Недавно товарищ Смирнов (?) опубликовал пост о том, что современный Запад путем развития индивидуализма убивает в людях эмпатию. Основная идея, высказанная в статье, состоит в том, что поощряя распространение не принимаемых большинством способов существования – скажем, гомосексуальных отношений – современные люди лишаются возможности сопереживания.

В самом деле, с теми же представителями сексуальных меньшинств крайне тяжело испытывать единство, потому, что их эмоции и мысли существенно отличаются от эмоций и мыслей обычного человека, пускай и в определенной области. Именно поэтому для обеспечения возможности существования рядом нормальных людей и лиц с гомосексуальной ориентацией следует указанное сочувствие отключать – поскольку единственной альтернативой этому является превращение всех остальных в указанных «педиков» (так в указанном посте).

Однако, понятное дело, поднятая тема оказывается намного важнее, нежели эти самые «педики»,  вместе с порождаемыми ими проблемами. Они, равно как и все остальные «сексуальные извращенцы», являются лишь одним из проявлений гораздо более серьезной проблем, которую бы мне хотелось рассмотреть подробнее. Собственно, это крайне фундаментальное явление, которое можно назвать «инфернализацией», и которое, совершенно неожиданно приводит к увеличению количества страданий в современном обществе.

Суть этой самой инфернализации состоит в том, что в «плохо устроенном обществе» (термин Ивана Антоновича Ефремова) каждое поднятие человека по пути совершенствования неизбежно ведет к увеличению количества его страданий. Сам Ефремов называл данную тенденцию «Стрелой Аримана», или «стрелой направленного зла».

На самом деле, подобная закономерность совершенно естественна: дело в том, что чем выше градиент энтропии, тем значительнее ее давление, т.е., более развитое существо обязано сильнее противостоять воздействиям внешней среды, нежели менее развитое. (На самом деле это касается не только человеческих обществ, но именно тут данная «стрела» проявляется в полной мере…)

Собственно, именно поэтому «плохое общество» приводит к исчезновению эмпатии – важнейшего свойства человеческой психики, позволяющего устанавливать крайне эффективные межличностные контакты. Дело в том, что она позволяет очень сильно уменьшить информационное сопротивление при человеческом общении, что позволяет решить важнейшую задачу для современного человека – «коммуникационную проблему», вопрос крайнего разделения людей в индустриальном обществе.

Однако, понятное дело, что это действие имеет положительный эффект в условиях низкой инфернальности общества, в условиях же высокой – преобладает отрицательный. Поэтому в современном обществе человек выбирает именно «индивидуалистические» стратегии – т.е., ограничение контактов с людьми исключительно «неглубокими», поверхностными каналами.

Собственно, даже тот уровень взаимодействия, что был возможен еще недавно, оказывается для него чрезмерным. (Это, например, очень хорошо проявляется в т.н. «межполовых отношениях», где глубокие чувства сейчас заменяются на достаточно формальные, кратковременные. Причем, что самое важное – еще недавно процесс шел в «обратную» сторону – к более «мощным», серьезным контактам, сменившим привычные еще в начале XX века модели «брака по расчету» и одновременно «посещение белошвеек», а то и просто «прогулку в бордель»).

Впрочем, в данном случае мы можем наблюдать взаимосвязанный процесс: развитие «плохого», т.е., инфернального, производящего страдания, общества неизбежно приводит к уменьшению «глубины» контактов. Что, в свою очередь, ведет к снижению ценности человека для человека – и к дальнейшему увеличению количества инферно. Однако данный эффект не ограничивается только эмпатией.

На самом деле «стрела Аримана» с завидной методичностью покушается на все высшие потребности человека. В настоящее время мы можем наблюдать парадоксальный, на первый взгляд, процесс «упрощения» информационного взаимодействия личности с миром, переход ее на самые примитивные формы данного процесса, будь то лишенный всякого смысла труд или совершенно тупой и бессмысленный отдых. В настоящее время поведение людей, бывшее нормальным, к примеру, в середине XX века, воспринимается, как почти невозможное.

Скажем, широкое развитие того, что можно назвать «техническим творчеством», очень сильно было распространено в это время. Причем, не только в СССР – на том же Западе, скажем, радиолюбительство выступало массовым явлением. То же самое относится и иным способам «работы руками» - например, в США массовым было конструирование «своих» автомобилей. Некоторые вообще самолеты строили! Отголоски данного процесса нашли свое выражение в пресловутых «гаражных компьютеров», включая первый прототип Apple, который отличался только тем, что его авторы смогли успешно коммерциализировать свое детище.

Впрочем, тип «изобретателя-бизнесмена» был крайне распространён в XX веке, включая знаменитого Форда – настолько, что и сейчас многие, вроде небезызвестных Брина или Цукерберга пытаются «подстраиваться» под него. Однако понятно, что это – исключительно «имеджева фишка», что сейчас работают иные варианты «выхода в свет», что начиная с пресловутого Гейтса без «родственных связей свыше» (могут быть не родственные, а какие-то иные, как у Цукерберга с АНБ) делать в бизнесе нечего…

Впрочем, это, понятное дело, требует отдельного разговора. В качестве возвращения к исходной теме хочу упомянуть то, что техническое творчество в СССР все-таки имело одно важное отличие от подобного явления на Западе. Это – тот факт, что тут оно могло направляться не только, и не столько на удовлетворение личных потребностей – типа конструирования приемников, мотоциклов и т.д – но и на решение общественных проблем. К примеру, т.н. радиофикация страны во многом была реализована именно благодаря радиолюбителям, совершенно бесплатно и в свое личное время собиравшим приемники и устанавливающим радиоточки в самых удаленных уголках нашей страны.

Более того, даже телефикация страны была во многом добровольным делом – любительские телецентры появлялись в городах лет на пять-десять раньше, нежели государственные. Так вот, подобное поведение – занятие сложным организованным трудом без однозначной материальной мотивации – для современного человека выглядит вообще невозможным. Во всяком случае, намного менее вероятным, нежели указанная выше смена сексуальной ориентации.

Впрочем, не только это – но и вообще, значительная часть советской действительности просто не укладывается у нас в голове! Если, конечно, начинать о ней задумываться – если этого не делать, как в основном и происходит, то, разумеется, все воспринимается нормальным. Однако задумавшись, сразу же приходишь к мысли о том, что произошедшие изменения общества являлись фундаментальными – поскольку изменили основы человеческой психики, сместив ее «фокус» с высших, творческих проявлений к низшим.

На самом деле, единственно верная стратегия поведения в современном мире – это стремление к «вырыванию» максимального числа ресурсов, не важно, денег ли или положения в общественной пирамиде. Все же действия человека, выходящие за рамки модели «дешево купить – дорого продать» приводят исключительно к ухудшению его жизни. Просто из-за требований экономии ресурсов. Ведь любые затраты, не касающиеся непрерывной конкурентной борьбы, неизбежно приводят к проигрышу в данном процессе – а значит, и к возрастающим затратам на исправление данного проигрыша.

Самое смешное тут то, что в среднем, после затраты всех сил на указанную борьбу, средний человек, как правило, остается в том же положении, что и был до этого – однако полностью опустошенный и лишенный каких-либо возможностей к развитию. И, в конечном итоге, идея «бежать, чтобы оставаться на месте» оказывается гибельной для общества – поскольку 99,9999% затрат человеческих сил банально «взаимоуничтожаются», и когда-нибудь наступает момент, в который оказывается, что данные «силы» просто кончились. Без какого-то конечного результата.

Однако так как существующие запасы ресурсов, накопленных предыдущими поколениями, оказываются очень большими (одна система общественных коммуникаций чего стоит), то для каждого конкретного человека существующее положение может показаться нормальным. Ну что с того, что люди сейчас не способны не только на подвиг (в военном или трудовом смысле) – т.е., на действия, эффективность которых на порядки превосходит привычный для нас уровень. Но и вообще на хоть какую-то творческую деятельность, выходящую за пределы привычных правил.

Ведь достаточно посмотреть – кругом нас одни «сиквелы» и «приквелы». Причем не только в кино – везде, от музыки до техники, от литературы до государственного управления, реализуются одни и те же сценарии. Начиная с «вечных» реплик ДВС (ну да, заменили карбюратор распределенным впрыском, что вообще-то было известно еще в 1960 годы) и бесконечных компьютеров неймановской архитектуры, и заканчивая действиями властей. Причем, если в технике еще можно вести речь об «отточке технологий», т.е., хотя бы об отлаживании хорошо известных процессов, то в «гуманитарных сферах» нет и этого. Даже способы «предвыборного вранья» не сильно изменились за последние два десятилетия! Настолько, что уже никто давно не верит обещаниям политиков, и единственный момент, обеспечивающий им успешное существование – так это то, что у их конкурентов такое же вранье, а раз так, то никто не видит смысл в замене одних «врунов» на других.

Впрочем, рассматривать особенности современной политики так же надо в особой теме. Тут же следует сказать только, что указанная система «самоподдерживающейся растраты ресурсов» (в том числе, и психологических), является самой естественной для существующего конкурентно-иерархического (классового) устройства общества. Именно поэтому в существующих условиях так тяжело добиться усложнения личности, развития для нее высших, творческих способностей -  что проявляется в формировании особой мифологии о «избранности творцов», о их «биологической предрасположенности» и отличию от «обычного человека». (Ну, и конечно – об их праве на «особое положение» при распределении общественных ресурсов).

Однако еще более плачевной является ситуация с межчеловеческой коммуникацией, которая практически уничтожается инфернальностью современного мира, лишая людей главнейшей необходимости для разумных существ – взаимодействия друг с другом. Разумеется, полностью уничтожить эту возможность нельзя – собственно, идея «индивидуума» представляет собой исключительную абстракцию, нереализуемую вообще никак – однако и существенное затруднение этого является однозначным злом.

Однако можно было бы подумать, что ничего страшного в данном положении нет. Что быть «квалифицированным потребителем», развитым поглотителем пива и знатоком телевизионных каналов – самый оптимальный путь для существования в современном обществе – не такая уж и плохая судьба для человека. (Ну, это для низших» - для «высших» есть свои аналоги, но они ничего не меняют. Шампанское по 500$ за бутылку ничем не отличается от пива за 1$ по своему значению для человека.) Однако это не так.

Во-первых, как же не раз говорилось, это чревато для самого общества, созданного людьми с совершенно иной психологией. В результате чего, к примеру, уже лет двадцать идет разрушение важнейших областей человеческой жизни, вроде образования (и не только у нас) или содержания необходимой инфраструктуры. А, во-вторых, это губительно для самого человека, как разумного существа – в итоге, при внешне комфортном существовании, для него все время растет уровень стресса, уровень нагрузки на психику. Что проявляется в росте невротических состояний – сейчас, наверное, каждый второй является невротиком. Т.е., нынешняя ситуация неадекватна и существованию общества, и существованию личности. Сколько может продержаться социум в подобном состоянии – сложно сказать.

Однако можно сказать одно – рано или поздно, но все это закончится…

http://anlazz.livejournal.com/128567.html