Читатели могут вспомнить, что уже часто отмечалось в предыдущих статьях об ИГиЛ, что организация на деле имеет все атрибуты государства. У которого даже типичная история происхождения: теперь это монополист по применению силы на территории, которую она завоевала с помощью насилия. Как и все государства до нее. Давным-давно, бандиты и мародеры, как правило, просто убивали и грабили своих жертв, но те из них, кто был поумнее, вскоре поняли, что система имела серьезный недостаток: сделать это можно было только один раз. И они стали оставлять жертв в живых и подчинять своей власти. Для того, чтобы сделать систему рабочей, они внедрили крышевание: они объявили побежденным, что будут защищать их от других мародеров, в обмен на долю продукции первых. Когда это заработало, впервые было создано протогосударство.

Базовая структура государства никогда не менялась, хотя его отделка, декорации и подробные разработки менялись часто. Даже современные демократические государства в сущности сложная система рэкета, руководимая “бандой преступников, размахивающих флагом” (как точно подметил Марк Твен ,”легко доказать на примере фактов и цифр, что единственное подлинное преступное сообщество в Америке это Конгресс.”).

Основным отличием от предыдущих феодальных систем является то, что в теории любой желающий может присоединиться к банде и стать членом правящего класса. Кроме того, класс преторианцев, который ранее был идентичен правящему, стал отдельной группой и работает в качестве силового ведомства. В то время как современное государство использует намного больше морковку, чем палку, чтобы убедить людей в своей легитимности, факт остается фактом: в бархатную перчатку одет железный кулак.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Однако, нельзя не признать, что плюралистическая природа современных демократических государств делает их гораздо более приемлемыми, чем то, что им предшествовало. Современные демократические государства появились в результате борьбы за свободу против давно установленных наследственных династий. Восстание удалось, но многие вещи пошли не так.

Государство превратилось в чудовище Левиафана, который становится все более навязчивым. Можно доказать логически и эмпирически, что выборы не могут изменить эту тенденцию. Когда в начале 1980-х годов на некоторое время показалось, что изменить тренд реально, выборам предполагаемого «малого правительства» не удалось придать долгосрочную траекторию. Все большая централизация и все меньшая индивидуальная свобода стали отличительными чертами поступательного движения.

Одним из предлогов урезания прав и свобод является “война с террором” (терроризм в качестве тактики негосударственных насильственных групп никогда не умрет, это война, которая не может быть выиграна раз и навсегда и, следовательно, будет длиться вечно). Появление ИГиЛ на авансцене Ближнего Востока не только весьма негативное событие для тех, кто попал под его жесткую руку, но это также вызывает беспокойство в так называемом “свободном мире”; не столько из-за угрозы как таковой, но из-за угрозы косвенной – “угрозы существованию”, что дает государству дополнительные возможности присвоить больше полномочий и ограничить свободу граждан.

Всплытие документов Исламского государства в Сирии

Поводом для написания этого материала является расследование журналистов немецкого журнала “Шпигель”, обнаруживших клад документов ИГ в Сирии. Эти документы показывают, не только организационную структуру, но также то, как группа спланировала и провела захват территорий в Сирии и Ираке. Довольно увлекательное чтение. Как выяснил “Шпигель”, план захвата того, что позже станет известно как “Исламское государство”, имел довольно мало общего с религией:

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

“Это был не манифест веры, но технически точный план осуществления “исламского государства” или “халифата” организацией, более всего напоминающей пресловутую Штази, внутреннюю разведку Восточной Германии.”

Неудивительно, что организация принципиально напоминает Штази, а не религиозно вдохновенную группу верующих. Человек, что разработал план, бывший офицер разведки ВВС армии баасистского государства Саддама Хусейна.

Организационная структура исламского государства была первоначально изложена на бумаге с помощью обычной шариковой ручки Самиром Абд Мухаммадом аль Хлифауи, он же “Хаджи-Бакр”, который был бывшим полковником разведки военно-воздушных сил армии Саддама.

Ниже приведены соответствующие выдержки из доклада “Шпигель”:

“…Когда архитектор Исламского государства умер, он оставил что-то, что намеревался хранить в тайне: план государства. Это папка, полная рукописных документов: организационных диаграмм, списков и графиков, которые описывают, как страна может быть постепенно подчинена чужой воле. “Шпигель” получил эксклюзивный доступ к 31 файлу. Они показывают многоуровневую композицию и директивы для действий, некоторые из которых уже были проверены, а другие недавно разработаны в соответствии с анархической ситуации в занятой повстанцами Сирии. В некотором смысле эти документы – исходный код самой успешной террористической армии в новейшей истории.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

До сих пор большая часть информации об организации поступала от дезертиров, а также из данных внутренней администрации ИГ, изъятых в Багдаде. Но ничего из этого не объясняло стремительный взлет организации на самое видное место перед тем, как воздушные удары в конце лета 2014 года остановили его триумфальное шествие.

История этой коллекции документов начинается в то время, когда мало кто слышал об “Исламском государстве”. Когда гражданин Ирака Хаджи Бакр отправился в Сирию в составе крошечной партии в конце 2012 года, он имел, казалось бы, абсурдный план: ИГ захватит столько территории в Сирии, сколько возможно. Затем, используя Сирию как плацдарм, вторгнется в Ирак.

Бакр поселился в неприметном доме в Тель Рифат, к северу от Алеппо. Город был выбран правильно. В 1980-х годах многие из его жителей нашли работу в странах Персидского залива, особенно в Саудовской Аравии. Когда они вернулись, некоторые привезли с собой радикальные убеждения и опасные связи. В 2013 году Тель Рифат станет цитаделью провинции Алеппо, и даст сотни бойцов.

Именно там “Властелин теней”, как некоторые называют его, набросал структуру будущего Исламского государства, всю, вплоть до местного уровня, составил план постепенного проникновения в деревни и определил, кто и за кем будет следить.

Детали плана Бакра разъясняют, как будет строиться новое государство после завоевания областей, которые были под наблюдением задолго до того, как появилось ИГиЛ. Люди Бакра разузнали, кто есть кто в каждом городе, куда они проникли, и поэтому знали заранее, кто, скорее всего, станет союзником, кого можно шантажировать и кто будет уничтожен:

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

План был реализован с поразительной точностью в последующие месяцы. Все происходило по одному сценарию: нанималась группа последователей под предлогом открытия офиса исламского миссионерского центра. Из тех, кто пришел прослушать курс лекций и посещать занятия по исламской жизни, один-два человека были отобраны и проинструктированы, чтобы шпионить за своим населенным пунктом и добывать широкий спектр информации. Для этого, Хаджи Бакр составили список заданий и обрисовали круг вопросов:

Список влиятельных семейств.

Состав этих семей.

Источники и размеры их доходов.

Имена повстанцев и параметры повстанческих бригад в населенном пункте.

Кто их лидеры, кто контролирует бригады и какова их политическая ориентация.

Какую незаконную деятельность (в соответствии с законом шариата) они ведут, что может быть использовано для шантажа при необходимости.

Шпионам сказали обращать внимание на такие детали, как то: кто был преступником или гомосексуалистом, или был вовлечен в тайную связь, с тем, чтобы иметь основания для шантажа. “Мы назначим самых сообразительных на должность шариатских шейхов,” – отметил Бакр. “Мы будем готовить их некоторое время, а затем отправим их.” Напоследок он добавил, что несколько “братьев” будут отобраны в каждом городе, чтобы жениться на дочерях самых влиятельных семей, для того, чтобы “обеспечить проникновение в семьи без их ведома”.

Шпионы должны были выяснить, как можно больше о городах: состав населения, кто за что отвечал, какие семьи были религиозными, к какой школе религиозной юриспруденции они принадлежали, какие мечети там были, кто имам, сколько жен и детей у него было, и сколько тем было лет. Интересовали и другие детали: какие проповеди имам читал, довлел ли он к суфизму, мистическому варианту ислама, примкнул ли к оппозиции или остался верен режиму, какую позицию занимал по поводу джихада. Бакр также хотел получить ответы на следующие вопросы: получает ли имам зарплату? Если да, кто ее платит? Кто назначает имама? Наконец, сколько в деревне сторонников демократии?

Агенты должны были функционировать как сейсмические волны, посылая сигналы, чтобы выявить мельчайшие трещины, а также вековые разломы в глубоких слоях общества – в общем, любую информацию, которая может быть использована, чтобы разделить и подчинить местное население. Информаторами были как бывшие шпионы спецслужб, так и противники режима, которые рассорились с повстанцами. Некоторые из них были молодые люди и подростки, которым были нужны деньги или работа. Большинству информаторов Бакра, как те, что шпионили в Tель Рифат, едва минуло двадцать, но некоторым было всего 16-17 лет.

Планы также включал в себя такие области жизни, как финансы, школы, детские садики, СМИ и транспорт. Но была также ключевая тема, которая была тщательно разработана в организационных диаграммах и списках должностных обязанностей и требований к отчетности: шпионаж, убийства и похищения людей.

С самого начала план предусматривал, что спецслужбы работают параллельно, даже на провинциальном уровне.Отдел общей разведки докладывал “эмиру” безопасности региона, которому подчинялись заместители эмира в отдельных районах.Главы секретных шпионских ячеек и начальники отдела разведки и информации района докладывали каждому из этих заместителей эмира. Информатор местной ячейки докладывал представителю районного эмира, и так далее. Целью было сделать так, чтобы все следили за всеми.

Занятно проследить как все начиналось: с решения назначенного послевоенного губернатора Ирака Пола Бремера полностью распустить армию Саддама Хусейна. Читатели могут припомнить эту широко известную фатальную ошибку, когда вскоре стало ясно, что в вооруженное сопротивление американской оккупации включены многие бывшие члены бывшей армии. Позже эти бывшие сформировали ядро ИГиЛ:

“Бакр просто применил опыт, полученный в прошлом, и воспроизвел вездесущий аппарат безопасности Саддама Хусейна, в котором никто, даже генералы разведки, не мог быть уверен, что за ним не шпионили.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Существует простая причина, почему в трудах Бакра нет упоминания о пророчествах, относящихся к установлению исламского государства, якобы рукоположенного Богом: он верил, что фанатичных религиозных убеждений еще не достаточно, чтобы добиться победы. Но он верил, что вера других может и должна быть использована.

В 2010 году Бакр и небольшая группа бывших офицеров разведки Ирака сделали ставку на Абу Бакра аль-Багдади, эмира и позже “халифа”, ставшего официальным лидером Исламского Государства. Они рассуждали, что Багдади, образованный священнослужитель, придаст проекту подобающее религиозное лицо.

“Бакр был националистом, но не исламистом”, – говорит иракский журналист Хишам аль Хашими, вспоминая бывшего офицера и карьериста, который находился с двоюродным братом Хашими на авиабазе в Хаббании. “Полковник Самир”, как Хашими называет его, “был очень умный, твердый и отличный логист”. Но когда Пол Бремер, возглавлявший тогда оккупационные власти США в Багдаде, распустил армию указом в мае 2003 года, он познал горечь безработицы и нищету. “Тысячи хорошо подготовленных офицеров-суннитов были ограблены и лишились средств к существованию одним росчерком пера. При этом Америка своей рукой создала самых отчаянных и интеллектуальных врагов”.

Мы рекомендуем прочитать всю статью в журнале “Шпигель”, в которой, в частности, рассказывается, как ИГиЛ в первое время даже вступило в союз с силами режима Асада – несмотря на то, что Асад происходит из шиитской секты. ВВС Асада бомбили отряды конкурирующих повстанческих сил, а ИГиЛ взамен прикрывал войска Асада, добивая врагов на земле. Этот союз по расчету позволил ему завоевать по крупицам те территории, которые оно ранее уступило другим повстанческим силам в Сирии. ИГиЛ в одностороннем порядке вышло из союза с силами Асада только после завоевания Мосула в Ираке, где было захвачено столько высококлассного оружия, что руководство сочло, что Асад больше не нужен.

“Шпигель” справедливо предупреждает, что возможные последствия растущего конфликта между суннитами и шиитами не следует недооценивать. Этот конфликт является одним из столпов стратегии, используемой ИГ, а также основным фактором нынешней войны между племенами хути и Саудовской Аравией. Он может легко поглотить больше стран, в которых имеется значительное меньшинство. Суннитские провинции, которые были отвоеваны шиитским ополчением, лояльным Багдаду, были подвергнуты грабежу, убийствам и изнасилованиям победителями. Это значит, жители будут на стороне другой силы, когда та вернется.

“Поскольку внимание Запада в первую очередь сосредоточено на вероятности террористических атак, явно недооценивается другой сценарий приближающейся тотальной войны между шиитами и суннитами. Такой конфликт покончит с ИГ как ненавидимой всеми террористической организацией, позволив стать легальным центром власти.
Уже сегодня на передовой в Сирии, Ираке и Йемене отчетливо видна межконфессиональный раскол, когда афганцы-шииты сражаются против афганцев-суннитов в Сирии, а в Ираке ИГ извлекает выгоду из диких плодов варварства жестоких шиитских боевиков. Если этот древний конфликт внутри ислама продолжит расти, это может вылиться в сектантские войны в Саудовской Аравии, Кувейте, Бахрейне и Ливане. В таком случае пророчество о приближающемся апокалипсисе может стать реальностью. В этом бушующем потоке может быть установлена абсолютная диктатура во имя Бога”.

Мы хотели бы отметить, что “абсолютистские диктатуры во имя Бога” уже существуют на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия это явно теократия, и территория, контролируемая Исламским государством, тоже. Шариат строго исполняется в обоих регионах. Иран также находится под властью шиитской теократии, хотя и теократии с значительно меньшим абсолютистским подходом, чем у правителей Саудовской Аравии (в конце концов, в Иране есть выборы, в которых иногда побеждают реформаторы). В этом контексте это довольно странно, что Саудовская Аравия рассматривается Западом как “ценный союзник”, в то время как Иран традиционно демонизируется.

Кроме того, “Шпигель” утверждает, что бомбардировки США “положили конец триумфальному шествию ИГиЛ”. Что верно лишь отчасти. В то время как иракская армия во главе с генералами из Ирана и с помощью шиитских ополченцев смогла отбить небольшой, но весьма символический город Тикрит, ИГ решило атаковать Рамади, столицу провинции Анбар.
Все это подчеркивает, что будет довольно трудно избавиться от ИГ. Несомненно, оно страдает от авиаударов, и вынуждено предпринимать тактические отступления здесь и там, но, кажется, все еще не “теряет обороты”.

Как мы уже утверждали с начала воздушной кампании, ее вряд ли будет достаточно, чтобы разрушить ИГ (в то время как воздушные удары ослабят ИГ, тяжелая работа на земле должна быть выполнена ополченцами, лояльными Багдаду или курдской администрации). Интересно, что успешная атака на Рамади была достигнута путем активации “спящих клеток” в городе и с использованием вспомогательных ударов в других местах, чтобы отвлечь силы правительства – точно в соответствии со стратегией покойного Хаджи Бакра.

Кроме того, как было отмечено выше, завоевание таких городов, как Тикрит, имеет обратную сторону: шиитские боевики хотят отомстить, и невозможно их удержать. Учитывая, что бойцов, как правило, отводят сразу, как становится ясно, что они больше не могут удерживать город, местное гражданское суннитское население, как правило, испытывает на себе весь гнев ополчения. Это создает дополнительную поддержку Исламскому государству и делает трудновыполнимой задачу правительства найти среди суннитов союзников.

Вдобавок, присутствие в Ливии, где исламистские группировки объединились с “халифатом”, также расширяется в последнее время.

Выводы.

Расследование журналистов доказывает то, что многие подозревали и ранее: в то время как ИГиЛ завернуто в плащ религии, это не совсем традиционная организация джихада. Тем не менее, тот факт, что она эксплуатирует разрыв между суннитами и шиитами, и что многие из его врагов начинают смотреть на конфликт через аналогичный объектив, служит для углубления раскола между двумя основными ветвями ислама по всему региону.

Это может легко привести к еще большему пожару на Ближнем Востоке. Действительно, как показала война в Йемене, межконфессиональный конфликт уже расширяется. Напомним также, что шииты как движущая сила революции в Бахрейне, направленной против суннитского правящего дома (сунниты составляют меньшинство в Бахрейне) были подавлены Саудовской Аравией с помощью военной силы. Весьма вероятно, что подавлены на время.

Остается сказать, что многое из этого есть плод бесконечных внешних вмешательств в судьбу региона. Когда США напали на режим Саддама и вторглись в Ирак в 2003 году, это было сродни убийству паука на стене путем снесения стены бульдозером, как точно подметил один наблюдатель в то время. После более чем 25 лет бомбардировок и атак Ирака, страна стоит на грани превращения в так называемое “несостоявшееся государство”. Вмешательство в других местах региона были не лучше. Ливия опустилась в хаос и насилие, а “умеренные” сирийские повстанцы, в конечном итоге, оказались в сетях исламизма.

Людей, населяющих регион, нельзя винить за желание избавиться от мелкотравчатых диктаторов, но, как мы уже отмечали ранее, это не проблема отсутствия демократии, но, прежде всего, проблема отсутствия экономической свободы в самих арабских странах. Вот что на самом деле было главным мотивом “арабской весны”. Западная интервенция – следствие неспособности понять основные социальные, религиозные и экономические движущие силы событий в регионе. Как правило, вмешательство окончательно расстраивает то, что часто очень тонко настроено, и в любом случае хаос не есть желаемый результат в рамках стратегии “разделяй и властвуй”. К сожалению, насчет последнего приходится сомневаться.

http://postskriptum.org/2015/05/28/isis-189/