Абу Хасан больше похож на хипстера чем на революционера — он одет в розовую рубашку и чёрные джинсы, в руках пачка сигарет. Он начинает нерешительно рассказывать о своей деятельности. Ему не терпится вернуться в осаждённый город Хомс в Сирии, но он быстро оживляется при вопросах о том, как он боролся против Башара Асада, используя АК-47, видеокамеру и Интернет — рассказывая о том, как американцы сделали из него кибервоина.

Абу Хасан (это не его настоящее имя) сообщил 8-го июня TIME, что он уже давно ведёт энергичную борьбу и шрамы тому доказательство. Во время съёмки демонстрации против режима, проходившей в Хомсе, в декабре он услышал взрыв, и ему сказали, что два правительственных танка направляются к толпе. И вот Абу Хасану в 26 лет нужно было выбрать: продолжать заниматься съёмкой или взяться за оружие? Он решил делать и то и другое, схватил АК-47 из своей машины, а камеру установил на возвышенности, чтобы она охватывала всё происходящее. Как только он бросился вперёд, бронированный Land Rover развернулся перед толпой и правительственные войска открыли огонь. Абу Хасан и бойцы из Сирийской Освободительной армии, повстанческие силы, защищающие демонстрантов, открыли ответный огонь, чтобы дать время гражданским людям добраться до укрытия. В ответ засвистели пули, и Абу Хасан был ранен в плечо шрапнелью. «Я удивляюсь, как я не получил более серьезное ранение или вообще не был убит», сказал он.

Абу Хасан загрузил видео боя в Интернет — оппозиция в то время только училась действовать таким образом. Вскоре после этого, местный лидер диссидентов выбрал бывшего инженера для прохождения за границей ещё более сложных тренировок по компьютерному шифрованию, обходу правительственных защитных систем и безопасному использованию мобильных телефонов — обучение было любезно предоставлено Государственным департаментом США. Тренировки помогли повстанцам взять верх на одном фронте в битве против президента Сирии. Несмотря на то, что режим Асада громил оппозицию в реальной жизни, диктатор проиграл битву, происходившую в интернете.

В ходе этого процесса, администрация Обамы пересекла незримую грань. Вашингтон заявил, что он не будет активно поддерживать сирийскую оппозицию в ее усилиях по смещению Асада. Официально США заявили, что они принимают во внимание работу миссии ООН под руководством Кофи Анана и не будут попустительствовать продаже оружия оппозиционным группам до тех пор, пока наблюдатели ООН находятся в Сирии. Однако, как стало известно из правительственных источников США, администрация Обамы проводит тренинги, связанные с технологиями работы в медиа-простанстве, и поддерживает сирийских диссидентов через мелкие некоммерческие организации, такие как Институт по освещению войны и мира(Institute for War & Peace Reporting) и Фридом Хаус (Freedom House).

Видеоролики якобы совершенных злодеяний, наподобие материала отснятого Абу Хасаном, распространяющиеся как вирусная эпидемия, сделали из Асада самого осуждаемого человека на планете. Они помогли повернуть против него Лигу арабских государств и чуть ли не ежедневно ставят немногих оставшихся у него союзников в неприятное положение. « Даже если правительство [США] и ведёт деятельность в Сирии, оно не собирается нести за это прямую ответственность», говорит Лоуренс Лессинг, директор центра этики фонда Эдмонд Дж. Сафры в Гарвардском университете. «Программное обеспечение, которое вы размещаете на сайте Свобода в интернете( Internet Freedom Coalition-— прим. ред), конфликтует с программным обеспечением, размещенным существующим правительством, и подобные действия могут расцениваться как акт агрессии».

На самом деле программа начала действовать ещё 4 года назад, но цель ее была другая: Китай. В 2008 году религиозно-либеральный ветеран- правозащитник Майкл Горовиц, пришел к своему другу конгрессмену Франку Вульфу, республиканцу от Вирджинии, и посоветовал направить финансирование на помощь Фалуньгун, религиозной группе, которую Пекин заклеймил как опасный культ. Деньги должны были помочь диссидентам распространить программное обеспечение для того чтобы преодолеть массивную сетевую защиту Китая и сформировать организацию в онлайне, а также свободно общаться со всем остальным миром. Вульфу удалось получить ассигнования в размере 15 миллионов долларов. Но американские дипломаты опасались, что этот шаг приведет к осложнению отношений с Пекином, поэтому денег на это было потрачено немного.

Ну а потом иранские протесты 2009-2010 и прошлогодняя Арабская весна сделали словосочетание « свобода в Интернете» гораздо более модным термином в Вашингтоне. Вскоре конгресс добавил к прежней сумме ещё 57 миллионов долларов государству на расходы в последующие 3 года. Деньги поделили на три направления: обучение и тренировка; анонимность, которая маскирует личность пользователя, обычно посредством шифрования; и обходные технологии, которые позволяют пользователям обходить правительственную цензуру так, что и их работа и действия репрессивных режимов, можно будет увидеть по всему миру.

Финансирование поступает из офисов, находящихся в юго-восточном углу на седьмом этаже здания Государственного департамента им. Гарри С. Трумэна в Вашингтоне. Там, команда из шести человек — две женщины и четыре мужчины выдают гранты «Свобода в Интернете» некоммерческим группам и разработчикам программного обеспечения, которые помогают диссидентам по всему миру. Большую часть рабочего дня эта команда занята просеиванием сотен предложений по выделению грантов и прочтением мнений экспертов о том, какие из них самые многообещающие. «Вы не найдёте коммерческих поставщиков для этого дела, потому что на этом денег не заработаешь.

Всё раздаётся совершенно бесплатно», говорит Бен Скотт, который работает с командой в здании Госдепа. «Не так уж много пользователей в мире осведомлены или достаточно эрудированы, чтобы разработать эти технологии». В целом, по 50-ти программам, на 10-ти языках было обучено более 10 000 блоггеров, журналистов и активистов, а более сотни тысяч получили доступ к материалам и инструкциям, опубликованных этими группами.

Особая ирония заключается в том, что большинство подрывных ноу-хау, которые идут на экспорт для сирийской оппозиции, первоначально разрабатывались для обхода ( систем безопасности— прим.ред.) администрации США. Одна из групп инструкторов, спонсируемых американцами, к примеру, тренирует активистов тактике используемой торговцами наркотиков, которая была показана в популярном шоу The Wire. Для того чтобы действительно обезопасить свои телефонные разговоры активистам советуют использовать Сим-карты, зарегистрированные на мертвого человека поместив её в дешевый телефон, от которого можно легко избавиться. Другая технология обхода называется Tor, она позволяет диссидентам обходить сирийских цензоров интернета, ей предпочитают пользоваться наркоторговцы, а так же и группа хакеров под названием «Анонимы» (Anonymous). Ещё против Асада были созданы сервисы для почтовых ящиков и доски сообщений схожие на те, которые были разработаны на RiseUp.net, группой антиправительственных протестующих, которые неоднократно попадали под прицел ФБР.

Программы по обходу систем безопасности, которые станут еще незаметнее, уже на подходе. Новый Американский фонд ( New American Foundation) выделил грант для создания программного обеспечения под названием «Интернет в чемодане», которое может обеспечить доступ к Сети, даже когда местные власти отключат локальные сети. Одно из приложений устанавливает кнопку тревоги, при нажатии которой диссидент, в случае если он остановлен силами полиции или другими службами безопасности, может удалить все свои контакты и обличающие его улики со своего смартфона. Другое приложение выдаёт ложный экран в случае набора неправильного пароля. А ещё одно, размывает лица диссидентов, так, что отснятый материал и фотографии протестов могут быть опубликованы, не раскрывая личности людей, которые выходят на улицы, рискуя своими жизнями.

Во время своего отсутствия в Хомсе этой зимой, Абу Хасан прошёл пятидневный курс Коммуникационная Безопасность 101, который начался с самого основного инструмента: сотового телефона. Правительство Сирии контролирует телефонные сети страны и может отследить местоположение диссидента, даже используя их собственные телефоны для прослушивания. Активисты учатся убирать батареи, когда телефон не используется, носить с собой сразу несколько телефонов и менять их как можно быстрее при необходимости. Их также обучают, как зашифровать переговоры в интернете, установить безопасное подключение и спрятать файлы на компьютере. Инструктора предупреждают, что сирийское правительство тоже участвует в кибервойне. Полиция использовала обычные дружественные электронные письма для рассылки вредоносных программ всем пользователям из листа контактов диссидента. Как только компьютер инфицирован, вредоносная программа может отследить любое нажатие клавиш и таким образом Большой Брат в Дамаске может видеть, что печатает диссидент, кому он это пишет, программа также отслеживает каждый новый пароль.

Проблема на сегодня состоит в том, что программное обеспечение поступает сразу обеим сторонам. Режим импортировал технологии для слежения за людьми в онлайне из США. «Многие из этих технологий могут быть использованы в добрых целях», говорит Саша Мейнраф (Sascha Meinrath), возглавляющая проект «Интернет в чемодане», «но с другой стороны они выглядят как сделка Фауста с дьяволом». В прошлом месяце администрация Обамы выпустила распоряжение президента, налагающее санкции на любые компании помогающие Сирии или Ирану нарушать права людей.

Кампания, в которой используются высокие технологии, проводимая Вашингтоном, не приведет к свержению Асада с трона. Но она дала сирийским диссидентам определенную уверенность, не смотря на то, что у режима есть преимущество в огневой мощи. Спустя месяцы после тренировок Абу Хасан отснял уже множество видео. Когда его спрашивают, какое оружие более мощное, его АК-47 или его видео камера, Абу Хасан улыбается. «Мой АК!», говорит он. Потом замолкает на несколько секунд. «Вообще-то, если есть интернет соединение, то моя камера более мощное оружие», — сообщает Бабак Дегханпишех (Babak Dehghanpisheh)

http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/malenkij_startap_ot_hilari_kak_ssha_ispolzuet_sovremennye_tehnologii_dlya_pomowi_sirijskim_povstancam/