Вопрос был поставлен так: что надо сделать, чтобы уничтожить власть денег? Ребята, вы знаете, что такое «риторический вопрос»? Это такой вопрос, который содержит в себе ответ. Даже более того – это вопрос, который не нуждается в ответе по причине его (ответа) очевидности. Поэтому не надо было думать, нужно было просто констатировать: чтобы уничтожить власть денег – нужно уничтожить сами деньги.  Это так же очевидно, как и то, что уничтожить власть тирана можно только уничтожив тирана; власть тирании уничтожается ликвидацией самой тирании. Иного просто не может быть.

Что касается денег, то хомячки думают, что их уничтожить просто невозможно, и потому они даже не думают о том, о чем с их точки зрения думать бессмысленно. По правде говоря, 95% гомосапиенсов вообще не думают ни о чем, что выходит за рамки вопросов их жизнеобеспечения. А вопросы жизнеобеспечения упираются в один вопрос – вопрос наличия денег. То есть о деньгах хомячки думают раз 800 за день – сначала о том, как их добыть, потом о том, как их потратить. Ни о чем другом они думать уже и не могут. А тут я им говорю: подумайте, как уничтожить деньги. Абсолютное большинство просто не понимают вопроса, а у остальных возникает закономерны вопрос: ЗАЧЕМ их уничтожать, чем их заменить, может ли экономика существовать без денег?

Лишь единицы уловили суть: уничтожать сами деньги вовсе не надо, потому что они выполняют множество полезных функций, надо лишь выборочно кастрировать у денег те функции и их свойства, что несут вред. У денег три основных функции:

  1. Они выступают в качестве универсального мерила, эквивалента стоимости. В деньгах можно выразить объем труда (зарплата), меру ответственности за правонарушение (штраф), энергозатраты, цену абсолютно любого товара или услуги, будущие обязательства и т.д.
  2. Деньги выступают в качестве платежного средства, без чего эффективный товарообмен невозможен.
  3. Деньги – средство накопления (концентрации) капитала.

Из последнего пункта вытекает, что деньги становятся инструментом власти. Концентрация капитала – есть концентрация власти. В эпоху товарных денег, то есть денег физических, они обладали самостоятельной ценностью: помимо золотых, серебрянных и медных монет, например, еще в XIX веке в Европе активно обращались… железные гвозди. В качестве разменной монеты они пользовались большой популярностью. Концентрация денег в чьих-бы то ни было руках в эпоху товарных денег была весьма затруднительной, потому что для их концентрации следовало вывести их из оборота.

Вот, скажем, некий король, собрал со своих подданных много золота в виде дани. Он может отлить из них золотую корону, скипетр и державу, но эти символы власти не дадут самой власти. Если деньги будут лежать в сундуках в подвале, они тоже не дадут власти. Чтобы получить власть, нужно все эти побрякушки переплавить в монеты и нанять ватагу профессиональных наемников, с помощью которой король может собирать дань с населения на подконтрольной территории, защищать свою территорию от претензий соседей и отжимать сопредельные земли. То есть в данном случае первична все-таки вооруженная сила, а не деньги. Она – источник власти. Король может быть гол, как сокол, но если он собрал тысячу вооруженных всадников, он легко ограбит соседнее королевство, хозяин которого любит складывать золото в сундуки и не любит тратить его на армию.

Можно ли с помощью денег перекупить наемников? Можно, поэтому любой вменяемый король от наемников быстро отказывается. Он раздает им землю (феоды), с которых его опричники кормятся, а за пользование землей несут службу королю. Продать феод феодал не может, потому что во-первых, он ему не принадлежит, во-вторых, право землепользования идет в комплекте с обременением – обязанностью служить сюзерену. Фактически  мерилом власти в ту эпоху была земля: чем больше земли ты контролируешь – тем больше у тебя власти. Разумеется, имеется в виду не площадь земной поверхности, как таковая, а земля, как экономический актив, одним из параметров которого являлось и прикрепленное к земле население. А деньги? Ну, деньги – это, конечно, хорошо. Но власть за деньги ты не купишь в принципе. Вы слышали когда-нибудь о том, чтобы средневековый монарх продал кому-нибудь свою корону за деньги?

Лишь с появлением и распространением фиатных, то есть символических денег, не имеющих самостоятельной ценности, они становятся источником реальной власти. Точнее, власть приобрел тот, кто генерирует деньги (производит эмиссию). В эпоху товарных денег эмиссию никто не делал, потому что золото и серебро сделать невозможно, его можно только добыть. В теории генерировать деньги и, соответственно, распоряжаться властью, может только государство, потому что государство объявляет деньги в качестве законного платежного средства и обеспечивает МОНОПОЛИЮ данного платежного средства на своей территории. Поскольку самостоятельной ценности фиатные деньги (бумажные, безналичные, электронные) не имеют, они обеспечиваются верой в их универсальную ценность.

И вот тут-то появляются практически безграничные возможности для концентрации денег в конкретных руках. И хотя генеровать деньги, олицетворяющие власть, может только государство, частное лицо или группа лиц могут сконцентрировать у себя больше денег, то есть, больше власти, чем само государство. Таким образом эти лица и подчиняют себе государство. И дальнейший генезис государства идет лишь в том направлении, которое закрепляет господство владельцев денег над ним. Это называется «капитализм», а форма осуществления политического господства капитала зовется «демократия». Апофеозом капитализма является не приватизация политической власти, которая произошла в Европеокончательно уже лет 200 назад, а приватизация права выпускать деньги. Основателю банкирской династии Майеру Ротшильду приписывается такая фраза: «Дайте мне право печатать деньги в государстве и мне плевать, кто пишет его законы!». Лучше и не скажешь.

Итак, чтобы уничтожить власть денег, нужно сделать лишь одно – сделать так, чтобы деньги не могли накапливаться. Деньги, как универсальное мерило стоимости, продолжат функционировать. Деньги, как платежное средство, расчетная единица никуда не исчезнут. Но накопление денег надо сделать невозможным. Такие деньги, которые невозможно копить, давно изобретены и даже не раз применены на практике, причем весьма эффективно – это демерреджевые деньги, иначе называемые  свободными или гезелевскими по имени Сильвио Гезеля, разработавшего теорию обращения свободных денег.

Суть гезелевских денег в том, что их невыгодно хранить – их номинал (покупательная способность) обременяется демерреджем, то есть сокращается каждые  сутки, что понуждает владельца денег как можно скорее избавиться от них. Допустим, пусть каждый месяц ваш рубль обесценивается на 2 копейки. Через месяц он становится равен 98 копейкам. Еще через месяц у вас 96 копеек, через три месяца остается 94 копейки и так далее, пока через четыре года и два месяца этот рубль не обнулится полностью.

Чем демерредж отличается от инфляции? Тем, что инфляция не сокращает номинал денег, а лишает деньги их ценности. Демерредж не посягает на покупательную способность, съедая номинал. Инфляция, какой бы сильной ни была, не способна обнулить ваш банковский счет. Был на нем рубль – рубль и останется. Вчера вы на рубль могли три раза пообедать в советской заводской столовке, завтра вы на него и коробка спичек не купите. Но сам рубль никуда не денется. А демерредж за четыре года превратит ваши накопления в ноль, будь у вас хоть рубль, хоть миллиард.

Демерредж не ликвидирует богатство, как таковое. Кто-то может зарабатывать миллионы и покупать на аукционах полотна Матисса и Рембрандта, но он вынужден будет тратить свои доходы как можно скорее, иначе они испарятся. То есть, какие бы доходы не имел человек, он не сможет НАКАПЛИВАТЬ деньги – это будет лишено всякого смысла.
Демерредж не ликвидирует частную собственность, более того, он ее будет стимулировать. Любой мистер Твистер, «владелец заводов, газет пароходов», получая прибыль, будет, чтоб его денежки не сгорели, покупать все новые заводы, газеты и пароходы». У него будет много всевозможной собственности (капитала), но он лишится возможности владеть финансовым капиталом, и это положит конец капитализму, как общественно-политической формации.

Банки в привычном нам понимании просто исчезнут. Они не смогут аккумулировать деньги, потому что это, напомню, потеряет всякий смысл. Как же тогда будет развиваться  частная собственность, если невозможно будет прийти в банк и взять кредит? А вот тут начинается самое интересное. Демерредж – это кнут, который не позволяет накапливать деньги. Есть и пряник. демерреджевые деньги называют свободными потому, что любой член общества будет иметь к ним доступ, причем БЕСПЛАТНО. Да, кредит сохранится, но кредитные деньги исчезнут, кредит перестанет быть инструментом закрепощения. Хочешь кредит на развитие бизнеса? Приходи в банк и бери на пять лет 10 миллионов свободных рублей. Через пять лет вернешь эти самые 10 миллионов. Не смог вернуть? Да пофиг, никто не заплачет, реструктуризируем твой долг, вернешь через 10 лет. Ставка – 0% годовых.

Да, банк в данном случае, когда продажа денег будет невозможна, будет уже не банком, а всего лишь рассчетно-кассовым и инвестиционным центром, бухгалтерией общенационального масштаба. За счет чего же банк, не получающий прибыли, будет платить своим сотрудникам зарплату? За счет эмиссии, а эмиссия будет непрерывной, потому что каждые четыре года и два месяца ранее эмитированные деньги исчезнут, обнулятся. Поэтому банк (ну, или, точнее, эмитент) будет получать регулярный эмиссионный доход. Возможно ли в данном случае злоупотребление эмиссией, то есть чрезмерный выпуск денег, что приведет к инфляции? Нет, в данном случае это становится принципиально невозможным. Те деньги, что не участвуют в обороте, то есть избыточная их масса, которая раньше скапливалась на банковских счетах юридических и физических лиц, попросту сгорают, находясь без движения.

Вообще, эмиссия будет происходить непрерывно, но лишь в случае необходимости в деньгах. Скажем, вам нужен миллион рублей для устройства хлебопекарни. Вы пришли в банк и взяли кредит. Произошла эмиссия в размере миллиона рублей. Если вы забудете, что у вас на счету лежит миллион, то через 50 месяцев эти деньги обнулятся без всякого вреда для экономики, а вы останетесь должны миллион кредитору. Если же вы купите помещение, печь, муку, кассовый аппарат, потратите деньги на электроэнергию и зарплату персоналу, то деньги будут участвовать в обращении. Чем выше скорость обращения денег, тем лучше. Застой денег – зло, он ведет к накоплению избыточной денежной массы, которая не находит спроса. Но демерредж не позволяет деньгам застаиваться, он их утилизирует. Поэтому и инфляция становится невозможной.

Кое у кого возник вопрос: а как можно сделать деньги со !счетчиком!? Дескать, положили вы в кошелек купюру в 100 рублей – на ней через месяц не будет написано 98 рублей. Да, это так. Поэтому в старые времена владельцам демерреджевых денег приходилось каждую неделю, например, покупать специальную марку и наклеивать ее на купюру. Если марку не наклеить, купюра становилась недействительной, а стоимость одной марки составляла 2% от номинала купюры. То есть скорость демерреджа была просто немыслимой – деньги сгорали менее чем за год, всего за 50 недель. После того, как на купюру наклеена последняя 50-я марка, ее следовало отнести в банк, обменять на новую купюру и цикл повторялся. Банк получал сумасшедший доход от продажи марок!

Сегодня заморачиваться ни с какими марками просто не нужно. Достаточно ликвидировать наличные деньги и полностью перейти на безналичные расчеты. Ничего сложного в этом нет. Я уже практически не пользуюсь налом. Запрлату я получаю на карту. Сейчас специально залез в свой интернте-банк, посмотреть, сколько денег я обналичил. За текущий 2015 г. я обналичил 0,5% от полученных доходов. Почти всегда это было связано с тем, что платить за услуги такси или покупать карточки в метро приходится за наличку. Жена налик уважает куда больше и постоянно расплачивается хрустящей купюрой на рынке или за доставку на дом оптом  всяких памперсов и контактных линз.

В конце прошлого года произошло пренеприятнейшее событие – обналичка по моей карте стала платной: снимаешь 5000 рублей – плати 75 рублей комиссии. Снимаешь 500 рубликов – все равно отдай 75 рублей. Некомильфо. Однако выяснилось, что и при доставке на дом пиццы и воды можно расплачиваться безналом, главное сообщить при заказе, чтобы курьер прибыл с терминалом. Так что наличные деньги станут достоянием нумизматов еще при нашей жизни.

Соответственно, при полном переходе на безнал введение демерреджевых денег – дело техники. Точнее, дело политической воли. Переход на безналичные деньги решает попутно еще множество проблем – например, исчезает взяточничество. А как вы сможете дать деньги, кроме как переведя их со своего счета на счет гаишника, который поймал вас на вождении в нетрезвом виде? Вы-то, конечно, готовы дать ему денег, а вот он – точно не готов принять. Потому что у него завтра же спросят суровые товарищи из финансовой полиции: за что это тебе вчера в 18:40, когда ты исполнял служебные обязанности гражданин Пупкин из города Залупинска перечислил 3.000 рублей? Крыть нечем.

Заплатить чиновнику откат в миллиард становится не только невозможным технически, но и бессмысленным. Ведь чиновник не сможет воспользоваться этими деньгами сейчас, и не сможет нигде их спрятать до лучших времен – через 50 месяцев этот миллиард обнулится. Наркоторговля, как глобальный бизнес, тоже исчезнет. Наркотики невозможно будет купить за деньги, потому что деньги ПЕРЕСТАНУТ БЫТЬ АНОНИМНЫМИ. Всякие деньги в каждый момент времени могут находиться только на счету конкретного лица и могут быть уплачены только конкретному лицу за конкретный товар или услугу. Соответственно, любой преступник в принципе не сможет спрятать свои «сбережения». Возникли подозрения, что фирма, оформляя транзакцию, как услуги по стрижке собак, продает героин? Бац – и счет арестован. Конец наличных денег – это конец теневой экономики.

Идея свободных денег до усрачки пугает тупых хомячков. В их голове не укладывается: как это так – они не смогут накопить денег!!! Самое смешное, что чем беднее хомячок, тем больше его эта мысль ужасает. Ведь каким бы идиот не был нищим, мечтает-то он о богатстве! А я его лишаю последнего, что у него есть – мечты. Вот на этом и держится власть денег. Но попробуйте ответить на вопрос – зачем вам богатство? Достаток вы можете иметь любой, можете грести денег лопатой и украшать свой особняк антиквариатом. Но богатства вы при этом иметь не будете по причине того, что богатство – есть обладание ликвидностью, а антиквариат, яхты и картины Рубенса обладают крайне ограниченной ликвидностью. Более того, обладая всем этим, вы вынуждены будете платить налог на роскошь, да и содержание, например, яхты стоит в год не менее 5% ее стоимости. Таким образом покупка дорогих или сверхдорогих вещей не сможет быть средством накопления. Собственно, это и сейчас не является средством накопления за исключением крайне редких случаев.

Могут ли богатые копить не деньги, а золото? Об этом просто смешно говорить. Золота в свободной продаже нет. Вы можете купить, например, золотой сертификат Сбербанка, на котором будет написано, что вы владеете золотым слитком, но получить на руки сам золотой слиток вы не сможете. Ну, точнее, сможете, только придется заплатить НДС в 18%. И на кой вам нужно такое золото, которое в случае необходимости вы сможете продать лишь дешевле, чем купили? Вот поэтому физическое золото на рынке не обращается. И даже если вы захотите его купить – не сможете.

Исключение – так называемые инвестиционные монеты, но и тут принцип тот же – купить вы их можете по цене, значительно превышающей стоимость золота, а продать – по цене не выше, чем стоит желтый металл. Именно поэтому спросом золото не пользуется. В любом случае золото не покрывает и 0,01% всех выпущенных денег. Возникни ситуация, когда все вдруг захотят купить золото – никто не захочет его продать. Как говорится, хотите дальше. Я, например, очень хочу купить компактный ядерный боеприпас. И чо с того? То же самое будет и с золотом при демерреджевых деньгах.

вообще, о демерреджевых деньгах я написал целую серию статей (ссылки даны внизу), где вызвал хомячков на соревнование, предложив придумать способ, как можно накопить деньги или иную ликвидность, обманув демерредж. Многие тужились, но так ничего и не придумали. Накопить валюту невозможно, золото просто физически отсутствут в этом мире в количестве, доступном для накопления, акции, облигации и прочие дериватывы исчезают за ненадобностью при бесплатном кредите. Ну, попытайтесь еще пофантазировать. Наипать эту систему нереально, ваши попытки обречены, но пораскинуть мозгой всегда полезно.

Ладно, с богатством разобрались. А как же сбережения на черный день? Можно ли жить без накоплений? Вот тут мы и подходим к самому важному вопросу. Я не придумал гезелевские деньги. Я лишь предложил механизм реализации финансовой системы, основанной на свободных деньгах, суть которого в следующем:

  1. Монополия на эмиссию денег принадлежит государству.
  2. Деньгами владеет только общество (совокупность его членов), и никто более.
  3. Государство принадлежит обществу и реализует свои полномочия в интересах своего владельца.

Нетрудно догадаться, что третий пункт здесь лишний, то есть это не отдельное условие, а всего лишь следствие второго пункта. Да, формула «деньги=власть» остается неизменной, но демерреджевые деньги исключают даже теоретическую возможность их накопления, то есть КОНЦЕНТРАЦИЯ ВЛАСТИ становится невозможной. Это чисто математическая логика. Это аксиома, не нуждающаяся в доказательстве по причине абсолютной очевидности. Поэтому давайте разберемся с первыми двумя утверждениями.

Сегодня государство не является владельцем печатного станка. Фактически печатный станок принадлежит банкам. Банки генерируют деньги каждый день, каждую секунду. По большому счету эмиссия осуществляется путем ссудного процента, который увеличивает денежную массу автоматически вне зависимости от того, работает фабрика Гознака, или всех рабочих разогнали в принудительный отпуск под предлогом борьбы с инфляцией. Я объясняю крайне примитивно, чтоб ясна была суть. Кто хочет погрузиться в тему по уши и утонуть в ней – самостоятельно изучи вопрос «Что такое банковский мультипликатор и как он работает». ФРС США – это высшая стадия контроля капитала над государством, когда частные банки получили контроль над эмиссией напрямую. При этом стоит учесть, что спрут ФРС – структура сетевая, и ее влияние распространено далеко за пределы Америки. Но это так, к слову.

Соответственно, если мы введем демерреджевые деньги, но право эмиссии отдадим «эффективным менеджерам», которые будут передавать право эмитировать деньги по наследству, то и эмиссионный доход, равный размеру демерреджа, получат в распоряжение эти самые менеджеры. Выиграет ли от этого общество? Вряд ли. У кого деньги (право их эмитировать) – у того и власть.

Сегодня государство не является владельцем печатного станка. Фактически печатный станок принадлежит банкам. Банки генерируют деньги каждый день, каждую секунду. Эмиссия осуществляется путем ссудного процента, который увеличивает денежную массу автоматически вне зависимости от того, работает фабрика Гознака, или всех рабочих разогнали в принудительный отпуск под предлогом борьбы с инфляцией. Я объясняю крайне примитивно, чтоб ясна была суть. Кто хочет погрузиться в тему по уши и утонуть в ней – самостоятельно изучите вопрос «Что такое банковский мультипликатор и как он работает». ФРС США – это высшая стадия контроля капитала над государством (обществом), когда частные банки получили контроль над эмиссией напрямую. При этом стоит учесть, что спрут ФРС – структура сетевая, и ее влияние распространено далеко за пределы Америки. Но это так, к слову.

Соответственно, если мы введем демерреджевые деньги, но право производить эмиссию отдадим «эффективным менеджерам», которые будут передавать право эмитировать деньги по наследству, то и эмиссионный доход, равный размеру демерреджа, получат в распоряжение эти самые менеджеры. Выиграет ли от этого общество? Вряд ли. У кого деньги (право их эмитировать) – у того и власть.  Поэтому ключевое условие заключается в том, чтовладельцем денег становится все общество в целом. Да, деньги=власть, но концентрация власти в связи с невозможностью НАКОПЛЕНИЯ денег исчезает. Власть становится РАСПРЕДЕЛЕННОЙ. Что это такое, не могут понять даже многие довольно умные люди, с которыми я обсуждал тему свободных денег, хотя это вещь совершенно элементарная. Достаточно выйти за рамки вбитых в голову стереотипов. Объясню на простом утрированном примере.

Представьте себе страну Россию, в которой живет 150 миллионов человек, и ни у одного из этих людей нет денег от слова СОВСЕМ. Люди ж не дураки, когда дело касается их кармана. Если демерредж съедает деньги, то выгодно не иметь денег вообще, и тогда не важно усыхают деньги на 2% в месяц или на 10% в час.  Поэтому Вася, работает поваром в ресторане, зарабатывает в месяц 100 тысяч, но на его банковском счете НИКОГДА не бывает и копейки. Просто Вася живет в долг. Взял кредит на квартиру – 10 миллионов, и расплачивается за нее 50 лет. Помрет раньше? Не беда, его дети и внуки будут расплачиваться, пока не погасят долг. Он взял в кредит  машину, дачу, даже зубы детям он лечит в кредит и в кредит отоваривается в гастрономе. А в чем проблема-то? Ведь кредит – БЕСПЛАТНЫЙ.

Технически эта система функционирует так же, как сегодня работают кредитные банковские карты – у каждого клиента есть кредитный лимит – и в рамках этого лимита он может тратить даже те деньги, которых у него нет. Это оборотная сторона демерреджа. Свободные деньги – антипод денег кредитных, которые господствуют в мире сегодня. Они потому и называются свободными, что свободны от ссудного процента. Соответственно, Вася строго следит за тем, чтобы он всегда был должен банку, чтобы его счет никогда не выходил в плюс. Иначе он будет терять 2 копейки с каждого рубля в месяц.

Стал он шеф-поваром, начал зарабатывать 200 тысяч в месяц и расплатился с квартирой не за 50 лет, а за 20. Значит он взял новый кредит и купил себе самолет. Открыл Вася свой ресторан – его доходы выросли до миллиона в месяц. Тогда он купил себе в кредит космический корабль. Логика проста: либо ты тратишь деньги хоть на что-то, либо ты их теряешь. Жить в долг становится выгодно. Сейчас, живя в кредитном рабстве, человек потребляет меньше, чем может, если бы сначала накопил – а потом купил. Правда, копить мешает инфляция, но это отдельная тема – инфляция – не стихийное явление, а инструмент, с помощью которого человек загоняется в долговое рабство. При демерреджевых деньгах все зеркально наоборот - потребляет больше как раз тот, что живет в долг. Накопление денег вообще становится задачей нереализуемой и бессмысленной.

Итак, в нашем гипотетическом примере все население в стране не имеет денег, а имеет одни долги. Нет ни одного человека, у которого были бы «плюсовые» деньги. Но ведь денежное обращение существует – деньги исправно циркулируют. Кому же они принадлежат? Ну, это же элементарно! Деньги не принадлежат кому-то конкретно, потому что они ни у кого не концентрируются. Деньги принадлежат обществу в целом, и обслуживают интересы общества – являются платежным средством, без чего не может функционировать экономика. Деньги=власть, но ни у одного человека нет денег, деньгами владеет общество в целом. Соответственно, у каждого человека есть кусочек распределенной власти, но в данном случае уже не как у владельца денег, а как у члена социума.

И вот еще вопрос: если все должны, то КОМУ они должны? Хозяин денег – общество, совокупность граждан. Соответственно, члены общества должны обществу, то есть самим себе.  И фактически они должны не деньги, потому что деньги превратились в абстракцию, они должны обществу свой труд. Они потребляют материальные и духовные ценности, которые есть овеществленный труд и расплачиваются за это своим трудом. Деньги выступают исключительно мерой труда, деньгами измеряется объем обязательств человека, добровольно взятых перед обществом.

Осталось разобраться с последним вопросом – эмиссией. Выше говорилось, что эмиссия становится монополией государства. Что такое государство? Государство – это форма организации общества. Точка. Эмиссия свободных денег не может быть произведена никем по своему усмотрению, даже самым главным администратором банка. Эмиссия происходит АВТОМАТИЧЕСКИ. Как только возникает спрос на какой-нибудь товар, в момент его приобретения субъектом А у субъекта Б возникает эмиссия в размере стоимости покупки. В распоряжение общества поступает, скажем, 100 рублей. И если субъект Б ничего не приобретает на эти 100 рублей, они исчезают. Даже если он что-то на них покупает, они все равно исчезают через четыре года при установленном демерредже в 2% в месяц. То есть денежная масса будет полностью обновляться каждые 50 месяцев. Если экономика растет, денежная масса будет возрастать, если она падает, то денежная масса  в обращении будет снижаться. Суть в том, что выпуск денег, не востребованных обществом, будет невозможен.

Да, любой демагог легко докажет, что государство – это форма господства класса эксплуататоров над эксплуатируемыми. Соглашусь. Если общество построено на паразитировании одних над другими, то и форма его организации будет соответствующей – будет и ссудный процент, и ФРС, которой владеют лица, никому не известные, будет непрерывное насилие, войны и кризисы. Это – капитализм, детка, при котором власть принадлежит капиталу, а капиталом владеют капиталисты. Соответственно, конкретным капиталистам и принадлежит власть, как бы она ни прикрывалась фиговым листочком демократии.

Но это не единственная форма существования государства. В СССР имел место эксперимент по ликвидации капиталистов. Ликвидировать – дело нехитрое. Эффект был великолепный. Однако создать государство, в котором бы власть принадлежала обществу РАСПРЕДЕЛЕННО, не удалось. Власть сконцентрировалась в руках партноменклатуры, бюрократии, а позднее была монетизирована. Полный провал? Нет, хороший опыт! Опыт показывает, что в случае устранения паразитов, общество развивается невиданными ранее темпами. Но если социальная структура общества закостеневает, то никакие экономические успехи страну не спасут – она обречена погибнуть, что и произошло с Советским Союзом в 1991 г.

Так что же первично – экономический базис или надстройка (система организации общества)? Вопрос лишен смысла. Одно связано с другим точно так же, как скелет с мышцами, и одно без другого не функционирует. Так вот, чтобы страна могла эффективно развиваться, она должна иметь адекватное государственное устройство. А для этого надо создать саморегулируемую и саморазвивающуюся государственную конструкцию. Говнокритики любят тупить в таком духе: мол, капитализм – это говно, но лучше все равно ничего не существует, потому что человек – говно, и человеческий фактор способен изговнякать любую даже самую прекрасную идею. Пример? Пожалуйста: христианству уже две тысячи лет, а где пропагандируемое им всеобщее братство людей? Выродилось оно в блядство РПЦ и Ватикана – голимый бизнес. Коммунизм – тоже сама по себе идея хорошая, но вот попытка воплощения, например, Пол Потом…

Логика предельно тупая. Так ведь можно сказать и то, что телега – говно, но лучше все равно ничего нет и не будет. И если бы все жили по такому принципу, то никогда не появилось бы ни паровоза, ни реактивного самолета, ни космического корабля. Государство – та же самая телега, которое говно, но которую непрерывно надо ремонтировать и модернизировать, а в определенный момент без всякой жалости выбрасывать на помойку и заменять автомобилем. Остановка в развитии означает смерть. Это верно как для всякого биологического организма, так и для организма социального.

Так вот, демерреджевая финансовая система – это один из эффективных механизмов защиты государства от деградации, это инструмент социального самосовершенствования общества. Объясняю на пальцах. Современная модель общества навязывает человеку такой принцип отношений: ресурсы ограничены, поэтому все ресурсы получат самые конкурентоспособные особи. Никому ничего не давай, все греби под себя, потому что надеяться ты можешь только на свои силы. Чем ты сильнее – тем жизнеспособнее. Сила в деньгах. Чем больше у тебя денег – тем ты свободнее и сильнее. И это так в рамках господствующей парадигмы, когда свобода есть отсутствие обязательств, а сила – в возможности присваивать результаты труда менее конкурентоспособных членов общества и потреблять материальных благ больше, чем они.

Я же предлагаю строить общественную систему с другими установками: ресурсы ограничены, поэтому они должны быть использованы оптимальным образом. Что это значит: человек не должен тратить ограниченные ресурсы на конкуренцию с другими особями, чтобы потребить чуть больше, чем другой, человек не должен копить силу (резервировать ресурсы, выводить их из обращения), лишая доступа к ним других членов общества. Конкуренцию заменяем на взаимопомощь, а ограничение доступа к ресурсам (священная частная собственность) заменяется всеобщим равным к ним доступом (обобществление).

Элементарный пример: есть 100 пользователей Интернета, у которых на компе хранится по одному фильму. Они могут 100 дней подряд смотреть один и тот же фильм, а могут расшарить (обобществить) доступ и каждый день смотреть новый фильм. Каждый становится ровно в 100 раз богаче, не сделав ничего.

С материальными благами тот же самый принцип: представьте себе, что у вас есть спортивный реактивный самолет, на который вы копили всю жизнь. Раз в неделю вы на нем летаете. Но вам хочется покататься на парусной яхте, но она в частной собственности другого лица, который эксплуатирует ее раз в месяц. Что имеем в итоге: есть самолет, на производство которого затрачены колоссальные ресурсы, и который эксплуатируется лишь на 3% своего потенциала, и есть яхта, которая тоже очень ресурсоемкая, но используется на 0,5% потенциала. Это крайне неэффективное использование ресурсов планеты Земля. Да, вам, может быть и приятно осознавать себя избранным, потому что у вас есть то, что могут позволить себе единицы, но при этом вы все равно обделены, потому что не имеете того, что хотелось бы – яхты, а самолет, которым вы владеете – уже приелся.

Какой выход из ситуации? Можно пойти по простому пути – обобществить собственность путем национализации и предоставить всем членам общества возможность воспользоваться и яхтой и спортивным самолетом. Это уже было при совке – яхтклубы и авиаклубы, в которых могли заниматься люди с любым достатком. Но тут возникает проблема с управлением обобществленной собственностью. Возникает колоссальнейшая проблема, потому что уже не человек решает, что он хочет, а государство за него думает: вот тебе или парусная лодка или прыжок с парашютом. Ну, хрен с тобой, можешь и то и другое попробовать. Чо, горные лыжи хочешь? Да пошел ты нах-й! Горные лыжи – это развлечение для буржуев. Не положено!

Никто кроме самого человека не знает, что именно он хочет, и никакое государство, какими бы ресурсами оно не обладало, не в состоянии дать каждому то, что он желает. Казалось бы, при капитализме вопрос саморегуляции системы решается эффективно: владелец самолета сдает его в аренду на день, на вырученные деньги арендует яхту, а владелец яхты, получив за ее аренду деньги, покупает тур на горнолыжный курорт.

Все работает прекрасно, но только в одном случае – если у людей есть деньги. А их НЕТ! Феноменально, но денег нет даже у банков – они вечно стоят с протянутой рукой, все занимают друг у друга и все друг другу должны. Поэтому человек, купивший яхту, думает об одном – как бы у него хватило денег на ее содержание. Он готов давать ее в аренду, он даже потратил энную сумму на рекламу, но владелец спортивного самолета, который очень хочет пройтись под парусом в сторону закатного солнца, уже потратил последние деньги на рекламу услуг по предоставлению самолета в аренду. Его потенциальный клиент – владелец яхты, не может себе этого позволить, потому что у него тоже нет лишних денег. ЛИШНИХ денег вообще нет ни у кого, даже если у кого-то есть сбережения, человеку страшно их расходовать, потому что завтра он может потерять работу или попасть в больницу…

Бартер? Не вариант. Потому что владелец яхты, возможно, не хочет летать на самолете, а хочет покататься на горных лыжах, а владельца горнолыжного курорта яхта не интересует. Про хотения бедных людей мы вообще не говорим – им не до яхт и горных лыж, им бы с ипотекой расплатиться, да еды купить. Ключевой вопрос во всех этих случаях – доступ к деньгам. В обществе, где господствуют кредитные деньги, денег нет ни у кого. Точнее, они есть у всех, но всем всегда их не хватает – и богатым и бедным. Потому что деньги, как всякий ресурс при капитализме, ИЗБЫТОЧНО СКОНЦЕНТРИРОВАН у отдельных лиц. Если яхтой владеет один человек – это избыточная концентрация ресурсов, потому что этой яхтой могут свободно пользоваться еще 100-150 человек (по очереди, разумеется). То же самое и с горнолыжными курортами, и с самолетами и со всем прочим.

Можно ли кратно увеличить потребление, не увеличив при этом производство? Свободные деньги – первый шаг в этом направлении. Переносим ситуацию в условия, где господствуют свободные деньги, то есть нет избыточной концентрации финансовых ресурсов в чьих-бы то ни было руках. Любой  человек в любой момент времени может арендовать и яхту, и самолет и лыжи на самом лучшем курорте. Для этого не надо ни брать кредит, ни выплачивать проценты по нему, ни копить деньги. Достаточно просто взять и воспользоваться чужим трудом, пообещав в будущем расплатиться за это своим трудом.

Да, было на счете Васи Пупкина ноль рублей, стало минус 100 тысяч. Зато он отлично провел время, обучаясь пилотированию реактивным самолетом с опытным иснтруктором, который им владеет.  Владелец самолета не имеет ни копейки в плюсе, наоборот, он должен банку еще 20 миллионов за самолет, но он с удовольствием пойдет в ресторан, чтобы попробовать изысканные блюда, которые приготовил Вася. Ну, подумаешь, будет он должен на три тысячи рублей больше. И, если ему понравится, придет еще много раз, обеспечив Васю доходом. Вася, заболевший авиацией, все равно вернет ему эти деньги. И точно так же будут поступать все члены общества – они будут пользоваться теми вещами и услугами, какие хотят, пусть и в долг. Но долг в обществе свободных денге – не обуза, а норма жизни. Никто не стремится иметь деньги в плюсе, потому что это означает их потерю – частичную или полную.

Значит ли это, что все захотят есть черную икру, носить норковую шубу и ездить в лимузине, инкрустированном бриллиантами? Нет, потому что платить-то все равно придется, пусть и в будущем, пусть за реактивный самолет ты не успеешь расплатиться, и отдавать долги придется твоим детям. Поэтому каждый будет выбирать: либо норковая шуба, либо месяц дайвинга в Красном море. Лично я, например, никогда не куплю машину, хотя могу это сделать. Почему? Да потому что она никогда не окупится: для работы она мне не нужна, а по личным делам по городу я езжу на велосипеде, потому что мне это доставляет удовольствие. Я даже зимой ездил в 30-градусные морозы. И это мне доставляло удовольствие. А какое удовольствие я буду испытывать от машины, стоящей в гараже? Ни малейшего!

Для моей жены машина – это не источник удовольствия, а средство передвижения, потому что с двумя детьми доехать до дачи на общественном транспорте с двумя пересадками – это двухчасовая пытка. А на собственном авто это занимает 25 минут. Поэтому машина у нее будет, а норковой шубы – нет. Даже если банки будут давать на шубу беспроцентный кредит, я его не возьму никогда.

Поэтому никогда люди не будут хапать безумно то, что им не нужно, потому что за любую вещь или услугу они вынуждены будут отдавать свой труд, затрачивая на это то время, что могли бы потратить на удовольствия. Это же не утопический коммунизм, где будто бы все бесплатно. Система гезелевских денег – это не когда все бесплатно, а когда все ДОСТУПНО каждому. Когда все ДОСТУПНО, человек выберет то, что ему НУЖНО, а не то, что будет для него обузой, но поднимет его социальный статус. В обществе свободных денег материальные фетиши перестают определять место человека в обществе, ведь все доступно каждому.

Выше был описан пример, когда производство яхт не увеличилось, но потребляет яхту в 100 раз больше людей. Свободные деньги меняют психологию человека. Чтобы потреблять, становится не обязательно обладать. Для человека становится важным БЫТЬ кем-то, а не ВЛАДЕТЬ чем-то. Например, можно быть мастером спорта по высшему пилотажу, не владея самолетом, и стать чемпионом спорта по парусному спорту, не имея даже шанса накопить на первоклассную яхту. А что даст богатею тупое владение яхтами и самолетами? Разве это выделит его чем-то? Внимание общества будет приковано ни к нему, а к знаменитому воздушному акробату и блестящему яхтсмену. Как ни странно доступность материальных благ не приводит к росту потреблядства, а как раз наоборот. Зачем тебе владеть машиной, если дешевле и удобнее взять ее напрокат тогда, когда это тебе нужно и там, где это тебе нужно? Разумеется, я не надеюсь, что эти элементарные истины осознают тупые и алчные хомячки. Без смены социально-экономической парадигмы невозможно воспитать нового человека, человека типа БЫТЬ.

При чем тут государство? Совок рухнул из-за того, что люди свое государство не любили, считали отсталым, плохим, всячески его наепывали и с легкостью спустили в толчок космическую сверхдержаву в обмен на обещание 20 сортов колбасы в магазинах. В результате наипали сами себя: и колбасы нет (соево-ГМОшное говно я даже бесплатно жрать не буду) и сверхдержавы тю-тю, они теперь в глазах бывших врагов, которые их ненавидели, но боялись и уважали, стали туземцами, которые за бусы раком встанут. Ладно, мАсквичи в принципе жируют и во время чумы. Но вот таджики, молдаване, и прочие жители тамбовской глубинки сейчас в такой жопе, что совок вспоминают со слезами умиления. Но локти кусать поздно, совок уже не вернуть.

Так где гарантия, что новую социальную конструкцию люди не сольют точно так же, как и советский строй? Где механизм защиты от дурака? Так он и заключен в самой конструкции системы. Система не позволяет делать накопления, то есть человек не может сказать: «Мне никто не нужен, я талантливый и конкурентоспособный, я сам себя всем обеспечу, просто не мешайте мне копить». Каким бы ни был человек успешным, а попасть в ДТП и стать инвалидом может любой. А кто тебя, дорогой, будет лечить? Сегодня – никто.

У меня знакомый недавно в Москву ездил на операцию – ему в очень хорошем государственном медицинском центре полипы из носа удаляли. Сама операция заняла 40 минут, день подготовки и два дня восстановления. Пустяшное дело. Но стоило это удовольствие 129 тысяч рублей. Правда, платил не он сам, а работодатель. А работодатель у него – «Газпром». Повезло парню. И в четырехместной палате с ним лежали исключительно те люди, которым повезло в этой жизни – чиновник, банкир и шофер. Удивлены насчет последнего? Хм, это был шофер из кремлевского гаража.

Остальным – вот это удовольствие. Денег у людей нет на качественную медицину нет, а кто даст кредит, например, больному раком? Никто, он нерентабелен, ему дешевле сдохнуть. В новой России, скроенной по моим лекалам, ни у кого не будет возможности накопить денег на супер-пупер-клинику. Не будет у него и блата, чтобы попасть в кремлевскую больницу (любые ведомственные привилегии должны быть монетизированы). Следовательно всякий человек попадает в зависимость от общества, которое должно прийти на помощь нуждающимся.  Так вот, демерредж – это система, которая перераспределяет ресурсы в пользу нуждающихся в автоматическом режиме – те, у кого денег больше, чем нужно в настоящий момент, ежедневно делают отчисление в пользу нуждающихся – отдают 0,066  копейки с каждого рубля. На эти средства государство может обеспечить своим гражданам самую качественную медицинскую помощь в мире. Причем не важно, будет она бесплатной или платной. Главное в том, что она будет ДОСТУПНА каждому в любой момент времени.

Представляю, как сейчас лопнули пуканы у вульгарных совков: дескать, даже при капитализме медицина не бывает полностью платно, а Кунгуров хочет убить капитализм, но сделать так, что лечить человека будут за деньги. Поясняю дуракам: бесплатного в этом мире нет ничего. Даже если апендикс больному вырезали, не взяв с него денег, он все равно за это запалтил раньше, уплачивая налоги, а ребенок, которого лечат бесплатно, уплатит в будущем.

Проблема в том, что то, что человек получает бесплатно, он не ценит. Деньги – прекрасный способ заставить человека заботиться о своем здоровье. В ситуации, когда деньги перестали быть анонимными, бороться с алкоголизмом и табакокурением можно будет исключительно с помощью налоговых репрессий. Сейчас налогом облагается производство водки и табака. А как можно репрессировать потребителя, злоупотребляющего этим говном? Тут же все элементарно просто: если кто-то купил за год больше 5 пачек сигарет (не важно, сколько они стоят), автоматически его налоги возрастают на 10%. Причем само налогообложение должно быть устроено так, что человек должен видеть, как деньги утекают с его счета.

Подобная система существует сегодня в Европе: там люди получают баснословные по нашим меркам зарплаты в 3-5 тыс евро, а потом идут в сберкассу и уплачивают с них 800-1200 евро налогов. Не проще ли вычитать налоги у работодателя? Нет. Во-первых, ситуация сложится такая же дебильная, как в РФ, когда юрлица платят налоги по месту регистрации, то есть в Москве, а не в спальных подмосковных городах, где живут работники. Во-вторых, если человек лично отдает свои кровные в бюджет муниципалитета, так он уже не будет кидать мусор мимо урны и парковаться, выламывая бордюр, потому что благоустройство и уборка территории  - это его кровные деньги, а не абстрактные субвенции из регионального бюджета.

Так вот, представьте, что больного с инфарктом доставляют в больницу. Конечно, спасут его бесплатно, но потом «обрадуют»: дорогой товарищ, ты пил и курил, чем довел себя до ручки: вот выписка с твоего счета, подтверждающая регулярные отоварки в ликеро-водочном магазине, вот результаты анализов, свидетельствующие, что купленное было употреблено внутрь. Теперь ты должен обществу полмиллиона рублей. Хочешь – можешь оплатить счет прямо сейчас. Не хочешь? Ладно, тогда ты просто будешь должен. Ты пенсионер и не имеешь источников дохода, позволяющие погасить долг? Не беда, у тебя же есть квартира – она стоит три миллиона, и продать ты ее теперь не можешь, потому что она обременена обязательствами. Как помрешь – государство (общество) получит с тебя должок. Твоим наследникам будет предложено либо доплатить за право владения 500 тысяч, либо отказаться от квартиры, и после того, как она будет продана с молотка, они получат на руки 2,5 млн. руб. Это будет в высшей степени справедливо.

Опять же, человек, ведущий здоровый образ жизни мало того, что будет меньше платить налогов, он еще и получит лучшее лечение. Он сможет выбирать – лечиться в частной клинике, либо в государственной. В первом случае государство частично возьмет на себя расходы, оплатив лечение по госрасценкам. А разницу между стоимостью лечения в государственной и частной клинике пацент оплатит сам. Нет денег? Значит, он просто будет должен. Причем невозможность выплаты им долга частную клинику беспокоить не будет, ведь они получат оплату сразу.

Как общество может поощрить человека, который заботился о своем здоровье и не обременял государство необходимостью его лечить? Он отдавал обществу свой труд, который легко измерить в деньгах: скажем, он за всю жизнь заплатил налогов в 100 миллионов рублей, из которых 10 миллионов пошло на нужды здравоохранения. Сам же он получил «бесплатных» медицинских услуг, скажем, на миллион. И вот он вышел на пенсию, перестал работать и не имеет никаких доходов. Неужели он должен лишаться квартиры, если хочет получить первоклассное лечение? Нет, он получит возможность при необходимости потратить на свое лечение, допустим, три миллиона рублей. То есть если он желает воспользоваться услугами самой дорогой клиники, где палаты похожи на номера-люкс шикарной гостиницы, а операции проводят исключительно доктора медицинских наук, то государство оплатит ему  этот каприз в указанном размере. Не понадобится? Ну, и прекрасно! Государственная же клиника будет лечить его бесплатно в любом случае, ведь человек исправно платил налоги – всю свою жизнь он должен был обществу, сейчас общество должно ему.

Но эта гибкая система стимулирования человека с помощью денег может быть применена исключительно в том случае, если деньги перестанут быть анонимными, если вся история расходов гражданина будет записана на его персональном счете. А это возможно только в случае со свободными деньгами. Почему – подумайте сами, это элементарно.

Итак, свободные деньги во-первых, ставят человека в зависимость от общества, и гражданин ВЫНУЖДЕН думать о благе общества, потому что в противном случае он не получит от него ничего. Попытки паразитизма караются универсальным способом – наказанием в виде денежного штрафа. Люди, принципиально не желающие служить обществу, становятся изгоями. Свободы жить вне общества никого лишать не стоит. Прозрачность всех денежных отношений в обществе воспитывает ответственность. Все, что ты сделал для блага других, оценивается в универсальных единицах измерения  - деньгах. Чем больше ты отдал обществу, тем больше благ имеешь право получить. Свободные деньги – эффективный воспитатель человека.  Богатство становится иллюзорным, накопления невозможными. Значит, на первое место выходят совершенно иные ценности – интеллект, честность, семья, творчество, идея. Какая идея? Самая очевидная – идея служения обществу. Выше я показал наглядный пример: нет нужды копить на черный день, отдавай обществу свой труд сейчас, и черного дня у тебя просто не будет.

Ну так а при чем тут государство – все никак не могут понять дураки. Почему оно станет более эффективным, почему система организации общества станет саморазвивающейся? Все предельно просто: деньги перестали быть инструментом власти в руках лиц, которые их концентрируют. Власть перестала быть притягательной для алчных людей, потому что власть не дает никакой возможности приблизиться к деньгам. Муниципальное и государственное управление стало обычной работой, не дающей никаких ПРИВИЛЕГИЙ. Да, за нее платят. Кто хорошо работает – тот и получает хорошо.

Но по сути чиновник превращается лишь в системного администратора, обслуживающего компьютер, в программиста, пишущего все более совершенные алгоритмы управления экономическими и социальными процессами. Невозможно ни закрепить свое положение в системе власти, ни извлечь из этого какие-либо выгоды, недоступные другим (все привилегии отменяются и заменяются универсальным денежным вознаграждением). И вообще, дискретная власть, то есть власть, порождаемая волей отдельного человека, практически исчезает. Концентрация власти становится невозможной по причине невозможности концентрации денег; власть становится РАСПРЕДЕЛЕННОЙ, каждый член общества становится носителем власти.

http://kungurov.livejournal.com/119473.html