свою позицию.

Резюмируя: версия, изложенная в книге «Силы тьмы» Кеннета Тиммермана, позволяет понять главную пружину событий в Бенгази. Никто уже не оспаривает, что так называемый дипломатический комплекс в Бенгази на самом деле был центром ЦРУ по переправке оружия и добровольцев в Сирию через Турцию, и что посол Стивенс координировал эту операцию по поддержке сирийских повстанцев, борющихся с режимом президента Башара Асада.

Но если предположить, что нападение совершила союзница «Аль-Каиды» – «Ансар аш-шариа», непонятно, зачем ей понадобилось нападать на пособников своих идеологических и религиозных собратьев в Сирии. Однако версия Тиммермана все ставит на свои места. Правящий режим Сирии принадлежит к секте алавитов, отпочковавшейся от шиитской ветви ислама, Иран и «Хезболла» выступают на стороне сирийских единоверцев, против которых воюют повстанцы-сунниты, и в интересах иранцев было сорвать операцию по оказанию поддержки их смертельным врагам и заодно насолить ненавистным американцам.

Казалось бы, сенсационная версия, изложенная Кеннетом Тиммерманом, должна была произвести в Вашингтоне впечатление разорвавшейся бомбы. Однако она прошла абсолютно незамеченной. Тому есть веская причина. Общественная организация под названием «Комиссия граждан по Бенгази» (Citizens Commission on Bengazi) в составе большой группы отставных военных высокого ранга опубликовала предварительный вариант своего отчета о результатах проведенного ею самостоятельного расследования обстоятельств трагических событий в Бенгази, из которого следует, что администрация Обамы, как говорится в отчете, «фактически перешла на сторону врага Америки».

В нем указывается, что Белый Дом и Госдепартамент под руководством Хиллари Клинтон в 2011 году организовали поставки оружия ливийским повстанцам, боровшимся против режима полковника Муаммара Каддафи. Среди получателей американской помощи главенствующую роль играли исламистские группы, принесшие присягу на верность «Аль-Каиде». Руководил этой операцией из центра ЦРУ в Бенгази посол Крис Стивенс. После свержения и убийства Каддафи, операция была переориентирована на снабжение сирийских повстанцев, среди которых опять же доминировали исламисты, верные «Аль-Каиде».

Особенно поразил Кеннета Тиммермана тот факт, что Джон Бреннан, на то время главный советник президента по вопросам борьбы с терроризмом (а ныне глава ЦРУ), лично закрыл расследование поставок оружия из Ливии в Сирию, начатое было тогдашним директором ЦРУ Дэвидом Петреусом. В частности, сирийским повстанцам было поставлено около 800 переносных зенитно-ракетных комплексов с разграбленных складов Каддафи. Их переправляли в Нигер, где они оснащались американскими батареями и пусковыми механизмами с рукоятками египетского образца (их легко узнать на снимках по цвету), а оттуда – в Сирию. Но не только: часть модифицированных ЦРУ зенитных ракет каким-то образом попала в руки террористов из организации «Братья-мусульмане», орудующих на Синае, и боевиков «ХАМАСа» в секторе Газа.

Но с какой стати советник президента блокирует расследование, предназначенное положить конец контрабанде оружия? Единственное объяснение: этой тайной операцией руководил сам Джон Бреннан, причем, несомненно, с санкции президента – Бреннан никогда не решился бы на такой дерзкий поступок без разрешения. То есть приближенный президента непосредственно занимался оперативной деятельностью за рубежом, а это, между прочим, запрещено Законом о национальной безопасности от 1947 года.

Выходит, что администрация Обамы активно помогала злейшим врагам США, на счету которых были тысячи убитых ими американцев. Можно себе представить, какое впечатление произвела бы эта новость на американскую общественность. Не говоря уже о том, что разоблачение темной деятельности иранских спецслужб никак не устраивает президента Обаму, который, судя по всему, стремится к разрядке с Ираном. Немудрено, что Белый Дом так упорно препятствует всем попыткам установить правду о том, что произошло в Бенгази, и вскрыть истоки трагедии.

(О том, на что способен Обама ради сокрытия истины, красноречиво свидетельствует мартиролог генерала Дэвида Петреуса. Через несколько дней после выборов 2012 года вдруг выяснилось, что он завел роман с военным историком Полой Бродвел. Петреус сложил с себя полномочия директора ЦРУ, но Белый дом не собирался выпускать его из своих когтей. В отношении него было возбуждено уголовное дело по факту разглашения им государственной тайны своей любовнице, хотя Пола Бродвел имела допуск к секретным материалам. И вот время идет, а следствие не торопится, расследование все тянется и тянется – и, надо полагать, будет тянуться до конца правления нынешнего президента. И если бывший директор ЦРУ поведет себя «правильно» и не разболтает комитету Гауди, что ему известно о Бенгази, в последний день своего президентства Барак Обама, так и быть, помилует героя Иракской войны, и дело будет закрыто. Между прочим, шантаж трактуется уголовным кодексом как тяжкое преступление, а в данном случае Белый дом повинен еще в одном преступлении — чинении препятствий отправлению правосудия.)

Словом, мотивы администрации понятны. А вот почему ей фактически потворствуют республиканцы – вот в чем вопрос. Казалось бы, такая золотая возможность свести счеты с президентом, открыто заявляющим, что для него главный враг – республиканцы. Тем не менее их лидеры с самого начала не скрывали своего прохладного отношения к попыткам узнать, что же на самом деле произошло в Бенгази. Под давлением общественного мнения спикер Палаты представителей Джон Бейнер в конце концов крайне неохотно был вынужден дать добро на учреждение специального комитета по расследованию трагедии в Бенгази во главе с бывшим прокурором, конгрессменом из Южной Каролины Треем Гауди. Но комитет работает еле-еле, черепашьими темпами, и явно не рвется в бой.

Напрашивается вывод, что Белый Дом поставил в известность о своих темных операциях в Ливии лидеров республиканской оппозиции и заручился их поддержкой. Если это так, то ясно, что разоблачение деятельности администрации одновременно ударит и по республиканцам. В таком случае становится ясно, что они столь же заинтересованы в сокрытии правды, как президент Обама и его бывший госсекретарь и будущий вероятный кандидат в президенты — Хиллари Клинтон. Оказавшийся под давлением с обеих сторон конгрессмен Гауди, при всем своем несомненном консерватизме, вряд ли станет рисковать карьерой, проявляя чрезмерный следовательский пыл.

Возможно, в силу своего скептицизма и цинизма, закономерного порождения опыта советской жизни, я настроен чересчур пессимистично; возможно, комиссия Гауди вопреки всем страхам преодолеет сопротивление администрации и своего собственного руководства и распутает тайну Бенгази. Но все же благоразумие не позволяет на это надеяться, чтобы не разочароваться. Уж лучше, чтобы все сюрпризы были приятными.

http://vk.cc/3pN8qM