«Современное состояние российской науки по целому ряду объективных показателей может быть охарактеризовано как катастрофическое», - говорится в аналитическом докладе Российской Ассоциации содействия науке (РАСН).

Из опубликованного на днях документа следует, что Россия стремительно отстает на мировом поле научных исследований. В стране практически отсутствует система воспроизводства квалифицированных кадров, ученые в России стареют. Нет системы внедрения инноваций, а для вывода российской науки из кризиса необходима внятная государственная стратегия в научно-технической сфере. «Это то, чего сегодня в России катастрофически не хватает», - пишет во введении к докладу РАСН академик Евгений Велихов.

Недавно один из патриархов отечественной физики, академик Юрий Трутнев в газетном интервью заметил: «Мировой опыт, особенно в последние века, не знает исключений из жесткого правила: развитие человечества зиждется на достижениях науки. Сегодняшнее экономическое лидерство США было бы невозможно без передовой науки. Когда мы соперничали с США в создании атомного оружия, наука у нас была не хуже и экономика не столь безутешно отставала от американской».

Наука в России XIX-XX веков, отмечается в докладе РАСН, это, прежде всего, основа становления и развития русской инженерной школы и системы инженерного образования в России. Наука и инженерная школа в течение двух веков были государственными инструментами, обеспечивающими решение насущной государственной проблемы – достижения технологического лидерства, или, как минимум, паритета с промышленно развитыми странами в ключевых военных и гражданским областях. И постановка, и решение этой государственной проблемы, очевидно, были возможны только в условиях единого государственного целеполагания для триады – наука, образование, промышленность.

Именно поэтому объективным критерием успеха научной и образовательной деятельности русского инженера, ученого, профессора, в конечном счете, являлись проложенные им или его учениками дороги, построенные мосты, шлюзы, каналы, причалы портов, фортификационные сооружения, сконструированные и запущенные в серийное производство двигатели, корабли, пушки и т.д.

«Существенно важно, что личный успех в решении важной государственной проблемы в Российской империи, а затем и в СССР являлся одновременно успехом и государства, и общества», - пишут авторы доклада РАСН.

Принципиально важной отличительной особенностью «плановой экономики знаний» СССР, отмечается в документе, являлась ее нацеленность на создание долгоживущих (25-30 лет и более) сложных технических систем высокой надежности и готовности преимущественно военного назначения. Разве и сегодня это не актуально?

А еще это означает, что к началу 1990-х годов в России имелись все необходимые предпосылки для создания альтернативной «рыночной экономики знаний», нацеленной на создание качественной продукции гражданского назначения.

Да, требовалось реформирование, но только одной компоненты триады – промышленной, поскольку научная и образовательная компоненты были на весьма высоком уровне.

Однако в основу реформ науки, образования и промышленности была положена концепция не государственного, а рыночного целеполагания, при которой долгосрочные программы в интересах государства были заменены принципом получения максимальной прибыли за минимальное время для отдельных «хозяйственных субъектов» (и в науке, и в образовании, и в промышленности). Именно это стало главным мерилом успеха «реформ».

В результате этих «реформ» государство фактически освободилось от ответственности за достижение технического лидерства или паритета с промышленно развитыми странами в ключевых военных и гражданских областях.

Оно возложило эту ответственность на индивидуальных «хозяйствующих субъектов», конкурирующих на мировом рынке.

В сложившихся условиях Россия оказалась неконкурентоспособной. Прямым следствием этой неконкурентоспособности стала массовая научно-техническая эмиграция 90-х годов, в результате которой Россия лишилась сотен тысяч высокообразованных, наиболее деятельных ученых. В итоге наша страна потеряла свою долю прав на продукцию труда квалифицированных и востребованных специалистов из наиболее перспективных областей науки и технологии. А США, Япония, Израиль, страны Евросоюза напротив, за счет нас свой научно-технический потенциал значительно усилили.

«Поскольку сегодня в основе государственной политики находится либеральная концепция рыночного (а не государственного) целеполагания для отдельных «хозяйствующих субъектов» (научных, образовательных, промышленных), то сохраняется основная причина изолированности российской науки от российской промышленности и российского образования, изолированности институтов, групп исследователей и отдельных ученых», - говорится в докладе РАСН.

В этих условиях требования государства к «разделенному» и «измельченному» научному сообществу самостоятельно сформулировать цели научных исследований и внутри этого же разобщенного сообщества доказать их жизненную необходимость стране и нации представляются весьма странными.

Достаточно очевидно, что конкурентоспособность отдельных экономических субъектов и их прибыль (как главные цели инновационной политики) фактически освобождают российскую науку и промышленность от ответственности перед обществом и государством как в части занятости и доходов населения, так и в части увеличения масштабов производства.

Однако именно эти показатели являются ключевыми для инновационных систем стран-лидеров, служа объективными индикаторами конкурентоспособности этих стран на мировых научных и промышленных рынках.

Существенно важно, отмечается в исследовании РАСН, что успех крупных компаний – лидеров в отраслях является одновременно и успехом государства, поскольку государство оказывает им безусловную политическую, экономическую и финансовую поддержку. Делается это в обмен на обеспечение устойчивого экономического развития, роста уровня занятости и доходов населения, в том числе – через поддержку науки и малого и среднего наукоемкого бизнеса. А значит – в обмен на удовлетворение долгосрочных стратегических интересов государства и общества.

Одним из страшных последствий разрушительной политики государственного целеполагания в России, по мнению авторов доклада, оказалось практически полное «вымывание» из массового общественного сознания «культа знаний», прежде всего – в области точных наук.

Отсюда – чудовищные процессы, приводящие к «серости» высших управленческих кадров государства. На самом деле, обладание фундаментальными знаниями, умение решать сложные научные и технические проблемы в интересах государства уже не открывают, как во времена Российской империи и СССР, путь к государственному и общественному признанию, материальному благополучию, вхождению во властные структуры современной России.

Государственным и общественным авторитетом все более наделяются (в том числе и с помощью пропаганды в СМИ, в том числе – государственных) личности, зарабатывающие деньги по принципу «максимальная прибыль за минимальное время».

Более того, авторитет профессионального знания системно разрушают транслируемые по федеральным каналам дискуссии на темы, требующие профессиональных знаний. Но их ведут профессионально неподготовленные ведущие в профессионально неподготовленных аудиториях. И эти «научные» дискуссии создают у участников и зрителей иллюзию причастности к решению сложных научных, технических, политических и других проблем. Одновременно насаждается уверенность в том, что решать такие проблемы может каждый («каждая кухарка»!), независимо от имеющегося у него образования и опыта практической работы.

Таким образом, замечают эксперты РАСН, в государстве создается атмосфера, ведущая к реальной девальвации ценности научного знания. И не его носители, а пробившиеся «наверх» малообразованные и слабо подготовленные личности нынче определяют стратегические пути развития государства и общества. На смену грамотным управленцам приходит диктатура бюрократической безответственности, о чем свидетельствуют провалы так называемых «реформ» во многих секторах государственной и общественной жизни, в том числе и прежде всего – в «реформировании» науки, образования, промышленности.

Между тем только в условиях централизованного определения стратегических целей возможно выстраивание эффективных институтов управления научно-технической политикой, отвечающей в многолетней перспективе интересам стабильного и предсказуемого социально-экономического развития России.

В большом по объему документе, подготовленном РАСН, детально рассматриваются все направления развития отечественной науки.

Для того чтобы ликвидировать «либеральный тренд» в развитии общества и государства, который в итоге приведет к полной деградации России, разрушению основ того, что позволяет ей оставаться в числе «великих держав», необходимы быстрые и адекватные меры.

Одну из них составители доклада видят в создании специального правительственного органа (агентства) по стратегическому анализу и планированию, который должен серьезно заниматься оценкой перспективы развития ситуации в области безопасности в мире, определением рисков и угроз независимости России.

В результате должна появиться некая «Белая книга» по вопросам обороны и национальной безопасности страны, о которой уже давно говорится в научной среде, и которая уже существует в ряде других стран – во Франции, Германии, Китае, Японии и даже на Украине.

Обратят ли внимание правящие в России элиты на этот серьезнейший документ, подготовленный российскими учеными-государственниками, неизвестно.

Пока что ясно одно - проводимая либеральная политика оголтелого рынка в науке, образовании и промышленности не может обеспечить серьезную модернизацию в стране.

Гамлетовский вопрос – быть или не быть?– давно уже, как отмечают ведущие российские ученые, перешел из философской плоскости в область физического выживания страны.

http://www.stoletie.ru/obschestvo/liberalnyj_trend_i_nauka_386.htm