Как разворовывают деньги на джихад

Может ли воровство быть полезным? В свете усиливающейся борьбы с коррупцией вопрос, конечно, риторический. Однако и коррупция, и воровство бывают разными. В том числе и весьма полезными для нашей страны. Если, конечно, ими занимаются экстремисты и террористы.

Тема финансирования российского ислама террористами и их гораздо более многочисленными пособниками-экстремистами привлекает самое серьезное внимание спецслужб и ученых самых разных специальностей.

«Терроризм в России финансируют 60 исламских экстремистских организаций, около ста коммерческих фирм за пределами РФ и 10 банковских групп». Эти данные привел заместитель начальника центра общественных связей ФСБ Николай Захаров в ходе круглого стола "Международный терроризм – взгляд из России", который был организован РИА "Новости" и Российским институтом культуры.

Среди таких организаций назывались, в частности «Аль-Харамейн», «Исламик релиф», «Тайба», «Аль-Игаса», «Ассамблея мусульманской молодежи», «Организация исламского спасения Чечни», «Возрождение исламского наследия», «Общество социальных реформ», «Благотворительное общество Катара», «Общество исправления» и «Всемирная организация исламского спасения».

Точные суммы, выделяемые вышеупомянутыми организациями российским единомышленникам, конечно, неизвестны, однако их порядок оценить можно. Объем террористических инвестиций может достигать 10 миллиардов долларов, получателями которых стали десятки тысяч людей. “В середине 90-х годов только саудовские фонды, официально ничего общего не имеющие отношения к семье короля и госструктурам КСА (Королевства Саудовская Аравия – прим. автора), ежегодно выделяли до 40 миллионов долларов США на финансирование развала официального традиционного Ислама в России” – отмечалось в аналитическом материале сайта Muslim.su.

С конца 80-х годов в Россию стали приезжать многочисленные делегации из монархий Персидского залива, Пакистана, Турции и Ливии стран, которые с восхищением отмечали начавшееся в стране исламское возрождение и выражали готовность вкладывать в него немалые суммы денег.

До середины 1992 года главным и единственным партнером зарубежных благотворителей было Духовное управление мусульман Европейской части СССр и Сибири (ДУМЕС). В 1991 году благотворители из Объединенных Арабских Эмиратов выделили ДУМЕС 250 тыс. долларов, а в январе 1992 года Таджуддин заключил договор с Исламским банком развития (Саудовская Аравия) о предоставлении ДУМЕС по разным данным от 1,2 до 1,5 млн. долларов на строительство мечетей в Уфе, Казани и Москве, а также на открытие нескольких средних медресе. В июле 1992 года 140 тыс. долларов пожертвовали кувейтцы, присутствовавшие на открытии набережночелнинской мечети «Таубэ», а в 1991 году саудовский бизнесмен Тарик бен Ладен передал муфтию Талгату Таджуддину 20 тыс. долларов в качестве начального взноса на строительство мечети «Абдель Азиз бен Сауди» в Ульяновске.

Помимо непосредственно финансовой помощи зарубежные благотворители передавали ДУМЕС религиозную литературу, в особенности русскоязычные Кораны, выделяли бесплатные путевки на хадж и умру, предоставляли гранты на обучение студентов и повышение квалификации имамов. Все эти блага распределялись через центральный аппарат ДУМЕС по указаниям муфтия Талгата Таджуддина и естественно, что многие духовные лидеры чувствовали себя обделенными. «Можно себе представить чувства раскольников, видевших, как Таджуддин бесконтрольно (и без их участия) тратит огромные деньги» - отмечал исламовед М.Тульский.

Со своей стороны, зарубежные фонды нередко рассматривали помощь российским единоверцам не как бескорыстную милостыню, а как инвестиции, должные со временем окупиться и принести хороший доход. В этом они солидаризировались с протестантскими миссионерами и эмиссарами новых религиозных движений, все «благотворительные» акции которых были нацелены на привлечение новых адептов. До двух третей ориентированных на Россию исламских фондов оказались дочерними структурами экстремистских организаций, которые ставили перед собой следующие перспективные задачи: установление контроля над исламской элитой России; проникновение в высшие эшелоны власти и формирование влиятельного лобби; обращение в свою веру мусульманских сообществ отдельных регионов с их последующим отторжением от страны; создание в России масштабного антиправительственного подполья; поддержка миссионерской деятельности среди людей неисламской культуры.

Первоначально они пытались проводить свою политику через ДУМЕС, что в случае успеха гарантировало быстрые и существенные дивиденды, однако муфтий Талгат Таджуддин сумел разобраться в ситуации и стал очень придирчиво относиться к выбору зарубежных партнеров. Тогда ставка была сделана на оппозиционных ему имамов, с начала 1991 года высокую степень свободы. В доступных источниках нет свидетельств о том, что раскол ДУМЕС был спровоцирован извне, однако нельзя не отметить, что иностранным «благотворительным» структурам он был очень на руку. «При объективном анализе легко заметить, что раскол случился лишь по приезде делегаций из Саудовской Аравии и ряда других стран, члены которых прозрачно намекали на щедрую финансовую помощь в случае возникновения альтернативы ДУМЕС», - совершенно справедливо отмечал авторитетный исследователь татарстанского ислама Валиулла Якупов.

После вооруженного конфликта в Дагестане в 1999 году спецслужбы начали активно пресекать деятельность «благотворительных» фондов, после чего доля зарубежных вложений в бюджеты российских муфтиятов заметно снизилась. В первую очередь это коснулось официальных ДУМов, в то время как джамааты ваххабитского подполья сохранили прежний объем финансирования, которое осуществлялось теперь более сложными путями. Кроме того, «лесные братья» стали пополнять свою бюджет за счет рэкета отдельных бизнесменов и даже крупных корпораций (например, операторов сотовой связи и энергетиков). При этом большая часть изымаемых денег шла не на «газават», а непосредственно в карман вымогателей.

Воровство ваххабитских денег шло по всем каналам. Неоправданно высокая степень доверия арабских спонсоров создавала идеальные условия для нецелевого использования получаемых средств. До середины 90-х годов «благотворители», выделившие деньги на строительство мечети или медресе, не требовали детальных отчетов и зачастую довольствовались только фотографиями построенных зданий. Сравнивая объем перечисленных средств с количеством открытых мечетей, можно с уверенностью констатировать, что большая их часть была использована не по назначению. По всей видимости, столь значительные размеры воровства объяснялись не только доверчивостью зарубежных благотворителей, но и деятельностью различных посредников, которые за определенный процент брались обеспечить получение транша и предоставить надлежащий отчет его отправителям.

Другой формой присвоения зарубежных средств стал их сбор под разные программы, среди которых могло даже фигурировать «обращение в ислам президента России». «Так, вышвырнутый из «Медведя» депутат Ниязов совершал поступки, достойные «сына лейтенанта Шмидта». По словам медвежьих аппаратчиков, Ниязов разъезжал по арабским странам в качестве «спецпредставителя Путина и его фракции» и выпрашивал финансовые пожертвования. Получить таким образом удалось не один миллион долларов» - такую оценку получила деятельность генерального директора Исламского культурного центра России в статье «Порка после вотума», опубликованной в марте 2001 года в «Московском комсомольце».

На примере одного известного мусульманского сайта можно проиллюстрировать схемы воровства денег, выделявшихся исламистами на информационные проекты. Так, в 2001 году традиционные мусульмане Дагестана создали интернет-ресурс, призванный защищать их интересы и противодействовать ваххабитской пропаганде. Первое время этот ресурс честно выполнял свою работу, однако вскоре его руководство было перекуплено ваххабитами и ориентация сайта стала диаметрально противоположной.

Однако, даже получая солидные суммы, владельцы ресурса предпочитали экономить на зарплатах своих сотрудников и воровать материалы с других ресурсов. Закончилось это для них плохо – одна из бывших сотрудниц сайта отсудила у главного редактора миллион рублей и он сейчас вынужден скрываться от судебных приставов. В итоге ключевой для ваххабитов информационный проект пришел в упадок и сейчас выполняет лишь функцию ретранслятора новостей с других сайтов. А ведь все могло сложиться иначе, если бы его главный редактор не потратил большую часть выданных с борьбу с «неверными» денег на виллу в Турции.

Вывод из вышеизложенного можно сделалась простой – слава Богу, что свыше 90% средств, выделенных на ваххабизацию российских мусульман, были благополучно разворованы. Вместо десятков, а то и сотен центров по подготовке террористов и их пособников, сайтов и газет были построены сотни особняков в теплых странах, куплены дорогие машины и квартиры. Принимая во внимание и без того немалый масштаб распространения в России агрессивных мусульманских сект, можно только догадываться, каким бы он был, окажись отечественные партнеры «Аль-Каиды» более чистыми на руку.»

http://bulochnikov.livejournal.com/840396.html

Опубликовано 02 Апр 2017 в 17:00. Рубрика: Преступность. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.