Напряжённость в отношениях между Россией и США достигла беспрецедентного уровня. Я совершенно согласен с участниками вот этого ток-шоу — ситуация даже хуже и более опасна, чем во время Кубинского кризиса. Обе стороны теперь переходят к плану «Б», который, проще говоря, состоит в отсутствии — в лучшем случае — переговоров, а в худшем — в войне между Россией и США.

Ключевой момент для понимания российской позиции в этом и других недавних конфликтах с США в том, что Россия всё ещё намного слабее, чем США и, следовательно, она не хочет войны. Однако это отнюдь не означает, что она не готовится к войне. На деле она готовится, и очень активно. И всё это означает, что в случае конфликта Россия постарается, насколько возможно, сделать его как можно более ограниченным.

В теории, очень грубо, вот возможные уровни конфронтации:

  1. Военное противостояние а-ля Берлин в 1961-м. Можно утверждать, что это происходит уже сейчас, хотя в более длительном и менее видимом виде.
  2. Один-единственный военный инцидент, вроде недавнего, когда Турция сбила российский СУ-24 и Россия решила не отвечать.
  3. Серия локальных столкновений, подобных происходящему между Индией и Пакистаном.
  4. Конфликт, ограниченный сирийским театром военных действий (наподобие войны между Британией и Аргентиной из-за Мальвинских островов).
  5. Региональная или глобальная военная конфронтация между США и Россией.
  6. Полномасштабная термоядерная война между США и Россией.

Изучая студентом военную стратегию я участвовал во многих учениях по эскалации и де-эскалации, и могу свидетельствовать, что хотя очень легко придумать сценарий эскалации, но я ещё не видел убедительного сценария де-эскалации. Однако, возможна так называемая «горизонтальная эскалация» или «асимметричная эскалация», когда одна из сторон решает не поднимать ставки или непосредственно идти на эскалацию, а находит другую мишень для ответного удара, не обязательно более ценную, просто другую на том же самом уровне концептуальной значимости (в США по этой теме больше всего новаторских работ создали Джошуа М. Эпстейн и Спенсер Д. Бакич).

Основная причина, почему можно ожидать, что Кремль попытается найти асимметричные варианты ответа на атаку США, в том, что в сирийской ситуации США-НАТО безнадежно превосходят Россию в огневой мощи, по крайней мере количественно. Логичное решение для русских — использовать свое качественное преимущество или искать «горизонтальные мишени» в качестве вариантов ответа. На этой неделе произошло нечто крайне интересное и весьма нехарактерное: генерал-майор Игорь Конашенков, глава отдела информации и связей со СМИ российского министерства обороны открыто упомянул один из таких вариантов. Вот что он сказал:

«Что до угроз Кирби о возможных потерях российских самолетов и отправке российских служащих домой в пластиковых мешках, я бы сказал, что мы точно знаем где именно и сколько «неафишируемых» специалистов действует в Сирии и в провинции Алеппо, и нам известно, что они занимаются оперативным планированием и контролируют действия боевиков. Конечно, можно продолжать настаивать, что они безуспешно пытаются отделить террористов аль-Нустры от «оппозиционных» сил. Но если кто-то попытается воплотить это угрозы, то вполне очевидно, что эти боевики не успеют оттуда выбраться».

Здорово, а? Конашенков вроде бы угрожает «боевикам», но он явно упомянул, что там, среди боевиков, масса «неафишируемых» специалистов, и что Россия точно знает, где они и сколько их там. Конечно, официально Обамы объявил, что в Сирии находится несколько сотен таких американских советников. Хорошо информированные российские источники полагают, что там находится до 5 000 иностранных «советников»-неверных (такфиров) в том числе 4 000 американцев. Я полагаю, что истина — где-то посередине между этими двумя цифрами.

Итак, угроза русских проста: вы нападете на нас, мы нападем на американские подразделения в Сирии. Конечно, Россия будет неистово отрицать, что целью были американские военнослужащие, и будет настаивать, что удар наносился только по террористам, но обе стороны понимают, что именно происходит. Интересно, что только на прошлой неделе иранское новостное агентство Фарс сообщило, что подобная российская атака уже произошла:

30 израильтян, офицеры разведки, убиты в Алеппо при ударе российскими ракетами «Калибр»:

«Российские боевые корабли выпустили три ракеты «Калибр» по курируемому иностранными офицерами координационному центру в районе Дар Эз-зор в западной части Алеппо у горы Сам’ ан, убив 30 израильских и западных офицеров» цитирует арабская служба российского агентства «Спутник» источники в Алеппо. Центр был расположен в западной части провинции Алеппо в середине горы  Сам’ ан, и старых пещерах. Сам район находится  глубоко в цепи гор. Несколько американских, турецких, катарских и британских офицеров тоже погибли, как и израильтяне. Иностранные офицеры, погибшие в  оперативном центе в Алеппо, направляли атаки террористов в Алеппо и Идлибе».

Действительно ли такое произошло или русские допустили утечку такой истории, чтобы показать, что это возможно, но факт остается фактом — американские силы в Сирии могут стать явной целью для ответного удара России, будь то крылатыми ракетами, неуправляемыми авиабомбами или в результате        операции прямого действия российского спецназа. В Сирии у США есть несколько тайных военных сооружений, в том числе как минимум один аэродром с многоцелевым СВВП с поворотными винтами V-22 Osprey.

Ещё одно интересное недавнее событие — сообщение Fox News  о том, что русские разворачивают С-300 В (ака СА-23 Гладиатор) в Сирии. Взгляните на эту великолепную статью  с подробным обсуждением возможностей системы. Я суммирую это, говоря, что С-300В может заниматься баллистическими ракетами, крылатыми ракетами, ЛА с малой радиолокационной эффективной поверхностью рассеяния («невидимками») и АВАКСами. Это система ПВО армейского/корпусного уровня, вполне способная защитить большую часть сирийского воздушного пространства, и ещё прикрывать Турцию, Кипр, восточное Средиземноморье и Ливан.

Мощные радары этой системы способны не только засекать и поражать самолёты американской авиации (включая «стелсы») на дальнем расстоянии, но могут и обеспечить российской боевой авиации некоторое преимущество в воздухе, передав чёткую «картинку» воздушной обстановки и положение вражеской авиации по шифрованному каналу передачи данных.

И, наконец, принципы боевого применения американской авиации очень зависят от использования самолётов АВАКС для направления и поддержки боевой авиации США. С-300В вынудил самолёты АВАКС, используемые США и НАТО, действовать на самой неудобной дистанции. Между радарами дальнего радиуса российских «Сушек», радарами на российских крейсерах у сирийского побережья и радарами С-300 и С-300В на земле русские будут ощущать намного большую уверенность, чем их американские противники.

По-видимому, русские стараются компенсировать численное превосходство противника, развёртывая системы высокого технического уровня, против которых у Соединенных Штатов нет реальных эквивалентов или добротных мер противодействия.

В основном существует два варианта сдерживания: боевые действия на воспрещение, когда вы препятствуете врагу ударить по его целям и нанести «удар возмездия», и когда вы делаете цену вражеской атаки неприемлемо высокой. Русские, по-видимому, следуют одновременно двумя этими путям. Мы можем суммировать, что русский подход таков:

  1. Оттянуть конфронтацию, насколько возможно (купить время).
  2. Попытаться удержать конфронтация на наименее возможном уровне эскалации.
  3. Если возможно, ответить асимметричной/горизонтальной эскалацией.
  4. Вместо того, чтобы «преобладать» над США-НАТО — сделать цену нападения неприемлемо высокой.
  5. Постараться оказать давление на «союзников» США, чтобы создать напряжённость внутри Империи.
  6. Постараться парализовать США на политическом уровне, сделав политическую цену нападения слишком высокой.
  7. Постараться постепенно создать условия на земле (в Алеппо), чтобы атака США оказалась бесполезной.

У тех, кто вырос на фильмах Голливуда и всё ещё смотрит ТВ, такая стратегия вызовет лишь разочарование и осуждение. Существуют миллионы «диванных стратегов», уверенных, что способны намного лучше Путина противостоять Империи США. Эти ребята теперь «многие годы» твердят нам, что Путин «продал» сирийцев (и новороссов), и что русским надо сделать то-то, то-то и то-то, чтобы нанести поражение англо-сионистской Империи. Хорошая новость в том, что никого из этих диванных стратегов нет в Кремле, и что русские придерживались своей стратегии все прошедшие годы, каждый раз, когда их критиковали те, кто жаждал быстрых и «простых» решений. Но главная хорошая новость в том, что русская стратегия работает. Не только оккупированная нацистами Украина разваливается на части, но и США в Сирии фактически ограничены в действиях (см.  этот великолепный анализ моего друга Александра Меркуриса в Duran).

Единственные оставшиеся логичными шаги для США в Сирии — принять условия России или уйти. Проблема в том, что я отнюдь не уверен, что неоконы, управляющие Белым Домом, Конгрессом и корпоративными американскими СМИ в массе своей «разумны». Вот почему русские задействовали такую тактику отсрочек, и вот почему они действуют с такой осторожностью — они имеют дело с профессионально некомпетентной идеологией, которая не играет по неписанным, но ясным правилам цивилизованных международных отношений. Вот что делает этот кризис худшим, чем Кубинский — одна сверхдержава явно сошла с ума.

Достаточно ли американцы безумны, чтобы рисковать Третьей Мировой из-за Алеппо?

Может да, может и нет. Но если мы перефразируем вопрос и скажем:

Достаточно ли безумны американцы, чтобы рисковать Третьей Мировой, чтобы сохранить статус «мировой незаменимой нации», «лидера свободного мира», «Града на Холме» и всю сопутствующую этому империалистическую чепуху?

Вот тут я бы сказал, что возможно, — да.

В конце концов, неоконы правы, когда чувствуют, что если Россия без ущерба для себя в открытую бросит вызов и нанесёт Соединённым Штатам поражение в Сирии, более никто не будет принимать англо-сионистов всерьёз.

Что, по вашему, думают неоконы, наблюдая, как президент Филиппин публично называет Обаму «сыном шлюхи» и затем отправляет ЕС «самоудовлетворяться»?

Конечно, неоконы всё ещё могут найти некое утешение в угодливой покорности европейских политических элит, но — они знают, что грядёт катастрофа, и их Империя быстро рушится, и не только в Сирии, на Украине или в Азии, но и внутри самих США. Самая большая опасность в том, что неоконы могут попытаться сплотить нацию вокруг флага, либо устроив ещё одну операцию под чужим флагом, либо начав настоящих международный кризис.

На данный момент времени всё, что мы можем сделать — ждать и надеяться, что внутри США достаточно сопротивления правительству, чтобы не позволить им провести нападение в Сирии до прихода следующей администрации. И хотя я не сторонник Трампа, я согласен, что Хиллари и её злобная клика неоконов-русофобов настолько плоха, что Трамп даёт некую надежду, как минимум в сравнении с Хиллари.

Итак, если победит Трамп, стратегия России будет в основном оправдана. Если в Белом Доме окажется Трамп, по крайней мере есть вероятность всеобъемлющей переоценки американо-российских отношений, что начнётся, конечно же, с де-эскалации в Сирии — если Обама/Хиллари категорически отказываются избавиться от Даеш* (я имею в виду аль-Нусру,* аль-Каиду и все из различные наименования), то Трамп, кажется, решительно настроен всерьёз с ними сражаться, пусть даже это означает, что Асад останется у власти. Тут явно есть основа для диалога. Если же придёт Хиллари, русским придётся принимать главное решение — насколько важна Сирия в контексте обретения Россией суверенитета и слома англо-сионистской Империи? Другая формулировка того же самого вопроса — «предпочтёт ли Россия конфронтацию с Империей в Сирии или на Украине»?

Один из способов оценить настроения в России — взглянуть на язык, которым президент Путин предложил недавний закон, одобренный Думой по проблеме Российско-американского Соглашения о переработке плутония (PMDA) , по которому США снова не выполнили взятые на себя обязательства, и которое Россия теперь приостанавливает. Интересен язык, выбранный русскими, чтобы озвучить список условий, при которых они возобновят своё участие в этом соглашении и, по сути, согласятся возобновить любые переговоры по вооружениям:

  1. Сокращение военной инфраструктуры и количества войск США, размещенных на территории стран-членов НАТО, присоединившихся к альянсу после 1 сентября 2001 года до уровня, на котором они были до введения в действие первоначального соглашения.
  2. Отказ от враждебной в отношении России политики США, чему должна сопутствовать отмена Закона Магницкого 2012 года и условий Акта о Поддержке Свободы на Украине 2014 года, направленных против России.
  3. Отмена всех санкций, введённых США в отношении определённых субъектов Российской Федерации, отдельных граждан и юридических организаций.
  4. Компенсация ущерба, причинённого России в результате введения санкций.
  5. От США также требуется предоставить ясный план необратимой переработки плутония в соответствии с соглашением PMDA.

Сегодня у русских нет иллюзий. Они прекрасно понимают, что США никогда не примут такие условия. Так в чём же тогда дело? Это дипломатический, но вполне недвусмысленный способ сказать США то же самое, что президент Филиппин Дутерте (и Виктория Нуланд) сказали ЕС.

Американцам лучше бы обратить на это внимание.

Сокол.

Примечание:

* — организации, запрещённые в РФ.

http://polismi.ru/politika/liniya-peregiba/1492-varianty-otveta-rossii-na-ataku-ssha-v-sirii.html