Весь последний год в новостях только и разговоров, что об «Исламском государстве». Периодически тема влиятельной джихадистской группировки становится даже более актуальной, чем конфликт на Украине. Все это время мы наблюдаем полноценную кампанию в СМИ, вектор которой определить не так просто – или это анти-пропаганда ИГ, или же неосознанная (как вариант - сознательная) раскрутка радикальной группировки.

Каковыми ни были бы цели медиа, итог один - «Исламское государство» превратилось в самое актуальное пугало для всего «прогрессивного мирового сообщества», которое сменило прежнюю главную угрозу для человечества – «Аль-Каиду». Про то, как возник феномен ИГ и кого можно считать ответственным за его доминирование в информационной среде - читайте в этой статье.

Зарождение «Халифата»

Носившая название «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад», а затем принявшая название «Аль-Каида в землях Двуречья», очередная группировка исламистов в 2006 году объединила несколько других банд в «Исламское государство в Ираке» (ИГИ). С ней сразу же начали бороться американские войска, которые еще не свернули массовое присутствие в регионе.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Ориентировочно в 2007 году было заявлено о разгроме группировки. Затем она надолго пропала из поля зрения и в эфире центральных медиа появилась лишь летом 2014 года. «Аналитики», пытаясь объяснить аудитории внезапное появление новой угрозы человечеству, непременно вставляли в свои заметки пассаж, суть которого можно описать одной фразой: «Мы ничего не знаем об «Исламском государстве», оно появилось из ниоткуда и скоро захватит мир».

Между тем, «Исламское государство в Ираке» активно функционировало на протяжении всех последних лет. Как только разразилась гражданская война в Сирии, ИГИ начало передавать большую часть своего финансирования различным исламистским группировкам в этой стране, а в январе 2012 года и вовсе организовало известную группировку «Джабхат ан-Нусра».

В апреле 2013 года ИГИ объявило о распространении своей власти на Сирию и переименовалось в «Исламское государство Ирака и Шама» (ИГИШ). В конце того же года начались активные боевые действия между этой группировкой и остальными боевиками, воюющими против режима Асада. Ни одно из этих событий не привело к росту цитируемости и актуальности ИГИШ в медиа и на международных встречах политических игроков региона.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Своеобразным «триггером» к тому, что группировка стала известна далеко за пределами Сирии, послужили события лета 2014 года в Ираке, когда боевики захватили второй по величине город страны - Мосул, вдобавок взяв Тикрит. Крайне удачное наступление целиком и полностью приписывали «Исламскому государству», которое тем же летом объявило себя «Халифатом». Однако, не все так просто.

Фундаментализм и демократия

Нынешний Ирак демографически разделен на три общины: суннитов, шиитов и курдов, при этом, сунниты и шииты традиционно «недолюбливают» друг друга. Про курдов с их борьбой за независимость говорить вообще не приходится. С середины 2000-х гг. началась постепенная радикализация суннитской общины. Важнейшим катализатором этого стало вторжение США в Ирак и последовавшие политические эксперименты: государственное устройство по новой конституции представляло собой т.н. консоциативную демократию - модель, при которой власть в стране разделена между представителями различных этно-конфессиональных групп. Такая модель успешно работает в Швейцарии и чуть хуже в Бельгии, но в Ираке она «почему-то» не заработала в принципе.

После начала процесса создания в Ираке выборных органов власти вернувшийся из эмиграции бывший шиитский радикал Нури аль-Малики начал много говорить о демократии и плюрализме. В итоге, американская администрация ему поверила, поддержав в борьбе  за пост премьер-министра - первого лица страны по новой конституции. Консоциативная демократия в реалиях Ирака функционировала лишь в теории, а на практике всю власть, а, соответственно, и финансовые потоки (включая выручку от продажи нефти), замкнул на себя аль-Малики.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Суннитская община, которая при Саддаме привыкла к лучшей жизни даже при условии, что на территории ее проживания не было крупных месторождений нефти, при Малики моментально превратилась едва ли не в людей низшего сорта. Премьер-министра больше заботило благосостояние его родной шиитской общины. Действенных рычагов влияния на ситуацию у суннитов не было, и они, как часто случается, нашли спасение в фундаменталистском исламе. Это вылилось в перманентную нестабильность на западе Ирака - в районе проживания суннитской общины. Недовольство удавалось гасить при помощи американских военных, но так было до поры до времени.

Через полтора года после вывода американских войск из Ирака, т.е. в августе 2013 года, в «суннитском треугольнике» начались полномасштабные боевые действия между суннитскими боевиками и правительственными силами безопасности. Кем были эти «суннитские боевики»? Сейчас, судя по тому, что пишут СМИ, там хозяйничает «Исламское государство». И тем не менее, два года назад главную роль в иракском восстании сыграло отнюдь не ИГ, а ополчение местных племен, достаточно радикальная группировка «Джейш аль-Муджахидин», боевое крыло бывшей правящей партии «БААС» «Джейш ан-Накшбанди».

«Исламское государство» и более мелкие группировки играли второстепенную роль. В руки боевиков в конце 2013 - начале 2014 неоднократно переходили такие крупные города, как Рамади и Фаллуджа. Затем их обратно отбивали иракские силы безопасности, но mainstream media были сфокусированы на другом – на Украине начался «евромайдан».

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Незамеченным осталось то, как эти силы развивали наступление и в один момент (июнь 2014 года) захватили Мосул. Именно в тот момент ИГ и «вынырнуло» в океан информационной повестки. Вопрос, почему из всех иракских группировок СМИ заметили исключительно ИГ, остается открытым.

Самая медийная из банд

Возможно, журналисты повелись на масштабную кампанию в социальных сетях, которую организовали сторонники группировки, включая вывод про-ИГИЛовских хэштегов в топ Твиттера. Есть вероятность, что СМИ не сами подхватили этот тренд, а им кто-то «подсказал».

Но с другой стороны, очень может быть, что медиа разглядели в ИГ новый, потенциально «вирусный» интернет-феномен, взамен наскучившей всем «Аль-Каиде» - группировку, воевать за которую в поисках романтики едут граждане европейских стран. Медийный резонанс вокруг ИГ разрастался все больше и больше, предлагая новые «горячие» темы для новостей и дискуссионных программ.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

СМИ недаром называют «четвертой властью». В ситуации с джихадистами медиа повлияли на очень многие вещи. Известность для любой радикальной исламистской группировки - ключевой ресурс. Известность означает, что к группировке стекаются дополнительные финансовые потоки, к ней присоединяется все больше добровольцев. Медийность дает группировке все необходимое для дальнейшего расширения.

Это отчетливо видно на примере «Исламского государства». Весной 2014 года она была лишь одной из группировок в Сирии, мало кому известной, а уже через несколько месяцев превратилась в угрозу номер один несмотря на то что ее численность составляла всего 30 тыс. человек.

В Интернете часто звучат мнения о том, что «Исламское государство» якобы создали Соединенные Штаты Америки в каких-то своих целях (дестабилизировать регион в целом, свергнуть режим Асада и т.д.) Не будем вдаваться в подробности, обсуждая теорию заговора, которая довольно очевидно притянута за уши и лишена набора веских доказательств. Скажем лишь, что для США появление феномена «Исламского государства» в контексте войны в Ираке и вывода войск из страны - это абсолютный провал всей внешнеполитической стратегии в отношении Ближнего Востока.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

В действительности не ЦРУ создало «Исламское государство» в том виде, в котором мы знаем его сегодня, а медиа, которые раскрутили ее образ.

Медиа-рекруты 

ИГ признано международным сообществом террористической группировкой. Безусловно, это так. Но нужно вспомнить, что по-латински значит «terror» - страх, устрашение, говорит нам словарь. Регулярным «устрашением» занимается не только «Исламское государство», но и телеканалы вроде CNN и Sky News, которые почти ежедневно снабжают аудиторию невероятными подробностями о функционировании ИГ, пересказывают основные идеи организации, фактически предоставляя исламистам трибуну для высказывания собственной позиции.

На российских каналах тоже выходят документальные фильмы об «Исламском государстве», которые можно принять за пропагандистские видео самой группировки. Настолько полно они пересказывают основной месседж боевиков: якобы ИГ - это государство, созданное по образцу и подобию Халифата, который существовал в VII в. при так называемых праведных халифах.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Повышенный интерес медиа «Исламское государство» использует как чрезвычайно ценный ресурс. Именно под его воздействием группировка существенно нарастила свой медийный потенциал, ориентировав его на восприятие западными медиа. Именно из СМИ про ИГ узнают многие молодые мусульмане, которые затем становятся рекрутами группировки, усиливая ее мощь. Сообщения о зверствах ИГ не оказывают на них ровным счетом никакого влияния, ведь действует принцип, изложенный в цитате одного из сподвижников Мухаммеда: «Если ты хочешь узнать, где самые праведные из мусульман, смотри, в каком направлении летят стрелы неверных».

В реальности получается, что стрелы «неверных» летят в сторону «Исламского государства». Это, вкупе с растиражированностью представления о группировке как о грозной силе на Ближнем Востоке, играет важнейшую роль. Молодые люди начинают все больше интересоваться группировкой, погружаясь в первоисточники – медийный контент ИГ, который не сложно обнаружить в Сети. Многих эта «романтическая» увлеченность доводит до тренировочного лагеря под Мосулом. Обеспокоенность присутствием ИГ в СМИ уже выражали и российские исламские духовные лица.

Размножение бренда

Действует подобная неосознанная пропаганда ИГ не только на потенциальных рекрутов, но и на сформировавшихся террористов. Те же самые медиа очень обеспокоены фактом создания ячеек ИГ по всему миру. Но что движет теми, кто провозглашает свое «Исламское государство» в палатке, которая кочует по горам Дагестана или где-нибудь в алжирской пустыне?

Важно понимать - это не боевики «материнской» группировки разъезжаются по свету, чтобы создать дочерние организации. Отнюдь. Этим заняты местные исламисты, которые меняют название собственной организации, пытаясь примкнуть к уже раскрученному «бренду» в надежде на то, что это поможет им приобщиться к известности «Исламского государства».

К примеру, на Синайском полуострове существовала группировка «Ансар Бейт аль-Макдис». В ноябре 2014 года ее лидеры присягнули на верность «Исламскому государству». Потеряв независимость, группировка, однако, выиграла куда больше в медийном плане. Ее атаки на египетских военных стали куда более активно освещаться в прессе - ведь теракты проводила не какая-то неизвестная банда, а самое настоящее «Исламское государство».

Искажение реальности войны

Как уже писалось, угроза «Исламского государства»  была преувеличена с самого начала и продолжает оставаться таковой на фоне того, что в мире в целом и на Ближнем Востоке в частности разрастаются десятки не менее опасных группировок. В одной только Сирии кроме ИГ действуют «Джабхат ан-Нусра», «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар», «Имарат Кавказ в Сирии» и другие более мелкие банды, боевики которых могут попортить спецслужбам «цивилизованных стран» не меньше крови, чем ИГ. В той же Ливии большие территории контролируют «Аль-Каида в Магрибе», «Ансар аш-Шариа» и местное «Исламское государство». Преувеличение угрозы ИГ - это прямое сужение проблемы радикального исламизма, гораздо более глобальной, чем новоявленный «Халифат».

Сторонники «Ансар аш-Шариа» в Ливии

Наконец, пагубное влияние СМИ на ситуацию вокруг «Исламского государства» состоит в том, что они, искажая реальность, влияют на тех, кто непосредственно принимает политические решения. Сужение вопроса опасности радикального исламизма до проблемы ИГ вызывает такие казусы, как недавнее высказывание экс-главы ЦРУ Дэвида Петрэуса, который предложил помочь «Джабхат ан-Нусре», которая считается сирийским подразделением «Аль-Каиды» в борьбе с ИГ, т.е., фактически, поддержать одних террористов против других террористов.

Это в разы удивительнее, чем поддержка США исламистов в Афганистане, которая в итоге привела к событиям 11 сентября. Сюда же относятся и предложения некоторых государственных деятелей об объединении в единый фронт всех сил, которые сражаются с «Исламским государством». Очевидно, в нем вместе с войсками Асада должны оказаться исламисты, которые противостоят ИГ лишь потому, что не согласны с его претензиями на власть, да и сами представляют из себя идентичные «исламские государства», не столь раскрученные медиа.

Ситуация с «Исламским государством» - очевидный пример того, как медиа могут повлиять на восприятие целого конфликта. Вероятно, это влияние в полной мере будет осознанно после того, как «Исламское государство» на территории Сирии и Ирака исчезнет, оставив десятки метастаз в разных регионах мира, которые продолжат существование на долгие десятилетия.

В любом случае, менять политику СМИ в отношении «Исламского государства» нужно уже сейчас. Пиаром террористической группировки должна заниматься ее собственная пресс-служба, а не медиа, которые в своей основе имеют мало общего с радикальным исламизмом.

http://ruposters.ru/news/22-09-2015/media-terrora