Поскольку нас чуть ли не ежечасно информируют о курсе рубля к доллару, то вопрос, как себя чувствует американская экономика – из разряда актуальных.

В 2009 году Барак Обама осторожно сообщил об окончании экономического кризиса. Годом позже создалось впечатление, что экономика США медленно идет на подъем. За этим последовала волна скандалов и разоблачений Федеральной резервной системы. Этот «центральный банк» вначале подвергли аудиторской проверке, а после обязали проводить более умеренную эмиссию доллара. Расходы американского бюджета начали урезать, потолок государственного долга США рос, однако «пациент» все же шел на поправку.

Все последние годы Соединенные Штаты критиковали за слишком уж хорошие показатели экономики, естественно, декларируемые «на бумаге». ВВП страны, согласно данным МВФ, вырос за 2014 год на 3,9 процента, то есть, продолжил тенденцию прежних лет. Рост внушительный. Сальдо торгового баланса - разница между ввозом и вывозом товаров – также улучшилось. Правда, в августе по нему ударила вторая волна кризиса, спад в мировых экономиках снизил объем экспорта товаров из США. А в сентябре было зафиксировано небольшое снижение загрузки производственных мощностей - при том, что она все равно осталась достаточно высокой и составляла 77,5 процента.

Международные рейтинговые агентства прогнозируют рост американского ВВП в 2015 году на 2,5 процента. Да, в начале года рынок жилья столкнулся с проблемами, но в два последних месяца продажи выросли, в августе, скажем, на 5,7 процента по сравнению с июлем.

Конечно, американский государственный долг добрался уже до 350 процентов ВВП, но уровень жизни вроде бы держится на неплохом уровне. Банки выдают недорогие кредиты, особенно на покупку жилья.

Все функционирует, как до потрясений 2007-2008 годов. Все так, но не совсем так.

Вашингтон не случайно обеспокоен стабильностью бюджета страны. Он уже несколько лет ограничивает рост государственного долга, который в 2015 году перевалил за 18 триллионов долларов. В нынешнем году дефицит бюджета удалось снизить до 2,5 процента ВВП, Барак Обама наложил вето на республиканский проект военного бюджета в 612 миллиардов долларов, и в 2016 год страна войдет, раздираемая спорами о том, какие статьи следует резать, а какие сохранить.

В России распространено представление, будто эмиссия Федеральной резервной системой долларов и есть та основа, которая помогает развивать американский спрос и рост экономики страны. Однако выход США из первой волны кризиса не состоялся бы, если бы не партнеры из БРИКС.

Была создана «Большая двадцатка», которая подтвердила приверженность ее членов правилам свободной торговли. Зачем это было нужно Вашингтону? Чтобы американские банки-спекулянты могли перепродавать сырье на волне роста в экономиках БРИКС. Ответ дала проверка, которую устроили ФРС конгрессмены назло Бараку Обаме. Выяснилось, что за 2007-2011 годы 16 триллионов долларов перетекли в форме ссуд исключительно в банки, и до «простых американцев» дошли частично, да и только в форме кредитов. Эти деньги должны были помочь стабилизировать банковский сектор США и ЕС, но без роста экономик БРИКС задачу было не решить.

В 2013-2014 годах казалось, что Соединенные Штаты оставили позади воспоминания о первой волне кризиса. Равно как и годы медленного роста. План посткризисного развития состоял в проведении реиндустриализации, которая должна была ориентироваться на внешние рынки сбыта. При этом следовало ограничить импорт, в первую очередь - нефти. Для этого администрация поддержала «сланцевую революцию», журналисты начали уверять, будто при ценах на нефть в 100 долларов за баррель недолго остается ждать начала американского экспорта этого сырья. Проблема состояла лишь в том, что ориентировка экономики на экспорт была плохо просчитана.

Бразилия, Южная Африка и Россия вошли в кризис первыми среди стран БРИКС. Китай и Индия идут по их следам, а множество малых экономик по уровню развития «второго кризиса» даже опережают страны-гиганты. В Восточной Европе абсолютным лидером является Украина. А ЕС, несмотря на все заявления Брюсселя о росте экономики, остается в депрессивном состоянии. Все это - плохое подспорье для США, хотя серьезные преимущества у Вашингтона остаются. Главное из них то, что Соединенные Штаты остаются глобальным центром накопления капитала. Именно сюда бегут инвесторы теперь, когда вторая волна кризиса поражает все новые и новые национальные рынки.

Еще одно важное преимущество заключается в том, что именно США продолжают писать правила международной торговли и разделения труда. Неслучайно Барак Обама считает великим своим свершением создание Транстихоокеанского партнерства.

А держаться оно будет на новых экономических правилах - более жестких, чем в ВТО. Если для вступления в эту организацию требовалось вести переговоры, выторговывая наилучшие условия, то будущим членам ТТП предлагают подписать готовый контракт. И это - суровый договор, составленный в интересах США.

В ЕС бурно обсуждается вопрос о том, нужен ли странам Трансатлантический торговый союз — аналог ТТП. Вроде бы, США предлагают доступ к своему рынку, от которого могут провинившихся и отлучать. Из Великобритании и других старых индустриальных стран капиталы уходят в Америку. Оттуда, по логике капитализма, они могут вернуться на прежние места в виде иностранных инвестиций. Вашингтон дает понять: это случится, если договор будет подписан в американской редакции. Может случиться. А может - и не случиться.

Итак, план глобального посткризисного развития страны зиждется на трех китах. «Партнерствах» с привилегиями для своих корпораций, ориентации производства на экспорт и отказе от социальных обязательств. США при Бараке Обаме не ввели обещанной избирателям национальной страховой медицины, ничего не сделали для повышения реальных доходов трудящихся. «Простые» американцы сегодня живут беднее, чем до кризиса.

Будущее Соединенных Штатов во многом определяют процессы в других экономиках мира. Здесь - кризис: курсы национальных валют упали и продолжат падение, потребительский спрос сократился, капиталы бегут из экономики, население теряет сбережения и рабочие места. Все это снижает спрос на оборудование, комплектующие, машины, электронику, а также иные американские товары. Так что столкновение с последствиями второй волны мирового кризиса у Вашингтона еще впереди, пока в его эпицентре - страны БРИКС.

Неверно представлять себе «второй кризис» в США в виде полнейшей катастрофы. Страна уже проходила и через обесценивание доллара, и скачок безработицы чуть ли не до 24 процентов в годы Великой депрессии 1929-1933 годов, и разорение крупнейших банков. Нынешний удар будет помягче. Сегодня у США есть большой технологический потенциал, поэтому себестоимость производства товаров может быть снижена.

Так что Соединенные Штаты не исчезнут с карты глобальной экономики, сохранят первенство и лидерство на несколько ближайших лет. Но континентальные гиганты, государства БРИКС, могут стать лидерами региональными. Потому для Вашингтона крайне важно, чтобы они не отказались от принципов «свободной торговли», не стремились реализовать собственные интеграционные проекты, а встраивались в американские. Чем сговорчивее будут «партнеры», тем мягче пройдет кризис в Соединенных Штатах. В ущерб тем самым «партнерам», разумеется.

Капитулируют ли они перед новыми, сменяющими ВТО «торговыми» проектами Вашингтона? Континентальные державы еще не дали свой ответ на вторую волну кризиса.

А вот на вопрос о том, куда двинется экономика США, можно ответить определенно: вниз. Насколько сильным будет падение, каким продолжительным оно станет, пока сказать трудно.

Это зависит от многих факторов и решений, которые будут принимать страны БРИКС вообще и Россия в частности.

Так что будущее Соединенных Штатов находится не только в их руках.

http://www.stoletie.ru/ekonomika/amerikanskije_gorki_373.htm