Начнем с того, что расходы США и уровень и количество задействованных специалистов, ведущих тайную войну США против других государств, ФЕНОМЕНАЛЬНО огромны. Выступая на специально созванной пресс-конференции по случаю Беловежского сговора, Буш-старший заявил, что только США истратили на проведение невидимой войны только против СССР 5 (ПЯТЬ!!!!!) триллионов долларов. Это означает, что на такие цели ежегодно выделяются сотни миллиардов долларов из доходов, создаваемых в других отраслях экономики (а по большей части с помощью долларового печатного станка).

В начале 90-х прошлого века в США начала поступать просто огромная по своему количеству информация о секретных Советских технологиях и перспективных разработках. Информации оказалось так много, что для этого создали под патронажем ЦРУ несколько десятков специальных гигантских структур по различным отраслям экономики и ВСЕ без исключения крупнейшие американские концерны (особенно производители оружия) снарядили для этого ЛУЧШИХ своих специалистов. Через банковские структуры ФРС было организованно финансирование всех этих работ, фантастическое по своим размерам и масштабам.

Вся эта Советская информация тщательно разбиралось, выделялось финансирование на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по адаптации технологий в США…. Вроде всё делали правильно, как всегда делали раньше – например по адаптации технологий гитлеровского Рейха, но …. тут американские инженеры и специалисты оказались совершенно беспомощны. И как сегодня выясняется те невероятно огромные деньги (согласно открытым теперь источникам) в 1 триллион долларов, по сути ,,распили,, по карманам в основном в ЦРУ. Почему так получилось?

Американцы издавна покупали себе инженеров со всех концов света, и таким образом худо-бедно могли хоть что-то разрабатывать. Однако теперь такой способ не сработал: сложность разработок возросла в разы и дилетанты уже не справляются... В СССР работали слаженные научно-технические коллективы, которые знали и ВЫСТРАДАЛИ свои технологии десятилетиями методом проб и ошибок, зачастую смертельных и НАХАЛЯВУ ТАКИЕ технологии внедрить НИГДЕ и НИКОМУ не под силу, да и невозможно!!! Впрочем, как выясняется американцы даже немецкую ракетную технологию, отдав все руководство тем же немцам так и не смогли внедрить – полностью провалив и проиграв космическую гонку -а уж суммы какие на это ушли и жертв было сколько!!!

Впрочем, по космической гонке – она ведь продолжается до сих пор, хотя мы и ОСТАНОВИЛИСЬ минимум на четверть века, так сказать подождали – смогут догнать или нет? Выясняется, что не смогут, скорей китайцы догонят. Поэтому наши космические программы вновь получили прежнее Советское ускорение, а то ведь действительно , не ровен час, и китайцы догонят, они ж не такие клинические неумехи (а точнее ,,пилители,, денег) как американцы!

Вот зачем американцы украли идею отечественного орбитального корабля?

Советская идея орбитального корабля для размещения ядерного оружия, стоящего за скобками оборонно-ракетного и воздушного уравнения традиционной триады чрезвычайно воодушевила американцев еще в 90-е годы. Американский спейс-шатл для этого не годился из-за своей дороговизны, громоздкости и принципиальной непригодности. Целых два десятилетия американская ,,научная мысль,, билась над этой идеей и …. наконец СВЕРШИЛОСЬ!!! Таким гениальным техническим средством по задумкам американских военных инженеров должен стать сложнейший авиационно-космический проект – орбитальный многоразовый корабль Dream Chaser, который сами американцы называют не иначе как «венцом авиационно-космической промышленности».

Мало кому известно, что не только технические решения, но и сам облик Dream Chaser практически полностью скопированы с советского многоразового орбитального корабля, проект которого был проработан в СССР ещё в 60-е годы прошлого века.

О том, какие перспективы открывает использование оружия в космосе, специалисты профильной инженерии догадались давно. Космос неслучайно увлекал огромное число учёных, инженеров и других людей из смежных областей: именно там уникальные технические специалисты могли реализовать идеи, из которых в перспективе можно было получить абсолютное ударное вооружение, равного которому мир ещё не видел. Понимание колоссального потенциала ракетопланов, способных передвигаться с чудовищными и недостижимыми для обычной авиации скоростями, к советским инженерам пришло, получается почти на полвека раньше.

В Советском Союзе проект назывался «Спираль» и задумывался, как ответная мера на случай появления незваных гостей с орбиты. Советский многоразовый Воздушно-Орбитальный Самолёт (ВОС) с ракетным ускорителем поражал воображение: для системы даже был разработан специальный носитель – гиперзвуковой самолёт-разгонщик, так называемый ГСР. Сложность системы, несмотря на внедрение действительно революционных технологий, на практике сводилась к минимуму: старт с разгонной платформы осуществлялся на скоростях около 400 километров в час, после чего гиперзвуковой самолет-разгонщик набирал нужную для старта высоту и скорость.

Третьим этапом было отделение орбитального самолёта и его разгон с помощью ракетных двигателей. Основная сложность и уникальность технологий заключалась в типе используемого топлива. Мощный ракетный двигатель орбитального самолёта работал на фтороводородном топливе.

«Уникальность состава топлива заключалась в том, что фтороводородная смесь была лучшим решением, которое можно было придумать ради достижения максимального КПД силовой установки. Из всех теоретически возможных вариантов состава топлива именно фтороводородное топливо было лучшим», – рассказал в интервью «Звезде» историк космонавтики и ракетостроения, кандидат технических наук Вадим Лукашевич.

Применением подобного топлива советские инженеры-химики решили сразу несколько проблем: обеспечили питание силовой установки топливным, сравнительно стабильным составом и умудрились получить КПД силовой установки, близкий к 100%. Практически идеальная «разгонная» схема, несмотря на очевидные плюсы, имела и существенный недостаток – высокую токсичность смеси.

«Чтобы понять, насколько состав был токсичен, представьте себе цианистый калий. Так вот, цианистый калий по сравнению с фтороводородной смесью для ракетного ускорителя – практически сахар, который можно добавлять в чай», – отметил Лукашевич. Использование жидкого фтора в качестве окислителя даже сейчас, спустя десятилетия после начала работ над проектом «Спираль», у специалистов, занятых проблемами энергетики, вызывает неподдельное восхищение.

Подобные составы топлива, вкупе с проработанной конструкцией самолёта-разгонщика, позволяли орбитальному самолёту стартовать с борта ГСР, словно с огромного трамплина: согласно расчётам, отделение орбитального корабля должно было происходить на высоте 25-26 километров и скорости 6-6,5 тысячи километров в час. В 6,5 раза быстрее скорости звука.

Удар из космоса

После отделения от носителя, разгона и набора высоты, проблемы для инженеров-конструкторов, работавших над «Спиралью», только начинались. Специалисты поясняют, что огромная сложность заключалась ещё и в спасении лётчика уникального орбитального самолёта в случае катастрофы или любой другой непредвиденной ситуации. Однако и с этой задачей советской инженерной школе удалось справиться: «Спираль» проект больше авиационный, чем космический, и спасать лётчика в том случае, если угроза его жизни будет существовать, решили «по самолётному».

Для спасения экипажа с орбиты была разработана специальная капсула, которая, в случае нештатной ситуации, «отстреливалась» от фюзеляжа орбитального истребителя. Применение подобной схемы эвакуации было оправдано не только в условиях космоса, но и сулило отличные шансы на выживание лётчика на гиперзвуковых скоростях в воздушном пространстве, ведь спасение экипажа больше не осуществлялось путём выброса человека за борт летательного аппарата на скорости, значительно превышающей скорость звука. Вопрос выживания в космическом бою, даже в случае поражения, для лётчика «Спирали» был решён.

«Этот способ, как и многие другие технические решения, главным конструктором Глебом Лозино-Лозинским был определён как основополагающий», – поясняет Вадим Лукашевич. По его словам, главный конструктор «Спирали» с самого начала знал, каким может быть высокоманёвренный бой в космосе, и вопрос выживания экипажа прорабатывал самым тщательным образом.

«Что такое ближний воздушный бой, мы все прекрасно знаем. Знаем также, что такое бой на средних дистанциях, знаем, что из себя представляет дальний радиолокационный бой. В случае с проектом «Спираль» речь шла о космическом бое, и Лозино-Лозинский уже тогда выстраивал процесс работы орбитального корабля с точки зрения его работы в космосе», – добавил Лукашевич.

Модификации советского космического «пограничника» – одна из самых интересных глав в истории проекта. На базе орбитального самолёта были созданы дневной фоторазведчик, оснащённый фотоаппаратурой с высокой чёткостью, радиолокационный разведчик с внешней разворачиваемой антенной, орбитальный перехватчик для уничтожения космических объектов и самый страшный для потенциального противника вариант исполнения – ударный орбитальный самолёт.

В качестве вооружения для ударного орбитального самолёта было решено использовать ракету класса «космос-земля» с ядерной боеголовкой. О возможностях такого вооружения многие эксперты, в том числе и на Западе, говорят с придыханием, ведь противник, с которым орбитальный самолёт «Спираль» должен был бороться, – ни много ни мало, авианосец.

«Ракета массой почти в две тонны (1 700 килограммов) несла ядерную боеголовку, попадание которой гарантированно уничтожало авианосец даже с учётом отклонения от цели в 200 метров», – указал Лукашевич. Уничтожать заранее разведанную цель с уже известными координатами советский орбитальный самолёт мог на первом же витке. Второй виток орбитальному самолёту нужен был лишь для того, чтобы проконтролировать выполнение боевой задачи.

Несмотря на то, что в ходе работ над проектом орбитального самолёта разработчикам приходилось решать сразу десяток проблем, не менее важным было продумать процесс возврата корабля обратно на Землю. Большинство спускаемых космических аппаратов возвращаются на Землю по так называемой «баллистической» траектории, в то время как «Спираль» – летательный аппарат с крыльями, и процесс спуска с орбиты аппарата с подобной конструкцией – настоящая головная боль для любого инженера. Обтекаемость спускаемого аппарата очень сильно зависит от скорости спуска.

Сложность спуска орбитального корабля «Спираль» заключалась ещё и в том, что самолёт с подобной аэродинамикой должен был устойчиво управляться на всём участке спуска и во всём диапазоне скоростей. Условно говоря, перед разработчиками встала задача создать систему контроля, которая обеспечивала бы полёт корабля «носом вперёд» и правильную ориентацию на огромных гиперзвуковых – 17-20 махов, сверхзвуковых и дозвуковых скоростях.

Специалисты поясняют, что защитить орбитальный аппарат на таких скоростях от набегающего потока воздуха полностью невозможно. Для решения проблемы контроля самолёта на этапе спуска было решено защитить критически важные зоны с помощью специальной теплозащиты. Вроде той плитки, что можно наблюдать на корпусе «Буранов» и «Спейс-Шаттлов». Однако обеспечение корабля теплозащитой – не единственная трудность при спуске.

Необходимо было заставить самолёт на всем протяжении спуска «тереться» об набегающий поток воздуха только теплозащитой. «В "Буране" эта проблема решалась так: помимо работы вспомогательных систем, обеспечивающих правильное положение корабля при спуске, помимо специальной формы крыла и прочих механизмов, на всём участке спуска с орбиты до высоты примерно в 15 километров "Буран" подруливал манёвровыми двигателями», – подчеркнул Лукашевич.

Проблема со спуском «Спирали» заключалась в другом: не существовало в начале 60-х программных возможностей и сложной электроники, с помощью которой можно было бы вмешаться в процесс спуска аппарата с орбиты. Чтобы обойти эту проблему, главный конструктор проекта Глеб Лозино-Лозинский принимает гениальное в своей простоте решение: крылья треугольной формы оснащают складными консолями.

Советскому гению удалось настроить процесс самобалансировки корабля при спуске таким образом, чтобы процедура проходила при полном невмешательстве лётчика: на участке спуска с наивысшей скоростью консоли крыла автоматически складывались, и основной «удар» от набегающего воздуха принимали носовая часть и днище спускаемого корабля. Гениальнейшее решение по центровке спускаемого корабля было достигнуто без использования сложной электроники.

«БОР-4» – беспилотный орбитальный ракетоплан, создание которого базировалось на результатах программы «Спираль», в ходе одного из испытательных полётов крайне непросто приводнился и в процессе извлечения советскими моряками из воды был сфотографирован австралийскими военными, наблюдавшими за необычной активностью советского ВМФ возле государственных границ. Чуть позднее австралийские военные передали снимки в ЦРУ, а те в свою очередь привлекли к процессу по определению типа корабля специалистов из NASA.

Фотографии, добытые невероятной ценой, несколько десятков лет нигде и никак не фигурировали, пока в прессу не просочилась информация о том, что одним из кораблей, выбранных для доставки грузов на МКС, станет один из участников конкурсного отбора, многоразовый космический корабль Dream Chaser, как две капли воды похожий на советский «БОР».

Одни специалисты поясняют, что, скопировав советский экспериментальный ракетоплан, разработчики американской версии челнока – инженеры компании Sierra Nevada – вытащили настоящий счастливый билет. Порождение холодной войны, как его окрестили сами американцы, вполне может послужить космической программе США верой и правдой, тем более, что американцам не пришлось изобретать велосипед и отстраивать космический корабль с нуля. Несмотря на то, что доставка астронавтов и грузов значится, как основная задача орбитального корабля, NASA может быть не единственным заинтересованным в проекте американским ведомством.

Впору упомянуть и о том, что «Буран», некогда разработанный и реализованный советской промышленностью, не предполагал гражданского использования. Специалисты Sierra Nevada, по словам историка космонавтики и ракетостроения Вадима Лукашевича, были шокированы, когда смоделированный по фотографиям планер летательного аппарата впервые «продули» в аэродинамической трубе.

«Если провести аналогию с открытием этой аэродинамической схемы американцами, то можно привести простой пример. Вы находите плёнку, просматриваете её, а на ней всего лишь два кадра. Вы стоите и восторгаетесь тем, какую композицию вы увидели, и как вам это всё нравится. Вот примерно так же повели себя и американцы: увидели на плёнке два кадра в виде аэродинамической модели, а вперёд заглянуть не подумали. А на плёнке, между тем, помимо двух кадров, оказался двухчасовой фильм», – иронизирует Лукашевич.

По словам специалистов, американский Dream Chaser – ни много, ни мало неудачно скопированный советский «БОР», воссоздать который у квалифицированных инженеров получилось лишь отчасти. «Этот корабль имеет крылья, форму и внешне похож на «БОР», но вот реализовать американцам удалось лишь один процент реального потенциала советского орбитального корабля», – отмечает Лукашевич. Вполне вероятно, что, построив собственный орбитальный аппарат на основе советских наработок, американцы начали гордиться тем, что программа подобного масштаба была реализована именно в США.

Однако эксперты, инженеры и материаловеды сразу же вносят ясность: те процессы, которые американцы с огромным трудом попытались воссоздать за десятки лет на основе «обломков холодной войны», советская промышленность и инженерная элита прошли ещё в 70-х годах прошлого века. Многоразовый американский орбитальный корабль точно так же, как и его советский прародитель, будет стартовать со специального носителя и возвращаться на обычную взлётно-посадочную полосу.

Несмотря на явную схожесть с советским кораблём, американским инженерам ещё только предстоит испытать «Бегущего за мечтой» в реальных условиях и решить те же проблемы, которые вставали перед инженерами проекта «Спираль» в Советском Союзе. Одно в истории c кораблём Dream Chaser останется неизменным: реализация проекта по возобновлению производства многоразовых космических челноков рискует обернуться для американцев полным провалом, ведь уникальные технологические и конструктивные особенности советского проекта «Спираль», такие как складные консоли крыла, уникальная теплозащита и самобалансировка, в первозданном Советском виде им реализовать не удастся –уровень специалистов для этого слишком низок.

Безусловно, в Sierra Nevada уже знают о том, что крыло у советского орбитального самолёта подвижное, и вполне могут попытать счастье создать собственный образец со схожей конфигурацией. Однако то, что сейчас с огромным восторгом воспринимается западным обывателем как «суперсовременная» космическая программа, по факту недоработанный и крайне нестабильный продукт, который нуждается в огромных вложениях и большой инженерной работе. Подкладывает ложку дёгтя в американскую космическую бочку с мёдом и мнение экспертов.

«Статическая конфигурация корабля от Sierra Nevada говорит о том, что их корабль не самобалансируется во всём диапазоне гиперзвука – он оптимален только для какого-то очень узкого диапазона полётов. К примеру, он прекрасно летает на скорости в 12 махов. На этом всё», – заключил Лукашевич. Эксперт отмечает также, что сбалансировать полёт во всем диапазоне скоростей можно с помощью сложной электроники, но такой метод имеет и своё слабое место: чем больше чувствительной электроники находится под критической нагрузкой, тем ниже надёжность всей системы в целом.

Скопировав советский аппарат, американские специалисты не поняли главного: корабль имеет не статическую, а изменяемую конфигурацию, за счёт которой и способен творить «чудеса на гиперзвуке».

В сухом остатке получается, что десятилетия, потраченные американскими специалистами на копирование советского орбитального корабля, на деле оборачиваются осознанием факта, что, потратив сотни миллионов долларов, держава, осуществившая «высадку на Луну», создала узконаправленный ракетоплан, многие режимы полёта которого вполне могут обернуться трагедией для его создателей.

Так что мы в ближайшие годы очевидно увидим очередную американскую вундервафлю за фантастические деньги. Я уже купил семечки, а Вы?

https://cont.ws/post/287047