Под знаком «страстей по Курганмашзаводу» прошли последние месяцы 2015 года

СМИ – и не только местные – сообщали о том, что на «Курганмашзаводе» задерживается выплата заработной платы; из-за задолженности завода ООО «Газпром межрегионгаз Курган» прекратил поставку газа на предприятие .

И не случайно в прямом эфире телепередачи ГТРК «Курган» «Наше время» за 19 декабря 2015 года первый вопрос, поступивший губернатору Алексею Кокорину, касался выплат заработной платы на ОАО «Курганмашзавод».

А.Г. Кокорин ответил, что он обсуждал ситуацию с собственником «Курганмашзавода» Михаилом Болотиным и «тот заверил, что наконец-то счета предприятия разблокированы, поступили деньги за выполненный гособоронзаказ; зарплата за ноябрь выплачена, пошли авансовые платежи по декабрю».

Но вопреки бодрым отчетам собственника ОАО «Курганмашзавод» о погашении долгов перед работниками, губернатору Зауралья продолжали поступать звонки от рабочих, которые сообщали, что за ноябрь получили лишь 3-5 тысяч аванса.

И на пресс-конференции по итогам 2015 года 24 декабря Алексей Кокорин вновь вернулся к теме «Курганмашзавода»:

— Собственники предприятия заверили меня, что зарплата выплачена. Однако потом стало понятно, что это не совсем так. Мне дважды приходилось вмешиваться в ситуацию. Сегодня предприятие работает, основные ограничения сняты, однако финансовые сложности остаются. Ситуация с выплатой зарплаты на предприятии находится на контроле. Было произведено и частичное погашение задолженности — 10 млн. рублей — перед ООО «Газпром межрегионгаз Курган», после чего на предприятие подали природный газ. Сейчас ОАО «Курганмашзавод» работает в плановом режиме. Полный расчет за потребленный газ предприятие планирует произвести до конца этого года.

Тем не менее, у губернатора был повод для недовольства: «Около 9,2 млрд рублей годовой оборот предприятия, однако налоговых отчислений в бюджеты не было. С этим мириться сложно, но нужен здравый смысл и всяческая поддержка. Это градообразующее предприятие, и необходимо сделать все возможное, чтобы не только выплата зарплаты была, но и отчисления в бюджет», — отметил Кокорин.

— И это о предприятии, которое в свое время давало 25% налогов в городской бюджет! — восклицает Владимир Сахаров.

Наша встреча с кавалером ордена Ленина, лауреатом Государственной премии СССР, заслуженным машиностроителем Российской Федерации, Почетным гражданином города Кургана, с бывшим главным инженером КМЗ Владимиром Севастьяновичем Сахаровым состоялась по его просьбе.

Он сразу объяснил свою настойчивость:

«Меня очень волнует судьба «Курганмашзавода»! Публикации последнего времени в различных изданиях напоминают сводку о состоянии здоровья тяжело больного человека. Но ведь сложная ситуация сложилась на заводе не в последние месяцы. На протяжении уже нескольких лет идет его медленное умирание. Поэтому я не могу молчать!».

И Владимир Севастьянович заговорил. Я лишь изредка задавала уточняющие вопросы. Но, по сути, это был монолог умного, неравнодушного, влюбленного в свое дело и в свой город человека…

«И мы его построили!»

После окончания Бежицского института транспортного машиностроения я, новоиспеченный инженер-механик, 19 августа 1955 года прибыл в Курган.

У повстречавшейся женщины спросил, где Курганский машиностроительный завод? «Это где танки делают?», — уточнила она. Так, кстати, я узнал, что предстоит работать на оборонном заводе. Которого еще не было: несколько старых корпусов и строительные краны в открытом поле.

Отдел кадров размещался в маленькой избушке.

Поселили меня в гостинице «Тобол», в которой уже жили ребята, приехавшие на Курганский машзавод из вузов других городов. Создать комфортные условия для молодых специалистов распорядилось областное руководство, и этот факт тоже указывал на важность того дела, которое нам предстояло.

Помню первое знакомство с директором завода Василием Петровичем Горбуновым. Он каждого из вновь прибывших спрашивал, где тот желает работать. Большинство попросились в отделы, а я — наверное, потому, что долго работал рабочим, потом бригадиром — поросился в цех мастером. Василию Петровичу это понравилось.

Обращаясь к нам, Василий Петрович сказал: «Недавно я был на ВДНХ, видел удивительные станки. Скоро они придут на наше предприятие. Это будет изумительный завод!».

И мы действительно построили выдающееся предприятие! Завод стал ведущим в области изготовления бронетехники. Выпущенные курганским заводом БМП были признаны среди лучших и в нашей в армии, но и в армиях зарубежных стран.

КМЗ был флагманом машиностроения не только Зауралья. Это был единственный завод в Советском Союзе по разработке и производству боевых машин пехоты.

В ту пору в «зауральской марке» было три основных составляющих: Г.А. Илизаров, Т.С. Мальцев и наша БМП.

… А потом пришла пора перестройки и конверсии, которую, на мой взгляд, правильнее назвать конвульсией, в которой завод бьется до сих пор.

«История ускоренной деградации»

В начале 2001 года 80% акций КМЗ консолидировала нефтехимическая компания «СИБУР». Тем самым компания, как заявляли ее руководители, начинает формировать машиностроительный холдинг для нужд «Газпрома».

Но идея, видимо, оказалась неудачной, да и руководство в компании поменялось. И уже в июне 2002 года оно заявило о намерении продать КМЗ, сославшись на то, что завод не является профильным предприятием для «СИБУРа». Зачем, спрашивается, было «огород городить»?!

Тот, кто более-менее интересуется судьбой «Курганмашзавода», наверняка помнит, какая возня началась вокруг этой продажи. И продолжалась она не один год.

На портале «Деловая пресса» была размещена публикация из «Ведомостей» за 4 августа 2003 года, в которой, в частности, сообщалось: «Некоторые источники, близкие к компании, утверждают, что с предложением о приобретении «Курганмашзавода» в «СИБУР» обращались государственное унитарное предприятие «Рособоронэкспорт» и «Гута-банк»… По словам эксперта Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, «Рособоронэкспорт» в последнее время проявляет интерес к владению пакетами акций оборонных предприятий. В этом смысле его интерес к «Курганмашзаводу», о котором известно уже давно, закономерен».

11 октября 2004 года kommersant.ru информировал: вопрос о смене собственника на КМЗ вновь был поднят на встрече губернатора Курганской области Олега Богомолова с председателем правления ОАО «Газпром» Алексеем Миллером.

Источник, близкий к переговорам, сообщил Ъ, что Алексей Миллер «не высказал возражений против продажи КМЗ». Возможным покупателем был назван машиностроительный холдинг «Роспромавто» (РПА), подконтрольный компании Олега Дерипаски «Базовый элемент».

В «СИБУРе» комментировать переговоры с РПА не стали. Пресс-секретарь «СИБУРа» Геннадий Федотов заявил: «Желание приобрести КМЗ высказывали разные компании, но мы ведем переговоры со структурами «Рособоронпрома», так как намерены продать акции оборонного завода лишь той компании, которая удовлетворяет запросам Минобороны».

И вот наступил апрель 2005 года.

«В Зауралье сенсация: флагман зауральской промышленности «Курганмашзавод» совершенно неожиданно был продан малоизвестной чебоксарской компании. Фаворит тендера, входящая в холдинг «Базовый элемент» компания «Руспромавто», проиграла закрытый аукцион, несмотря на симпатии администрации области и все прогнозы экспертов, — сообщалось на портале prometal.com.ua.

По информации «УралПолит.Ru», «Газпром» вел переговоры именно с «Базовым элементом». Алюминиевый гигант не без оснований считался фаворитом в борьбе за КМЗ – у него были и соответствующие финансовые возможности, и поддержка федеральных властей, и симпатии областного правительства. Поэтому результаты закрытого аукциона прогремели словно гром среди ясного неба. Известие о том, что главный завод Зауралья достался малоизвестной чебоксарской компании, удивило всех.

В конкурсе участвовали три заявки. Продажа контрольного пакета акций КМЗ не заняла и 30 минут».

Вот как отреагировала на это событие 21 мая 2005 года газета «Красная Звезда»:

«Государство в очередной раз заняло нейтральную и не совсем понятную позицию. Оно не выкупило контрольный пакет акций КМЗ, что, казалось, стало бы вполне логичным шагом, если нашей армии нужны БМП. Более того, в аукционе победила компания, за которой стоит бизнесмен, прославившийся скупкой крупных заводов и последующим их банкротством…

Конечно же, не будем заочно приговаривать к этой судьбе и Курганский машиностроительный завод. Очевидно одно, что государство не вправе вмешиваться в рыночные отношения, но оно должно жестко отслеживать свои интересы, тем более касающиеся собственной обороноспособности».

Именно с того момента, когда завод вошел в Чебоксарскую корпорацию «Тракторные заводы», началось разрушение КМЗ.

Завод практически был обезглавлен. Вместо должности генерального директора была введена должность исполнительного директора. А кто это по своей сути? Диспетчер, который исполняет приказы распоряжения руководства концерна.

Сколько таких «исполнителей» сменилось за десять лет! И им, варягам, «засланным казачкам», не было никакого дела ни до Кургана, ни до завода, ни до заводчан!

К одному из них я пришел на прием с проектом развития завода, в котором постарался учесть и разработки чебоксарских специалистов, и иностранный опыт. Так он мне не предложил даже сесть; выслушав, не сказал ни слова, демонстрируя свое полное равнодушие к теме. А ведь я говорил о заводе, о том, что надо делать, чтобы он развивался.

Видимо, чтобы я не надоедал со своими идеями впредь, меня лишили бессрочного пропуска на завод, который мне торжественно вручили, провожая на пенсию.

Еще одно «замечательное» явление нашего времени — оптимизация. На КМЗ она свелась к сокращению кадров, что не только не снизило удельные издержки на рубль товарной продукции, а привело к значительному увеличению себестоимости оставшихся в портфеле продаж предприятия изделий. Что, в свою очередь, повысило цены боевой машины пехоты почти на 30%, а значит, и увеличило затраты государства при покупке военной техники. И это — «оптимизация»?

Из-за кадровой политики руководства концерна «Курганмашзавод» потерял не просто квалифицированных, но очень талантливых технических руководителей, разработчиков БМП, выращенных, кстати, самим заводом. Уволились (или были уволены?) руководители основных служб — главный конструктор А.И. Никонов, прошедший большую школу по разработке БМП-2, БМП-3 под руководством А.А Благонравова; главный металлург доктор технических наук А.В. Афонаскин и другие специалисты.

Самым вопиющим фактом было увольнение главного инженера Сергея Ерофеева.

За счет «оптимизации» персонала были разрушены система управления качеством продукции, система разработки и подготовки производства новых конкурентоспособных продуктов, как гражданского, так и специального назначения, а это – крест на инновационном развитии предприятия.

Все эти действия встречали жесткое сопротивление со стороны главного инженера Сергея Ерофеева, т.к. он непосредственно отвечал за нормальное функционирование жизненно важных систем предприятия.

«С флагмана зауральского машиностроения – ОАО «Курганмашзавод» без объяснения причин уволены сразу три высокопоставленных менеджера», — сообщалось 13 марта 2013 года на ura.ru.

Но, напомню, что главный инженер ОАО «Курганмашзавод» Сергей Ерофеев, его заместитель Лев Слуцкер и коммерческий директор предприятия Сергей Оксак были уволены еще 1 февраля. Но собственники и руководство предприятия предпочли о произошедшем не распространяться.

Увольнение опытнейших сотрудников, отвечавших за важнейшие направления работы, прокомментировал на ura.ru. исполнительный директор Курганского регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей (КРО РСПП) Алексей Симанов.

Он заявил, что «необоснованное увольнение квалифицированных специалистов, прежде всего, говорит о низкой квалификации управляющей компании».

А новейшую историю «Курганмашзавода» под управлением концерна «Тракторные заводы» он охарактеризовал как «историю ускоренной деградации».

«Ведь в течение 2000-2004 годов, в непростой период, бывший генеральный директор КМЗ Валерий Дородный сумел сохранить предприятие: на заводе работало порядка 13 тыс. человек, была успешно произведена замена спецпродукции, госзаказ на которую отсутствовал, на гражданскую продукцию, и коллективу удалось поднять ее рентабельность до уровня военной техники. Если бы заводу позволили развиваться дальше, наращивать объемы производства и продаж гражданской продукции, а не топтаться на месте в ожидании госзаказа на военную технику, предприятие не оказалось бы в глубочайшем кризисе», — высказал мнение Алексей Симанов.

А есть ли «Курганец-25»?

Пять лет тому назад я писал в Москву о тяжелом состоянии нашего завода. Из Российского агентства по обычным вооружениям пришел ответ, где было сказано, что разделяют мою тревогу по положению, сложившемуся в создании и производстве бронетехники. Сообщалось также, что согласно программе перевооружения на КМЗ будут заказываться танки и БМП, но техника должна соответствовать требованиям XXI века.

Вероятно, такой машиной должен был стать «Курганец-25».

«Это отличная, совершенно новая машина, и по конструктиву, и по боевым возможностям… Работали над новой машиной пехоты совместно специалисты СКБМ и КМЗ, продемонстрировав симбиоз передовых конструкторских идей и производственных возможностей. В результате всего за полтора года была создана уникальная машина. Сейчас «Курганцу» предстоят испытания, технологические и конструкторские доработки и т.д. Мы к этому готовы и сделаем все, чтобы машина приобрела в полном объеме все заложенные в ней технические качества. Ведь в этой БМП воплощен принципиально новый подход к формированию облика машины в связи с новыми требованиями Министерства обороны Российской Федерации», — говорил в интервью в конце 2013 года тогдашний исполнительный директор ОАО «Курганмашзавод» Игорь Гиске.

В феврале 2014 года в газете «Красная Звезда» я прочитал интервью одного из высоких военных начальников – представителя Министерства обороны страны о поступлении новой техники в армию. Он сообщил, что «Курганец-25» прошел испытания на всех полигонах. Хотя опытный образец машины еще только проходил сборку. Кому была нужна эта ложь?

Я считал, что отправлять на парад Победы 2014 года неиспытанную машину — на грани авантюризма. О чем также написал в министерство обороны. Врио заместителя начальника НИИЦБТ 3ЦНИИ Миноброны России по научной работе А. Пантелеев мне ответил: «Участие образцов, разрабатываемых в ОКР (опытно-конструкторские работы – ред.) «Курганец-25», в параде 9 мая 2014 года принято высшим руководством страны и в сложившейся геополитической обстановке будет носить важнейшее значение для подтверждения высокого уровня развития военно-промышленного комплекса и повышения авторитета страны. В связи с чем все обязательства головного разработчика ОКР «Курганец-25» по поставкам машин опытно-промышленной партии должны быть выполнены, а машины должны быть представлены на параде».

Этого не случилось, потому что машина была элементарно не готова.

Но через год на парад, посвященный 70-летию Победы, ее все-таки «выкатили» — по-другому не могу сказать о машине, силовой блок на которую поставили от БМП-3, а башню из неликвидов Тульского завода.

Тем не менее, на Х Международной выставке вооружения, военной техники и боеприпасов Russia Arms Expo в сентябре 2015 года в Нижнем Тагиле вокруг «Курганца-25» опять подняли шумиху.

Тем самым, по моему мнению, заказчики и исполнители «Курганца» вводят в заблуждение руководство страны. Ведь Президент России В.В. Путин, ставя задачу что-то сделать быстро, всегда подчеркивает – только не в ущерб качеству.

О качестве же боевой машины, ее готовности можно говорить лишь тогда, когда она прошла все необходимые испытания. О ней не говорят как о свершившемся факте, пока машина не принята на вооружение в войска.

А «Курганец-25» даже не прошел испытание на полигоне. И, как я узнал из недавнего интервью первого вице-президента и совладельца концерна «Тракторные заводы» Альберта Бакова, «срок по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам «Курганец-25» переносится на год, то есть работы планируется завершить в 2016 году, и машина должна выйти на госиспытания только в 2017-м году».

После выставки в Нижнем Тагиле все дружно радовались: ОАО «Курганмашзавод» загружено оборонными заказами как никогда ранее: предприятие полностью законтрактовано по 2017 год.

И как же тогда могло случиться, что у предприятия оказались долги по зарплате, за долги же отключали газ?

Даже депутат Госдумы от нашего региона Александр Ильтяков недоумевал в комментарии на Znak.com: «Для меня ситуация непонятна – какие могут быть проблемы с оплатой, какие могут быть проблемы с отоплением, с электроэнергией, если люди получают заказ по линии оборонной промышленности и, вроде как, должны иметь деньги. Ведь все полностью рассчитано, все вложено в себестоимость, заблаговременные договоренности есть, поставки оборудования, оружия армии».

«Дело в том, что по оборонзаказу исполнителю сначала выплачивается аванс — 50% от стоимости контракта. Остальная часть – по факту сдачи всего объема, в конце года, — объяснял на том же сайте первый заместитель директора департамент промышленности, транспорта, связи и энергетики Курганской области Сергей Горбачев тонкости расчетов по гособоронзаказу. — Объемы на Курганмашзаводе выполняются, но приемка не простая – это все-таки не гражданская продукция. Так происходит не только с нашим предприятием – у других оборонных заводов так же».

При этом Сергей Геннадьевич выразил уверенность, что, как только Курганмашзавод выполнит заказ на 2015 год, с ним рассчитаются, и завод заплатит все другие долги — по коммунальным платежам, по пенсионным взносам».

Но есть большое сомнение, что эти деньги увидят на КМЗ. Курганмашзавод давно стал донором для холдинга «Траторные заводы». На тракторы сегодня какой спрос? Совсем другое дело – оборонка: заказы стабильные, прибыли солидные. Так что на шее КМЗ сидят все остальные предприятия холдинга.
Курганмашзавод вряд ли закроют, по крайней мере, в обозримом будущем. Все-таки оборонный заказ – это серьезно. Но к его выполнению тоже надо быть готовыми.

Право советовать

За последние годы я не раз обращался в разные инстанции, в том числе и самого высокого уровня, со своими предложениями по изменению ситуации на КМЗ.

Один из генералов позволил себе усомниться в моей компетентности. Я написал ему и хочу сейчас повторить: на «Курганмашзаводе» я проработал более 50 лет, прошел хорошую школу разработки, подготовки производства и освоения БМП-1, БМП-2, БМП-З. И, хотя вышел на пенсию, стараюсь не терять связь с работниками предприятия. А люди, которые меня информируют, — высококвалифицированные специалисты, патриоты завода и страны.

Поэтому, думаю, я имею право на то, чтобы высказать свое видение выхода из сложившейся ситуации.

Для развития завода и подготовки к производству новой техники необходимо разработать комплексный план по техническому перевооружению предприятия, основанный на объективном анализе положения дел; искаженная информация ни авторитет страны, ни могущество армии не увеличат.

Опытную базу для ускоренного и качественного освоения новой техники необходимо вернуть в службу главного конструктора.

Завод не умрет, но чтобы он шел вперед, нужна новая машина. Посмотрите, сколько военных конфликтов в мире! Чтобы надежно прикрыть солдата, нужна БМП. Но, как не раз подчеркивал Владимир Владимиром Путин, Президент России, Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами России, нужна прорывная техника.

А для ее создания КМЗ требуются высококвалифицированные кадры, современные технологии, программа развития завода, в том числе, усиление СКБ и науки, солидное финансирование.

Необходимо прекратить материальное и моральное унижение заводчан.

Когда-то КМЗ давал 25% налогов в городской бюджет. Сейчас в городе и области остаются копейки, все уходит в Чебоксары. Нынешние собственники намерены уничтожить даже наши традиции — закрыли одну из самых сильных курганских многотиражек, газету «Машиностроитель»; покушаются на нашу память – пытались ликвидировать заводской музей, но пока его удается отстоять.

Но чтобы отстоять НАШ завод, потребуются общие усилия. Нельзя допустить, чтобы «чебоксарские тракторы» раздавили достояние и гордость Зауралья.

P.S. Новый год всегда дает надежду на лучшее. Будем надеяться, что будут выполнены все данные заводчанам обещания, что они смогут работать в теплых цехах, что слава КМЗ станет прежней.

http://andreypilot.livejournal.com/108763.html