В начале Второй мировой войны оперативные работники Тавистока*, включая бригадного генерала Джона Ролингса Риса из Управления психологической войны, были заняты работой над секретным языковым проектом. Целью этого проекта был не враг, а непосредственно английский язык и англоговорящее население Планеты.

Тавистокская группа взяла за основу труд британского лингвиста Чарльза Кэй Огдена, создавшего упрощенную версию английского языка**, использующую приблизительно 850 основных слов (650 существительных и 200 глаголов) с твердыми правилами для их применения. Продукт, названный «Базик инглиш» или для краткости - «базовый», был высмеян большинством англоговорящей интеллигенции; предложение Огдена перевести классическую литературу типа Марло и Шекспира на Базик законно подверглось атаке, как усилие упростить самые важные выражения англоязычной культуры.

Но в недрах Управления психологической войны понятия «базового» превратились в ключ для самого масштабного контроля «опасного мышления». Упрощенный английский язык ограничивает степень свободы выражения и не даёт возможности передать суть мысли через метафору. (Для более детального обсуждения языка и метафоры, см. Линдон Ларуш «На предмете метафоры», Fidelio, Fall 1992). В этом случае легко создавать «действительность», которая может быть сформирована через средства массовой информации, типа радио. Сжатый язык - смирительная рубашка для массового сознания.

Британское Министерство информации, которое управляло всем радиовещанием и распространением новостей, решило поэкспериментировать с эффективностью «базового», попросив вести на «базике» некоторые последние известия, переданные многими иностранными секциями Би-би-си, включая индийскую секцию, среди оперативных работников которой были автор «1984» Джордж Орвелл и его близкий друг Гай Бриджес, вовлеченный позже в самый большой послевоенный британский советский шпионский скандал.

Результаты были тщательно проверены.

Участники быстро обнаружили, что язык, с некоторой модификацией, был идеален для того, чтобы передавать подвергнутую цензуре, отредактированную версию новостей. Так как всё представляло из себя простые, чисто декларативные утверждения, упрощение языка давало этим утверждениям характер факта, даже притом что информация, которая вещалась, была подвергнута жёсткой цензуре или даже являлась субъективной пропагандой.

Некоторые историки утверждали, что «новояз Орвелла» в его «1984», якобы, является просто пародией на «базовый». Всё наоборот: Орвелл был одним из самых энергичных сторонников идеи фундаментального сжатия языка. Что особенно импонировало ему, так это максимальная его простота и кажущаяся очевидной его способность вытеснить жаргон***. Он также думал, что если что-либо бессмысленное будет сжато до «базового», то при переводе оно легко будет осознанно как абсурдное. Правда Орвелл-утопист в своих письмах выражал беспокойство властными возможностями Министерства информации (Мининформа, как это уже тогда было общепринято) контролировать и управлять новостями. Это было аспектом процесса, а не уничижением английского языка Базиком, который пародировался в «1984» как «новояз», управляемый Минправом, Министерством Правды.

Британские «империи мнения»

После презентации в 1943 специального сообщения Министерства информации, подготовленного на основе этих данных, проект «Базовый», благодаря настойчивости премьер-министра Уинстона Черчилля, был помещен в число «самых высокоприоритетных» для Военного Кабинета. Проект, как показывают рассекреченные теперь бумаги, был нацелен на то, чтобы быть расширенным до включения в его охват Соединенных Штатов. Не раскрывая секретную часть исследования относительно психологического значения «базового», Черчилль стал его основным сторонником, продвигая новый язык, как основание возобновленных взаимных договорённостей между Соединённым Королевством и его прежней колонией, Америкой.

В своей речи в Гарвардском университете 6 сентября 1943 года Черчилль призвал «к новой Бостонской Вечеринке», дабы сокрушить английский язык и заменить его «базовым». В своём обращении к аудитории англофилов, говоря, что они были на «вершине» культурного морского могущества, он утверждал, что власть управлять изменениями языка, будет иметь «целебный эффект», как «намного лучший приз, чем отъём земель у людей или стран, или их мучения от эксплуатации».

Империи будущего - «империи мнения».

Но общественная сторона проекта встретила сопротивление у британской и американской публики, которая не обязательно полностью схватывала значение Базового, тем не менее была обиженной требованием, как им говарить. И не было никакой даже перспективной поддержки от американского президента Франклина Рузвельта, который считал Базовый... «глупостью».

Однако доклад Министерства информации для специального военного комитета Кабинета утверждал, что существующий язык громоздок. Но вместо того, чтобы сокрушать английский язык, было легче упростить использование последнего примером из радиопередач и новостей средств массовой информации, обсуждением этих сообщений. Последние известия на радио, которые перед войной составлялись из длинных описательных комментариев, приобрели более короткие форматы, которые характерны им и сегодня. Длинные предложения, часто с литературным подтекстом, уступили место более коротким, максимально упрощённым предложениям и простому словарю.

Телевизионные новости также приняли этот лингвистический стиль: простые ясные предложения, с очень, очень ограниченным словарём. Телевизионные последние известия, некогда слишком информативные и эрудированные, стали много проще, особенно в последние годы, когда они были осознанно насильственно упрощены. Когда Рун Арледдж, прежний главный ведущий спортивных состязаний ABC, принял должность в середине 1970-х и обнаружил номинально плохое разделение новостей, он потребовал, чтобы радиопередачи новостей были упрощены и готовились для более легкого понимания.

В 1979 статье в журнале Washingtonian, опытный автор СМИ и политолог Джон Дэвид Барбер поддерживал подход Арледджа к новостям, утверждая, что его язык «входит прямо в головы большей части более простой половины американского электората». Он собрал список из 31 слова, которые, как он считал, должны были быть вырезаны из радиопередач новостей Си-Би-Эс; практически был осуществлён «политический заговор».

Барбер писал: «Нет иного пути, с помощью которого [этот] словарь может поймать и удержать сознание среднего выпускника средней школы». Большинство директоров новостей согласилось с этой оценкой: анализ словарного состава последних известий показывает, что кроме специальных терминов, названия мест и имен собственных, в нём используются гораздо меньше слов, чем даже в словаре «Базик» с его 850 словами. Словарь неновостей телевидения еще более ухудшен и ограничен.

Недавние исследования**** показали, что словарь среднего американца находится ещё не совсем на уровне 850 слов «Базового» (исключая имена собственные и специализированные термины), но уже приближается к этому уровню.

http://alexandr-palkin.livejournal.com/3311158.html