В традиционном перечне сталинских злодеяний, о которых так любят разглагольствовать профессиональные обличители ужасов тоталитарного режима, видное место занимают коллективизация и раскулачивание. Как водится, «преступления» эти предстают масштабными, бессмысленными и беспощадными.

КОРМИЛА ЛИ РОССИЯ ПОЛ-ЕВРОПЫ?

Прежде чем начать разговор о подлинных размерах раскулачивания, давайте выясним, а зачем вообще советскому руководству в конце 1920-х годов вдруг понадобилось «загонять крестьян в колхозы»? Вопрос этот далеко не праздный. Если верить нынешним борцам с коммунизмом, никаких разумных причин для подобных действий не существовало в принципе, и объяснялись они исключительно злокозненностью Сталина и его ближайших подручных. Другими словами, большевистское руководство состояло сплошь из патологических злодеев и маньяков, поставивших себе целью извести как можно больше народу, в особенности крестьян. В результате коллективизация «разорила сельское хозяйство», а колхозники «были низведены до рабского состояния».

В подкрепление своей «концепции» сторонники подобных взглядов любят ссылаться на благословенное царское время, когда никаких колхозов не было и в помине, а при этом «Россия к 1913 году собирала пшеницы больше, чем США, Канада, Аргентина вместе взятые, и кормила хлебом чуть ли не полмира...»[81]. Или как пишет другой автор: «К 1909 г. Россия выходит на первое место в мире по производству зерна и выращивает более половины мирового сбора ржи, более четверти — пшеницы, овса, ячменя. В 1913 г. урожай зерновых был на треть выше, чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых»[82].

Что ж, перенесёмся из сталинской эпохи на несколько десятилетий назад и посмотрим, как же в действительности обстояло дело с сельским хозяйством в Российской Империи.

Итак, первый тезис — «Россия, которую мы потеряли» собирала очень богатые урожаи. В доказательство чему приводится сравнение с «США, Канадой и Аргентиной вместе взятыми», которых мы опережали то ли по суммарному сбору зерновых, то ли по одной пшенице.

Сразу отметим вот какой момент. Если поклонники самодержавия вдруг начнут хвастаться, что Россия собирала хлеба больше, чем, скажем, Бельгия, Голландия и Люксембург, должного впечатления это не произведёт. «Нашли с кем сравнивать, — резонно возразят их оппоненты, — эти три государства в совокупности тянут на одну российскую губернию». Другое дело США, Канада, Аргентина — страны крупные, солидные. Однако не мешает уточнить, сколько населения проживало там в 1913 году. Оказывается, в США тогда насчитывалось 98,8 млн жителей, в Канаде — 7,2 млн, в Аргентине — 8,0 мпн[83]. Таким образом, суммарное население этих трёх стран составляло 114 млн человек, в то время как население России (без Финляндии) — 170,9 мпн[84], то есть в полтора раза больше. Получается, что бахвалиться особо нечем: даже если предположить, что Россия в те времена и выращивала чего-то на треть больше, чем США, Канада и Аргентина вместе взятые, на душу населения это всё равно выходит меньше.

Теперь посмотрим, каков был на самом деле урожай зерновых в перечисленных странах. В 1913 году там было собрано (в тыс. пудов)[85]:

Пшеница

Рожь

Ячмень Овёс Кукуруза Пять зерновых культур в сумме
Россия 1707429

1568245

797810 1108163 129575 5311222
США 1267342

64117

236450 993233 3791510 6352652
Канада 384690

3562

64172 392889 25992 871305
Аргентина 218559

-

10684 62271 408058 699572
США, Канада и Аргентина 1870591

67679

311306 1448393 4225560 7923529

Как мы видим, процитированные выше утверждения не соответствуют действительности. Если брать урожай пшеницы, то хотя наша страна и опережала в 1913 году по этому показателю Соединённые Штаты, однако США, Канаде и Аргентине в совокупности она уступала. Если же рассматривать не только пшеницу, а суммарный урожай пяти основных зерновых культур, то здесь она уступала даже одним США. Ну а если ещё и разделить эти цифры на количество жителей в каждой из стран, результат будет и вовсе безрадостным: получается, что если в России в 1913 году было собрано 30,3 пуда зерна на душу населения, то в США — 64,3 пуда, в Аргентине — 87,4 пуда, в Канаде — 121 пуд. Таким образом, по сбору зерна на душу населения Соединённые Штаты опережали царскую Россию в два, Аргентина — в три, а Канада — в четыре раза.

Следующий тезис — что дореволюционная Россия якобы кормила своим хлебом если не полмира, то уж точно пол- Европы.

Давайте разберёмся и с этим вопросом. Вот сводные данные об экспорте пяти основных зерновых культур (пшеница, рожь, ячмень, овёс, кукуруза) в 1913 году[86]:

экспорт, тыс. пудов

% от мирового экспорта

Россия 554549,0

22,10%

Аргентина 535280,0

21,34%

США 304885,0

12,15%

Канада 240296,0

9,58%

Голландия 219382,0

8,74%

Румыния 165990,0

6,62%

Ост-Индия 141074,0

5,62%

Германия 130984,0

5,22%

Австралия 73125,0

2,9 Г/о

Болгария 38273,0

1,53%

Бельгия 36480,0

1,45%

Алжир 16330,0

0,65%

Сербия 14455,0

0,58%

Австро-Венгрия 11362,7

0,45%

Китай 8074,0

0,32%

Чили 7100,0

0,28%

прочие страны

0,46%

всего

100,00%

Впрочем, приведённая таблица не совсем верно отражает картину мирового хлебного рынка, поскольку в неё затесались страны (Голландия, Германия, Бельгия, Австро-Вен- грия), которые на самом деле являлись импортёрами, ввозя хлеба больше, чем вывозя. Например, активно занимавшаяся транзитной хлеботорговлей Голландия в 1913 году при собственном урожае 57 430,0 тыс. пудов умудрилась вывезти 219 382,0 тыс. пудов, поскольку ввезла ещё больше — 325 130,0 тыс. пудов[87]. Поэтому чтобы разобраться/ кто кого кормил, следует рассматривать не общий объём хлебного экспорта, а разницу между вывозом и ввозом. При этом список стран-доноров выглядит следующим образом[88]:

разница между вывозом и ввозом, тыс. пудов % от мирового экспорта
Аргентина

535280,0

26,01%

Россия

529742,0

25,74%

США

304885,0

14,81%

Канада

225830,0

10,97%

Румыния

165653,0

8,05%
Ост-Индия

141074,0

6,85%
Австралия

73125,0

3,55%
Болгария

38210,0

1,86%
Сербия

14452,6

0,70%
Алжир

14249,0

0,69%
Китай 8074,0 0,39%
Чили 7049,8 0,34%
прочие страны 0,04%
всего

100,00%

Итак, на радость поклонников Столыпина, «Россия, которую мы потеряли» действительно являлась крупнейшим экспортёром хлеба. Триумф несколько омрачает то обстоятельство, что это звание она делила с насчитывавшей в 21,4 раза меньше населения Аргентиной. Разумеется, о том, чтобы кормить «полмира», не могло быть и речи — хотя бы потому, что свыше 98% экспортируемого Россией хлеба шло в Европу[89]. Однако и «пол-Европы» накормить тоже не получалось: в 1913 году зарубежная Европа потребила 8336,8 млн пудов пяти основных зерновых культур, из которых собственный сбор составил 6755,2 млн пудов (81 %), а чистый ввоз зерна —1581,6 млн пудов (19%), в том числе 6,3% — доля России[90]. Другими словами, российский экспорт удовлетворял всего лишь примерно 1/16 потребностей зарубежной Европы в хлебе.

Если же учесть, что «не хлебом единым жив человек» и вспомнить хотя бы о картофеле, объёмы международной торговли которым были незначительны и которого одна Германия вырастила в 1913 году в полтора раза больше чем Россия (в России в тот год было собрано 2 191 291 тыс. пудов картофеля, в Германии — 3 301 381 тыс. пудов[91]), образ «кормилицы Европы» ещё больше потускнеет. Неудивительно, что когда после начала 1-й мировой войны вывоз русского хлеба практически полностью прекратился (в 1915 году было экспортировано 17 452 тыс. пудов пяти основных зерновых культур — в 32 раза меньше, чем в 1913-м, когда, как мы помним, этот показатель составил 554 549 тыс. пудов[92]), выяснилось, что Европа вполне может без него обойтись.

ЦАРЬ-ГОЛОД

Но может, сам факт вывоза хлеба из России свидетельствует о том, что в стране было изобилие продовольствия? Откроем такой авторитетный дореволюционный источник, как «Новый энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона. Что же мы там обнаруживаем? Статью «Голод», а в ней — обширный раздел «Голод в России»:

«В 1872 г. разразился первый самарский голод, поразивший именно ту губернию, которая до того времени считалась богатейшей житницей России. И после голода 1891 г., охватывающего громадный район в 29 губерний, нижнее Поволжье постоянно страдает от голода: в течение XX в. Самарская губерния голодала 8 раз, Саратовская 9. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозёрных[93] и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечернозёмных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 98 гг. приблизительно в том же районе; в XX в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечернозёмных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)»[94].

Как мы видим, в дореволюционной русской деревне голод был отнюдь не редким гостем. Чем же объяснялось подобное состояние сельского хозяйства?

«Причины современных голодовок не в сфере обмена, а в сфере производства хлеба, и вызываются прежде всего чрезвычайными колебаниями русских урожаев в связи с их низкой абсолютной величиной и недостаточным земельным обеспечением населения, что, в свою очередь, не даёт ему возможности накопить в урожайные годы денежные или хлебные запасы. Несмотря даже на некоторый подъём абсолютных величин русских урожаев (за последние пятнадцать лет на 30%), они всё ещё остаются очень низкими по сравнению с западноевропейскими, а самый подъём урожайности происходит очень неравномерно: он значителен в Малороссии (на 42%) и на юго-западе (47%) и почти не сказывается в Поволжье, где крестьянские ржаные посевы дают для последнего десятилетия даже понижение урожаев.

Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землёй. По известным расчётам Мареса в чернозёмной России 68% населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками. По расчётам комиссии по оскудению центра, на 17% не хватает хлеба для продовольствия крестьянского населения.

Какими бы другими источниками заработков ни располагало крестьянство, даже в среднеурожайные годы мы имеем в чернозёмных губерниях целые группы крестьянских дворов, которые находятся на границе продовольственной нужды, а опыт последней голодовки 1911 г. показал, что и в сравнительно многоземельных юго-восточных губерниях после двух обильных урожаев 1909 и 1910 гг. менее 1/3 хозяйств сумела сберечь хлебные запасы»[95].

О том, чем оборачивался вывоз хлеба для российского крестьянства, писал в 1880 году известный агроном и публицист Александр Николаевич Энгельгардт:

«Когда в прошедшем году все ликовали, радовались, что за границей неурожай, что требование на хлеб большое, что цены растут; что вывоз увеличивается, одни мужики не радовались, косо смотрели и на отправку хлеба к немцам, и на то, что массы лучшего хлеба пережигаются на вино. Мужики всё надеялись, что запретят вывоз хлеба к немцам, запретят пережигать хлеб на вино. "Что ж это за порядки, — толковали в народе, — всё крестьянство покупает хлеб, а хлеб везут мимо нас к немцу. Цена хлебу дорогая, не подступиться, что ни на есть лучший хлеб пережигается на вино, а от вина-то всякое зло идёт". Ну, конечно, мужик никакого понятия ни о кредитном рубле не имеет, ни о косвенных налогах.

Мужик не понимает, что хлеб нужно продавать немцу для того, чтобы получить деньги, а деньги нужны для того, чтобы платить проценты по долгам. Мужик не понимает, что чем больше пьют вина, тем казне больше доходу, мужик думает, что денег можно наделать сколько угодно. Не понимает мужик ничего в финансах, но все-таки, должно быть, чует, что ему, пожалуй, и не было бы убытков, если б хлебушка не позволяли к немцу увозить да на вино пережигать. Мужик сер, да не чёрт у него ум съел.

Еще в октябрьской книжке "Отеч. записок" за прошлый год помещена статья, автор которой, на основании статистических данных, доказывал, что мы продаём хлеб не от избытка, что мы продаём за границу наш насущный хлеб, хлеб, необходимый для собственного нашего пропитания. Автор означенной статьи вычислил, что за вычетом из общей массы собираемого хлеба того количества, которое идёт на семена, отпускается за границу, пережигается на вино, у нас не остаётся достаточно хлеба для собственного продовольствия.

Многих поразил этот вывод, многие не хотели верить, заподозревали верность цифр, верность сведений об урожаях, собираемых волостными правлениями и земскими управами. Но, во-первых, известно, что наш народ часто голодает, да и вообще питается очень плохо и ест далеко не лучший хлеб, а во-вторых, выводы эти подтвердились: сначала несколько усиленный вывоз, потом недород в нынешнем году — и вот мы без хлеба, думаем уже не о вывозе, а о ввозе хлеба из-за границы. В Поволжье голод. Цены на хлеб поднимаются непомерно, теперь, в ноябре, рожь уже 14 рублей за четверть, а что будет к весне, когда весь мужик станет покупать хлеб...

Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен — вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он ещё недоедает. Если довольно хлеба в деревнях — едят по три раза; стало в хлебе умаление, хлебы коротки — едят по два раза, налегают больше на яровину, картофель, конопляную жмаку в хлеб прибавляют. Конечно, желудок набит, но от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут туже, совершенно подобно тому, как бывает с дурносодержимым скотом...

Имеют ли дети русского земледельца такую пищу, какая им нужна? Нет, нет и нет. Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких детей»[96],

Энгельгардту вторил другой русский публицист, убеждённый монархист, один из ведущих сотрудников крупнейшей консервативной газеты «Новое время» Михаил Осипович Меньшиков:

«В старинные времена в каждой усадьбе и у каждого зажиточного мужика бывали многолетние запасы хлеба, иногда прямо сгнивавшие за отсутствием сбыта. Эти запасы застраховывали от неурожаев, засух, гесенских мух, саранчи и т.п. Мужик выходил из ряда голодных лет всё ещё сытым, не обессиленным, как теперь, когда каждое лишнее зерно вывозится за границу»[97].

«С каждым годом армия русская становится всё более хворой и физически неспособной. До трёх миллионов рублей ежегодно казна тратит только на то, чтобы очиститься от негодных новобранцев, "опротестовать" их. Из трёх парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы. И несмотря на это, срок солдатской службы всё сокращается. Хилая молодёжь угрожает завалить собою военные лазареты. Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, — вот причины физического истощения...

Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около 40 проц. новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении навоенную службу. На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чём многие не имеют уже понятия в деревне...»[98].

«Перестанемте, господа, обманывать себя и хитрить с действительностью! Неужели такие чисто зоологические обстоятельства, как недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры у русского простонародья ничего не значат? Но они отражаются крайне выразительно на захудании человеческого типа в Великороссии, Белоруссии и Малороссии. Именно зоологическая единица — русский человек во множестве мест охвачен измельчанием и вырождением, которое заставило на нашей памяти дважды понижать норму при приёме новобранцев на службу. Еще сто с небольшим лет назад самая высокорослая армия в Европе (суворовские "чудо-богатыри"), — теперешняя русская армия уже самая низкорослая, и ужасающий процент рекрутов приходится браковать для службы. Неужели этот "зоологический" факт ничего не значит? Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает до трети человеческого века?»19

В самом деле, в конце XIX века в России до 5-летнего возраста доживало всего 550 из 1000 родившихся детей, тогда как в большинстве западноевропейских стран — более 700[99]. Как отмечали современники:

«Население, существующее впроголодь, а часто и просто голодающее, не может дать крепких детей, особенно если к этому прибавить те неблагоприятные условия, в каких, помимо недостатка питания, находится женщина в период беременности и вслед за нею»[100].

После подобных свидетельств остаётся лишь повторить слова известного писателя-эмигранта (и, кстати, убеждённого монархиста) Ивана Солоневича:

«Таким образом, староэмигрантские песенки о России, как о стране, в которой реки из шампанского текли в берегах из паюсной икры, являются кустарно обработанной фальшивкой: да, были и шампанское и икра, но — меньше чем для одного процента населения страны. Основная масса этого населения жила на нищенском уровне»[101].

На этом фоне особенно безнравственным выглядит ликование некоторых нынешних «патриотов»:

«На европейском хлебном рынке Россия была со своим дешёвым и качественным зерном неоспоримым монополистом... Цена на зерно в Европе была бы намного выше, если бы русский экспорт дешёвого хлеба не сдерживал аппетиты американских, канадских и аргентинских поставщиков»[102].

Поневоле хочется воскликнуть, наплевав на условности: «Чему радуешься, дурак? Тому, что Россия снабжала Европу задарма своим хлебом?» Ради чего терпели лишения русские крестьяне, ради чего голодали русские дети? Чтобы, не дай бог, западный обыватель не переплатил лишний пенс или пфенинг за буханку? Достойная цель, ничего не скажешь!

Каким же образом удавалось выкачивать продовольствие из недоедающей страны? Основными поставщиками товарного хлеба являлись крупные помещичьи и кулацкие хозяйства, державшиеся за счёт дешёвого наёмного труда малоземельных крестьян, вынужденных за гроши наниматься в работники. Как писал по этому поводу всё тот же

А.Н. Энгельгардт:

«Один немец — настоящий немец из Мекленбурга — управитель соседнего имения, говорил мне как-то: "У вас в России совсем хозяйничать нельзя, потому что у вас нет порядка, у вас каждый мужик сам хозяйничает — как же тут хозяйничать барину. Хозяйничать в России будет возможно только тогда, когда крестьяне выкупят земли и поделят их, потому что тогда богатые скупят земли, а бедные будут безземельными батраками. Тогда у вас будет порядок и можно будет хозяйничать, а до тех пор нет"»[103].

Что же касается основной массы крестьян, то они были вынуждены продавать хлеб, которого им самим не хватало, для уплаты налогов и сборов:

«Увеличение нужды в деньгах для уплаты налогов, аренды и для удовлетворения собственных потребностей заставляет крестьянина выносить на рынок всё большее количество произведений своего хозяйства. В результате на рынок вывозится осенью даже тот хлеб, который затем весною самим же крестьянам приходится выкупать обратно. Вся разница в осенних и весенних ценах ложится на крестьянское хозяйство как следствие такой своеобразной залоговой операции. И поскольку общая совокупность неблагоприятных экономических условий заставляет прибегать к ней всё более широкие и менее обеспеченные собственным хлебом группы крестьянских хозяйств, постольку возрастает возможность возникновения острой продовольственной нужды»[104].

ЗАЧЕМ ПОНАДОБИЛАСЬ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ?

После прихода к власти большевиков помещичьи и кулацкие хозяйства были экспроприированы, а земля поделена между крестьянами. Однако при этом новая власть быстро столкнулась с проблемой нехватки товарного зерна: отныне жители деревни выращивали хлеб в основном не на продажу, а для себя.

«Хотя сельское хозяйство в целом и перевалило через довоенный уровень, валовая продукция его главной отрасли — зернового хозяйства — составляла лишь 91 процент довоенного уровня, а товарная часть зерновой продукции, продаваемая на сторону для снабжения городов, едва доходила до 37 процентов довоенного уровня, причём все данные говорили о том, что есть опасность дальнейшего падения товарной продукции зерна.

Это означало, что дробление крупных товарных хозяйств в деревне на мелкие хозяйства, а мелких на мельчайшие, начавшееся в 1918 году, всё ещё продолжается, что мелкое и мельчайшее крестьянское хозяйство становится полунатуральным хозяйством, способным дать лишь минимум товарного зерна, что зерновое хозяйство периода 1927 года, производя немногим меньше зерна, чем зерновое хозяйство довоенного времени, может, однако, продать на сторону для городов лишь немногим больше третьей части того количества зерна, которое способно было продать довоенное зерновое хозяйство»[105].

Особенно серьёзно проблема нехватки товарного зерна встала в 1927 году, когда международная обстановка вокруг СССР резко обострилась. В апреле в Китае происходит переворот Чан Кайши. 27 мая Англия разрывает дипломатические отношения с Советским Союзом[106].7 июня в Варшаве состоявшим в польском подданстве русским белоэмигрантом был убит полпред СССР в Польше П.Л. Войков[107]. В воздухе ощутимо запахло войной.

В этой ситуации крестьяне стали придерживать хлеб в расчёте на то, чтобы продать его подороже: «Пришёл момент, когда у нас просят хлеб за мануфактуру. Совдепия начинает плясать под нашу дудочку, ну и пусть — как они ни вымогают — мы воздержимся, пока не будут платить по рублю за пуд ржи и по два рубля за пуд пшеницы»[108].

Если к январю 1927 года было заготовлено 428 млн пудов зерна, то к январю 1928 года — лишь 300 млн[109]. Единственный выход из сложившейся ситуации состоял в том, чтобы вновь создать крупные хозяйства, способные дать стране товарный хлеб.

Другой причиной являлась необходимость форсированной индустриализации. Отставание от развитых стран достигло критического уровня, что наглядно показала 1 -я мировая война. В результате революции и гражданской войны это отставание ещё больше увеличилось. Стало ясно, что если радикально не изменить ситуацию, следующая война станет для России последней, поскольку приведёт её к гибели.

Однако для развития промышленности нужны не только станки, но и те, кто будет на них работать. Другими словами, нужен постоянный приток в город рабочей силы. При царе эта проблема решалась медленно и мучительно. Человек по природе своей консервативен и весьма неохотно идёт на резкое изменение образа жизни. В первую очередь, деревню покидали малоземельные бедняки. Революция, наделив крестьян землёй, лишила их стимула к переселению в город.

Коллективизация высвободила миллионы рабочих рук, направленные в промышленность. В 1927-1938 гг. из деревни в город переселилось 18,7 млн человек[110]. Если в 1926 году в городах проживало 18% населения СССР, то к 1939 году доля городского населения поднялась до 33%[111].

СКОЛЬКО СОСЛАНО КУЛАКОВ?

Разумеется, коллективизация и раскулачивание не остались без внимания обличителей Сталина. Полёт их буйной фантазии не знает границ. Вот что пишет, к примеру, А.И. Солженицын:

«...был поток 29-30-го годов, с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллионов пятнадцать мужиков (а как-то и не поболе)»[112].

Сколько же раскулаченных было отправлено в ссылку на самом деле? Отложим в сторону страшные сказки Солженицына и К° и обратимся к документам.

30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации»[113]. Согласно этому документу кулаки были разделены на три категории:

первая категория — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний,

вторая категория — остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупо- мещиков,

третья категория — остальные кулаки.

Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и их дела передавались на рассмотрение спецтроек в составе представителей ПП (полномочных представительств) ОГПУ, обкомов (крайкомов) ВКП(б) и прокуратуры.

Члены семей кулаков 1 -й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдалённые местности СССР или отдалённые районы данной области (края, республики) на спецпоселение.

Кулаки, отнесённые к 3-й категории, расселялись в пределах района на новых, специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях[114].

В постановлении устанавливалось и ориентировочное количество кулаков 1 -й и 2-й категории по регионам36:

Районы

1-я категория

2-я категория

Средняя Волга

3-4 тыс.

8-10 тыс.

Нижняя Волга

4-6 тыс.

10-12 тыс.

Северный Кавказ и Дагестан

6-8 тыс.

20 тыс.

Центрально-Чернозёмная область

3-5 тыс.

10-15 тыс.

Сибирь

5-6 тыс.

25 тыс.

Урал

4-5 тыс.

10-15 тыс.

Казахстан

5-6 тыс.

10-15 тыс.

Украина

15 тыс.

30-35 тыс.

Белоруссия

4-5 тыс.

6-7 тыс.

Второй этап массового раскулачивания и выселения кулаков начался весной 1931 года.

Всего за 1930 и 1931 год, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам37 ГУЛАГа ОГПУ «Сведения о выселенном кулачестве в 1930-1931 гг.», было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью

1 803 392 человека. В справке приводится и статистика выселенных семей по регионам:

Сведения о выселенном кулачестве в 1930/31 гг.38

№№по

пор.

Откуда

высланы

Кол-вовысе

ленных

семей

Куда высланы

1 У.С.С.Р. 63720 Севкрай (19658 с.), Урал (32127 с.), Зап. Сибирь (6556 с.), Вост. Сибирь (5056 с.), Якутия (97), ДВК (323 с.)
2

Сев. Кав. Край

38404 Урал (25995 с.), Сев. Кав. край (12409 с.)

36 Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание. М., 1996. С.69.

37 До 1934 года сосланные кулаки назывались спецпереселенцами, в 1934-1944 гг. — трудпоселенцами, с марта 1944 года — спецпереселенцами, с 1949 года — спецпоселенцами.

38 ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.89. Л.207.

3 Н.Волж. Край 30933 Сев. Край (10963 с.), Урал (1878), Казахстан (18092 с.)
4 Ср.Волж. Край 23006 Сев. Край (5566 с.), Урал (663 с.), Вост. Сиб. Кр. (620 с.), Казахстан (11477 с.), ДВК (2180 с.), СВК (2500 с.)
5 Ц.Ч.О. 26006 Сев. Край (10236 с.), Урал (1408 с.), Вост. Сибирь (2367 с.), Казахстан (10544 с.), ДВК (1097 с.), Якутия (354 с.)
6 Б.С.С.Р. 15724 Сев. Край (4763 с.), Урал (9113 с.), ДВК (1561 с.), Якутия (287 с.)
7 Крым 4325 Сев. Край (1553 с.), Урал (2772 с.)
8 Татария 9424 Урал (7810 с.), ДВК (1614 с.)
9 Ср.Азия 6944 Казахстан (159 с.), Сев. Кав. Край (2213 с.), УССР (3444 с.), Ср. Азия (1128 с.)
10 Нижкрай 9169 Севкрай (2471 с.), Урал (5201 с.), Казахстан (50 с.), Нижкрай (1497 с.)
11 Зап. Область 7308 Урал (7308 с.)
12 Ив. Пр. Область 3655 Урал (3655 с.)
13 Башкирия 12820 Зап. Сиб. Край (5305 с.), Вост. Сиб. кр. (1515 с.), Башкирия (6000 с.)
14 Моск. обл. 10813 Урал (3112 с.), Зап. Сибирь (4729 с.), Казахстан (2972 с.)
15 Севкрай 3061 Севкрай (3061 с.)
16 Л.В.О. 8604 Урал (337 с.), Зап. Сибирь (1269 с.), Вост. Сибирь (929 с.), Якутия (725 с.), ЛВО (5344 с.)
17 Урал 28394 Урал (26854 с.), ЛВО (1540 с.)
18 Зап. Сиб. кр. 52091 Зап. Сиб. Край (52091 с.)
19 Вост. Сиб. Край 16068 Вост. Сиб. Край (16068 с.)
20 Д.в.к. 2922 ДВК (2922 с.)
21 Казахстан 6765 Казахстан (6765 с.)
22 Закавказье 870 Казахстан (870 с.)
ИТОГО: 381026
1803392человек

При внимательном анализе таблицы можно обнаружить две арифметические ошибки: с Украины было выселено не 63 720, а 63 817 семей (не учтены 97 семей, выселенных в Якутию), а из Нижегородского края — не 9169, а 9219 (не учтены 50 семей, выселенных в Казахстан). Таким образом, всего было выселено 381 173 семьи, из них 136 639 подверглись внутрикраевому переселению, а 244 534 были выселены в другие районы.

Примерно такое же количество высланных в северные и отдалённые районы приводит и Ягода в докладной записке Сталину от 12 октября 1931 года. Он сообщил, что выселение кулачества из районов сплошной коллективизации, производившееся с 20 марта по 25 апреля и с 10 мая по 18 сентября, закончено. За это время было перевезено 162 962 семьи (787 241 человек), в том числе мужчин — 242 776, женщин — 223 834 и детей — 320 731, что вместе с выселенными в 1930 году составит 240 757 семей (1 158 986 человек)39.

Таким образом, солженицынский «поток с добрую Обь» на самом деле включал не «15 миллионов мужиков», а где- то около полумиллиона, то есть «усыхает» в 30 раз.

Однако численность кулаков, зарегистрированных по месту ссылки, существенно уступает количеству отправленных в ссылку. Вот данные, приведенные в докладной записке Ягоды Сталину от 4 января 1932 года.

Расселение спецпереселенцев по состоянию на конец 1931 года40:

Регион

семей

человек

Урал

130 067

540 818

Северный край

н/св.

131 313

Западная Сибирь

66 206

283 890

Восточная Сибирь

20 647

91 331

Дальний Восток

10 497

43 746

Алдан

н/св.

5 600

Северный Казахстан

33 098

149617

39 Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание. М., 1996. С. 194.40 Там же. С.242.
Южный Казахстан

9 841

42 347

Средняя Азия

2 073

10 472

Украина

3 520

15 057

Северный Кавказ

13811

55 869

Нижегородский край

1 449

5915
Ленинградская обл.

8 140

32 905

Средняя Волга

н/св.

12 500

Как мы видим из таблицы, общее количество кулаков в местах расселения составило на конец 1931 года 1 421 380 человек, а выслано было, как мы помним, 1 803 392. Куда же делась разница в 382 012 человек?

Во-первых, многие из них бежали из мест поселения:

Справка о бегстве кулаков с мест высылки по состоянию на 12-е июня 1930 г.

1. До настоящего времени было ввезено из других областей и переброшено внутри края кулаков 2-й категории в основные места расселения кулаков:

а) в Северном крае — 46562 семьи — 230065 чел.

б) « Уральской обл. — 31543 —«---- 151249 чел.

в) « Сибирском кр. — 17160 —«---- 103098 чел.

2. Бегство кулаков с эшелонов во время пути было совсем незначительное — по 189 эшелонам бежало 11 человек (10 мужчин и 1 ребёнок; среди них 3 одиночек — мужчин «особого назначения», из которых 1 при побеге был убит).

3. Бегство высланных кулаков начинает принимать значительные размеры с начала апреля м-ца, как с пунктов временного размещения, так и с мест работ (с лесоразработок). Большая часть бегущих кулаков с лесоразработок являлись к своим семьям в места временного расселения. Основная причина бегства с мест работ — беспокойство о семье, отсутствие у многих ссыльных кулаков кожаной обуви для работы в лесу, также недостаточная охрана в местах работы.

4. Особенно большие размеры бегство кулаков с мест высылки принимает с наступлением более тёплой погоды — с конца апреля и начала мая месяца. Значительно облегчает побег взрослых кулаков отправка детей кулаков на родину, что подтверждается следующими фактами:

Из лагеря бежала Котельникова Мария 25 лет, с сыном Александром 7 мес. Остальных своих детей Котельникова сдала на воспитание гр. Сухиз, с которыми, по данным, уехала и сама (спец. св. №46 от 18/IV — лагерь №8 Сев- края).

Из лагеря бежала Чебановская Ксения 32 л., из Запорожского окр., которая ходила провожать отправляемых на родину детей и в лагерь не возвратилась.

Из лагеря бежали: Юмахины Мария 20 л. и Ирина 37 л., из Острогожского окр., обе они бежали с отпущенными на родину детьми (спец. св. №47 от 20/IV, Прилукский лагерь и лагерь №2 Севкрая).

За последние два дня из лагеря бежали: Артёменко Лукерья 61 г., Глушкова Мария 24 л. с ребёнком Иваном 10 мес. и Кривцова Анастасия 63 л. Бежали при отпуске детей на родину с родственниками, приехавшими за детьми.

В связи с приездом родственников к выселенным, отмечаются случаи побегов из бараков. Отмечены также случаи отправки вещей багажом (спец. сводка №48 от 24/IV, лагерь №2 и лагеря Няндомского окр. Севкрая).

5. О массовом возвращении бегущих кулаков на родину сообщали ПП ОГПУ УССР, БССР, СКК и ЦЧО.

Бежавшие из ссылки кулаки терроризируют местный актив и бедноту, добиваясь возвращения конфискованного имущества и земельных наделов. Угрожают активистам расправой, распространяют провокационные слухи, организовывают массовые выступления, активно противодействуют расселению кулачества 3-й категории и вообще усиливают тенденции среди части крестьян за возвращение всех высланных кулаков.

Например:

В Одесском окр., в селе Васильевке, Андре-Ивановс- кого р-на, при попытке задержания бежавших из ссылки кулаков, возникло массовое выступление, с участием 150 женщин, которые потребовали не только оставления прибывших из ссылки кулаков, но и возвращения им конфискованного имущества. Толпой женщин кулаки были вселены в свои прежние хаты.

По Артёмовскому округу собралось 35 женщин, требовавших возвращения высланных кулаков, в селе Корсуни, Рыковского р-на. Толпой руководила самовольно возвратившаяся кулачка Радулая.

По Роменскому окр. Возвратившиеся из ссылки жёны кулаков Кривобок Александра, Ильина Анна и др. — терроризируют актив, придираются к бедноте. Дети этих кулаков бросают камни и палки в свои прежние хаты, где поселились бедняки.

В Николаевском окр. ряд кулаков, самовольно возвратившихся из ссылки, предъявили сельским советам требования о возвращении с мест ссылки членов их семей.

В Киевском окр. отмечено ряд фактов, когда активные колхозники не только ходатайствовали о возвращении высланных кулаков, но и укрывают их у себя.

В Гомельском округе самовозвращение кулаков в большинстве районов обставляется весьма торжественно. Предварительно извещённые родственники и знакомые собираются на станции и огромной толпой сопровождают их на место жительства. 6/V в Будо-Кошелевский р-н прибыло 4 семьи, встреча которых произошла крайне торжественно.

В Лоевский р-н, Гомельского окр., возвратилась семья Казакова, осуждённого к 5-ти годам концлагеря Тройкой ПП. Возвратившаяся семья устроила дебош, потребовала возвращения дома и др. имущества, уже находящегося в пользовании колхоза.

По Артёмовскому окр. в целом ряде сёл отмечены факты, когда бедняки оставляют кулацкие дома под влиянием провокационных слухов о возвращении всех кулаков из ссылки, чему особенно способствует возвращение ряда кулацких семей.

Насколько массовые размеры в отдельных местах принимают возвращение бегущих кулаков в места прежнего жительства, показывают следующие факты:

Из села Дергачи (Харьковского окр.) было выслано 16 чел. — возвратились все.

Из села Веськовки, Дергачёвского р-на (Харьковского окр.) было выслано 59 человек — возвратились 52.

По Золочёвскому р-ну (Харьковск. окр.) вернулось 114 чел.

6. Особо отрицательное влияние на политические настроения основных прослоек крестьянства оказывает возвращение ДЕТЕЙ.

К прибывающим из ссылки детям собираются группами крестьяне, расспрашивают их о положении на севере, проникаются сочувствием к высланным и предъявляют различные незаконные требования. В Уманском окр. сведения, сообщённые вернувшимися из ссылки детьми, послужили началом возникновения волынки с участием женщин в Бабанском р-не, потребовавших: немедленного возвращения высланных кулаков, немедленного восстановления раскулаченных и созыва общего собрания; 300 женщин собрались у Сельсовета, препятствуя аресту зачинщиков волынки.

7. Часть бегущих кулаков, возвращаясь к месту прежнего жительства, переходит на нелегальное положение, не имеют постоянного местожительства, частично живут в лесах или скрываются у своих родственников.

Возвращающиеся беглые кулаки становятся базой для развития бандитизма, как например:

Активное участие в банде, оперировавшей недавно в Роменском окр., принимали 22 бежавших из ссылки кулака, которые и влились в банду, руководимую бежавшим из ссылки попом Скоробогатько.

8. Всего бежало:

а) из Севкрая — 14123 чел. — по данным на 1 июня.

б) « Урала — 837 « — по данным на 10 мая.

в) « Сибири — 225 « — лишь по одному району Галки, по данным на 20/IV.

Из общего количества 14123 бежавших из Севкрая — на родину бежало около 6000 чел., остальные — с мест работ и постоянного поселения к своим семьям. Из числа бежавших на родину за всё время задержано 2752 чел.

Из общего количества бежавших из Урала 837 чел. было поймано 419 чел., явилось 16 человек.

Особенно массовые размеры бегство кулаков приняло в последнее время, в период переселения кулацких семей в места постоянного поселения. Из Севкрая за последнюю пятидневку мая (начало перевозок) бежало 2779 человек.

8.[115] По данным Севкрая, основной контингент бегущих составляют те кулацкие семьи, которые отправили своих детей на родину.

Основные ухищрения, применяемые кулаками при бегстве:

а) Шли в обход тем пунктам, где существовал контроль ОГПУ, а в некоторых случаях почти весь путь на территорию Севкрая шли пешком.

б) Выдавали себя за родственников, приезжающих за малолетними детьми и для свидания.

в) Приобретали с родины документы на чужие фамилии, а в некоторых случаях получали документы и от Сельсоветов на своё собственное имя. Эти документы высылались кулакам, как в письмах, так и через приезжающих на свидание односельчан.

В Вологде 4 и 5 июня сняты с поездов приехавшие на свидание с кулаками родственников до 800 чел., у которых при обыске найдено 154 поддельных документов для бегства. К некоторым отобранным документам были приложены наставления, как ими пользоваться. Снятые с поездов возвращены обратно, кроме лиц, у которых найдены подложные документы.

г) Приобретали подложные документы на месте и заявляли в Адмотдел об утере документов и оттуда получали временные виды на жительство на чужие фамилии.

д) Отмечены факты изготовления самими кулаками фиктивных документов.

В лагере Шелекса арестован один кулак, у которого отобраны им изготовленные штамп Макарьевской Сельрады, Киевского окр. и печать коменданта ст. Шелекса.

Арестованный снабжал кулаков «документами» для выезда на родину.

По сообщению Гомельского Окр. отд. большинство возвратившихся из ссылки кулаков 2-й категории располагают «документами» об освобождении из лагерей ст. Лузы, Сев. Двинского окр. По проверке этих фактов, по сообщению ПП Севкрая, предъявленные документы являются подложными.

10. Помимо прямого нежелания оставаться в Северном крае, являющегося основной причиной бегства, массовость побегов из Севкрая, по сравнению с Уралом, увеличивает хозяйственная неустроенность кулаков в местах постоянного поселения. До сих пор в Севкрае ещё не получены стройматериалы, инвентарь, лошади и т.д., в то время, как на Урале многие из вселённых кулаков уже обеспечены сельхозинвентарём, семенами, лошадьми, занялись строительством своих посёлков, обработкой огородов и т.д.

11. Значительно усиливает бегство кулаков их безнаказанность и даже радушный приём, оказываемый самовольно возвратившимся на родину кулакам со стороны населения и подчас даже со стороны местных сельских властей. Эти вести быстро распространялись среди оставшегося кулачества, усиливая у последних тенденции к побегу.

Зафиксировано несколько случаев, когда письма бежавших кулаков о том, что их никто не преследует, являлись стимулом к усилению побегов.

12. В целях решительной борьбы с бегством кулаков из ссылки на местах приняты следующие меры:

а) ППОГПУ Урала:

1. Во всех пунктах кулацкой ссылки среди кулаков введена круговая порука с выделением от каждого десятка ответственного старшего, с обязательством вести наблюдение за вверенным десятком и немедленно сообщать о всех случаях и попытках к бегству. В связи с введением круговой поруки установлено отобрание подписок, как у группы кулаков, так и у старших десятков.

2. В округах с кулацкой ссылкой приняты меры к привлечению населения к заинтересованности поимки бежавших кулаков с выдачей единовременного вознаграждения до

30 рублей. Причём с пойманных кулаков устанавливается штраф за побег в размере 100 рублей.

3. Приняты меры к наблюдению за ссыльными — усилением агентурного обслуживания.

б) ПП ОГПУ Севкрая:

1. Усилено агентурное освещение кулачества, с целью своевременного выявления подготовок к побегам и оперативная работа по случаям подготовки организованных побегов.

2. К борьбе с бегством кулаков привлечена милиция и сельский актив (партийцы, комсомольцы, батрачество, колхозники и т.д.) с обещанием премирования в отдельных случаях.

3. Создаётся до 20 летучих чекистских отрядов, которые оперируют в «узловых пунктах» и наиболее поражённых бегством местах.

4. Прекращён отпуск на родину детей.

5. Воспрещён допуск к высланным кулакам приезжающих к ним родственников и знакомых. Всех приезжающих предложено немедленно возвращать домой. Лиц, везущих документы и иным путём подготовляющих к побегу кулаков, будут судить на Тройке.

6. Введена круговая порука за побеги.

7. Установлен более жёсткий режим во внутреннем распорядке бараков, создавая максимальнейшие трудности побега.

8. Подвергнута конфискации вся входящая и исходящая корреспонденция кулаков в местах временного расселения.

9. Усилена проверка поездов и пароходов.

13. При сём прилагается отдельная справка о принятых со стороны КРО ОГПУ мероприятиях против бегства кулаков с мест высылки.

Начальник опергруппы /Пузицкий/

12-го июня 1930 г.42

Справка
о количестве бежавших с мест высылки кулаков 2-й категории

№№по

пор.

Наиме-нование края (области) Количество вселён, кулаков Количество бе- жавш. кулаков Колич. пойманных кулаков

Направлен, пойман, кулаков

Коли- чество кулаков числя- щихся в бегах Приме- чание
семей человек

чело

век

в %% отношен, к общ.кол.

вселён.

чело

век

в%% отнош. к общ. кол. сбежавших Водво- рены на места посе- ления Осужд. и посажены в лагеря

Содерж.

под- следств.

под

стражей

1. Севкрай 46562 230065

39743

17,3%

24285

61%

17590 3100

3595

15458 На 1 /XII—30 г.
2. Урал 30474 145205

9666

6,7%

1942

20%

нет данных

7724 « 18/XII—«
3. Зап. Сибкрай 9102 35873

21000

58,5%

6860

33%

«

«

«

14140 « 20/XII—«
4. ДВК 3796 19374

50

0,3%

15

30%

«

«

«

35

« 1/Х1-«
5. Казахстан 1424 7590

1400

18,4%

8

0,6%

«

«

«

1392 « 1/Х1-«
Всего: 91358 438107

71859

16,4%

33110

46%

17590

3100

3595

38749

Примечание: Вовсе нет данных о количестве бежавших и задержанных кулаков по Вост. Сибкраю, Алдану и ЛВО (Хибинские апатиты).

7-го февраля 1931 г.

Г АРФ. Ф.Р-9414. On. 1. Д. 1943. Л. 103.

Побеги в начальный период ссылки облегчались тем обстоятельством/ что до июля 1931 года расселением/ трудоустройством и другими вопросами/ связанными со спецпереселенцамИ/ ведали краевые и областные исполкомы. И лишь постановлением СНК СССР от 1 июля 1931 года «Об устройстве спецпереселенцев» административное управление бывшими кулаками и их хозяйственное устройство было поручено ОГПУ[116]. Специальные (трудовые) поселения ГУЛАГа для высланного кулачества были организованы согласно постановлениям СНК СССР от 20 апреля 1933 года №775/146с и от 21 августа 1933 года

№1796/393с.

Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР

Москва, Кремль

№775/146с 20-го апреля 1933 г.

Об организации трудовых поселений ОГПУ

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1) Возложить на ОГПУ организацию трудовых поселений по типу существующих спецпосёлков для размещения в них и хозяйственного освоения вновь переселяемых контингентов.

Реорганизовать Главное Управления лагерей ОГПУ в Главное Управление лагерей и трудовых поселений ОГПУ, увеличив штаты в центре и на местах по согласованию с РКИ. Одновременно реорганизовать аппараты по спец- переселенцам в Сибири и Ка за кета не, предложив ОГПУ в

2- декадный срок представить структуру организации трудовых поселений в этих областях и в местах расселения.

Начальником Главного Управления лагерей и трудовых поселений ОГПУ назначить т. Бермана М.[117], а его

заместителями: по лагерям — т. Раппопорта и по трудпо- селениям — т. ..рина[118].

В создаваемые трудпоселения должны быть направлены следующие контингенты:

а) выселяемые из районов сплошной коллективизации кулаки;

б) выселяемые за срыв и саботаж хлебозаготовительных и др. кампаний;

в) городской элемент, отказывающийся в связи с паспортизацией выезжать из Москвы и Ленинграда;

г) бежавшие из деревень кулаки, снимаемые с промышленного производства;

д) выселяемые в порядке очистки государственных границ (Запада и Украины);

е) осуждённые органами ОГПУ и судами на срок от 3-х до 5-ти лет включительно, кроме особо-социально опасных из них.

2) Трудовое использование выселяемых контингентов осуществляется непосредственно Главным Управлением лагерей и Трудовых Поселений ОГПУ путём организации в местах расселения сельского хозяйства, рыболовства, кустарных промыслов и других видов хоз. деятельности.

3) Возложить на ОГПУ организацию жилищного, культурно-бытового и санитарно-медицинского строительства в трудовых поселениях и обеспечения всеми видами снабжения (продовольствие, промтовары, сельхозоборудова- ние, инвентарь и пр.). Посёлки создавать в пределах от 300 до 500 семейств каждый.

4) Обязать наркоматы и хозорганы, обслуживающие спецпереселенцев старого расселения, занимающихся сельским хозяйством и рыболовством (Нарым и Сев. Ка- закстан), не позднее 1 -го мая по балансу передать ОГПУ все денежные и материальные средства, полученные как в бюджетном порядке, так и по банковскому кредиту. Весь аппарат этих наркоматов и хозорганов, занятый обслуживанием спецпереселенцев — также передать ОГПУ.

5) Контингент вновь переселяемых приравнять во всех отношениях к спецпереселенцам, расселённым в 1930- 1931 гг.

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР

В. Молотов (Скрябин)

Управделами Совета Народных Комиссаров Союза ССР И. Мирошников46

Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР

Москва, Кремль №1796/393сс

21 августа 1933 г.

Об организации трудовых поселений

Во изменение и дополнение постановления СНК СССР от 20 апреля 1933 года №775/146с, в соответствии с инструкцией ЦК и СНК от 8.V. с.г. № П6028, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. В течение 1933 года направить в трудпосёлки ОГПУ Западной Сибири и Казакстана, кроме уже выселенных, прибывших на места и находящихся в пути — 124.000 человек, дополнительно 426.000 человек, в том числе:

а) кулаков, выселяемых в индивидуальном порядке — 12.000 семей — 48.000 человек (4.000 семей передаются Кузбассуглю), с разбивкой по краям и областям, указанной в инструкции ЦК и СНК № П6028;

6) из мест лишения свободы, осуждённых на сроки от

3- х до 5-ти лет 133.400 человек с последующей доставкой к ним их семей согласно п.6 разд.Ш Инструкции ЦК и СНК от 8-го мая — всего в количестве триста семьдесят восемь тысяч человек.

2, 3,4, 5, 6, 7, 18, 20, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 29, 30, 31, 33, 34 постановления от 20 апреля остаются в силе без изменений.

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР — Я. Рудзутак

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров Союза ССР — И. Мирошников[119]

Но даже после этого активный розыск беглецов обычно не вёлся.

Из «Справки о состоянии трудовых поселений ГУЛАГ НКВД СССР», составленной в 1938 году помощником начальника отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР Афанасьевым:

«За время существования трудпосёлков в Архангельской области бежало трудпоселенцев значительно больше, чем осталось в трудпосёлках: состоит на учёте 38 700 чел. числится в бегах 51 ООО «

Борьба с побегами велась совершенно не удовлетворительно.

Местный розыск и розыск по месту родины годами не объявлялся»48.

Из аналогичной справки, датированной февралём 1939 года и подписанной начальником отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД Тишковым:

«За время с 1932 по 1937 год включительно из трудпосёлков бежало 632 860 чел. Возвращено из бегов за этот же период — 215 445.

Обследование Архангельской области в 1938 году показало, что разбежалось трудпоселенцев значительно больше, чем осталось в трудпосёлках.

Состоит на учёте 38 700 чел.

А числится в бегах — 51 000 чел.

Коменданты трудпосёлков Архангельской области объявляли розыск бежавших только в том случае, когда им случайно удавалось узнать, где проживает бежавший.

Циркуляр НКВД и Прокурора Союза за №94 от 15 октября 1936 года при его практическом применении значительно суживает круг лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за побег из трудпосёлков»[120].

«Пользуясь ослаблением режима, многие трудпоселенцы разъехались из трудпосёлков, проникли на заводы оборонного значения, электростанции и другие предприятия в Краевых, Областных центрах и различных городах.

Снятие их оттуда и водворение в трудпосёлок встречает затруднения в связи с тем, что они работают на этих предприятиях ряд лет, приобрели квалификацию, многие сумели получить паспорта, вступили в брак с другими рабочими и служащими и обзавелись в ряде случаев своими домами и хозяйством»[121].

По циркуляру ГУЛАГа ОГПУ от 22 мая 1932 года имущество бежавшего спецпереселенца поступало в полное распоряжение членов его семьи, проживавших в местах высылки. Имущество же бежавших одиночек, т.е. не имевших семьи, сохранялось в течение шести месяцев, после чего подвергалось конфискации[122].

Ещё одна причина расхождения численности высланных и фактически находившихся на учёте состоит в том, что в момент прибытия на спецпоселение сотрудники органов ОГПУ-НКВД нередко производили сортировку выселенных кулаков. Одни из них освобождались, другие направлялись в лагеря ГУЛАГа, большинство оставалось на спецпоселении. Так, в рапорте от 20 мая 1933 года М.Д. Берман докладывал заместителям председателя ОГПУ Агранову и Прокофьеву: «По сообщению СИЬЛАГа ОГПУ, из числа прибывших в Томск контингентов с Северного Кавказа, по состоянию на 20 мая с. г., произведена согласно Ваших указаний проверка 9868 человек. Из этого количества решением Тройки ПП ОГПУ ЗСК вовсе освобождено — 85 человек, освобождено с ограничениями — 2422, осуждено в лагеря — 64, а остальные 7297 человек направляются в трудпосёлки»[123].

Тем не менее, смертность спецпереселенцев во время транспортировки и в первые годы жизни была достаточно высока. Однако причиной этого был не какой-то специально организованный «геноцид», а столь часто встречающиеся в нашей стране разгильдяйство и безответственность, прямое невыполнение на местах отданных сверху приказов. Вот что писал 7 мая 1933 года начальник ГУЛАГа ОГПУ М.Д. Берман в рапорте на имя зам. председателя ОГПУ Г.Г. Ягоды:

«Несмотря на Ваши неоднократные указания ПП ОГПУ СКК о порядке комплектования, организации эшелонов, направляемых в лагеря и трудпосёлки ОГПУ, состояние вновь прибывающих эшелонов совершенно неблагополучно. Во всех прибывающих из Северного Кавказа эшелонах отмечена исключительно высокая смертность и заболеваемость, преимущественно сыпным тифом и остро-желудочными заболеваниями.

По сообщению начальника Сиблага ОГПУ, из состава прибывших из Сев. Кавказа в Новосибирск эшелонов трудпоселенцев №№24, 25, 26, 27, 28 и 29 общей численностью в 10 185 человек умер в пути 341 человек, т.е. 3,3%, в том числе значительное количество от истощения. Такая высокая смертность объясняется:

1) преступно-халатным отношением к отбору контингентов, выселяемых в трудпоселки, результатом чего явилось включение в этапы больных, стариков, явно не могущих по состоянию здоровья выдержать длительную перевозку;

2) невыполнением указаний директивных органов о выделении выселяемым в трудпосёлки 2-х месячного запаса продовольствия; в указанных эшелонах трудпоселенцы никаких собственных запасов продовольствия не имели и во время пути снабжались только хлебом, скверного качества, в количестве от 200 до 400 грамм;

3) горячей пищей эшелоны снабжены не были, кипятком снабжались совершенно неудовлетворительно, с большими перебоями, потребление сырой воды вызвало массовые заболевания...»[124].

20 мая 1931 года Ягода указывал председателю ГПУ Белорусской ССР Реденсу: «Детей выселяемых кулаков до 10-летнего возраста и стариков старше 65-ти лет — разрешается оставлять родственникам и знакомым, изъявившим желание их содержать... Семьи кулаков, не имеющие трудоспособных мужчин, — выселению не подлежат...»[125].

Однако на практике такие указания сплошь и рядом не выполнялись. В рапорте зам. начальника ГУЛАГа Плинера от 26 июля 1933 года на имя Ягоды отмечалось: «Вопреки Вашим категорическим указаниям о ненаправлении в трудпоселки семей, не имеющих в своем составе трудоспособных, по сообщению начальника СИБЛАГа, в эшелонах с высланными кулаками, прибывших в Томск с Северного Кавказа, имеется 930 человек совершенно нетрудоспособных...»[126].

Выселение кулаков, правда, в существенно меньших масштабах, продолжалось и в 1932-1933 гг.

Сводные сведения о движении трудпоселенцев в 1930- 1941 гг. приведены в таблицах на с.90-9356.

Как видно из приведённых данных, после 1933 года смертность среди высланных резко падает, а с 1935 года она практически не отличается от среднего уровня смертности по стране.

Следует отметить, что не все из высланных были кулаками. Как сказано в датированной 28 февраля 1942 года докладной записке «О состоянии трудссылки» на имя заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга С.Н. Круглова, подписанной

Сов. Секретно

Движение трудпоселенцев с 1930 по 1937 г.

1930/31 г.

1932

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г. на 1 /IV

Всего

Расселено человек

1809024

-

-

-

-

-

-

Состояло на 1 января:
семейств

-

-

-

318076

285069

289673

261471
человек

-

1317022

1142084

1072546

976516

1017133

916787
Кроме того состоит восстановл. в правах: 4234

4406

1945

-

43228

136350
Всего:

-

1321256

1137678

1074491

1060361

1053137
Прибыло:
а) вновь вселено

-

71236

268091

111459

117270

77182

9988

655226

б) родилось

-

18053

17082

14033

26122

27617

7318

110225

в) возвращено из бегов

-

37978

54211

45443

33238

23075

3626

197571

г) добровольно возвратил, и др. причины прибыт.

-

74235

59023

84062

66741

37028

4460

325549

Всего прибыло за год:

-

201502

398407

254997

243371

164902

25392

1288571

Убыло:
а) умерло

-

89754

151601

40012

22173

19891

4035

327466

б) бежало

-

207010

215856

87617

43070

26193

6082

585828

в) освобождено

-

-

100488

15366

5736

5678

1899

28679

г) перед, на ижд. в дома собеса, детдома, родств.

-

-

9663

9137

8471

2286

130045

д) осуждено

-

-

-

3038

3492

582

7112

е) разн. прич. убыт.

-

79676

201192

118600

201523

23647

625638

Всего убыло:

376440

467945

353850

202754

265248

38531

1704768

Оставалось на 31 дек. кажд. года и на 1 апр. 37 г. с восстан. в правах:

1142084

1072546

976516

1060361

1053137

1034900

Г АРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.89. Л.213.

Сов. секретно

Сведения

о движении трудпоселенцев по годам с 1932 года по 1941 год

№№по

пор.

Состояло на 1 января

Прибыло

Семей

Человек

Родилось

Прибыло из других краёв Прибыло из других организаций Возвращено из бегов Прочие причины прибытия Всегоприбыло
1 1932 год

1317022

18053

71236

37978

74235

201502
2 1933 год

1142084

17082

268091

54211

59023

398407
3 1934 год

1072546

14033

24196

79241

45443

92084

254997
4 1935 год

285590

973693

26122

66704

40874

33238

79256

246194
5 1936 год

289673

1017133

27617

16645

54342

23075

43223

164902
6 1937 год

261471

916787

29036

10789

49249

17384

21589

128047
7 1938 год

246589

877651

31867

11765

331997

10939

37997

424565
8 1939 год

255425

938552

33716

13467

132627

8290

32599

220699
9 1940 год

262767

997513

32732

6929

78882

4562

14182

137287
10 1317022

230258

489822

767212

235120

454188

2176600
11 1941 год

257635

930221

2561

12 1942 год (1 полугодие)

260965

911716

1637

№№по

пор.

Убыло

Состоит на 31 декабря

Непра

вильно

высла

но

Бежало

Осуж

дено

Освобо- ждено на учёбу Освобо- ждено в порядке пост, от 22/Х-38 г.

Пере

дано

на

ижди

вение

Умерло Передано в другие органи- зации Прочие

при

чины

убытия

Всегоубыло

Семей

Человек
1

207010

89754

79676 376440

1142084
2

215856

151601

100488 467945

1072546
3

15366

87617

9663

40012

94888

106304 353850

285069

973693

4

5736

43070

3038

9137

22173 39391 80209 202754

289673

1017133
5

5678

26193

3492

8471

19891 63608 137915 265248

261471

916787

6

4119

27809

17385

4805

17037

58412

37616 167183

246589

877651

7

616

9712

23830

1489

15961

266326

45730 363664

255425

938552

8

962

7345

2644

11204

1824

1246

16691

93470

26352 161738

262767

997513

9

578

4430

2823

7247

77661

1475

16401

80300

13664 204579

257635

930221

10

33055

629042

53212

18451

79485

36286

389521

696395

627954 2563401

257635

930221

11

2161

260965

911716

12

733

Примечание: 1. В графу «прочие причины прибытия» в 1932 г. и 1933 г. вошли трудпоселенцы, возвращённые в трудпосёлки по отбытии срока наказания, переброски внутри края из хозорганизации в другую хозорганизацию.2. В графу «прочие причины убытия» в 1932 г. и 1933 г. вошли осуждённые, неправильно высланные, переданные на иждивение и внутрикраевые переброски, в 1935-1937 гг. освобождённые на учёбу и вышедшие замуж за нетрудпоселенцев.

Конрадов

Знаменский Г АРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.89. Л.218.

заместителем начальника ГУЛАГа НКВД СССР майором государственной безопасности Завгородним:

«Основную массу трудпоселенцев (871.851 чел.) составляют бывш. кулаки, выселенные из районов сплошной коллективизации по решениям райисполкомов, и бывш. кулаки, бежавшие из деревень в города и впоследствии снятые с промышленности по постановлениям органов НКВД.

Кроме того в трудпосёлках содержатся следующие категории трудпоселенцев:

а) выселенные по решению народных судов за срыв и саботаж хлебозаготовительной и других кампаний;

б) городской элемент, выселенный по постановлениям бывш. троек ОГПУ за отказ выехать из Москвы, Ленинграда и др. режимных центров в связи с паспортизацией;

в) выселенные по постановлениям органов НКВД в порядке очистки государственных границ (Запада и Украины);

г) осуждённые органами б. ОГПУ и судами на срок от 3 до 5 лет; кроме особо социально опасных»[127].

Спецпереселенцы, расселённые в 1930-1931 гг., были освобождены от всех налогов и сборов до 1 января 1934 года. Некоторым из них эта льгота была продлена до 1 января 1935 года. Основная же их масса с 1934 года стала облагаться всеми налогами и сборами на одинаковых основаниях с остальными гражданами[128].

В оплате труда и других условиях работы спецпересе- ленцы приравнивались к обычным рабочим и служащим, за исключением того, что их не принимали в профсоюз. На покрытие расходов, связанных с административным обслуживанием бывших кулаков, из их зарплаты удерживалось до 1 августа 1931 года — 25%, затем 15%, а начиная с 1938 года-5%59.

Постановление №2663 Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Центрального Комитета ВКП(б)

15-го декабря 1935 года

О школах в трудпосёлках

СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают неудовлетворительное руководство со стороны Наркомпроса РСФСР делом обучения и воспитания детей трудпоселенцев: школы в трудпосёлках не укомплектованы учительскими кадрами, среди учителей очень мало членов партии и комсомольцев, педагогическая подготовка подавляющей части учителей — совершенно недостаточна; школы не обеспечены учебными пособиями и в большинстве краёв и областей (Свердловская область, Дальне-Восточный край, Азо- во-Черноморский край и др.) размещены в непригодных помещениях. Краевые, областные и районные отделы народного образования не уделяют надлежащего внимания этим школам и не оказывают им необходимой конкретной помощи.

Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:

1. Обязать Наркомпрос РСФСР совместно с НКВД в месячный срок разработать и внести на утверждение отдела Школ ЦК ВКП(б) конкретные мероприятия по развёртыванию и укреплению школьной сети в трудпосёлках, обеспечив охват детей трудпоселенцев всеобщим обучением на общих основаниях. В плане школьного строительства на ближайшие 2-3 года предусмотреть постройку новых школьных зданий (от начальных до средних школ) в наиболее крупных трудпосёлках за счёт местного бюджета.

2. Установить, что непосредственное руководство школами трудпосёлков (назначение административного и учительского состава, инспектирование, снабжение учебными пособиями, финансирование и т.д.) осуществляют соответствующие районные отделы народного образования. Краевым и областным отделам народного образования обеспечить систематический контроль и наблюдение за состоянием школ в трудпосёлках.

3. Наркомпросу РСФСР в двухмесячный срок полностью укомплектовать школы в трудпосёлках проверенными кадрами подготовленных учителей, имеющих высшее или среднее педагогическое образование.

4. Поручить ЦК ВЛКСМ в месячный срок наметить и провести в жизнь ряд мероприятий по укреплению пионерских организаций в школах трудпосёлков, учтя особые условия и значение политического воспитания детей трудпоселенцев. ЦК ВЛКСМ командировать в распоряжение НКПроса РСФСР не менее 100 комсомольцев для работы в школах трудпосёлков.

5. Детей трудпоселенцев, окончивших неполную среднюю школу, принимать на общих основаниях как в техникумы, так и в другие специальные средние учебные заведения; окончивших среднюю школу допускать на общих основаниях в высшие учебные заведения.

Председатель народных комиссаров60 СССР (В.Молотов) Секретарь Центрального Комитета ВКП(б) (И.Сталин)61

60 Так в тексте. — И.П.

61 ГАРФ. Ф.Р-9479. On. 1. Д.25. Л. 19-20.

Подпись: 97В датированной сентябрём 1938 года «Справке о состоянии трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР» на имя наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова, подписанной начальником отдела трудпоселений ГУЛАГа НКВД СССР старшим лейтенантом госбезопасности Конрадовым сообщалось:

«В трудовых поселениях имеется 1106 начальных школ, 370 неполных средних и 136 средних школ. Кроме того, 12 техникумов и 230 школ профтехнического образования. Всеми учебными заведениями трудовых поселений охвачено 217.454 учащихся детей трудпоселенцев.

Имеющейся сетью детсадов и детплощадок охвачено 22.029 детей дошкольного возраста.

Дети, не имеющие родителей, размещены в поселковых детских домах, которыми охвачено 5.472 человека.

Для обслуживания школьной сети трудовых поселений имеется 8.280 учителей. Из них 1104 учителя трудпосе- ленцы. В дошкольных учреждениях работает 2.749 человек воспитателей.

Все школьные и дошкольные учреждения, а также детские дома переданы в конце 1936 и в течение 1937 года в соответствии с постановлением СНК СССР в ведение местных органов Наркомпроса.

Для культурно-массовой работы среди трудпоселенцев в трудпосёлках имеется 813 клубов, 1202 изб-читален и красных уголков, 440 кино-передвижек, 1149 библиотек.

Сеть медицинского обслуживания трудпоселенцев передана органам здравоохранения»[129]

На рапорте М.Д. Бермана от 29 октября 1935 года по вопросу о записи в актах гражданского состояния детей трудпоселенцев Г.Г. Ягода поставил резолюцию: «Труд- поселенцы будут восстановлены [в правах], поэтому надо записывать так, как хотят родители. В метриках писать, что это ребенок трудпоселенца — не следует и не к чему. Г.Я. 1 /XI.»[130].

Постановление Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР

О порядке восстановления в избирательных правах детей кулаков

Президиум Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР постановляет:

Дополнить п. «р.» ст.6 Инструкции о выборах в советы (Собр. Зак. Союза ССР 1930 г. №50 ст.524) следующим абзацем:

«Дети высланных кулаков как находящиеся в местах ссылки, так и вне её, и достигшие совершеннолетия, восстанавливаются в избирательных правах районными исполкомами по месту их жительства при условии, если они занимаются общественно-полезным трудом и добросовестно работают».

Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР М.Калинин

И.о. Секретаря Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР А.Медведев

17 марта 1933 г.64

Что же касается взрослых, то восстановление их в избирательных правах до 1935 года производилось строго в индивидуальном порядке по истечении, как правило, 5-лет- него срока с момента выселения и наличии положительных характеристик о поведении и работе.

Первый опыт освобождения спецпереселенцев — передовиков производства был произведён в 1932 году. В письме Ягоды от 5 мая 1932 года, адресованном начальникам ПП ОГПУ ряда краев и республик, говорилось:

«ЦИК СССР досрочно восстановил в правах спецпереселенцев в Вашем Крае по прилагаемому при сём списку ...На общих собраниях широко объявить во всех без исключения спецпосёлках Вашего Края (Области) о досрочном восстановлении ЦИК СССР по ходатайству ОГПУ и хозорганизаций этой группы спецпереселенцев, доказавших своей честной работой, высокой производительностью труда и поведением лояльное отношение к Советской власти ... Среди восстановленных в правах провести широкую кампанию с тем, чтобы они добровольно остались жить и работать на тех предприятиях, на которых они работают в данный момент... Восстановленные лица имеют право выезда из спецпоселка, пользуются всеми правами граждан СССР и к ним не могут быть применены никакие меры ограничения...»65.

Практика восстановления спецпереселенцев в избирательных правах была законодательно закреплена специальным постановлением ЦИК СССР от 27 мая 1934 года. Поскольку большинство освобождённых спецпереселенцев, несмотря на проводившуюся с ними пропагандистскую работу, выезжало из мест поселений[131], постановлением ЦИК СССР от 25 января 1935 года было внесено существенное уточнение:

«Восстановление в гражданских правах выселенных кулаков не даёт им права выезда из мест поселений»67.

Тем не менее, процесс освобождения бывших кулаков продолжался. Так, как видно из приведённых таблиц, в 1934-1938 гг. 31 515 человек были освобождены как «неправильно высланные», а 33 565 — переданы на иждивение. Тысячи людей были освобождены в связи с направлением на учебу, вступлением в брак с нетрудпоселенцами и по другим причинам.

Секретно

Постановление №1143-280с Совета Народных Комиссаров Союза ССР

22 октября 1938 г.

Москва, Кремль.

О выдаче паспортов детям спецпереселенцев и ссыльных

Совета Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

Детям спецпереселенцев и ссыльных при достижении ими 16-ти летнего возраста, если они лично ничем не опорочены — паспорта выдавать на общих основаниях и не чинить им препятствия к выезду на учёбу или на работу.

В целях ограничения въезда их в режимные местности, в графе 10 в выдаваемых паспортах делать ссылку на пункт

11 постановления СНК СССР №861 от 28 апреля 1933 г., предусмотренную постановлением СНК СССР от 8 августа 1936 г. за №1441.

Председатель СНК Союза ССР В.Молотов

Управляющий Делами СНК Союза ССР Н.Петруничев[132]

В 1939 году по этому постановлению было освобождено 1824 трудпоселенца, в 1940 году — 77 661. Помимо этого, в 1939-1940 гг. был освобождён на учебу 18 451 человек, передан на иждивение — 2721 и освобождены как «неправильно высланные» — 1540 трудпоселенцев.

Как отмечалось в уже цитированной мною справке, датированной февралём 1939 года и подписанной начальником отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД Тишковым:

«Многочисленны случаи вступления в брак трудпоселенцев (на трудпосёлках) с другими гражданами, которые уезжая к себе на родину или на другую работу, требуют освобождения своих жён.

Существует практика освобождения их по согласованию с УГБ из трудпосёлка, если на них нет компр. данных и нет оснований полагать, что брак является фиктивным с целью побега из трудпосёлка»[133].

Трудпоселенцы не подлежали призыву на военную службу. Как было указано в разъяснении Главного управления Красной Армии от 27 февраля 1940 года №22/181387 «О порядке приписки к призывным участкам трудпереселенческой молодёжи»:

«1. На основании статьи 30 Закона о всеобщей воин- ской обязанности к категории лиц сосланных и высланных относятся также и трудпереселенцы.

Призывников из числа трудпереселенческой молодёжи, состоящей на учёте местных органов ОТП ГУЛАГ НКВД к призывным участкам не приписыватьучёт их не вести и в Красную Армию и флот не призывать.

Лица, указанные в статье 30 Закона о всеобщей воинской обязанности, также не подлежат приписке к призывным участкам.

2. На основании постановления СНК СССР за №1143- 280с от 22 октября 1938 года, дети трудпоселенцев, при достижении 16-ти летнего возраста, если они лично ничем не опорочены, освобождаются из трудовых посёлков с выдачей паспортов, но с ограничением проживания в режимных городах.

Освобождённая из трудовых посёлков призывная молодёжь подлежит приписке к призывным участкам и призыву в Армию с зачислением в кадровые части по особому указанию НКО СССР»70.

В уже цитировавшей докладной записке от 28 февраля 1942 года майор госбезопасности Завгородний отмечал:

«До войны молодёжь эта настойчиво добивалась снятия с учёта. С начала же войны поток заявлений об освобождении сильно сократился. Более того, в комендатуры стали поступать отдельные заявления с просьбой разрешить вернуться в трудпосёлок и встать на учёт трудпоселенцев»[134]. Впрочем, наблюдалось и обратное явление:

«С мест поступает много запросов о порядке рассмотрения заявлений трудпоселенцев, ходатайствующих о направлении их на фронт для борьбы с фашизмом. Такие заявления поступили в У НКВД Читинской, Свердловской, Челябинской областей, Орджоникидзевского края и друг.»72

Согласно рапорту начальника ГУЛАГа НКВД СССР старшего майора госбезопасности Наседкина на имя заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга С.Н. Круглова, таких заявлений было подано 547[135].

На 15 октября 1941 года в Красную Армию было призвано 3218 трудпоселенцев, из них 301 в кадровые части и 2917 в специальные строительные батальоны74.

Зам. председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР товарищу Молотову В.М.

Народный Комиссариат Внутренних Дел и Народный Комиссариат Обороны Союза ССР ставит вопрос о призыве в Красную Армию трудпоселенцев, находящихся в трудпосёлках НКВД, которые к моменту выселения их из районов сплошной коллективизации не были главами кулацких семей, а только её членами.

До сих пор трудпоселенцы в Красную Армию не призываются. Исходя из того, что в трудпосёлках находится свыше 100.000 чел. трудпоселенцев, мужчин призывного возраста, которые на протяжении 10-12 лет занимаются общественно-полезным трудом, а до выселения были только членами кулацких семей, НКВД и НКО полагают, что эту категорию трудпоселенцев следует призывать в Армию на общих основаниях, с тем, чтобы предоставить НКВД право освобождать из трудссылки трудпоселенцев, призванных в Красную Армию и прослуживших в ней не менее одного года, при наличии положительной характеристики командования.

На непосредственных иждивенцев трудпоселенцев, призванных в Красную Армию, распространить льготы, предоставляемые семьям красноармейцев, а органам НКВД — освобождать их от уплаты 5% отчислений с зарплаты, взимаемые на покрытие расходов по содержанию административно-управленческого аппарата труд- ссылки.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР

Комиссар Государственной Безопасности 3-го ранга (Круглов)

Заместитель народного комиссара обороны Союза ССР Март 1942 г.[136]

11 апреля 1942 года Государственный Комитет Обороны принял Постановление №1575сс, согласно которому за период с 15 апреля по 15 мая 1942 года надлежало призвать в Красную Армию «35 ООО человек за счёт тщательного отбора детей переселенцев и переселенцев призывного возраста». Вместе с другими категориями призываемых с 15 апреля 1942 года в армию, этих трудпоселенцев надлежало использовать «на укомплектование запасных частей для подготовки маршевых пополнений и на доукомплектование выводимых с фронта стрелковых дивизий, а также на формирование танковых и других специальных частей»76.

Постановлением ГКО СССР №210Осс от 22 июля 1942 года план призыва трудпоселенцев был увеличен на 15 тысяч. Таким образом, всего подлежало мобилизации 50 тысяч человек. Фактически же на 1 ноября 1942 года было призвано 60 747 трудпоселенцев[137].

Согласно приказу наркома внутренних дел СССР №002303 от 22 октября 1942 года «трудпоселенцы, призванные в Красную Армию, а также члены их семей (жена, дети) с учёта трудссылки снимаются; снятым с учёта паспорта выдаются без ограничений; снятые с учёта освобождаются от 5% отчислений с зарплаты»[138]. В соответствии с этим приказом в течение 1943 года было снято с учёта трудссылки 102 520 призванных в Красную Армию трудпоселенцев и членов их семей79.

Продолжалось освобождение трудпоселенцев по Постановлению СНК СССР №1143-280с от 22 октября 1938 года. С 1 июля 1941-го по 1 января 1942 года было освобождено 24 247, за 1942 год — 63 113, за 1-й квартал 1943-го — 10 319 человек[139].

Во время Великой Отечественной войны некоторая часть бывших кулаков, особенно из числа работающих в промышленности, изменила места жительства и выехала из мест поселения, часть женщин вступила в брак с гражданами, не являющимися спецпоселенцами, и в связи с этим также выехала из мест поселения. НКВД и Прокуратурой СССР в 1944 году было принято решение таких лиц, если они в течение последних трёх лет после выезда из мест поселения занимаются общественно-полезным трудом, к ответственности за побег не привлекать и на спецпоселение не водворять81.

25 мая 1944 года вышла директива НКВД СССР №174 о снятии с учёта спецпоселений бывших кулаков, направленных в школы ФЗО и ремесленные училища[140].

С 1 сентября 1944 года со спецпереселенцев контингента «бывшие кулаки» было прекращено удержание 5% от заработной платы на расходы по их административному управлению и надзору. Это было сделано на основании постановления СНК СССР №1147-340с от 24 августа 1944 года «Об отмене процентных отчислений с заработков спецпереселенцев, установленных постановлением Совнаркома СССР от 1 июля 1931 г. №130сс»[141].

После окончания войны началось массовое освобождение бывших кулаков, остававшихся к этому времени на спецпоселении. Хотя предложение МВД СССР осуществить в конце 1947 года полное освобождение этого контингента и не было поддержано руководством страны, фактически численность кулаков-спецпереселенцев стремительно сокращалась. Так, на 1 апреля 1947 года их состояло на учёте 481 186, на 1 января 1948 года — 210 556, на 1 июля 1949 года — 124 585, а на 1 июля 1952 года — 28 009 человек[142].

Последние остававшиеся на поселении кулаки были освобождены Постановлением Совета Министров СССР №1738-789сс от 13 августа 1954 года «О снятии ограничений по спецпоселению с бывших кулаков и других лиц»[143].

Такова истинная, а не вымышленная история «кулацкой ссылки».

http://vk.cc/3HkxqQ