Бурная деятельность по подготовке экспедиционного корпуса для вступления в боевые действия на Западном фронте резко контрастировала с настроениями американцев. Американское общество, и это показали результаты президентских выборов 1916 г., находилось под сильным влиянием изоляционистов. Была сорвана кампания по набору добровольцев: романтика «опасного приключения» и мемуары ветеранов испано-американской̆ войны привели на сборные пункты лишь 73 тыс. человек. Чтобы «пробудить» сограждан, Вудро Вильсону пришлось отступить от демократических принципов.

Бурная деятельность Першинга по подготовке экспедиционного корпуса для вступления в боевые действия на Западном фронте резко контрастировала с настроениями американцев. Американское общество, и это показали результаты президентских выборов 1916 г., находилось под сильным влиянием изоляционистов. Как бы то ни было, разброд в настроениях американцев имел самые серьезные последствия. Вследствие его была сорвана кампания по набору добровольцев: романтика «опасного приключения» и мемуары ветеранов испано-американской войны привели на сборные пункты лишь 73 тыс. человек [8, с. 328]. Чтобы «пробудить» сограждан, Вудро Вильсону пришлось отступить от демократических принципов. Через Конгресс были проведены законы о всеобщей воинской обязанности [55], шпионаже (1917) и мятеже (1918), направленные на подавление антибританских, пацифистских и пронемецких настроений.

Страна напоминала бурлящий котел. Не могло быть и речи о том, чтобы вести войну, имея такой тыл.

Чтобы убедить американцев сражаться в Европе и сплотить народ в едином «интервенционистском» порыве, 13 апреля 1917 г. был создан Комитет общественной информации. По имени председателя Джорджа Крила, бывшего редактора и советника Вудро Вильсона по связям с общественностью [18, p. 220-231], он вскоре получил название «комитет Крила». Целями его пропаганды на американцев, как отмечали исследователи, были:

1) мобилизация боевого духа американцев против врага;

2) сохранение дружеских чувств по отношению к союзникам;

3) сохранение хороших отношений и, по возможности, способствование кооперации с нейтральными странами [41, p. ix].

Главной же задачей «комитета Крила» было объединить расколовшуюся по национальным диаспорам и политическим пристрастиям страну посредством благоприятного и яркого изображения реальных фактов, а также способствовать продвижению образа США за рубежом и деморализовать страны Четверного союза. Комитет, в который входили специалисты по рекламе, публицисты, художники и университетские интеллектуалы, выпускал статьи, пресс-релизы, фильмы, создавал рекламные сюжеты в кино, радио и прессе, снабжал материалами ораторов-добро вольцев для пропаганды военного участия по всей стране. Материалы Комитета распространялись среди работников различных профессий и национальностей, женщин, молодежи, фермеров и сельскохозяйственных рабочих, а также иммигрантов. Годичная подписка на такие бюллетени была доступной широким слоям населения, т.к. ее цена составляла всего 5 долларов [16].

Целью Комитета общественной информации была «пропаганда не так, как ее понимают немцы, а пропаганда в истинном смысле этого слова, то есть пропаганда убеждений» [32, p. 13]. Предполагалось, что ее распространение будет вестись методами, аналогичными рекламе [56]. На первой же пресс-конференции после назначения Джордж Крил лично заявил, что его комитет не будет заниматься цензурой, но будет демонстрировать стране и миру идеализм американских целей в войне (достижение мира, свободы и правосудия для всех людей) [24, p. 4].

За два года своего существования, Комитет создал двадцать бюро (по средствам пропаганды: кино, пресса, плакаты и т.д.) для работы на территории США и за их пределами [17]. Примечательно, что в большинстве выступлений и публикаций, где бывшие члены «комитета Крила» говорят о своей прежней работе, они предпочитают называть свою деятельность рекламой, а не пропагандой. Они умалчивают о взаимодействии с англофранцузскими органами спецпропаганды, хотя очевидно заимствование сюжетов из материалов последней. Именно под их давлением Комитет вскоре стал заниматься «черной пропагандой», изображавшей немцев порождением зла. Основой стала откровенная ложь из «Белой книги» историка и политика Джеймса Брайса: о немецких солдатах, нанизывающих детей на штыки, о монополиях, производящих мыло из тел военнослужащих, погибших на фронте, о бельгийских детях, которым были отрублены руки [57].

Поскольку к моменту своего создания «Комитет Крила» не имел теоретически разработанных методов ведения пропаганды, очень важным здесь было английское влияние. Помимо дезинформации (также о колоссальных потерях Четверного союза), американские коллеги заимствовали у Веллингтон Хауса идею о необходимости привлечения к государственной пропаганде широкого круга интеллигенции. При этом американские пропагандисты вслед за их европейскими коллегами разводили по разные стороны немецкий народ и его руководство. Как заявил Вудро Вильсон: «У нас нет иных чувств к немецкому народу, кроме симпатии и дружбы. Они были вовлечены в войну по вине своих правителей» [47, p. 193].

Взаимодействие с высшей и средней школой осуществляло бюро по взаимодействию с гражданскими и образовательными учреждениями Комитета общественной информации, которым руководил профессор истории из университета Миннесоты Гай Стентон Форд. По его инициативе с педагогами из университетов США были проведены 10 круглых столов на темы: «Завоевание и культура», «Как война пришла в Америку». Их материалы были переработаны, опубликованы в виде брошюр тиражом более 100 тыс. экземпляров для школьных лекций о причинах и ходе войны [42], а также для распространения в вузах – более 35 млн [26, p. 23]. Необходимость такой формы работы объясняется тем, что американское общество, в том числе политическая элита, накануне войны (как отмечают и современные исследователи) было «неправильно информировано» [14, с. 81, 117].

Еженедельно граждане США по адресной рассылке получали 20 млн экземпляров газет [41, p. 68] и иного вида литературы [58]. Среди их статей была «Исповедь Германии», которая была опубликована отдельной брошюрой. Она включала в себя воспоминания бывшего директора оружейного завода Круппа доктора Малона и двух послов: американского в Берлине – Лиховского и немецкого в Лондоне – фон Ягова. Их высказывания доказывали тезис о виновности Германии в развязывании Первой мировой войны с целью завоевания себе «места под солнцем» [27, p. ii]. Под свой личный контроль Д. Крил взял издание новостей в правительственном «Официальном бюллетене» тиражом в 100 тыс. экземпляров. В среднем, до 873 газет (включая все центральные) должны были публиковать информацию пресс-бюро Комитета общественной информации [8, с. 327].

К пропагандистской кампании присоединился Голливуд. Отражая растерянность и американского общества, Томас Инс в 1916 г. снял пацифистскую киноленту «Цивилизация», которая бесследно «утонула» в море откровенно милитаристских картин. Последние прошли несколько этапов в развитии своих сюжетов. Так, в период нейтралитета «проявилась» мысль о том, что максимальная военная готовность – лучшая гарантия мира для США. Такими были созданные на средства оружейного треста Максима художественные фильмы «Беззащитная Америка» и снятые в 1915 г. кинокомпанией Уильяма Рэндольфа Хёрста («Отечество», прославлявшая оружейные заводы Дюпонов, и «История величайшей мировой войны»). После вступления в войну были созданы пропагандистские киноленты самых разных жанров: еженедельные хроники («Официальное военное обозрение»), документальные («Крестоносцы Першинга») и художественные фильмы («В когтях гуннов», «Прусские невежи», «Кайзер – чудовище из Берлина», «В ад вместе с кайзером» [59] и др.), которые были показаны даже в самых дальних уголках страны. Основными темами были подвиги и нерушимость франко-англо-американских союзнических отношений, рассказывалось о злодеяниях противников. Немцы в них изображались бесчеловечными варварами, которые насилуют и убивают медсестер [60] и монахинь, калечат детей, расстреливают взрослое мужское население. Немецкое руководство было представлено психически больными людьми, заигравшимися в солдатики, а кайзер – неадекватным человеком, разбойником и порождением ада, использующим смертоносные достижения прогресса для того, чтобы ввергнуть мир в новые «темные века». В отличие от них бельгийские и англо-французские солдаты были доблестными, почти эпическими героями [61]. Причем, как отмечают некоторые исследователи, коммерческие картины были зачастую более идеологизированными, чем созданные по заказу Комитета общественной информации, поскольку целью последних было способствовать повышению морально-боевого духа призывников, информировать и просвещать граждан [47, p. 186]. Несмотря на очевидность неглубоких сюжетов и стереотипность персонажей, картины пользовались успехом у публики: общий кассовый сбор от показа пропагандистских кинолент в США составил 878 215 долларов [24, p. 8].

Но самым эффективным средством была устная пропаганда Комитета, проводники которой выступали на улицах и площадях, рассказывая о войне в пользу Антанты. Идея организовать ораторов для широкомасштабной агитации принадлежит председателю Чикагского промышленного клуба Дональду Раерсону, которого поддержал сенатор М. Маккормик, рассказавший о начинании чикагских активистов Вудро Вильсону. Вскоре сеть лекторов накрыла всю страну. Получая бюллетени с целевыми указаниями [62], они выступали в школах, церквях и клубах с четырехминутными докладами о ситуации на фронте и усилиях администрации Вильсона. Если в апреле 1917 г. число таких ораторов составляло 75 тыс., то в конце войны их было уже около 400 тыс. человек [24, p. 7; 49, p. 7]. Работавшие в 5 200 графствах, они произвели 755 190 выступлений, аудитория которых превысила 315 млн человек [Там же]. Таким образом, каждый американец за два года услышал более трех их выступлений.

Работу лекторов дополняли плакаты бюро наглядной изобразительности, созданные под руководством одной из наиболее известных художниц своего времени Даны Гибсон. Ее подчиненный Джеймс Монгомери Флэгг стал автором самого знаменитого образа «дяди Сэма», который был создан в плакате, призывавшем добровольцев записываться на поля сражений Первой мировой войны. Темами других плакатов становились беззащитные перед немецкими штыками матери и дети, жертвы немецких подлодок, а также добровольцы (военные и служащие различных вспомогательных подразделений). Общее количество плакатов, созданных художниками Комитета, составило 1438 экземпляров [24, p. 7]. Аналогичного содержания листовки «Комитета Крила» призывали граждан быть бдительными из-за немецких диверсантов [63].

Совместно с художниками работал отдел мультипликации, который выпускал еженедельный «Бюллетень» с рекомендациями сценаристам о сюжетах: дети, помогающие своим родителям на фермах (в первом номере); просьба отдавать объедки домашнему скоту (во втором номере); призыв женщинам заменить на работе ушедших на фронт мужчин (в третьем номере); просьба экономить уголь и ограничить потребление сахара тремя фунтами на одного человека ежемесячно (в четвертом номере); призыв женщинам записываться в медсестры (в пятом номере) и мысль о том, что, хотя война закончилась, но американцы не вернутся домой, пока не будут восстановлены Франция и Бельгия (в последнем, двадцать третьем номере) [32, p. 19].

Для тех, кто хотел помочь военным приготовлениям страны, было создано справочно-информационная служба. За два года она приняла 86 тыс. обращений [24, p. 8].

20 января 1918 г. Вудро Вильсон подписал указ о создании бюро рекламы в рамках Комитета общественной информации. Его задачей являлось помещение в периодике платных объявлений о необходимой помощи для фронта. Информацию об успехах вильсоновской администрации на фронте и в тылу, о кампаниях по продаже военных займов размещалась в формате обычной рекламы в иллюстрированных журналах, деловой прессе и изданиях для фермеров – всего более восьмисот наименований, для чего из государственного бюджета только в 1918 г. было выделено около 2 млн долларов. О масштабе рекламных акций бюро говорят следующие данные. Для рекламы только третьего «Займа свободы» (подписка была открыта 6 апреля 1918 г.) было потрачено более 53,5 тыс. долларов за рекламные места в 177 наименованиях периодики с охватом около 16 млн читателей. В кампанию по сбору средств для американского Красного Креста было потрачено около 177,4 тыс. долларов на рекламу в 540 изданиях с общим тиражом более 60,6 млн экземпляров [28, p. 2, 6, 10].

С помощью Джозефа Хитингера из министерства обороны были организованы выставки, чтобы показать американцам «европейскую войну». Хитингер собрал винтовки всех видов, ручные гранаты, противогазные маски, глубинные бомбы, мины и сотни других вещей для того, чтобы показать людям, как тратятся их налоги. «Наша задача – работать, чтобы вызвать энтузиазм и бороться с пессимизмом», – говорил он. Первая такая экспозиция состоялась в Чикаго. После открытия посетителей было мало, однако после личного вмешательства Крила ее посетило 2 млн человек [25, p. 47]. Сумма пожертвований, оставленных посетителями всех двадцати выставок, приближалась к 1,5 млн долларов [24, p. 7].

Кампанией по агитации неанглоговорящих американцев руководил заместитель председателя Комитета общественной информации Карл Роберт Бьор (1886-1957). Бывший редактор «Ватерлоо Таймс-Трибьюн», он был человеком, который не зажжет пороха сам, но заставит других сделать это [21]. Приглашенный в «комитет Крила» по ходатайству бывшего редактора журнала «Космополитан» Эдгара Сиссона, он хорошо знал новейшие работы в психологии. В школе права Колумбийского университета он познакомился с системой Монтессори, а также с разработками психологии групп, затем приобрел опыт совместных с Уильямом Херстом агрессивных рекламных кампаний на страницах упомянутого издания. Под руководством Бьора для немецких эмигрантов и их детей были выпущены «листки лояльности». В них, помимо прочих, содержались статьи «Прусская система» и «Добрые слова рожденным за границей». Их авторы разделяли кайзеровскую Германию и немцев, рожденных в США [32, p. 14]. Как показатель итогов деятельности пропаганды на неанглоговорящих американцев можно рассматривать следующий факт – в число отправленных в Европу войск вступило 70 тыс. неанглоговорящих американских добровольцев [29, p. 106].

Одновременно с деятельностью «комитета Крила» в Соединенных Штатах проводилась широкомасштабная кампания по организации государственного «Займа свободы», возглавляемая Ги Эмерсоном. Огромные усилия для мобилизации населения на сбор и консервирование продуктов питания прилагало министерство продовольствия. Стоит также отметить некоторые элементы цензуры, которые возникли в связи с контрпропагандистской деятельностью заместителя председателя Комитета общественной информации Харви О’Хиггинсса [64] и Центральной палаты сертификации кино, а также принятием закона «О шпионаже» 15 июня 1917 г., что вызвало широкую дискуссию в американском обществе и Конгрессе [41, p. 19-47]. Неправильное толкование деятельности Комитета было настолько распространенным, что в течение нескольких недель лета 1918 г. штаб-квартира Комитета была наводнена просьбами авторов отрецензировать их статьи и книги перед публикацией [26, p. 9].

30 июня 1919 г., в связи с окончанием Первой мировой войны, Комитет был распущен. Несмотря на краткий срок, итоги его деятельности впечатляют. За 1918-1919 гг. Комитет получил более 9,5 млн долларов государственных ассигнований, из которых 5,6 млн поступило из президентского Национального фонда защиты и обороны, 1,25 млн – прямое финансирование из Конгресса [41, p. 67]. В результате использования этих средств, а также в силу законопослушности американских граждан, пацифистские [65] и подчас настроенные против Антанты Соединенные Штаты [66] уже 5 июня 1917 г. дали 9,6 млн призывников, из которых более полумиллиона отправились на фронт. При этом общая численность Американского экспедиционного корпуса в Европе к концу войны превысила 4 млн. 791 тыс. человек (из них 2,8 млн было призвано по закону о всеобщей воинской повинности). Во время второй призывной кампании (12 сентября 1918 г.) было зарегистрировано 13,2 млн призывников [8, c. 329]. Протестное движение не имело большого размаха и свелось к разрозненным акциям: пацифистский митинг 600 шахтеров в Миннесоте, манифестация сельскохозяйственных рабочих в Оклахоме (арестовано 460 человек), а также уклонение от несения воинской обязанности (340 тыс. человек). Под воздействием государственной пропаганды с весны до конца 1917 г. число владельцев госзайма выросло с 350 тыс. до 10 млн человек. Если в начале войны Красный Крест США насчитывал в своих рядах около полумиллиона членов, а фонды составляли 200 тыс. долларов, то к концу войны в нем уже состояло 20 млн человек, а поступления возросли до 400 млн долларов [7].

И это неудивительно, ведь «следы <интеллектуальной и эмоциональной> «бомбардировки» <Комитета общественной информации> окружали людей со всех сторон: в рекламе, новостях, речах добровольцев, плакатах, школах, театрах. Военные флаги были вывешены на миллионах американских домов. Война и ее идеалы постоянно доводились до глаз и ушей населения» [24, p. iv]. Выйдя из дома, каждый американец попадал в водоворот военной агитации: в почтовом ящике обязательно находилось какое-либо печатное издание «комитета Крила» или его реклама в газете, проходя по увешанной флагами улице, он обязательно слышал нескольких ораторов и радиопередачи, на работе получал новую пропагандистскую брошюру [67], в кинотеатре смотрел разрекламированный фильм о злодеяниях немцев и героизме Антанты, а вернувшись домой, подвергался «обработке» детьми, посмотревшими патриотические мультфильмы. К середине 1918 г. Америку накрыл «патриотический смерч». Однако самое главное – был сделан решающий шаг к тому, чтобы американское сознание перестало быть провинциальным, отразив возросший статус страны как одной из ведущих мировых держав.

С деятельностью Комитета общественной информации связано появление государственного аппарата американской пропаганды. Его создание стало во многом результатом «экономического втягивания» Соединенных Штатов в войну, которым (без сопротивления Белого дома) занимались обе противоборствующие стороны, а также специальной пропаганды. Как утверждают некоторые исследователи, именно британская пропагандистская кампания против американского нейтралитета, рисовавшая войну борьбой добра (Антанта) и зла (Тройственный союз), стала во многом причиной вступления Соединенных Штатов в Первую мировую войну [44, p. 326]. Последнее было предопределено как идейным родством демократических моделей обеих стран, так и военными заказами.

Очень велико было воздействие на американскую аудиторию кинолент, снятых Голливудом совместно с Комитетом общественной информации. Здесь очень ярко видна перемена в тематике: от «периода готовности» до откровенно антигерманских фильмов, которые стали появляться с середины 1917 г. Их действие многократно усиливалось выступлениями добровольных ораторов, а также листовками и плакатами, в которых обыгрывались основные стереотипы американского общественного сознания. Комитет общественной информации с первых своих дней шел в русле идей, неоднократно повторенных англо-французской пропагандой:

1) враг несет угрозу нашей жизни;

2) противник нарушает моральные и правовые нормы;

3) мы ведем оборонительную войну;

4) мы защищаем, в первую очередь, союзников, а затем – себя;

5) мы воюем не столько за свои интересы, сколько за восстановление нравственности;

6) враг обязательно будет сокрушен [35, p. 201].

Некоторые авторы выделяют следующие цели пропагандистской кампании «комитета Крила»:

1) мобилизовать общественное сознание и формировать резко негативный образ врага;

2) доказать правоту действий Антанты;

3) культивировать дух дружбы с союзниками;

4) показать, что нейтральные страны – это также потенциальные союзники Америки [20, p. 82].

Основными средствами пропаганды в США на данном периоде являлись листовки и четырехминутные лекции на площадях, в школах и церквях. Тем самым возродилась традиция устной агитации времен войны за независимость [34, p. 166].

<…>

Развитие США военных лет показывает, что государство все больше отходило от политики невмешательства в дела бизнеса и в идейную сферу, становилось активным субъектом ключевых экономических и идеологических процессов, имея своей целью, прежде всего, защиту интересов крупнейших компаний. Все это было свидетельством не только усиления власти монополий, но и обострения противоречий американской экономической системы в годы мировой войны.

Библиографический список

[1] Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды: механизмы убеждения. Повседневное использование и злоупотребление. СПб., 2002.

[2] Белявская И. А. Внутренняя экономическая политика США (1917-1918). М., 1956.

[3] Вестник русско-американской торговой палаты. 1915. № 8.

[4] Гаков В. Главный скандалист Соединенных Штатов // РБК-Деньги. 2003. № 15. С. 48-51.

[5] Гершов З.М. «Нейтралитет» США в годы первой мировой войны. М., 1962.

[6] История дипломатии / Под ред. Хвостова В.М. М., 1965.

[7] Королько В.Г. Основы паблик рилейшнз. М., 2000.

[8] Листиков С.В. Американское общество в годы войны: на пути к консолидации // Война и общество в ХХ веке: В 3 кн. / Рук. проекта и сост. О.А. Рже шевский. М., 2008. Кн. 1 / Отв. ред. С.В. Листиков. С. 306-344.

[9] Люмер X. Военная экономика и кризис. М., 1955.

[10] Михельсен А. Подводная война 1914-1918 гг. М-Л., 1940.

[11] Папен Ф. Вице-канцлер третьего рейха. М., 2005.

[12] Первая мировая война. 1914-1918. Факты. Документы / Под ред. Шацилло В.К. М., 2003.

[13] Перло В. Американский империализм. М., 1951.

[14] Ржешевский О.А. Война и история. М., 1984.

[15] Шацилло В.К. Расчет и безрассудство. М., 1998.

[16] A war message to the farmer // Loyalty leaflet № 4. Washington (D.C.)., 1918.

[17] American Loyality. Washington (D.C.), 1917.

[18] Annuziata F. The Progressive as conservative // Wisconsin magazine of history. 1974. Vol. 57. № 3. С. 220-231.

[19] Bernstorff J.H. My three years in America. NY, 1920.

[20] Brown J.A.C. Techniques of persuasion. From propaganda to brainwashing.

Harmondsworth, 1963.

[21] Carl R. Byoir – a retrospective // The museum of public relations. URL: http:// www.prmuseum.com/byoir/cbintro.html (дата обращения: 14.01.2010).

[22] Chicago Daily Tribune. 1914. 1 Aug.

[23] Commercial and Financial Chronicle. 1943. № 2. April. Vol. CXI. Рр. 128-144.

[24] Creel G. How we advertized America. Harper and Brothers Publishers, 1920.

[25] Fleming T. George Creel: forgotten genius // The Army. 1972. С. 41-49.

[26] Ford G.S. America’s fight for public opinion // Minnesota historical magazine. 1919. Vol. 3. С. 20-31.

[27] Germany confession. Washington (D.C.), 1918.

[28] Government war advertising. Report of the Division of advertising, Committee on public information. Washington (D.C.)., 1918.

[29] Heath R.L. Encyclopedia of Public Relations. University of Houston Press, 2005.

[30] Historical Statistics of the United States 1789-1945. Washington, 1949.

[31] Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Washington (D.C.), 1975.

[32] Jackall R., Hirota J.M. Image makers. Chicago, 2000.

[33] Jones J.P., Hollister P.M. The German secret service in America. Boston, 1918.

[34] Jowett G.S., O’Donell V. Propaganda and persuasion. NY, 1993.

[35] Kegan P. Methods of propaganda in World war. NY, 1927.

[36] Keller P.W. The four-minute men. University of Wisconsin, 1940.

[37] Kennedy D. Over Here: The First World War and American Society. NY, 2004.

[38] Link A. Wilson: The Struggle for Neutrality: 1914-1915. NY, 1960.

[39] McKernan L. Propaganda, patriotism and profit / History. 2000. Vol. 14. № %. С. 364-378.

[40] Milwaukee Journal. 1943. 25 November.

[41] Mock J.R., Larson C. Words that Won War. University of Princeton Press, 1939.

[42] National school service. Washington (D.C.)., 1918.

[43] New York Times. 1916. 17 March.

[44] Peterson H.C. Propaganda for War. University of Oklahoma Press, 1939.

[45] Schaffer R. America in the Great War. Oxford, 1991.

[46] Sweeney M.S. The Daily German Lie // American Journalism. Vol. 23. № 3. С. 9-28.

[47] Taylor P.M. Munitions of the mind. Manchester University Press, 2003.

[48] Teaching With Documents: The Zimmermann Telegram // The National Archives and Records Administration. URL: http://www.archives.gov/education/lessons/ zimmermann/#top (дата обращения: 3.03.2009).

[49] The four-minute men of Chicago. Chicago, 1919.

[50] War Encyclopedia / Ed. Paxson F.L. Washington (D. C.)., 1918.

[51] Washington Post. 1914. 2 Aug.

[52] Watkins G. Proof Through the Night: Music and the Great War. Berkley, CA, 2003.

[53] Wilson R.M. Lord Northcliffe. London, 1927.

[54] Zieger R. America’s Great War: World War I and the American Experience. Washington, 2000.

Примечания:

[55] По нему страна была разбита на округа, в которых юношам призывного возраста присваивали номера. Затем, как в лото, запечатанные номерки перемешивались, и доставался один из них. Призыву подлежали только те, чей номер выпал. Несмотря на весьма демократичную процедуру, билль столкнулся с серьезным сопротивлением. В Палате представителей его поддержали 199 голоса против 178 (при 52 воздержавшихся), а в Сенате – 65 против 8 (при 23 воздержавшихся) [8, с.328]

[56] Взгляд на агитацию как на подобие рекламы отражает заголовок мемуаров Джорджа Крила «Как мы разрекламировали Америку» и других работ деятелей Комитета.

[57] Данная информация вызвала огромный общественный резонанс: Папа Римский и многие рядовые американцы пожелали принять опекунство над искалеченными бельгийскими сиротами. Однако их запросы остались без ответа. Лишь в 1920-х гг. в Конгрессе США был проведен ряд слушаний, в ходе которых оказалось, что все сведения о преступлениях немецких военнослужащих были фальсифицированы.

[58] Среди бесплатно полученных ими изданий были несколько миллионов «Военных энциклопедий» [50], которые объединяли под одной обложкой словарь военных терминов и персоналий, краткий обзор дипломатии США от «доктрины Монро» до вступления в Первую мировую войну, справочник государственных учреждений, имеющих отношение к войне, сборник патриотических стихов и прозы, а также хронология войны. Следует отметить, что перечисленные материалы издавались и распространялись также в виде отдельных работ.

[59] Аналогичный лозунг использовался во времена испано-американской войны и во время операции вооруженных сил США «Иракская свобода» (2003 г.), что наглядно демонстрирует преемственность в лозунгах американской пропаганды.

[60] Благодаря деятельности Веллингтон Хауса широко известным стал образ медицинской сестры Эдиты Луизы Кэвелл (1865–1915). Дочь англиканского священника, она долгое время служила в Лондонском королевском госпитале имени мученицы Евы Лукес. Война застала ее в бельгийской школе для медсестер, где Кэвелл преподавала с 1910 г. Во время немецкой оккупации она прятала британских солдат и переправляла их в нейтральную Голландию. Летом 1915 г. она была арестована вместе с 200 английскими военнослужащими и приговорена к расстрелу. Несмотря на усилия по ее освобождению, предпринимавшиеся американским и испанским священниками, приговор был приведен в исполнение 12 октября 1915 г. Тело Кэвелл было захоронено бельгийскими женщинами на территории тюрьмы Сен-Жиль, а после войны перезахоронено в центре Лондона. Слова Кэвелл: «Патриотизм – это еще не все», оставленные на полях ее тома «Подражания Христу», стали одной из ключевых фраз антигерманской пропаганды.

[61] Героизации Антанты способствовали также музыкальные произведения, распространявшиеся среди американского населения. В их числе песни, написанные лейтенантом канадской армии Глитцем Райсом после ранения: «Склоните ваши головы», «Мы били их на Марне» и др. Всего с середины 1914 по июнь 1919 гг. объектом авторского права на территории США стало 35 600 музыкальных произведений, воспевающих победы Антанты на Западном фронте [52, р. 265].

[62] С 12 мая 1917 по 24 декабря 1918 гг. вышло 46 номеров бюллетеней для ораторов-волонтеров [36, р. 18–19].

[63] В отличие от американского Комитета общественной информации, британский Веллингтон Хаус в своей спецпропаганде старался избегать раскола американцев по национальному и иным признакам [47, р. 185].

[64] Он вел в ряде ежедневных центральных газет контрпропагандистскую колонку «Немецкая ложь» [46, p. 9–28].

[65] В секретном докладе Веллингтон Хауса, направленном британскому кабинету министров 7 марта 1917 г. отмечалось «значительное отсутствие… энтузиазма» к войне у американцев (особенно в западных штатах) [25, р. 44]

[66] Единственными штатами, стабильно поддерживавшим вступление в войну, с лета 1914 г. были Нью-Йорк и Калифорния.

[67] Материалы Комитета, помимо печати, направлялись в 9 тыс. библиотек, 17 тыс. отделений профсоюзов, 47 тыс. банков и других предприятий, 56 тыс. почтовых отделений [24, p. 109].

Источник: http://vk.cc/3k1I9W