Рынки стравливают европейцев друг с другом, потому что не могут позволить преобразование ЕС в государство, способное по-настоящему их контролировать

Греция находится на грани бунта или революции. Взрыв неминуемо произойдёт, если правительство продолжит отказываться от досрочных выборов, проведения которых требует вся страна. Рынки готовятся начать еще более ожесточённую атаку на Италию. Усиливается напряженность в Восточном Средиземноморье, грозящая перерасти в вооружённый конфликт с участием двух действующих членов Евросоюза, а также одного государства-кандидата.

В свою очередь Берлин, пытаясь урегулировать европейский кризис, повторяет те же стратегические ошибки, которые привели его к поражению в обеих мировых войнах. Единственное отличие заключается в том, что в ХХ столетии конфликт носил вооружённый характер, теперь же мы находимся перед лицом тотальной финансовой войны.

Греция

Греция - ВВП и долг правительства в сравнении

Против Греции и других стран так называемой группы PIIGS ведётся информационная война, которая напоминает психологические кампании в отношении неприятелей или государств-изгоев вроде Ирака и Сербии.

Германия имеет редкую возможность вновь стать «нормальной» державой, превратиться в политического и экономического защитника Европы от рынков, в доброго и демократического «гегемона» на континенте, направив свои силы на реализацию радикально реформированного Европейского проекта. Вместо этого она его разрушает, подливая масла в огонь межъевропейских долговых и политических войн. Германия вновь становится заложницей чрезвычайно узкого, местечкового и примитивного национализма, который в прошлом уже не раз уничтожал немецкий народ.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Действуя таким образом, она рискует проиграть свое «третье Ватерлоо» за два столетия и испытать поражение более тяжкое, чем в 1945 году. Не так уж много времени осталось до исторического проигрыша Европейской идеи, распада ЕС и глобального экономического кризиса, который окажется серьёзнее «великой депрессии» 1929 года и будет иметь катастрофические последствия для Европы, мира и самой Германии.

Греция - безработица

Используя системный подход, мы легко можем обнаружить в том, как развиваются кризисные процессы внутри Евросоюза и мировой экономической архитектуры, некоторые из тенденций, приведших в свое время к стремительному самоисчезновению советского строя (столь же «закрытого», как и современная монетаристская, неолиберальная европейская и глобальная модель). Реакция европейских лидеров на кризис очень напоминает поведение Михаила Горбачёва, который дестабилизировал жизненные структуры и функции вверенного ему государства, не имея чёткого представления о том, что должно прийти им на смену.

В отличие от Коммунистической партии Китая Горбачёв широко заимствовал и легитимировал западные ценности и активно использовал их во внутриполитической борьбе, тем самым разрушая «образ врага» - сердце советской системы. То же самое мы наблюдаем в Европе. Наш «режим» основан на представлениях о естественности «свободы, процветания и демократии». Он не выживет, если продолжит и дальше уничтожать целые социальные группы ради того, чтобы обеспечить максимизацию прибыли банков и выплатить огромные объёмы накопившегося долга.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

В данной статье предпринята попытка проанализировать различные финансовые, политические, идеологические, национальные и геополитические факторы, способствующие развитию дестабилизационных процессов в Евросоюзе. Автор предлагает прибегнуть к сочетанию двух, на первый взгляд противоположных интерпретаций, одна из которых постулирует хаотическую природу финансового кризиса, в то время как вторая рассматривает каждую его стадию как часть проекта «Империи финансового капитала» по преобразованию Европы и всего мира в соответствии со своими интересами и глобальным видением.

Особое внимание уделяется немецкой политике, поскольку на текущий момент Германия остаётся единственным государством в Европе, которое стремится проводить общеевропейскую линию. Другим реально действующим лицом является Греция, превратившаяся в экспериментальную площадку для установления на континенте нового социально-экономического порядка. Кроме того, греческое правительство под непосредственным контролем центров мирового финансового капитала выступает настоящим «агентом хаоса» в европейских делах.

Греция

Мы находимся в решающей точке европейской и в особенности немецкой истории. В ход запущены те же зловещие механизмы, которые действовали в Европе перед обеими мировыми войнами. Они проявляют себя не в военной, а финансовой сфере (по крайней мере, пока), однако грозят обернуться не менее катастрофическими последствиями. На карту поставлены европейское благополучие, демократия, цивилизация - всё, чего мы смогли добиться после 1945 года. Германия из-за антикризисной политики своего руководства рискует испытать экономическое, политическое, геополитическое, моральное и стратегическое поражение, сопоставимое с разгромом во Второй мировой войне.

Мы не в состоянии в полной мере осознать новую ситуацию. Наш образ мышления всё ещё основывается на фактах и реалиях периода 1945-2008 годов. Аналогично европейцы были потрясены, когда разразилась Первая мировая война: мысленно они пребывали в Belle ?poque [1], в реальности давно перешагнув в новую эру Войн и Революций, охарактеризовавших первую половину ХХ столетия. «Мы не будем платить за греков», - говорят немцы, точно так же, как когда-то в схожей ситуации французы заявили: «Мы не будем умирать за Данциг» [2]. Однако «убийство» Греции может привести к тем же последствиям, что и гибель эрцгерцога Фердинанда в Сараево в 1914 году.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Долговой кризис стремительно разрушает политический фундамент не только Европейского союза, но саму идею европейской интеграции. Против Греции и других стран так называемой группы PIIGS [3] ведётся информационная война, которая напоминает психологические кампании в отношении неприятелей или государств-изгоев вроде Ирака и Сербии. На практике подобные медиа-нападения, как правило, предваряли военную агрессию в адрес указанных государств. В случае с Грецией они быстро превратили страну - члена еврозоны в финансовый аналог Ирака и предшествовали спекулятивным атакам.

Греция

Сегодня саммиты ЕС демонстрируют всё меньшую эффективность и всё больше напоминают боксёрские матчи. Отношения между Германией, Францией, Великобританией и Италией напряжены как никогда. «Европейский» центральный банк стремится исключить из программы «реструктуризации» греческого долга обязательства, купленные им на вторичном рынке по очень низкой цене, - то есть спекулирует и зарабатывает на бедственном положении страны - члена ЕС! Рядовые немецкие граждане заявляют о нежелании своим тяжким трудом оплачивать долги греческих «обманщиков», не подозревая, что греки работают гораздо больше, чем немцы.

В любом случае немецкие деньги поступают не Греции, а крупнейшим международным банкам, которые и есть настоящие обманщики. Премьер-министр Болгарии выражает удовлетворение распадом греческого общества, напоминающим ему разрушение болгарского социума с падением коммунизма. Сами греки всё чаще обвиняют немцев в том, что они ведут себя, как во время Второй мировой войны, а именно разоряют и грабят их страну. Многие говорят о Четвёртом рейхе и вспоминают EAM - легендарный Фронт национального освобождения, действовавший в период с 1941 по 1944 годы и бывший одним из наиболее заметных движений сопротивления во всей Европе.

Что всё это значит? А то, что после начала европейского долгового кризиса финансовые, политические и идеологические предпосылки для уничтожения всего Европейского проекта окончательно созрели. Новая «Империя финансового капитала», нацеленная либо на установление контроля над Европой, либо на её уничтожение, уже располагает необходимыми средствами для реализации своих устремлений. Европейские нации винят в кризисе друг друга, вместо того чтобы обратить гнев на его главную причину - мировые банки и совершенно нерегулируемую глобальную финансово-экономическую систему.

Немецкая дилемма

Впервые за последние восемьдесят лет Германия держит в руках ключ от судьбы Европы, её демократии и цивилизационного наследия. Тем не менее она не сможет хранить его долго и, кажется, не знает, что с ним делать. На какой-то момент немцы скооперировались с «рынками» против Греции. Они использовали их как своего рода «полицию Маастрихта» [4] с целью «наказать» греков и призвать к порядку других европейцев, не осознавая, какую чудовищную цену им придётся заплатить за союз с дьяволом (вспомним Фауста).

Греция

С экономической точки зрения они разорвали Грецию на куски, как Сталин и Гитлер - Польшу в 1939 году. Германия в настоящий момент так же переоценивает себя и собственную хозяйственную мощь, как на протяжении первой половины ХХ столетия - военную силу. Берлин полагает, что способен играть с рынками в своих интересах. То же самое Даладье, Чемберлен или Сталин думали про Гитлера.

Есть ли в Германии те свободы
которые декларируются внешним наблюдателям

в статье
Свобода слова в Германии

Между 1939-1941 годами Гитлер подмял под себя всю Европу, которую он пытался объединить и дисциплинировать, прежде чем устремиться к главной цели - завоеванию России и свержению большевизма. Однако по существу гитлеровский проект являлся отражением местечкового, узкого и насильственного немецкого национализма. Германия так и не поняла своего великого теоретика Войны, уроженца Пруссии, Карла фон Клаузевица, который справедливо связывал победы Наполеона с силой лозунгов Великой французской революции. Наиболее устойчивыми и успешными являются те гегемонии, которые основываются на общих идеях и, кроме того, имеют в запасе «пряник» для управляемых наций. Таково было господство США и СССР, покоившееся, соответственно, на представлении о «независимом, свободном и успешном индивиде» и «социализме». Такова же была власть Евросоюза - пока он опирался на мечту о «всеобщем благосостоянии и свободе».

Гитлер не сумел покорить Великобританию и дорого заплатил за нападение на Грецию. Он мог бы победить в войне с Советским Союзом, однако к моменту её начала в 1941 году драгоценные энергия и время были потеряны. Ангела Меркель поступает так же. Она пытается наказать греков и дисциплинировать остальных европейцев и только потом заняться проблемой рынков от имени всего ЕС, рискуя при этом разрушить весь политический капитал Германии в «единой Европе».

Греция

«Полиция» в лице рынков и МВФ, которых Германия сама же охотно пригласила и с которыми сотрудничала, не просто «наказала» предполагаемого греческого «преступника». Она его в буквальном смысле уничтожила и теперь атакует одну за другой страны Европы и даже США. Это доказывает, что Греция - не исключение, а предельный случай, и позволяет увидеть и понять действие фундаментальных механизмов. Все занимаются греческим вопросом, однако единственным результатом этих усилий является увеличение громадного долга страны и беспрецедентное разрушение её экономики и общества.

Внутри системы решения нет

Немецкие и европейские политики пытаются найти решение, однако любые шаги, которые они предлагают и согласовывают, очень быстро оканчиваются неудачей, подтверждая, что проблема носит системный характер. Иными словами, она не может быть урегулирована в рамках существующей политической и экономической глобально-либеральной модели, характеризующейся аккумулированием огромной власти в руках финансовых «воротил» и полной дерегуляцией финансового и других рынков, а по сути - всякой экономической и торговой активности. Мы разрушаем Европу, приближая наступление мирового кризиса, ещё более тяжёлого, чем в 1929 году.

Финансовое чудовище, созданное нами за последние сорок лет, - мировая «Империя денег» - в настоящий момент уничтожает наши государства, нации и культуру. До тех пор, пока поиски решения проблемы не будут нацелены на её главный источник, кризис продолжит углубляться, подвергая опасности само существование не только Европейского союза, но и всей европейской цивилизации, государства благосостояния, демократии - словом, всего того, чего европейцы смогли добиться после 1945 года. Попытка выплатить гигантские долги, накопленные банками и другими финансовыми институтами, приведёт либо к разрушению европейского общества и превращению граждан в своего рода пожизненных рабов, либо к новым масштабным войнам, либо к ускоренной деградации окружающей среды - фундамента нашего существования.

История ставит немцев перед драматической стратегической дилеммой. Сегодня у них есть реальный шанс снова стать «нормальной» нацией, выйти из той психической «тюрьмы», в которой они оказались после поражения во Второй мировой войне благодаря самим себе и своим победителям [5]. Чтобы это произошло, Германия должна взять на себя лидерство в борьбе европейских стран за установление контроля над финансовым чудовищем, угрожающим их обществу, демократии и цивилизации. Она должна возглавить титаническую, чрезвычайно трудную, но абсолютно необходимую работу по кардинальной смене экономической парадигмы - если мы действительно хотим спасти наш континент от тоталитарной силы так называемых рынков.

Необходимо радикально реструктурировать европейский долг, запретить или хотя бы ввести жёсткий надзор за операциями с CDS и другими деривативами, создать реальную, а не спекулятивную модель экономики, обратившись к кейнсианству, той или иной форме протекционизма и регулированию. Необходимо произвести масштабное перераспределение доходов и богатства. Необходимо учредить европейское правительство (а не правление), которое, однако, должно быть демократическим и удовлетворять социальным и экологическим целям, а не просто гарантировать стоимость денег, как Маастрихтский договор. Необходимо заключить Новый Договор, а для этого нужны политические лидеры, которые обладали бы смелостью и мастерством Франклина Рузвельта, Уинстона Черчилля или Шарля де Голля. Только так можно преодолеть текущий кризис и спасти Европу.

Другой путь для Берлина - продолжать делать то, что он делает, с тем чтобы ускорить разрушение ЕС, оттолкнуть от себя большинство его членов и таким образом собственными руками заложить основы для подчинения «Империи денег» всего континента, включая в конечном итоге и саму Германию. Эта страна, безусловно, обладает важными относительными преимуществами и сможет какое-то время протянуть без остальных европейцев, но что она будет представлять собой как единица мировой политики через двадцать лет в сравнении с Индией и Китаем?

Какой «мягкой» (не только «экономической») силой будет она обладать на фоне ужасных политических и идеологических последствий тотального уничтожения Европы, случившегося под её руководством? Такой исход на деле означал бы экономическое, моральное, политическое и стратегическое поражение Германии, горшее, чем то, которое она испытала во Второй мировой войне. Ни больше, ни меньше.

Империя против Германии

Первый генеральный секретарь НАТО лорд Исмей выразил цель Североатлантического альянса известной формулой: «Держать американцев в (Европе), немцев - под (контролем Европы), русских - вне (Европы)». Британская империя передала бразды правления США, власть которых основывалась на сочетании финансового могущества и мощи американского оружия. СССР совершил самоубийство. Однако имперское «ноу-хау» остаётся неприкосновенным. Меняются способы и объекты подчинения, но не главные цели. В настоящий момент повышенного внимания, скорее всего, заслуживает уже не генсек НАТО, а президент Goldman Sachs Ллойд Бланкфейн, который однажды заявил: «Я делаю работу Бога» [6].

В 2008 году Бланкфейн не мог поскользнуться. Он всё спланировал заранее, но, тем не менее, не был уверен в том, что события станут развиваться в нужном направлении. Полсону [7], его человеку, пришлось буквально умолять конгрессменов спасти банки. Сегодня Ллойд и компания, вероятно, смеются над немцами и европейцами или даже Обамой, которые униженно пытаются «успокоить рынки». Он и его коллеги не только сумели сохранить и расширить свою империю и её фантастические прибыли, но и переложить на государство собственные потери, спровоцировав таким образом кризис суверенных долгов. Теперь они считают себя в праве «регулировать» размер национальных бюджетов и уровень социальных расходов и инвестиций в Европе и США, а также решать, сколько членов должен иметь Европейский Союз и продолжит ли он своё существование!

Греция

Один из людей Goldman Sachs назначен главой «Европейского» центрального банка [8]. Другой - Отмар Иссинг - в немецком издании Financial Times по сути ставит европейцев перед дилеммой: или трансформировать ЕС в соответствии с требованиями рынков или смириться с его постепенным разложением. Тот же Иссинг, который неизвестно с какой стати считается в Германии крупнейшим авторитетом в вопросах монетарной политики, в другой статье в марте 2010 года объяснял, почему Европе не следует помогать Греции. В тот раз он скрыл, что является платным консультантом Goldman Sachs. Указанный банк, будучи советником греческого правительства, организовал в сентябре 2009 года спекулятивную атаку на Афины, не усматривая в этом никакого конфликта интересов.

Финансисты вроде Иссинга или Джорджа Сороса - вот кто теперь на страницах европейских газет обсуждает будущее континента, давшего миру основополагающие идеи нового времени во всех сферах жизни и знания. (Сорос в своё время сорвал вхождение Великобритании в Европейский валютный союз за счёт спекулятивной атаки - предвестницы той войны, которая ведётся в настоящий момент финансовой империей в отношении всей Европы.) Вот во что превратилась Европа Канта и Вольтера, Маркса и Ницше, Робеспьера и Гарибальди, Сартра и Гёте, французской революции, немецкого романтизма или социализма. Сорос, Иссинг, Goldman Sachs или же такие персонажи, как Баррозу (!), определяют судьбу европейской цивилизации, то есть как именно они её разрушат.

«Дружеский» совет Сити, или имперская ловушка для Берлина

Лондонская Financial Times (рупор финансистов Сити) опубликовала необычайно откровенную редакторскую статью с призывом к ЕС, ЕЦБ и МВФ не выделять Афинам шестой транш ранее согласованного пакета помощи. При этом газета поясняла, что у Греции нет никаких международных финансовых обязательств, которые необходимо погасить, и что непоступление средств приведёт «лишь» к неспособности греческого правительства выплачивать зарплаты и пенсии. (Столкнувшись с угрозой прекращения финансирования, греческий кабинет впал в панику и начал приносить в жертву практически все социальные классы в стране. Это происходило под пристальным наблюдением «тройки» ЕС, ЕЦБ и МВФ, на практике действующей как высокопоставленный экономический убийца.)

Греция

Англосаксы постигли национальный характер греков и немцев, которых они неоднократно побеждали, гораздо лучше, чем те знают самих себя. Финансисты Сити хорошо представляют, что произойдёт, если их совету последуют - как, собственно, и происходит. Греческая катастрофа будет ускорена, позиции Афин и Европы ослабнут настолько, что они уже не смогут противостоять внешнему давлению.

Также весьма вероятно, что происходящее рано или поздно подтолкнёт греческое население к бунту или революции, причём не только против собственного правительства, но и Германии и ЕС в целом. Можно обвинять греков в чём угодно. Тем не менее именно они осуществили вторую по значимости (после французской) европейскую революцию, именно они созвали учредительное собрание в 1822 году - когда Наполеон уже был побеждён, а всеми делами в Европе заправлял «Священный Союз», подавлявший любое сопротивление. Кроме того, именно они организовали наиболее мощное, принимая во внимание численность населения страны, движение сопротивления в период Второй мировой войны.

Финансистам Сити отлично известен и немецкий характер. Они знают, что немцы любят дисциплину так же, как греки - бунт. Они уверены, что Берлин ответит на греческие беспорядки самым жёстким, негибким и неполитическим образом. У Германии и ЕС, наверное, есть в запасе политические и экономические инструменты для того, чтобы усугубить греческую катастрофу, которую они сами же спровоцировали во взаимодействии с правительством Греции.

Но у них точно нет средств избежать финансовых и, что более важно, ужасных политических, идеологических и геополитических последствий уничтожения небольшого и в то же время наиболее исторически значимого государства в Европе. Они в состоянии это сделать и, вероятно, сделают, приблизив таким образом собственную гибель. И если американцы в контексте своих приключений на Ближнем Востоке говорили о «законе непредвиденных последствий», то применительно к ситуации Европе придётся ввести новый «закон асимметричных результатов».

Греция

Создаются объективные предпосылки для «ограниченного вооружённого конфликта», который может быть выгоден сразу нескольким международным игрокам с различными региональными и мировыми повестками дня.

Идее политической интеграции Европы будет нанесён смертельный удар. Внутриевропейская атмосфера уже достаточно отравлена. И «богатые», и «бедные» государства протестуют против оказания «помощи» Афинам, не осознавая, что помогают отнюдь не Греции, а банкам, которые на ней спекулируют и её уничтожают. Каждая нация в Европе стремится заниматься только собой. Во Франции, которая всегда служила политическим барометром континента, фашистский «Национальный Фронт» во главе с Марин ле Пен стал респектабельной политической фигурой. Фундаментальные аксиомы, на которых зиждились послевоенные процветание, мир и демократия в Европе, стремительно разрушаются прямо на наших глазах.

Когда катастрофа произойдёт и пыль осядет, европейцы начнут винить в случившемся друг друга и прежде всего Грецию. Немецкие и прочие европейские лидеры, вероятно, возложат ответственность за все свои беды на греков и используют ситуацию как предлог для навязывания драконовской социально-экономической политики у себя в стране и на всём континенте.

Греки, увидев, как их отвергает та самая Европа, в чью сторону они были обращены на протяжении двух с половиной веков, будут крайне разочарованы. Они обрушат своё негодование не столько на безличные рынки, сколько на ЕС и особенно Германию, которая вот уже второй раз за столетие разрушает их страну. Они вспомнят, что немцы так и не выплатили военные репарации и даже не вернули золото, похищенное из греческого Центробанка. Они заново поднимут дела Siemens и других европейских фирм, массово подкупавших греческих политиков.

Греция

International Herald Tribune, Time и даже Financial Times будут публиковать очень подробные сообщения о случаях голода в Афинах или же аналитические материалы с доказательствами того, что европейцы не в состоянии сами решать свои проблемы. Последствия ясны. Во-первых, зрелище греческой социальной катастрофы будет использовано для убеждения европейских граждан в необходимости согласиться на те зарплаты и пенсии, которые будут им назначены правительствами с разрешения банков. Во-вторых, за пределами Германии все придут к одному и тому же выводу: «Немцы не изменились. Им нельзя доверять».

Таким образом сработают те же фундаментальные психологические и идеологические механизмы, с помощью которых Империя после войны осуществляла господство над Германией и Европой и «разделяла и властвовала» на континенте, несмотря на его значительные экономические, социальные и интеллектуальные достижения. Большая ирония Истории заключается в том, что немецкий национализм в очередной раз «похоронит» немецкие национальные интересы.

Давайте вспомним 1956 год. Советский Союз всё ещё пользовался огромным влиянием в Европе благодаря той роли, которую он сыграл в победе над Гитлером. Никита Хрущёв пытался реформировать страну изнутри, с тем чтобы избавиться от ужасного наследия сталинизма. Революция в Венгрии была спровоцирована внешними силами, которые заверили Будапешт в поддержке со стороны Запада.

В результате венгры вышли из Варшавского договора, чего Москва допустить категорически не могла. Советские танки не только подавили венгров, но и уничтожили советский авторитет в Европе, западноевропейское коммунистическое движение, а также шансы на успешное преобразование самого СССР, заложив основания для его распада спустя десятилетия.

Греция

Теперь поставьте на место Советского Союза - Европейский Союз, на место России - Германию, на место Венгрии - Грецию, а на место танков - CDS, и вы получите вероятный сценарий ближайшего будущего. Так же, как в 1956 году, европейские долговые войны отвлекают наше внимание от событий, которые происходят и ещё произойдут на Ближнем Востоке. Кстати сказать, стравливание европейцев друг с другом - классический приём, с помощью которого неевропейские державы оказывались способны доминировать над континентом на протяжении ХХ столетия. В предыдущем веке это достигалось военными, а в нынешнем - финансовыми средствами.

Рынки выдвигают «ультиматум» Европе: подчинись или исчезни

Ограниченность размеров статьи не позволяет дать подробный анализ стратегии поведения рынков в отношении Европы. Правда в том, что мы склонны признавать полуавтоматический характер рыночных механизмов и видеть в банках и других финансовых институтах обычных экономических акторов, заинтересованных главным образом в получении прибыли. Однако они таковыми не являются. За почти нерегулируемым функционированием рынков мы не различаем очень узкую группу владельцев капитала, способных катализировать рыночные события и управлять ими. Мы забываем, что десять крупнейших мировых банков способны мобилизовать средства, сопоставимые с общим объёмом национальных долгов. То есть они обладают такой же финансовой властью, как все государства вместе взятые!

Частные финансовые структуры являются стратегическими игроками. Они представляют собой сильнейшую концентрацию денежного могущества и международного политического влияния, когда-либо известную миру. С помощью деривативов они даже сумели частично присвоить одну из главных функций государства, а именно денежную эмиссию. Им присущ имперский уровень стратегического планирования. Наши государственные деятели не имеют ничего, хотя бы отдаленно похожего, не говоря уже о том, что они находятся в зависимости от владельцев капитала.

Греция

Единственная слабость этого «Государства в государствах» - отсутствие легитимности и военной силы, из-за чего ему приходится полагаться на американские ВС и ВПК. Они мыслят радикально, мы - консервативно. Они управляют самим процессом трансформации системы, в то время как мы пытаемся отреагировать на всё возрастающую неуправляемость последней. Они склонны к долгосрочному планированию, а мы заняты сиюминутными делами и подготовкой к очередным муниципальным или национальным выборам. Они обладают целостным видением, мы же наблюдаем только маленькие части общей картины. Вот почему они выигрывают.

Доклады Вулфовица [9] или Джеремии [10], определившие стратегию США после Холодной войны и заложившие фундамент последующих конфликтов на Ближнем Востоке, представляют собой наглядный пример имперского мышления, позволяющий, помимо прочего, понять, как думают и действуют нынешние «ленинисты от рынков». Финансовая атака на Грецию по сути следует той же стратегической логике, что и нападение на Ирак, - это краеугольный камень, начало радикального переформатирования мироустройства.

И Вулфовиц, и Джеремия фактически постулируют, что Империя не должна ждать, пока «угрозы» её доминированию приобретут видимую форму. Необходимо действовать проактивно, с тем, чтобы заблаговременно предотвратить появление полюсов силы, способных бросить вызов глобальному американскому господству. Превращение Европейского Союза в самостоятельное политическое целое создаст опасность для геополитической монополии Империи. Утверждение евро в качестве мировой резервной валюты подорвёт один из столпов могущества США и возможность дальнейшего финансирования американской экономики.

Европа кризис Греция

Издержки на рабочую силу в Греции в сравнении

Кстати об экономике. Рынки лучше, чем кто бы то ни было, знают о приближении второго, ещё более мощного, финансового цунами. Вместо того чтобы попытаться предотвратить катаклизм, они очевидным образом стремятся направить его в заданном направлении и использовать в собственных интересах. Они даже обязаны поступать таким образом, поскольку справедливо опасаются, что в противном случае найдётся в конце концов политик, который предъявит им обвинения в развязывании кризиса и потребует выплатить значительную часть долга, а не станет разрушать для этого всё послевоенное здание Европы.

Они также знают, что времена потрясений содержат возможность задать ход вещей на десятилетия вперёд. Если они не используют момент к собственной выгоде, то понесут серьёзные, может быть даже смертельные, потери. С их точки зрения, нынешний кризис даёт исторический шанс демонтировать европейское государство благосостояния и демократию и превратить европейских трудящихся в пожизненных рабов, выплачивающих накопленные долги.

Рынки не возражают против того, чтобы Европейский союз функционировал в строгом соответствии с положениями Маастрихтского монстра, превращаясь таким образом в их агента. Чего они не могут позволить, так это преобразования ЕС в своего рода государство, способное их по-настоящему контролировать. Если они решат, что Евросоюз можно с успехом трансформировать в инструмент Империи, то, вероятно, так и поступят. Если нет - активизируют процесс хаотического распада евро и ЕС, с тем чтобы достичь вышеозначенных политических, экономических и социальных целей.

Европа кризис Греция

Греция - оценка дохода на душу населения

В одной из статей Wall Street Journal не смог удержаться от выражения откровенного удовольствия по поводу того, в каком направлении развивается европейский кризис. Во-первых, говорится в публикации, нанесён смертельный удар опасной мечте о создании европейского супергосударства. Во-вторых, продемонстрирована слабость евро. В-третьих, возникла поистине историческая возможность уничтожить государство благосостояния на континенте и в США.

Рынки ненавидят современный гуманизм, ненавидят сильные государства вообще, а Германию в особенности. В древних Афинах первая «реструктуризация» долгов состоялась при Солоне и привела к установлению демократии. Протагор выразил сущность этой демократии словами: «Человек есть мера всех денег». Но для «цивилизации» финансов дело обстоит ровно наоборот: «Деньги есть мера всех людей». Или, если говорить более конкретно, рынки решают всё.

Грядущий греческий бунт

Программа, реализуемая в Греции ЕС, ЕЦБ, МВФ и «греческим правительством», в большей степени отвечает интересам семьи Ротшильдов, а не греческого народа и не оставляет грекам иного выбора, кроме бунта (даже без провокаций со стороны редакционных колонок FT). Она равносильна экономическому и социальному геноциду и уже разрушила основы парламентской демократии в стране. Благодаря европейской и международной «помощи» греческая экономика стремительно падает, и темпы этого падения быстрее, чем у Веймарской республики накануне прихода к власти Гитлера.

Все социальные классы, за исключением очень тонкой прослойки сверхбогачей, уничтожаются; структура общества трансформируется в сторону типичных латиноамериканских моделей. Средние стандарты жизни и уровень дохода уже снизились вдвое, при этом никакой перспективы стабилизации не просматривается. Социальная сфера и здравоохранение ликвидированы, государство исчезает. Ирония истории, если можно так сказать, заключается в том, что «лечение», прописанное Греции, наносит главный удар по наиболее производительным, трудолюбивым и законопослушным гражданам и таким образом исключает всякую возможность национального возрождения.

Греция

Большинство молодых, талантливых, хорошо образованных и динамичных людей мечтают об эмиграции. Единственной причиной, по которой мы пока не наблюдаем уличные бои с участием крайне левых и крайне правых вооружённых группировок, служит инерция человеческого разума, редко поспевающего за ходом событий. Нынешнее моральное состояние греческой нации сопоставимо лишь с чудовищной первой зимой немецкой оккупации 1941-1942 годов, которая предшествовала появлению крупнейшего в Европе, если принять во внимание размеры страны, движения сопротивления.

Греки, особенно в больших городах, сталкиваются уже не просто с бедностью, а с голодом. Как если бы этого было недостаточно, различные международные игроки начинают выступать с предложениями о распродаже всей государственной собственности Греции в целях уплаты части долга и разрабатывают проекты «строительства» нового греческого государства. Похожим образом они разграбили и уничтожили бывшие советские республики и Россию в годы «перехода в никуда» и «шока без терапии».

Силы, которые спланировали, а теперь реализуют умерщвление Греции, вероятно, предпочитают разрушение страны изнутри (имплозию) социальному взрыву. Кажется, этого особенно ждут немцы, которые никогда не видели «смысла в бессмысленности» бунтов и революций. Может быть, они думают, что греки пассивно примут десятикратное ухудшение условий своей жизни, как это произошло ранее в Восточной Европе. Такой сценарий исключить нельзя, однако он маловероятен. У греков совершенно иная политическая традиция, чем у восточноевропейцев.

Греция

Кроме того, в случае с Грецией нельзя свалить всю вину за происходящее на коммунизм. Конечно, местные чиновники и политический класс насквозь коррумпированы. Но в этом повинны не только они сами, но и многочисленные европейские фирмы вроде Siemens, которые за счёт регулярных взяток десятилетиями эксплуатировали греческий рынок и иногда буквально грабили государственный бюджет.

Быстрое разрушение всех социальных связей и национальных идей, происходящее в Греции в результате реализации программы ЕС и МВФ, высвобождает ужасные силы, жаждущие проявить себя. Империя это знает. Рассматривая социальный взрыв как наименее желательный из вариантов, она постарается канализировать вырвавшуюся энергию в других направлениях. Это может быть «война» между греками и иммигрантами, 80-90 процентов которых пытаются использовать Грецию как транзитные ворота Европы, но в конечном итоге остаются в стране, ложась непомерным грузом на её и без того трещащие по швам социальные структуры. Другое допустимое развитие событий - локальные войны, национализм и фашизм.

Марс встречается с Венерой

Греция - эпицентр не только долгового кризиса. Это уменьшенная копия всех возможных кризисов, несущих угрозу Европе. Греция и Кипр, к несчастью для их народов, расположены в одной из наиболее важных геополитических точек мира, позволяющей контролировать доступ России к «тёплым морям», обеспечение Франции и Германии энергоресурсами Ближнего Востока. Они находятся на пересечении ближневосточной «сферы Марса», европейской «сферы Венеры» и временно пребывающего в упадке славянского мира. Кроме того, Кипр, вероятно, обладает значительными запасами углеводородов. Где, если не здесь, может ещё соединиться взрывная динамика «геополитического и рыночного ревизионизмов», первый из которых проявляет себя на Ближнем Востоке, а второй стремится коренным образом преобразовать в своих интересах порядок, сложившийся в Европе после Второй мировой войны.

Греция

В настоящий момент долговые войны в Европе и вооружённые конфликты на Ближнем Востоке развиваются отдельно друг от друга, однако в одинаково взрывоопасном направлении. Но что если они соединятся? Обладает ли Евросоюз хотя бы слабой способностью к урегулированию одновременно и долгового и геополитического кризисов или же он рискует быть уничтоженным ещё до того, как кто-нибудь поймёт, что происходит?

Взгляните на карту региона. Что вы на ней видите? Ситуацию беспрецедентной после периода 1989-1991 годов нестабильности. Пять стран, испытывающих очень разные, но очень глубокие потрясения (Сирия, Ливия, Египет, Кипр, Греция). При этом между Кипром и Сирией наблюдается небывалая концентрация американских, и турецких вооруженных сил, к которым в конце ноября должна присоединиться русская флотилия. Здесь же находятся греческие, британские и французские ВМС.

Республика Кипр, реализуя абсолютно законное право, начала в сотрудничестве с Израилем и Noble Energy, работы по поиску газа в собственной исключительной экономической зоне. Данный шаг не понравился Турции, которая направила в регион свои корабли. Всё это способно привести к обострению греко-турецких противоречий по широкому спектру вопросов. Израиль, ища способы расширить сферу регионального влияния за счёт включения в неё Греции и Кипра, предлагает Никосии свой «зонтик безопасности».

В результате турецкому флоту в Восточном Средиземноморье теперь противостоит израильская авиация. Создаются объективные предпосылки для «ограниченного вооружённого конфликта», который может быть выгоден сразу нескольким международным игрокам с различными региональными и мировыми повестками дня.

Греция

«Империя финансового капитала» выбрала Грецию для начала атаки на всю Европу, легитимации вмешательства МВФ во внутриевропейские дела и экспериментального внедрения самой жёсткой в Европе неолиберальной политики. Она, вероятно, захочет использовать Афины и для окончательного разрушения ЕС, а также для опытов по установлению в Европе новых авторитарных режимов. Греческая нация, проживающая на Кипре и в Греции, приближается к ситуации, в которой находилась Польша в 1939 году, когда она оказалась зажата между Германией и Россией. Греки тоже рискуют быть разорванными на части: геоэкономически - Германией и рынками, геополитически - Израилем и Турцией.

Если случится худшее и в Средиземноморье начнётся «ограниченный вооружённый конфликт», он может служить следующим целям:

1). направление значительной энергии, высвободившейся в результате уничтожения греческого общества, в сторону внешнего врага и легитимация авторитарного режима в Греции;

2). дальнейшее вовлечение Кипра и Греции в расширенную сферу влияния Израиля наряду с Болгарией, Румынией и другими, более крупными, членами ЕС, особенно в случае исключения Афин из Евросоюза или распада последнего. Такое развитие событий полностью нивелирует немецкое и европейское влияние в Юго-Восточной Европе и Восточном Средиземноморье и будет означать геополитическое поражение стратегических масштабов;

3). создание ещё одного механизма «производства кризиса» внутри ЕС, неподконтрольного европейским державам.

Греция

[1] Belle ?poque, или Прекрасная Эпоха - условное обозначение периода европейской истории между 1890 и 1914 годами, характеризовавшегося миром, экономическим и технологическим ростом и расцветом культуры. (Прим. пер.)

[2] «Умирать (ли) за Данциг?» - заголовок статьи французского публициста Марселя Деа, опубликованной 4 мая 1939 года, в которой он выступил против военных гарантий Польше в случае нападения на неё Германии. (Прим. пер.)

[3] PIIGS - уничижительная аббревиатура для обозначения группы европейских стран, первыми столкнувшихся с долговыми проблемами (Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания). Может быть прочитана как «СВИНЬИ», что, на наш взгляд, представляет собой типичный пример дискурсивного террора. (Прим. пер.)

[4] Имеется в виду Маастрихтский договор, положивший начало Европейскому союзу и определивший основные принципы единой европейской валютной и экономической политики. (Прим. пер.)

[5] Две наиболее образованные в мире нации, немецкая и израильская, вышли из Второй мировой войны с ужасными травмами, которые сделали их заложниками собственного прошлого, а теперь грозят повториться снова. В случае с немцами это результат сознательных усилий держав-победительниц, стремившихся лишить Германию возможности когда-нибудь вновь стать вершительницей своей судьбы. Немцы и израильтяне до сих пор не в состоянии преодолеть дихотомию «жертвы и победителя», переосмыслить произошедшее и уйти от него, вновь став «нормальными» нациями. От того, окажутся ли они на это способны, во многом зависит судьба всей нашей цивилизации.

Греция

Гитлеровский режим действительно совершил чудовищные преступления. Однако укоренившиеся в историографии ХХ века представления о немцах как о «плохой» нации per se и израильтянах как жертвах геноцида, за которыми признаются особые права и особый статус, ведут не к преодолению, а к повторению наследия прошлого в новых условиях. Для того чтобы «переварить» собственную историю, обе нации должны найти в себе смелость переосмыслить её в рациональных категориях и перестать считать себя «уникальными» или «особенными».

С немцами обращались как с «очень плохими парнями», что не «излечило» их от стремления к доминированию или мести. Эти черты, по сути, характеризуют подавляющее большинство наций и являются свойствами человеческой, а не специфически немецкой натуры. Объявив немцев «вечно виноватыми», победители вытеснили указанные тенденции вглубь немецкого подсознания, откуда они при любом удобном случае постараются вырваться наружу.

Человеческие существа, как правило, ведут себя с другими так же, как в детстве по отношению к ним поступали окружающие. То, что Германия делает с Грецией, очень напоминает ситуацию после Первой мировой войны, когда победители фактически уничтожили немцев с помощью Версальского договора.

Невозможно преуменьшить чудовищность массовых преступлений Гитлера. Однако мы должны признать, что немцы - не единственные, кто сделал ХХ век таким, какой он был. Верден предшествовал и, возможно, прямо спровоцировал появление Дахау, а не наоборот. Можно столетиями рассуждать о влиянии романтизма, Ницше или Вагнера на немецкую историю, но неправильно обвинять немцев во всех бедах и злодеяниях прошедшего столетия. Опустошительные бомбёжки городов Германии в конце войны являлись не менее ужасным преступлением, поскольку были обусловлены не военными задачами, а желанием уничтожить немецкую нацию как таковую. Разрушение Хиросимы и Нагасаки также представляет собой пример массового убийства.

Греция

Демонизация немцев после войны не преследовала никакой иной цели, кроме как скрыть ответственность за произошедшее других держав и не допустить восстановления суверенитета Германии. Именно поэтому страна, подарившая миру Гегеля и Маркса, Клаузевица и Хаусхофера, в настоящий момент кажется неспособной и не стремящейся хотя бы к элементарному историческому, стратегическому или геополитическому мышлению. По этой же причине немецкий национализм остаётся на столь примитивном уровне развития и даже не осознаёт, что используется против интересов Германии. (Прим. авт.)

[6] Эти слова Бланкфейна цитирует Марк Роше, корреспондент Le Monde в Лондоне и автор книги «Банк». (Прим. авт.)

[7] Речь идёт о Генри М. Полсоне, предшественнике Тимоти Гайтнера на посту министра финансов США. В Goldman Sachs с 1974 года. (Прим. пер.)

[8] Новый глава ЕЦБ Марио Драги с 2002 по 2005 годы был вице-председателем и исполнительным директором Goldman Sachs International. (Прим. пер.)

[9] В 1992 году Пол Вулфовиц, будучи заместителем министра обороны США, подготовил для главы ведомства Ричарда Чейни проект доклада, в котором в довольно откровенных выражениях постулировал необходимость закрепления безусловного глобального доминирования США и возможность превентивного применения ими военной силы. Итоговый документ Пентагона был несколько смягчён, однако идеи, высказанные Вулфовицем, легли в основу политики американских неоконсерваторов и впоследствии нашли отражение в доктрине Буша-младшего. Вероятно, речь идёт именно об этом докладе. (Прим. пер.)

[10] Адмирал Дэвид Э. Джеремия с 1990 по 1994 годы являлся заместителем председателя Объединённого комитета начальников штабов США. (Прим. пер.)

http://evrazia.org/print.php?id=2269