80 лет назад Красная Армия совместно с частями белогвардейцев разгромила китайских мятежников

Это, пожалуй, единственный и уникальнейший случай, когда непримиримые противники и смертельные враги, белые и красные, сражались плечом к плечу в одних рядах против третьей стороны – восставших исламистов китайского Синьцзяна по просьбе его правителя.

Незаживающая рана Синьцзяна

За последние несколько лет возобновились сепаратистские выступления мусульманского населения и беспорядки на их основе в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Сейчас-то уже понятно, что это были лишь очередные выступления уйгуров. А ведь конфликт этот уходит своими корнями как минимум на восемь десятков лет назад. Уже тогда провинция эта, населенная в основном мусульманами-суннитами, была охвачена пожаром восстания. Обострение ситуации произошло весной 1931 года, когда уйгуры, используя панисламистские лозунги, поднялись на джихад и с исступлением фанатиков принялись убивать китайцев и уничтожать их имущество. Под раздачу, как водится в таких ситуациях, попали и другие «неверные»: эмигранты из царской России и прочие иностранцы. Положение усугубилось, когда на помощь восставшим пришли части генерала Ма Дзуина, состоявшие из китайцев-мусульман, которых в Туркестане называют дунганами. Свою лепту в разжигании религиозной вражды внесли и японцы с англичанами, снабжавшие бунтовщиков оружием и присылавшие им советников и инструкторов. Китайским войскам пришлось отступить перед превосходящими силами противника и толпами фанатиков.

Хорошо известно, что спасение утопающих – дело рук самих утопающий. Русская диаспора не могла смириться с тем, что их соотечественников режут в Синьцзяне, как баранов. И быстро организовала свои силы самообороны, благо было из кого их формировать. Илийский край был районом севера Синьцзяна, в котором позиции русских оставались особенно сильны. Наиболее многочисленную бело-эмигрантскую организацию, дислоцировавшуюся там и именуемую «Офицерским союзом», возглавлял полковник Паппенгут. Это была настоящая армия с жесткой субординацией и отлаженной дисциплиной. Вели русские и хозяйственная деятельность. Другая офицерская группа находилась под командованием полковника Моргунова. Из этих двух воинских союзов и началось формирование первого конного отряда, который возглавил сотник Франк. Реорганизовали и батарею артиллерийских орудий, командование которой принял на себя бывший царский полковник Кузнецов.

Красные и белые – братья по оружию

Очень скоро белогвардейцы уже сражались с частями Ма Дзуина. Под Турфаном им удалось кинжальным огнем пулеметов и артиллерии рассеять наступающих и отбросить их в соседнюю провинцию. Однако, мятеж вскоре запылал с новой силой. Для усиления белогвардейского отряда в срочном порядке были мобилизованы также боевые соединения атаманов Анненкова и Дутова. Кроме того, китайцы попросили помощи у СССР, руководство которого помогло в переброске по железной дороге в Синьцзян бойцов нескольких дивизий генерала Ма Ду, которые после захвата японцами Маньчжурии бежали в нашу страну и были там интернированы.

Синьцзян

Однако, в самые критические дни началось настоящее предательство (иначе это никак не назовешь) со стороны китайских чиновников во главе с губернатором Чин Шуженем, который, собственно, и попросил в свое время помощи у белых. Видимо, опасаясь того, что русские начнут отступать, китайцы арестовали жен белогвардейцев в качестве заложниц. Между тем, белые, возмущенные таким к себе отношением, дождались случая ответить на черную неблагодарность. И она вскоре представилась, когда китайские военные сместили Чин Шуженя с губернаторского кресла. Русские стали главной и направляющей силой этого переворота.

На дворе стоял уже 1933 год. Но беспорядки в Синьцзяне за два года только усилились, и новому губернатору ничего не оставалось, как снова просить о помощи у Советской России. Уже в августе этот вопрос был рассмотрен на Политбюро ЦК ВКП (б) и решен положительно. И вскоре был утвержден план особой спецоперации, основная роль в которой отводилась Главному управлению пограничной охраны (ГУПО) ОГПУ. Было сформировано секретное соединение войск ГУПО, в оперативное подчинение которому передавались… отряды белогвардейцев. Секретным оно было потому, что бойцы его носили погоны еще российской царской армии, а командиры, как и офицеры до революции, стали на время «золотопогонниками». К слову, белым, добровольно примкнувшим к этой оперативной группе войск, пообещали полную амнистию в случае, если они после операции изъявят желание вернуться на родину. Усилили соединение пограничников авиацией и бронетехникой, что многократно увеличивало шансы на успех. Для конспирации всю эту оперативную группировку переименовали в Алтайскую Добровольческую Армию.

Примечательно, что особистам пограничных подразделений строго-настрого было приказано ни в коем случае не конфликтовать с белыми, а тем более – подвергать их каким-либо притеснениям. Более того, пограничники и белогвардейцы составляли сплоченное соединение, в котором одна сторона безоговорочно доверяла другой. Белогвардейцы атаковали врага под эффективным прикрытием броневиков и танков Красной Армии. Точно так же, как и красноармейцы, в свою очередь, в одних рядах с казаками громили мусульман под прикрытием самолетов без опознавательных знаков. Правда, совместные боевые действия вскоре выявили некоторые недостатки, одним из которых была несогласованность при подготовке отдельных операций. Отчасти это происходило из-за личности Паппенгута, ярого антикоммуниста. Этот вопрос решили быстро: по наущению чекистов, китайские власти арестовали полковника. Благо, предлог был на виду – он открыто готовил военный переворот. И целью заговора был новый губернатор Синьцзяна Шен Шицай. А, арестовав Папенгута, китайцы его тут же расстреляли.

Дабы инцидент с разладом и противоречиями больше не повторялся, все белогвардейские отряды напрямую переподчинили командирам подразделений ГУПО. В свою очередь, видные белые офицеры, пользующиеся в своих отрядах авторитетом, были назначены на ряд ключевых постов Алтайской Добровольческой Армии. Результат такой кадровой политики не заставил себя долго ждать. Боевое красно-белое братство стало в пух и перья громить воинственных мусульман Ма Дзуина. И в течение полутора месяцев наголову разбило все мятежные части. Операция была завершена. Бойцы Алтайской Армии вернулись на постоянное место службы – пограничные заставы. Правда, часть Добровольческой осталась в Синьцзяне, как гарант стабильности в регионе. Тем более, что в 1937 году произошел рецидив: спустившись с гор, мусульмане снова было попытались затеять мятеж. Однако, совместными усилиями красных и белых он был подавлен так же быстро, как и предыдущий. Продолжалось такое противостояние до середины 1940-х годов.

Большинство амнистированных белогвардейцев вернулись в СССР и поселились в Казахстане. Некоторые остались на службе в китайской армии в качестве советников. Примечательна судьба разгромленного Ма Дзуина, который попросил политического убежища… в Советской России и, что удивительно, получил его, приехав в Москву. Правда, в 1936 году военачальник скончался при загадочных обстоятельствах.

Комментарий китаиста:

Мы немного не понимаем ситуации в Синьцзяне. После сперва резкого ослабления династии Цин и свержения её в 1911 году первыми стали фактически самовольничать мусульманские бандиты из соседней провинции Ганьсу, они стали нападать на монголов как Внутренней Монголии (ныне территория КНР), так и внешней (впоследствии МНР). Мусульманские купцы финансировали бандитские отряды, которые доходили вплоть до Урги, ныне Улан-Батор. Кстати, потом Унгерн прославился не только разгромом китайских войск, оккупировавших Внешнюю Монголию, но и участием в разгроме китайских, мусульманских бандитов.

В это время на территории Синьцзяна был просто бардак. Местная китайская власть традиционно не пользовалась авторитетом. Вдобавок в край сбежали киргизы и казахи после подавления восстания 1916 года. Пытались отгеноцидить русское население Киргизии, но были разгромлены. Кстати, ныне местные историки крайне горды восстанием. Русские оказались на территории Синьцзяна в результате красного террора и геноцида казаков и русских. Причем, этим террором гордились в Совдепии, достаочно почитать поэта Павла Васильева. Потом ещё прибыли беженцы из Киргизии и Казахстана в результате геноцида киргизов и казахов, вызванного злодейской коллективизацией.

Вот тут наших горе-историков охватывает трепет. Связать восстание в Синьцзяне 1931 года с беженцами из СССР и панисламисткими лозунгами духу не хватает. Так вот, казахи были одной из ключевых сил восстания. Причем, они не случайно набросились на русских эмигрантов, поскольку эти же бежавшие от злодейской, уморившей почти половину казахского народа коллективизации казахи до этого, подстрекаемые большевиками, занимались геноцидом русского населения у себя в Казахстане.

В Китае в это время правили милитаристы, причем с позволения Чан Кайши. Открыто восстать против его власти не смели, но самовольничали. Пресловутый Ма Цзуин был китайским мусульманином в Ганьсу, генералом, имел армию, короче, решил воспользоваться впыхнувшей междуусобицей и вторгся в Синьцзян. Для Чан Кайши возникла угроза отделения Синьцзяна и Ганьсу и возникновения там независимого мусульманского государства. Режим также был бы откровенно антисоветским и, скорее всего, проанглийским. Китайских коммунистов там не было, но всё равно, такое им не нравилось. Между тем, после вторжения Японии в Маньчжурию, стратегическая роль Синьцзяна как транзита в Китай резко возросла.

Советское правительство не могло позволить казакам и белогвардейцам единолично оказать столь важную услугу Китаю, как подавление мятежников. Но и препятствовать им тоже не могло. Пришлось помочь. Однако сперва русские эмигранты сделали самое важное дело без Красной армии - разгромили Ма Цзуина и надовали по шеям норовившим вырезать всех русских казахам. Дальше они особо продвигаться не стали. А красные пришли через два года на готовенькое и стали давить весь Синьцзян. Работали на конкретный проект - установление власти утвержденного из Шанхая губернатора, заодно убили не только Попенгута, царского полковника. Никакими союзниками бывшие белые и красные не были. Вторглись, чтобы белые не стали главной силой китайского губернатора по поддержанию порядка.

Давили восстание жестоко. Кочевья восставших казахов и киргизов расстреливали сверху из самолетов пулеметами, убивали всех подряд - стариков, женщин, детей. Часть кочевников пыталась сбежать в Тибет. В 1933 попытка не удалась, после повторения восстания в 1937 года тоже практически никто не спасся. Вся дорога на Тибет оказалась усыпана трупами людей и животных - расстреливали с воздуха. Если называть вещи своими именами, то это был геноцид.

Часть белых за сотрудничества с красными получили амнистию, вернулись в Казахстан, впоследствии большинство было арестовано и уничтожено расстрелами и ГУЛАГом. Большинство белых никакой амнистии не получило, их красные решили временно не расстреливать, поскольку они были нужны китайским союзникам. Зато после войны 1945 года в Синьцзян были дополнительно введены войска. До этого там были войска, которые обеспечивали транзитный путь к войскам Чан Кайши - союзник по антигитлеровской коалиции. СССР ему немного помогал. Сильно помочь не могли, поскольку шла война с Гитлером.

Так вот, в Синьцзян были введены войска для полного геноцида бежавших из СССР русских жителей. У одного моего знакомого по МГУ туда забрали воевать отца - призыв в армию, далее рядовой в дивизии НКВД. Русские восстали, сопротивлялись, их практически всех уничтожили, хотя кое-кого взяли в плен и вывезли в ГУЛАГ для "полезной" соцстроительству ликвидации. Точного учета русских беженцев нет, но счет шел на десятки, если не сотни тысяч. После геройских подвигов казахов, киргизов по геноциду их численность сократилась, но они были серьезной силой. После работы НКВД уцелела только одна деревенька на отшибе, где живет сейчас порядка 200-300 русских. Вот вам последствия красной чумы. Причем, давили и убивали бывших союзников.

Отношение красной чумы к русским можно выразить так - все они собственность красных, основной недостаток международного права в том, что красные не имеют права вторгнуться, например, в США и произвести выборку среди эмигрантов - кого на месте расстрелять, кого в Магадан сослать. Ещё потрясает лживость. Дождались, пока белые разгромят основные силы противника, потом заявились как Гиркин в Славянск - здравствуйте, вы тут отсоединились, я буду вами командовать и расстреливать. История объединения красных и белых это история как красные в тяжелых боях прятались за спинами белых, но выходили вперед, когда надо было добивать и расстреливать. И, как водится, последующее предательство бывших союзников - геноцид в 1946-47 гг. Далее со всех красных "героев" взяли подписку о неразглашении государственной тайны. Нельзя же говорить, кто уничтожил русских эмигрантов в Синьцзяне, кто усеял десятки километров пути в Тибет костями казахских и киргизских беженцев. Зато можно много недоговаривать или попросту врать.

http://svpressa.ru/post/article/100634/

http://kosarex.livejournal.com/1705421.html