В один из невыносимо жарких дней августа 1978 года автор этой статьи – в то время корреспондент ТАСС в Риме – стоял в толпе других журналистов на площади Святого Петра. Наконец, из трубы апостолического дворца повалили белые клубы дыма. Это означало, что замурованные, согласно древней традиции в Сикстинской капелле, кардиналы избрали вместо скончавшегося Павла VI нового Папу. Вскоре один из них появился на балконе и объявил на латыни: «Анунцио вобис гаудиум маньюм! Хабемус папам!» («Объявляю вам радость великую! У нас есть Папа!»).

Новым главой Римско-католической церкви был избран венецианский кардинал Альбино Лучани. Но «великая радость» продолжалась недолго –через 33 дня новый Папа неожиданно скончался. По официальной версии – от инфаркта, хотя ему было всего 66 лет, он отличался крепким здоровьем и неутомимостью. Поэтому почти сразу же по Риму поползли смутные слухи, что умер новый понтифик вовсе не своей смертью…

Необычный Папа

Новый Папа был не похож на своих предшественников, он был первым Папой не аристократом. Родился Альбино Лучани в маленькой горной деревеньке Канале д’Агордо в 120 километрах от Венеции. Семья была бедной, как и вся Италия в те времена. Отец, рабочий, по убеждениям – социалист, постоянно скитался в поисках заработка по всей Европе. Жили в старом амбаре, отапливаемом дровяной печью. Питались полентой (кашей из кукурузной муки), ячменем, макаронами и овощами. Мясо было большой редкостью. С ранних лет Альбино в полной мере познал нужды и беды простых людей.

Будущий Папа много читал, жадно проглатывал полные собрания сочинений Диккенса и Жюля Верна. Такое увлечение книгами было необычным для Италии, где в то время половина взрослого населения не умела писать. Наделённый поразительной памятью, мальчик запоминал практически всё прочитанное, что сразу заметили его учителя. Рано он обнаружил и склонность к духовной стезе и его отдали в духовную семинарию. Однако жизнь за её стенами оказалась тоже суровой. Будили в 5.30 утра. Отопления не было, так что вода для умывания часто покрывалась коркой льда. Давали всего полчаса, чтобы умыться и застелить кровати.

В 1935 году, в возрасте 23 лет Альбино Лучани был рукоположен в сан священника. В 1937 году его назначили проректором семинарии в Беллуно, где он в недавнем прошлом сам учился. Затем он окончил римский Григорианский университет, защитил диссертацию, стал доктором теологии и продолжил работу в семинарии. Будущий Папа вел необыкновенно скромный образ жизни, колесил по епархии на велосипеде, много и охотно беседовал с простыми людьми и скоро стал популярной фигурой среди местных жителей. В те годы Италия была оккупирована гитлеровскими войсками. Под конец войны духовная семинария Лучани стала убежищем для участников движения Сопротивления. Если бы об этом узнало немецкое командование, то верная смерть ждала не только бойцов Сопротивления, но и самого Лучани.

После войны новый Папа, Иоанн XXIII назначил популярного священника епископом области Витторио-Венето.

Лучани собрал местных служителей церкви, которые, согласно традиции, принесли ему подарки, еду, деньги. Но от всех даров он решительно отказался. «Я пришёл, не имея и пяти лир. И уйти я хочу, не имея пяти лир», – сказал им новый епископ.

В 1969-м он был назначен патриархом Венеции, а через четыре года получил кардинальскую шапку. Конклав, начавшийся после смерти Павла VI, обещал стать затяжным из-за острых разногласий между фракциями реформаторов и консерваторов. Однако довольно неожиданно кардиналы сошлись на компромиссной кандидатуре Лучани. Он был вне фракций, а потому именно на нём и остановили свой выбор кардиналы.

Высокий пост не вскружил голову выходцу из простой рабочей семьи. Как и прежде, Лучани отличался дружелюбием, простотой и сердечностью в отношениях с людьми, за что получил прозвище «улыбающийся Папа». В честь своих предшественников, Иоанна XXIII и Павла VI , Лучани взял имя Иоанн Павел, став первым Папой с двойным именем.

Простота и задушевность

За своё краткое пребывание на папском престоле Иоанн Павел I не успел выпустить ни одной энциклики и не совершил никакого другого официального акта, позволившего бы судить о его планах преобразований. Но он сразу стал ломать старые традиции, ликвидируя внешние признаки папского господства. Даже его интронизация протекала необычно. Простота и задушевность этой церемонии давали почувствовать, что новый Папа действительно собирается не владычествовать, а служить. Он отказался от помпезной тиары, не сел в честаторию (папские носилки), а сам прошёл к алтарю пешком. Вместо традиционного грохота пушек интронизацию сопровождали мелодичные звуки папского хора.

На своём папском гербе новый Папа сохранил в качестве девиза единственное слово, украшавшее ещё его епископский герб: Humilitas (Смирение). На первой пресс-конференции он непринужденно шутил с журналистами, а во время проповедей, желая проиллюстрировать то или иное положение, часто подзывал к себе детей. Поначалу он отказался пользоваться переносным троном, но потом вынужден был уступить, так как верующие жаловались, что не могут его разглядеть (Лучани был небольшого роста). В своей первой публичной речи новый понтифик с поражающей откровенностью признался: «Я знаю, что нет у меня ни глубокой мудрости, всегда послушной сердцу, которая отличала Папу Иоанна, ни колоссальной подготовленности и образованности Папы Павла; но вот теперь я встал на их место и намерен продолжить то, что они начали». Казалось, что новый Папа, излучавший надежду и христианскую веру, был именно тем, кого ждал мир...

Но так думали не все. Новый Папа пренебрежительно относился к дипломатическим интригам, а, выступая, предпочитал импровизировать, а не читать заготовленные ему ватиканскими чиновниками шпаргалки.

Однако больше всего церковных иерархов встревожило, конечно, то, что «народный» Папа сразу вознамерился произвести в руководстве Ватикана серьёзные перемены, заменив целый ряд высокопоставленных лиц, в том числе могущественного статс-секретаря Ватикана Жана Вийо.

Об этом он и беседовал с ним накануне смерти, сообщив также, что намерен провести расследование скандальных афер ИОР – крупнейшего ватиканского банка, который возглавлял влиятельный американский кардинал Пол Марцинкус. Однако сразу почувствовал глухое сопротивление своим планам. По свидетельству его родственников, если в первый день своего избрания Папа был «оптимистом и весёлым», то незадолго до смерти стал «очень озабоченным и грустным».

Роковая ночь

Вечером 28 сентября, после ужина, захватив с собой листки с планами преобразований, понтифик отправился в свой кабинет, из которого потом больше не вышел. На следующее утро, ровно в 4.30 (Папа вставал очень рано) сестра Винченца, по обыкновению, внесла поднос с утренним кофе в его покои. Постучав, она сказала: «Доброе утро, святой отец!». Однако ответа не последовало. Через пятнадцать минут она повторила попытку – снова тишина. Тогда монахиня решилась и вошла в спальню: Альбино Лучано лежал в постели, на нём были очки, а в руке он держал несколько листков бумаги. На его обычно жизнерадостном и улыбающемся лице была ужасная гримаса предсмертной муки…

Первым в опочивальне умершего Папы из официальных лиц появился кардинал Вийо, тот самый, которого покойный планировал заменить. Теперь, после смерти Лучани, именно он становился кардиналом-камерленго, главой Ватикана до избрания нового Папы. Он и озвучил официальную версию о смерти понтифика: инфаркт миокарда. Однако вскрытие произведено не было, врач покойного не осматривал, а труп поспешно бальзамировали.

Мало того, как потом выяснилось, из папской опочивальни бесследно исчезли некоторые важные улики: очки, домашние туфли, листки с назначениями, которые Папа держал в руках, лежа в постели, а также стоявший на тумбочке пузырек с лекарством, который он принимал на ночь от пониженного давления. О них упоминала сестра Винченца, однако в описи перечисление этих предметах отсутствовало. В ватиканских коридорах также шепотом рассказывали, что сигнальная лампочка на панно вызова у дежурного по папским апартаментам будто бы горела всю ночь, но никто почему-то не отозвался на вызов…

«Бомба» Дэвида Яллопа

«Бомба» скандала взорвалась в 1984 году, когда вышла книга «Именем бога» английского журналиста и писателя Дэвида Яллопа, который выдвинул сенсационную версию – Папа Иоанн Павел I на самом деле был убит, отравлен неизвестным ядом. Яллоп провел тщательное расследование случившегося, собрал массу убедительных документальных свидетельств и документов, подтверждавших такую версию. Именно поэтому, по его мнению, исчезли пузырек с лекарством, а также очки и туфли, которые были запачканы начавшейся от яда рвотой. Ну, а исчезновение документов было выгодно тем, кого Папа планировал заменить.

Причём, первая попытка убить Папу, по данным Яллопа, была предпринята ещё раньше – во время церемонии его интронизации, в которой участвовала делегация Русской православной церкви во главе с митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым).

Ему по ошибке подали чашечку кофе, которая предназначалась для Папы. Митрополит её выпил, и рухнул замертво. Его смерть потом тоже объяснили «инфарктом».

Ватикан выступил с опровержением обвинений Яллопа, и тогда писатель обратился публично к курии с рядом конкретных вопросов, однако ответа на них так и не получил. А установить действительную причину смерти было уже невозможно даже в случае эксгумации покойного – в результате бальзамирования исчезают признаки токсинов в организме.

Кстати, версия убийства была озвучена позднее в фильме «Крёстный отец-3». В нем Лучани выведен под именем кардинала Ламберто, который исповедует обратившегося к нему за помощью Майкла Корлеоне. Став Папой Иоанном Павлом I, он неуклонно расследует злоупотребления высших церковных чинов, но погибает, отравленный влиятельными заговорщиками.

Кому выгодно?

Кому же была выгодна «ликвидация» нового Папы? Разумеется, прежде всего, тем церковным иерархам, кого он планировал заменить, и кто опасался задуманных им в Ватикане перемен. Итальянский еженедельник «Панорама» тоже выступил с сенсацией: вовсе не один Вийо и Марцинкус были заинтересованы в том, чтобы на папском престоле появился новый человек. По сведением еженедельника, почти все те лица в римской курии, которых Папа собирался заменить, были… членами масонской ложи! Членом масонской ложи был и сам Вийо под именем «Жанни», который вступил в нее в Цюрихе в августе 1966 года под кодовым номером 041\3. Масонами были и Пол Марцинкус, и викарий Рима кардинал Уго Полетти, и «министр иностранных дел» Ватикана Уго Казароли и т. д. Список этих лиц и был представлен изумленному Папе, который хорошо знал, что принадлежность к масонам карается немедленным отлучением от церкви.

Но знаменитый скандал с масонской ложей П-2 вспыхнул в Италии в 1981 году, уже после смерти Лучани. Тогда стало известно, что в эту тайную ложу, которая готовила в стране правый переворот, входили многие министры, генералы, парламентарии, руководители спецслужб, дипломаты, промышленники и другие сильные мира сего, которые оказались в итоге за решеткой. Были найдены документальные подтверждения о тесных связях ложи с правыми террористическими организациями, мафией и неофашистами, совершившими в те годы на Апеннинах чудовищные акты террора. Из-за скандала в отставку было вынуждено уйти итальянское правительство.

Списки ложи П-2 были обнаружены на вилле «Ванда» в Ареццо, которая принадлежала её главе, «почётному мастеру» Личо Джелли, предпринимателю с фашистским прошлым.

Ходили слухи, что он несметно разбогател, переправляя в конце войны из Италии захваченное Муссолини золото Югославского банка, часть которого бесследно исчезла. Джелли удалось также заполучить часть секретного досье тайной полиции Муссолини ОВРА, при помощи которого он смог потом шантажировать влиятельных лиц, запятнавших себя сотрудничеством с чернорубашечниками.

Для вербовки «почётный мастер» использовал также бесподобного имитатора голосов Алигьеро Носкезе – «человека с тысячью лиц», как называла его итальянская печать. Он имитировал голоса Никсона, Голды Меир и других известных политиков. Журналисты пришли к выводу, что, используя феноменальные данные Носкезе, Джелли устраивал махинации, фальсифицировал банковские распоряжения и т. д. Однако позднее Носкезе покончил жизнь самоубийством. Джелли был арестован, но при загадочных обстоятельствах бежал из женевской тюрьмы «Шан-Долон» и потом бесследно исчез.

Другим фигурантом скандала с ложей П-2 стал её банкир Гвидо Кальви, который был также тесно связан и с ватиканским финансистом Полом Марцинкусом. Его крупнейший в Италии частный банк «Аброзиано» рухнул, Кальви ударился в бега, но бегал недолго. Его труп нашли повешенным под лондонским мостом «Чёрные монахи» – так называлась, кстати, по странному совпадению, одна из английских масонских лож. Такая же печальная участь ждала и его подельника, банкира Микеле Синдону, тоже связанным и с Ватиканом и с П-2, – он был отравлен позднее в миланской тюрьме цианистым калием.

Но этим длинный список жертв скандала вокруг П-2 не исчерпывался. В 1979 году в Риме классическим приёмом мафии – выстрелом в рот («не болтай!») был убит Мино Пекорелли, редактор журнала «Оссерваторе политико». За несколько дней до смерти Пекорелли написал статью «Правда о достопочтенном мастере масонской ложи П-2». В этой статье он писал: «итальянское масонство представляет собой организацию, подчиненную ЦРУ». Опубликовал он и список имен в Ватикане, которые входили в тайные масонские организации.

«Золотая жила» для шпионов

ЦРУ всегда пристально интересовалось ватиканскими делами. Ещё в 1944 году Папа Пий ХII наградил американского генерала Уильяма Донована Большим крестом ордена Св. Сильвестра – старейшего и почетнейшего из всех папских рыцарских орденов. Донован получил рыцарское отличие за услуги, оказанные во время Второй мировой войны, когда он возглавлял отдел стратегических служб (ОСС), который в дальнейшем был преобразован в ЦРУ.

По свидетельству американского журнала «Мазер Джоунс», издаваемого в Сан-Франциско, награждение Донована положило начало близким отношениям между Ватиканом и американской разведкой, которые поддерживаются и по сей день.

Другая сфера влияния ЦРУ – Мальтийский орден, легендарный ватиканский орден, созданный ещё во времена крестовых походов, когда монахи-воины составляли армию католической церкви. Костяк Мальтийского ордена ныне образует знать и сильные мира сего. 40 процентов из 10 тысяч его рыцарей – выходцы из старейших и самых влиятельных католических семей Запада. Рыцарями Мальтийского ордена были также директор ЦРУ Уильям Кейси и бывший государственный секретарь США А. Хейг. Богатство является необходимым условием для будущего кандидата в рыцари, и все кандидаты подвигаются тщательной проверке. Любопытно, что этот орден свободно действует сегодня в нашей стране под прикрытием «гуманитарной миссии», а некоторые известные российские политики не погнушались стать его членами.

С ЦРУ тесно связана и еще одна сильная и влиятельная организация католической церкви «Опус Деи» («Дело Господне»). Эта организация насчитывает свыше 70 тыс. человек в 87 странах мира. Священники составляют в ней лишь незначительное число. Остальные – бизнесмены, военнослужащие, госчиновники. Особенно сильна эта организация в Италии и Испании.

«На протяжении веков, – писал упомянутый выше журнал, – Ватикан был одним из главных объектов международного шпионажа. Поскольку Ватикан является величайшим в мире центром скопления раззведданных, он представляет из себя золотую жилу для шпионов». Этот источник информации был настолько богатым, что вскоре после войны ЦРУ создало в своем управлении контрразведки специальный отдел для обработки информации и наблюдения за событиями в Ватикане. Разумеется, что эти американские «кураторы» и подотчетная им ложа П-2 не могли допустить, чтобы на папском престоле действовал понтифик, который собрался разогнать их ватиканскую клиентуру.

Знал ли о заговоре масонов новый Папа «из народа»? Если знал не всё, то, наверное, многое, а потому и сразу решил убрать из Ватикана членов опасной масонской ложи и связанных с ней церковных иерархов.

Наивный выходец из провинции, внезапно вознесенный на вершину власти, он хотел изменить Ватикан, очистить курию от заговорщиков и махинаторов, и за это жестоко поплатился…

В своей книге Дэвид Яллоп писал, что в сентябре 1978 года у Марцинкуса, Вийо, Кальви, Синдоны и Джелли имелись веские основания опасаться понтификата Иоанна Павла I. «Также, – продолжал он, – нет сомнений, что все они по целому ряду причин окажутся только в выигрыше, если Папа Иоанн Павел I скоропостижно скончается. И Папа умер…» «Я уверен, – сделал вывод Яллоп, – что один из шестерых уже в тот вечер, 28 сентября 1978 года, предпринял шаги, дабы устранить препятствие, которым с первого дня своего понтификата стал Альбино Лучани. Один из них стоял в самом центре тайного заговора, предполагавшего единственное, традиционное для Италии разрешение проблемы».

Однако все эти разоблачения так и остались на бумаге. Официальная версия внезапной кончины Папы Иоанна Павла I до сих пор всё та же – обширный инфаркт. Подлинная тайна смерти «улыбающегося понтифика» так и осталась нераскрытой.

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=366893