Джессика Деваро, TRNN: Добро пожаловать на Real News Network. Мы в Вашингтоне, и я  Джессика Деваро.

В минувшие выходные президент Обама встретился с лидерами НАТО в Варшаве, как оказалось, для того, чтобы подтвердить торжественные обещания защитить Европу. Давайте прислушаемся к тому, что сказал президент.

Барак Обама:

«В этот критический момент, я хочу воспользоваться возможностью, чтобы чётко заявить о том, что останется неизменным.  Это решительное, ответственное отношение Соединённых Штатов к безопасности и защите Европы, к нашим трансатлантическим отношениям, нашей заинтересованности в нашей общей обороне.  На протяжении всего президентского срока одним из моих главных приоритетов внешней политики является укрепление наших союзов, особенно с НАТО.  И как показывают достижения и вызовы последних восьми лет, я ответственно заявляю, что мы выполним это обещание.  Соединенные Штаты увеличили свое присутствие здесь, в Европе.  НАТО столь же силён, лёгок на подъём и готов как никогда».

Настолько готов, что президент пошлёт тысячный войсковой контингент в Польшу, как один из четырёх батальонов, направляемых в страны, граничащие с Россией. Но что лежит в основе этого решения? Это всего лишь тактическая уловка Соединённых Штатов, ведущая к эскалации напряжённости в отношениях между США и Россией? И какую роль Северо-Атлантический Альянс должен играть в поддержании европейского баланса?

Чтобы помочь нам ответить на эти вопросы к нам присоединяется, наш гость, Майкл Хадсон. Майкл - заслуженный профессор экономики, занимающийся её исследованиями в Университете штата Миссури, Канзас-Сити. Кроме того, он автор многих книг, в том числе его последней, «Убивая хозяина: Как финансовые паразиты и долги разрушают глобальную экономику». Большое спасибо, что присоединились к нам, Майкл.

Майкл Хадсон: Мне приятно здесь побывать.

Джессика Деваро: Итак, Майкл, мы только что выслушали президента Обаму,  пообещавшего быть верным делу защиты Европы. А на самом деле, так ли уж Европе нужна защита?

Майкл Хадсон: И правда, как только Обама произнёс эти слова, последовал шквал заявлений европейцев, утверждающих, что Обама и НАТО делают Европу менее безопасной.  Премьер-министр Франции Франсуа Олланд сказал, нам не нужно НАТО. Мол, НАТО не играет никакой роли в наших отношениях с Россией.  Затем лидеры двух крупнейших немецких  партий, и социал-демократической и христианско-демократической, заявили, что НАТО подстрекает к войне.  Объявился Горбачёв, и сказал, что мир никогда не был  ближе к ядерной войне, чем сейчас.  Уильям Перри, в середине 90-х годов бывший главой Пентагона, отметил, что НАТО создаёт угрозы и пытается спровоцировать ядерную войну в Европе.

Один из ведущих военных стратегов России сформулировал, в чём заключается  проблема: НАТО намеревается придвинуть бомбардировщики и ядерное оружие к самым границам России.  Это означает, что если они запустят по нам ракету, у нас останется всего несколько секунд, чтобы ответить.  Некоторое время назад Президент Путин вёл речь о том, что, по правде говоря, у России нет наземных сил.  Фактически сегодня ни одна страна мира – по крайней мере в северном полушарии – не имеет сухопутной армии, способной вторгнуться куда-нибудь.

Попробуйте представить канадское или мексиканское вторжение через американскую границу.  Вы не сможете себе такое вообразить.  Невозможно.  Ни одна демократия уже не может себе позволить себе иметь сухопутную армию, поскольку затраты столь высоки, что издержки подготовки к  сухопутной войне попросту подорвут экономику.

Неоспоримый факт, что НАТО старается вынудить Россию наращивать армию, поскольку Соединённые Штаты могут подорвать её экономику за счёт отвлечения всё большего и большего количество экономических ресурсов на военные нужды. Но Россия не попадается на эту удочку.  Путин заявил, что у России совершенно нет  намерения сосредотачивать сухопутные войска.  Немыслимо даже, что он может захотеть вторгнуться Прибалтику или Польшу. Но Путин сказал, что у России есть средство возмездия.  Это атомные бомбы.  Ядерное вооружение в основном носит оборонительный характер.  Оно подсказывает, что армии больше не нужны.  Ни одной стране не нужна армия, если у неё есть ядерное оружие, потому что если вы нападёте на такую страну, она может стереть вас с лица земли.  И она тоже будет уничтожена, но ни одна страна не будет в состоянии победить.  Реально ни одна страна не может победить другую.  Это означает, что Россия не может завоевать Европу.

В сущности, Путин и российские руководители говорят: послушайте, допускается, что американский самолёт немного залетит, или вот корабли частенько пытаются устроить провокации, мы же не знаем вообще, а не ядерный удар ли это?  Россия не может рисковать.  Если кто-то дёрнется против нас, мы ударим водородными бомбами, – и конец Берлину, Франкфурту, Лондону, Манчестеру, Брюсселю.  Вот в чём смысл всех этих предостережений. И Европа абсолютно перепугана тем, что Обама добивается дестабилизации.  Ещё больше пугает её прохождение на выборах Хиллари, упомянувшей, что она собирается назначить министром обороны протеже Чейни – «супер-ястреба» Мишель Флоурно, а государственным секретарём – Викторию Нуланд.

За последние два месяца я пару раз побывал в Германии, и там действительно обеспокоены тем, что тем или иным образом Америка науськивает Европу: давай, повоюй с Россией.  По существу, это кризис.

Джессика Деваро: Хорошо. Майкл, я хочу вернуться к вашему утверждению о том, как нам видится упомянутое развёртывание касательно маячащей на горизонте угрозы  ядерной войны. И кажется, что она по-настоящему реальна. Это не просто предположение.  У нас имеется предупреждение вооружённых сил России и США, что ядерная война ближе, чем когда-либо прежде.

Итак, давайте сейчас затронем заинтересованых. С обеих сторон, и, насколько это возможно, конкретнее, и назовём вещи своими именами. В чьих интересах сохранить этот стереотип? Потому что я уверена, что есть люди, извлекающие из этого прибыль, и не только в Соединённых Штатах, но и в России. Можете сказать что-то этому поводу?

Хадсон: Что ж, одним из решений по итогам саммитов НАТО стал призыв альянса к [входящим в него] странам не зависеть от российских вооружений.  Добавьте сюда настойчивые требования Обамы, чтобы страны НАТО тратили 2% своего ВВП на НАТО, на вооружение, закупая его главным образом у американских производителей оружия – у «Рэйтион», «Боинг» и других.

Теперь взгляните, что происходит в Европе.  Это даже не рост на 2 процента благодаря введённым мерам  жёсткой экономии.  Эти 2 процента составляют весь годовой экономический рост в Европе.  Вот такие большие деньги должны быть потрачены на американские вооружения.  Выходит так, что бряцание оружием в адрес России – способ обязать европейские страны оплачивать военную продукцию производителей вооружений из Соединённых Штатов, и, в сущности, метод заставить Европу откупаться: мол, если вы не станете частью этого, мы не будем вас защищать; Европа парирует: постойте, нам на самом деле не нужна защита.  Мы предпочли бы наладить с Россией экономические отношения.  Особенно немцы – они утверждают, что не хотят санкций.  Итальянцы говорят, что они не хотят санкций.  А американцы в ответ: мы не хотим, чтобы вы делали деньги с Россией.  Покупайте у нас, а не в России.  Покупайте сельскохозяйственную продукцию и другие товары у нас, или, по крайней мере, в странах долларовой орбиты, а не российской.

Это именно то, что Обама подразумевал под «перезагрузкой».  С одной стороны, это новая холодная война, а смысл этой новой холодной войны в новом методе схватки – финансовой войне, по которой военные – всего лишь своего рода катализатор финансовых «боевых действий»  Соединёнными Штатами. И сейчас они – первый эффект «перезагрузки» – подтолкнули Россию к союзу с Китаем.  А теперь, с другой стороны, НАТО может переусердствовать настолько, что в итоге вытолкнет Германию, Италию и Францию ​​из альянса.  Такой вот получается эффект... обратного результата.

Джессика Деваро: Майкл, а что насчёт российской стороны? Есть заинтересованные, которые поддерживают эту «перезагрузку»?

Хадсон: Они надеялись, что «перезагрузка» будет означать сворачивание военных расходов.  Россия и почти каждая страна хотела бы использовать больше ресурсов в интересах отечественной экономики, а не на военные нужды.  В рамках экономической войны с Россией Америка пытается заставить Россию тратить больше на накладные военные расходы.

Это был план Бжезинского в Афганистане, вы помните, при администрации Картера.  Идея заключалась в том, что если заставить Россию платить больше за свои вооружённые силы, защищая Афганистан, её экономика потеряет устойчивость, и [в стране] будет распространяться недовольство.  В этом смысл американской стратегии: распространять хаос.  Затем американцы могут прийти и продвигать националистические и другие местечковые расколы, попытаться раздробить Россию, так же, как в качестве долгосрочной стратегии Америка пытается подтолкнуть распад Китая.  Невозможно, чтобы это не могло иметь негативных последствий для Соединённых Штатов.

Джессика Деваро: Хорошо. Давайте поговорим о том, что обычные люди могут сделать, чтобы не мириться с этим стереотипом, или изменить точку зрения на возможную «перезагрузку», предлагаемую президентом Обамой? Какие политические решения могут быть приняты для снижения напряжённости?

Хадсон: По большому счёту, распустить НАТО, что Франция проталкивает в течение многих лет.  Прямо сейчас нет необходимости в НАТО, поскольку больше нет угрозы военного вторжения.  Вспомните, после Второй Мировой войны НАТО было организовано, когда возникла мысль, ну, первая идея была в том, что европейские страны больше никогда не должны начинать войн друг с другом.  Никогда более не будет войн между Францией, Германией, Италией.  Это было решено.  Нет варианта, при котором европейские страны начнут войну друг с другом.

Вторая мысль была такова: а что если Россия вновь вторгнется, как это было, когда она сражалась против Гитлера?  Ну, никакой опасности российского вторжения больше не существует.  В действительности в 1990 году, когда распался Советский Союз, Украина приняла резолюцию, по которой она желала оставаться нейтральной и извлекать выгоду из своего положения – «нейтрального буфера», поворачивающегося между Россией и Европой.  А потом Соединённые Штаты вложили 5 миллиардов долларов в Украину, а также дали толчок национал-этнической революции.  США понадобилось 20 лет, чтобы провернуть это и разрушить сложившийся нейтралитет.

Стратегия Соединённых Штатов заключается в исключении нейтралитета.  Европейские экономические интересы требуют достижения нейтралитета с Россией, и достижения экономического единства, так что среди самих европейских стран на какую-либо конфронтацию с Россией мало шансов.

Джессика Деваро: Хорошо. Майкл Хадсон, всегда будем рады встречаться с Вами в наших программах. Большое спасибо, что были с нами.

Майкл Хадсон: Было приятно пообщаться.

Источник: http://vk.cc/5vsnQJ