Если бы кто-то сказал, что США хотят захватить нефтяные месторождения Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна, Катара или Кувейта, то западные СМИ, несомненно, возмутились бы такими предположениями. И любые теории относительно такого сценария, скорее всего, были бы названы «конспирологическими», из разряда «теорий заговора». И это, несмотря на то, что нечто похожее, в свое время, произошло с индейцами, у которых не просто отобрали все их земли и ресурсы, но и, по сути, выгнали со своих земель, поселив их при этом в специальных резервациях.

И всё же, напишут «независимые» журналисты, это дела давно минувших дней: с тех пор времена изменились. Времена действительно изменились, но только не для тех, кто любит поживиться за чужой счет. И вариант захвата сырьевых ресурсов Аравийского полуострова серьезно рассматривался в докладе, подготовленном не где-нибудь, а в самом Гарвардском университете, и назывался он ни много, ни мало: «Господство над мировой нефтью». Помешало же претворению этого плана в жизнь только то, что в существовавшем тогда двухполярном мире США просто не решились начать захватывать столь ценные и необходимые сырьевые ресурсы в открытую. Вместо этого в Вашингтоне разработали другой план – осуществить захват арабской нефти постепенно, шаг за шагом…

Как известно, в 1971 году была отменена привязка доллара к золоту, и Белый дом, практически, объявил о создании новой мировой финансовой системы. Не многие знают, но в этой новой системе доллар, фактически, был привязан именно к нефти. И чтобы лучше контролировать эту привязку, американцам необходимо было осуществлять контроль и над самими ресурсами.

Но каким образом этого можно было добиться? По словам Дж. Эйкинса, бывшего посла США в Саудовской Аравии, вопрос прямого захвата нефтяных месторождений в арабо-мусульманском мире обсуждался на самом серьезном уровне. Одним из его лоббистов был такой небезызвестный и до сих пор влиятельный политик как Г. Киссинджер (экс-глава Госдепартамента и бывший советник по национальной безопасности США). Киссинджер ознакомил Эйкинса с планом захвата нефтяных месторождений Ближнего Востока и спросил его мнение о статье в одном из журналов, вышедшей под ником «Неизвестный солдат». Автор статьи предлагал США «оккупировать арабские нефтяные месторождения от Кувейта до Дубая и завести для работы на этих месторождениях сотрудников и рабочих из Техаса и Оклахомы». Местных жителей при этом предлагалось «выгнать в Неджд (центральную пустынную провинцию Саудовской Аравии), чтобы полностью очистить нефтеносные регионы от арабов». Когда Эйкинс обсудил этот план с сотрудниками компании Aramco, они, с одной стороны, испугались, но с другой стороны, по наивности своей восприняли это как некую «злую шутку».

***

В течение нескольких лет, особенно в 1973 году, высшие круги Вашингтона были заняты подготовкой планов войны, которая помогла бы им осуществить оккупацию нефтяных месторождений Ближнего Востока. И хотя впоследствии от этой стратегии пришлось отказаться, от планов захвата арабской нефти США вовсе не отказались.

Просто после тщательного изучения «силового» варианта, американцы пришли к выводу, что в то время когда мир разделен на два лагеря, обладающих ядерным оружием, прямая оккупация может привести к трудно предсказуемым последствиям. В связи с этим, было решено захватывать арабскую нефть поэтапно.

Эти этапы были условно поделены на несколько периодов:

  • Всеобъемлющая подготовка (проходила в 70-е годы).
  • Начало строительства под разными предлогами военной инфраструктуры, включавшей в себя аэропорты и морские порты, целью которых было усиление политического и экономического господства и подготовка региона к принятию американских солдат, снаряжения и авианосцев в водах Персидского залива (80-е годы).
  • Прямое военное присутствие в районе нефтяных месторождений(фактически, произошло в 90-е годы).
  • Непосредственная оккупация некоторых государств, и военное присутствие во всех арабских странах, обладающих нефтью под самыми различными предлогами, главным из которых является предлог «борьбы с терроризмом» (начало XXI века).

***

Одним из знаковых и примечательных событий, которое многое объясняет в политике США на Ближнем Востоке, стала состоявшаяся в 1973 году в Швеции встреча в рамках Бильдербергского клуба. На ней было решено склонить чашу весов в пользу доллара и англо-американских финансовых кругов. И чтобы достичь этого, было выбрано следующее оружие – контроль над мировыми потоками нефти. При этом политика Бильдерберга заключалась «в создании условий для глобального нефтяного эмбарго, что привело бы к резкому взлету мировых цен на нефть».

Дело в том, что, начиная с 1945 года, мировая торговля нефтью, в основном, велась в долларах, так как на послевоенном рынке доминировали американские нефтяные компании. Резкое повышение мировой цены на нефть, таким образом, означало в той же степени стремительное увеличение спроса и на доллары США, необходимые для оплаты этой нефти.

На заседании Бильдербергского клуба было заслушано выступление представителей американской стороны, в котором те изложили «сценарий» неизбежного пятикратного увеличения нефтяных доходов ОПЕК. Но целью заседания было не предотвращение ожидаемого повышения цен на «черное золото», а, наоборот, планирование управления ожидаемым притоком нефтяных долларов – планирование процесса «вторичной переработки нефтедолларов» (как назвал этот процесс Киссинджер). Все это было для Белого дома необходимым еще и потому, что доллар не просто не рос, но и существенно падал. Так, в феврале-марте 1973 года стоимость доллара США по отношению к немецкой марке упала на 40%.

В итоге, Вашингтон вместе с Лондоном срежиссировали план с эффективным использованием тайных дипломатических каналов, созданных тем же Киссинджером. Этим планом стала арабо-израильская война 1973 года, которая известна под названием «Война Судного дня».

Что примечательно, Киссинджер контактировал как с израильской, так и с египетской и сирийской сторонами. Его метод заключался «в передаче каждой из сторон неверных критических сведений о другой с тем, чтобы гарантировать войну и последующее арабское нефтяное эмбарго». И этот план сработал: 16 октября 1973 года в Вене на заседании Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) было принято решение поднять нефтяные цены. Но самое главное, арабские страны объявили эмбарго на продажу тем странам, которые поддержали Израиль. Так начался первый мировой «нефтяной шок».

Конечно, с одной стороны, с помощью эмбарго арабские государства остановили войну и получили определенную пользу. Но другая, мало кому известная сторона данного события заключалась в том, что эти действия оказались вписанными в американский сценарий.

***

Следующим шагом со стороны Вашингтона стало разработанное Министерством финансов США секретное соглашение с Валютным агентством Саудовской Аравии. По условиям этого договора, огромные саудовские сверхдоходы от продажи нефти должны были быть инвестированы в значительной степени в погашение долгов правительства США. В КСА был отправлен специалист по инвестиционной политике Малфорд. Он должен был стать главным «советником по инвестициям» в Центральном банке Саудовской Аравии, чтобы направлять саудовские нефтедолларовые инвестиции в «правильные» банки, которые, естественно, находились в США и Великобритании.

Таким образом, основная масса долларовых доходов ОПЕК была размещена в ведущих банках Нью-Йорка и Лондона, которые проводили свои расчеты в долларах, как и вся международная нефтеторговля. Chase Manhattan Bank, Citigroup, Bank of America, Barclays, Lloyds и другие транснациональные банки – все они наслаждались неожиданными прибылями от «нефтяного шока».

В 1974 году более 70% дополнительных прибылей ОПЕК были вложены за рубежом в акции, облигации, недвижимость и другие активы. Из этой огромной суммы в размере 57 млрд. долларов не менее 60% пошли напрямую в финансовые учреждения США и Великобритании. Таким образом, Вашингтон, по сути, использовал арабскую нефть для развития своей экономики.

Еще одним важным шагом стало принятое странами ОПЕК исключительное решение о приеме в качестве платы за свою нефть только американских долларов. Посредством этого США в еще большей степени закрепили замену старого «стандарта золотого обмена» на свой собственный «нефтедолларовый стандарт». И сделано это было, конечно же, не ради арабских государств, а ради своих геополитических интересов.

Продолжая упомянутые ранее шаги по захвату арабской нефти, власти США приступили к новому этапу – созданию специального военного командования. Оно стало известно под названием US CENTCOM (Центральное командование США) и было ответственно за Ближний Восток и Северную Африку. Цель же создания такого рода военной структуры заключалась в достижении более плотного контроля над арабской нефтью.

Силы быстрого реагирования были размещены во Флориде. Эти силы были созданы, натренированы для ведения войны в условиях пустыни и собраны таким образом, чтобы при возникновении любой «угрозы американским интересам» их можно было быстро забросить в район Персидского залива.

Также военное командование занялось разработкой плана поэтапного (в соответствии с политикой Г. Киссинджера) процесса создания военных баз. Это привело к заметному усилению США в водах Персидского залива. И что поразительно, финансирование американских баз велось на нефтедоллары самих же арабских стран!

***

Одним из значимых исторических моментов в оккупации арабской нефти стала ирано- иракская война. В 1980 году президент США Дж. Картер принял доктрину, известную как «Доктрина Картера». В соответствии с ней, район Персидского залива был объявлен «зоной жизненно важных интересов США», и любая попытка какой либо внешней силы захватить этот регион рассматривалась как «посягательство на жизненно важные интересы США, против чего могли быть приняты все необходимые меры».

После исламской революции в Иране, приведшей к свержению шаха – ближайшего союзника американцев, Вашингтон начал подстрекать к войне против Тегерана его ближайших соседей: причем, с одной стороны, влияние оказывалось на иракский режим Саддама, с другой стороны – на аравийских союзников американцев.

Сами Соединенные Штаты официально заняли в этой войне позицию «нейтралитета». При этом действовал Вашингтон по принципу Киссинджера, который заявил, что «в войнах бывают победившие и проигравшие, а в ирано-иракской войне проиграть должны обе стороны».

Как выяснилось впоследствии, Ирак американцы снабжали разведданными, а Иран – оружием. Этот скандал стал известен как «Иран-контрас», и только в 1994 году был опубликован отчет с окончательными итогами расследования по этому делу.

После завершения войны, которая не принесла победу ни одной из сторон, экономика обоих государств была практически разрушена. А у Багдада и вовсе появился долг в 100 млрд. долларов. При этом за время войны, в Заливе усилилось присутствие американского флота: под предлогом сопровождения нефтяных танкеров в район было направлено 24 военных корабля и 16.000 военнослужащих. Таким образом, у США, которые, фактически, стали единственной военной силой в регионе, появились предпосылки для закрепления своего присутствия на Аравийском полуострове.

***

Следующим этапом захвата арабской нефти стала война Ирака против Кувейта. Ситуация между двумя соседями обострилась после того, как Саддам, чувствуя себя обманутым, заявил, что страны Залива должны помочь ему восстановить экономику страны и попросил кредит у Кувейта в 10 млрд. долларов.

После отказа, иракские вооруженные силы стали приближаться к кувейтским границам, причем происходило это на глазах у мирового сообщества, которое будто бы не «замечало» все эти приготовления. Более того, известно, что Саддам был введен в заблуждение послом США в Багдаде Э. Глэспи, которая заявила, что «внутриарабские конфликты США не интересуют». И когда один из ответственных лиц Конгресса спросил ее, какой будет ответ Белого дома, если Кувейт будет оккупирован, глава американской дипломатической миссии ответила, что у них «нет оборонного соглашения, чтобы защищать Кувейт». Хотя это и было правдой, но это была, своего рода, полуправда. По сути, Саддам попал в ловушку, которую устроил ему Вашингтон, из чьей петли его вытащили через 13 лет. Ведь он уже сделал свое дело и был больше не нужен.

При этом следует отметить, что и роль Кувейта в этот период тоже была неоднозначной. К примеру, это государство наводнило рынки своей нефтью, что явным образом нарушало согласованные странами ОПЕК объемы добычи нефти, принятые для стабилизации мировых нефтяных цен после падения в 1986-87 гг. Действуя таким образом, Кувейту к лету 1990 года удалось снизить цены на нефть с неустойчивого уровня около 19 долларов за баррель до 13 долларов. Неоднократные дипломатические усилия Ирака и других стран ОПЕК убедить главу Кувейта, ас-Сабаха, а также министра нефтяной промышленности этой страны прекратить преднамеренное экономическое давление на Ирак и других, попавших под экономический пресс, стран ОПЕК так ни к чему и не привели. К июлю того же года эксперты предсказывали скорое повторение 1986 года с уровнем цен ниже 10 долларов за баррель. В итоге, Багдад был не в состоянии обслуживать свои старые долги и финансировать необходимый импорт продовольствия. Тогда Саддам и захотел решить свои проблемы с помощью тех, кто в его глазах был главным виновником происходящего. Однако он так и не понял истинной сути всей комбинации, задуманной еще в 1940-50-е гг.

После начала в 1991 году второй войны в Заливе, президент США Дж. Буш-старший заявил буквально следующее: «Под эгидой Организации Объединенных Наций, которая исполняет предусмотренную своими создателями роль, из этих неспокойных времен рождается Новый мировой порядок. Это уникальный и исключительный момент. Этот, столь серьезный кризис в Персидском заливе дает нам редкую возможность открыть исторический период сотрудничества. Сегодня Новый мировой порядок борется за свое рождение. Это будет мир, совершенно отличный от того, который мы знали».

Фактически, во время операции «Буря в пустыне» у США были, что называется, «развязаны руки», и они получили полный карт-бланш на размещение своих войск в странах Персидского залива, в том числе и в Саудовской Аравии. Таким образом, вторая война в Заливе выполнила ту роль, которую ей изначально готовили ее западные разработчики.

После развала же Советского Союза США и вовсе стали «единственной супердержавой», которая действительно начала строить «Новый мировой порядок», о чем открыто объявил Буш-старший…

***

Подводя небольшой итог данному исследованию, нельзя не отметить, что арабская нефть, которая должна была стать для арабо-мусульманского мира вспомогательным элементом в деле своего независимого развития, по сути, стала причиной притяжения внимания США. И Вашингтон сумел извлечь из этого огромную для себя пользу, по сути, сделав арабское «черное золото» одним из важных источников своего благосостояния и доминирования.

При этом сами страны-производители нефти стали ареной претворения в жизнь тех замыслов и сценариев, которые были разработаны в недрах мировых транснациональных корпораций и подчиняющихся им правительств. Все это стало причиной многочисленных, то и дело возникающих новых конфликтов по всему миру, которые можно урегулировать, только исключив из них тех, кто сам их и разрабатывает.

Источник: http://vk.cc/3TFJrC