Федеральная земля Мекленбург-Передняя Померания считается в Германии оплотом правых радикалов. Этот негативный имидж наносит региону экономический ущерб.

"Расизму, антисемитизму и правому экстремизму нет места на нашем предприятии!" - плакат с такой надписью установлен при входе на строительную фирму Beton-Serviceв Виттенбурге и вполне красноречиво выражает отношение владельцев предприятия к идеологии крайне правых.

Городок Виттенбург находится в 40 километрах к юго-западу от Шверина - столицы федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания. Этот субъект федерации на востоке Германии относится к числу самых экономически отсталых в стране. Здесь высок уровень безработицы, мало крупных промышленных предприятий с передовыми технологиями.

Зато у "МекПома", как эту землю называют в Германии, есть другие преимущества - первозданная природа, красивые ландшафты, живописные озера, песчаные пляжи на балтийском побережье, незастроенные отелями-небоскребами уютные курорты.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Проблема имиджа

Поток туристов, да и инвесторов мог бы быть больше, если бы не имиджевые проблемы. Эта федеральная земля на территории бывшей ГДР слывет оплотом правых радикалов . В отдельных округах порой более десяти процентов местных избирателей голосуют за Национал-демократическую партию Германии (НДПГ). В некоторых деревнях и поселках неонацисты прочно обосновались в различных общественных союзах и организациях.

О чем идет речь

Праворадикальные организации в Германии неоднородны по составу и структуре, что усложняет работу немецких спецслужб. Угрозу правого экстремизма в стране долгое время недооценивали.

В 2000 году члены неонацистской ячейки NSU ("Национал-социалистическое подполье") застрелили владельца цветочного магазина в Нюрнберге - этнического турка. Это преступление стало первым в серии убийств, совершенных "тройкой из Цвиккау". О том, что Уве Мундлос (Uwe Mundlos), Уве Бёнхардт (Uwe Böhnhardt) и Беате Цшепе (Beate Zschäpe) убили десять человек на почве этнической ненависти, стало известно лишь в ноябре 2011 года.

В видеоматериалах, найденных в доме, где Мундлос и Бёнхардт впоследствии совершили самоубийство, они с гордостью рассказывали о хладнокровной расправе над иммигрантами в Германии. Беате Цшепе была арестована. Судебные слушания по ее делу, по данным агентства DPA, должны начаться в Мюнхене в мае.

Неповоротливые спецслужбы

Немецкие политики и общественные деятели были потрясены: как неонацистской ячейке удавалось так долго уходить от правоохранительных органов, владеющих информацией о ее деятельности, и в течение 13 лет безнаказанно совершать преступления? Уровень непрофессионализма чиновников потряс немцев. Глава Федерального ведомства по охране конституции Хайнц Фромм (Heinz Fromm) вынужден был досрочно уйти на пенсию. 1 августа его сменил Ханс-Георг Масен (Hans-Georg Maaßen).

В июле 2012 года Федеральное ведомство по охране конституции опубликовало отчет, в котором дается подробный анализ ситуации с учетом информации о неонацистской группировке NSU. Осведомители полиции на 80 страницах повествуют о деятельности правых экстремистов в Германии, начиная с 1990-х годов. "За это время правый радикализм стал моложе, активнее и агрессивнее", - отмечается в докладе.

Еще чуть более года тому назад в Федеральном ведомстве по охране конституции считали, что террористических группировок среди неонацистов не существует. Однако спешить с выводами о том, что правоохранительные органы преднамеренно затягивали расследование, не стоит, считает министр внутренних дел Германии Ханс-Петер Фридрих (Hans-Peter Friedrich). В то же время он говорит о "провале" и "потере доверия" и считает, что реформа системы неизбежна. Впрочем, утверждать, что немецкие спецслужбы бездействовали, было бы несправедливо. В своих отчетах они подробно описывали, что происходило в среде правых экстремистов. Однако, похоже, спецслужбы, недооценили степень их опасности.

Проявление насилия

Число преступлений, совершенных праворадикалами, в последние годы держится в Германии примерно на одном уровне. В 2011 году Федеральное ведомство по уголовным делам зафиксировало 640 случаев нанесения телесных повреждений правыми экстремистами, что на два случая больше, чем в 2010 году. Праворадикалы предприняли пять попыток убийства (на одну меньше, чем за год до этого). Всего ими в 2011 году было совершено около 16 тысяч правонарушений, 70 процентов из которых - пропаганда запрещенной в ФРГ нацистской символики, например, демонстрация флага со свастикой.

В общей сложности в Германии, по данным Федерального ведомства по охране конституции, сейчас проживают 22,5 тысячи правых радикалов, что на десять процентов меньше, чем в 2011 году. Степень их организации очень разная. Наименее организованными считаются представители региональной субкультуры, к которой принадлежит примерно треть правых экстремистов.

Они выделяются симпатией к музыке с текстами праворадикального толка. В таких текстах есть слова, оскорбляющие евреев, иностранцев и "левых". Впрочем, численность членов такого рода региональных групп в последнее время уменьшилась - с 8,3 тысячи человек до 7,6 тысячи.

Часть праворадикалов, состоящих в различных группировках, пытаются расширить свое влияние с помощью интернета. По мнению Хайнца Фромма, они действуют достаточно профессионально, например, публикуют в интернете видеоролики, на которых видны молодые люди в белых масках с горящими факелами в руках.

Клипы смонтированы так, что создается впечатление, что мероприятие было очень массовым, хотя на самом деле в нем принимали участие пару сотен человек. Подобные ночные вылазки неонацистов в последние время происходят все чаще. Из-за этого в земле Брандербург недавно была запрещена организация "Движение сопротивления южного Брандербурга".

Роль НДПГ

В Национал-демократической партии Германии (НДПГ), созданной в 1964 году, сегодня состоит 6,3 тысячи немцев. На прошедших в 2011 году выборах в семь земельных парламентов этой правоэкстремистской партии удалось преодолеть пятипроцентный барьер только однажды. Она вновь прошла в ландтаг Мекленбурга-Передней Померании.

Установить, насколько тесно связаны между собой НДПГ и агрессивно настроенные группы неонацистов, достаточно сложно. Впрочем, от убийства иностранцев членами ячейки NSU лидер партии Хольгер Апфель (Holger Apfel) дистанцировался и публично назвал эти преступления "извращением".

Несколько раз в году немецкие неонацисты разного калибра встречаются во время уличных акций, например, на маршах, приуроченных к годовщине бомбежек немецких городов союзниками во время Второй мировой войны. Следующий такой марш пройдет 13 февраля в Дрездене. В свою очередь тысячи жителей города в этот день снова выйдут на акции протеста против неонацистов, которые в прошлые годы сопровождались столкновении их участников с правыми экстремистами.

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В "МекПоме", однако, все меньше жителей готовы мириться с таким негативным имиджем. Местное население, общественные и профессиональные объединения стало прилагать усилия для того, чтобы его исправить.

Так, в ходе предыдущей избирательной кампании по выборам в земельный ландтаг Объединение немецких профсоюзов (DGB) совместно с Союзом предпринимателей Мекленбурга-Передней Померании выпустили брошюру, в которой разъясняли возможные негативные последствия ксенофобского имиджа для экономики земли: снижение потока туристов, трудности с привлечением инвесторов, проблемы с подрядчиками.

Эксперты не могут точно оценить в денежном выражении потенциальный экономический ущерб для всего региона, но в некоторых отраслях называют вполне конкретные цифры. Объединение предприятий туризма, например, исходит из того, что каждый год туристов было бы на 400 тысяч человек больше, если бы не "коричневая" слава "МекПома".

Что отпугивает инвесторов?

Трудно оценить и число инвесторов, которые, быть может, собирались начать какое-нибудь производство в Мекленбурге-Передней Померании, но из-за присутствия депутатов НДПГ в земельном ландтаге или деревенских неонацистских активистов отказались от своего намерения.

О чем идет речь

Министры внутренних дел федеральных земель высказались за начало новой процедуры запрета правоэкстремистской Национал-демократической партии. О том, с какими рисками связано это решение, выяснял Александр Варкентин.

Споры о запрете НДПГ идут давно. В том, что ультраправые - противники свободы и демократии, не сомневается никто. Но в демократическом правовом государстве свобода мнений и убеждений охраняется законом. Поэтому на пути запрета какой-либо политической партии стоят высокие преграды.

Первая попытка запретить Национал-демократическую партию Германии (НДПГ) в 2003 году не имела успеха по формальным причинам. В среду, 5 декабря, министры внутренних дел федеральных земель Германии на конференции в городе Ростоке приняли решение еще раз подать в Федеральный конституционный суд иск о запрете НДПГ.

Пропаганда ксенофобии, антисемитизма и шовинизма

НДПГ - маргинальная партия. Число членов, по оценкам Федерального ведомства по охране конституции не достигает даже 10 тысяч. Но партия сегодня представлена в парламентах двух федеральных земель: Саксонии и Мекленбурга-Передней Померании. Следовательно скрытых сторонников гораздо больше. Сама НДПГ называет себя правоконсервативной партией. Федеральное ведомство по охране конституции считает ее правоэкстремистской.

Профессор политологии Свободного берлинского университета Геро Нойгебауэр (Gero Neugebauer) подчеркивает, что НДПГ пропагандирует ненависть к иностранцам, антисемитизм и шовинизм. "Партия находится в фундаментальной оппозиции к демократии", - констатирует политолог.

Аргументы "за" и "против"

Почему же тогда НДПГ до сих пор не запрещена? В 2003 году Федеральный конституционный суд отклонил иск о запрете партии на том основании, что в составе и руководстве партии было много осведомителей Федерального ведомства по охране конституции, и значительная часть обвинительного материала строилась на их показаниях. Сейчас показаний осведомителей в деле нет.

Винфрид Хассемер (Winfried Hassemer) входил в состав Федерального конституционного суда, отклонившего иск о запрете НДПГ. В интервью общественно-правовой медиа-компании ARD он указывает, что для запрета необходимо доказать "агрессивную борьбу против демократии, агрессивные действия , направленные на враждебные конституции цели". "С другой стороны, - подчеркивает Винфрид Хассемер, - конституция очень осторожно подходит к запрету партий, чтобы исключить возможность скоропалительного запрета конкурирующих политических сил под надуманными предлогами. Демократия - это когда все партии, получившие голоса избирателей, участвуют в политическом процессе".

Министр юстиции Германии Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger) выступает против запрета НДПГ, но вовсе не потому, что считает ее "нормальной" партией, а потому, что доказать "агрессивно-воинствующие" выступления против демократического устройства страны крайне сложно. Победа НДПГ в суде невольно способствовала бы повышению престижа партии. Противники запрета указывают и на то, что в случае запрета члены НДПГ просто придумают себе новое название. Кроме того, указывают критики, запрет не устраняет коричневой идеологии, а ведь бороться надо именно с ней.

НДПГ - политическая вывеска террористов и убийц?

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В местной Торгово-промышленной палате и в Союзе предпринимателей о таких случаях не знают, но это не значит, что их нет. Согласно исследованию, проведенному учеными из университета Галле-Виттенберг, ксенофобия и выходки правых экстремистов играют заметную роль при выборе инвестором места вложения своих капиталов.

Вот и советник DGBБиргит Нойман (BirgitNeumann) может себе представить, что присутствие в земельном ландтаге депутатов правоэкстремистской партии делает регион непривлекательным для инвесторов. "Это может отпугнуть ту или иную фирму", - заявила она в интервью DW.

Схожей точки зрения придерживается представитель властей округа Передняя Померания - Грайфсвальд Ахим Фроицхайм (AchimFroizheim). "Когда предстоят выборы, и отпускники едут по дорогам, увешанным плакатами НДПГ, - сказал он корреспонденту DW, - то у них естественно возникают негативные эмоции в отношении региона, что совершенно очевидно снижает его привлекательность".

Как поступать с правыми радикалами?

Вместе с тем интересы инвесторов - не главная тема для Биргит Нойман и ее коллег, консультирующих местные фирмы.

Она обсуждает на предприятиях в первую очередь повседневные проблемы, связанные с правым экстремизмом. Рассказывает, например, сотрудникам, как вычислить неонацистов, какими символами или отличительными знаками они пользуются. "В отличие от прежних времен, - говорит Нойман, - сегодня по внешнему виду не сразу можно распознать, кто неонацист, а кто нет".

Кроме того, она объясняет, как расторгнуть договор с фирмой-субподрядчиком, если выяснилось, что она выполняет и заказы правоэкстремистских организаций. А еще она ратует за включение в трудовые договоры с сотрудниками этических положений, позволяющих уволить работника в том случае, если он даже во внерабочее время демонстрирует ксенофобские или правоэкстремистские взгляды.

Кстати, на плакате, установленном при входе на фирму Beton-Serviceв Виттенбурге, кроме приведенной фразы есть и еще одна: "Мы не терпим дискриминирующих высказываний или физического насилия в отношении людей с другим цветом кожи, другого вероисповедания, национальности или сексуальной ориентации!".

http://www.dw.de/