Посредством дестабилизации отношений между Туркменией и Азербайджаном США пытаются раскачать регион - с целью заполучить веский повод для введения своих вооруженных сил и начала подготовки активной фазы вторжения в Иран

Набирает обороты спор между Туркменией и Азербайджаном по приграничным месторождениям нефти и газа в Каспийском море. Согласно ранее достигнутой договоренности, пока не будет точно разграничено место границы, в данном регионе не могут проводиться никакие работы. Вместе с тем, совсем недавно Туркмения начала проявлять определённую активность, вызвавшую обеспокоенность азербайджанской стороны. МИД Азербайджана прореагировал на это нотой, переданной послу Туркмении. Эксперты не исключают отправки в зону конфликта воинских подразделений, в том числе - российских. Осложняет происходящее также непростая ситуация, складывающаяся вокруг Ирана.

И хотя очевидно, что страны, не имеющие выхода к Каспию, не должны вообще участвовать в этой ситуации, есть вероятность того, что Азербайджан или Туркмения согласятся на присутствие посторонних сил в разрешении конфликта.

Директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин видит прямую связь между этими обеими непростыми проблемами. По его словам, именно посредством дестабилизации отношений между Туркменией и Азербайджаном США пытаются раскачать регион - с целью заполучить веский повод для введения своих вооруженных сил и начала подготовки активной фазы вторжения в Иран. Вместе с тем, дестабилизируется ситуация у границ с Россией - с перспективой выплеска конфликта на Северный Кавказ.

«Этот конфликт действительно имеет давнюю историю, и возник он после ухода России из этого региона, - уверен Коровин. - По сути, Каспий должен быть морем, разделенным на сферы влияния между Россией и Ираном, и любая конфликтность в этом регионе возникает только из-за вмешательства США, которые начинают работать либо с Азербайджаном, либо с Туркменией для того, чтобы вывести эти территории из-под прямого стратегического контроля России и начать там свою игру, целью которой является дестабилизация.

Эта ситуация прямым образом увязана с готовящимся конфликтом с Ираном и имеет задел для того, чтобы начать активную фазу дестабилизации в России в связи с тем, что новый российский президент Владимир Путин становится все менее и менее сговорчивым».

И хотя очевидно, что страны, не имеющие выхода к Каспию, не должны вообще участвовать в этой ситуации, есть вероятность того, что Азербайджан или Туркмения согласятся на присутствие посторонних сил в разрешении конфликта.

Вместе с тем, дагестанские эксперты полагают, что усиление Каспийской флотилии, безусловно связано, с тяжелой обстановкой на Ближнем Востоке и событиями вокруг Сирии. «Решение по наращиванию боевой мощи на Каспии было озвучено в мае вице-премьером правительства РФ Сергеем Ивановым, который, в частности, заявил, что в ближайшие годы российская группировка на Каспийском море будет усилена: в ее состав войдут 16 боевых кораблей, новые береговые ракетные части и авиационные группы.

Основная миссия каспийской военной логистики - уничтожение боевых кораблей, транспортов и десантных средств противника, что позволяет рассматривать ее как оборонительно-наступательную», - уточнил дагестанский политолог, кандидат философских наук Зухум Зухумов.

Иран сейчас является объектом пристального внимания по известным причинам, и не исключена вероятность крупномасштабной войны в недалекой перспективе, после того как падет режим Башара Асада.

Что же касается возможной реакции на заявления российского внешнеполитического ведомства со стороны США, то, по мнению Валерия Коровина, «МИД России Вашингтону не указ, и его мнение не берется в расчет ни при каком стратегическом планировании. Не надо забывать, что концепция национальной безопасности США объявляет зоной американских интересов весь мир, поэтому, где Вашингтон считает нужным, там и участвует, туда и вмешивается, не обращая внимания ни на какие мнения, ни на какие позиции».

«Туркмения всегда держалась особняком от всех интеграционный проектов с участием России, она всегда вела двойную игру, заигрывала и с Вашингтоном, и с Москвой, пытаясь балансировать на грани интересов этих двух государств, - напомнил директор ЦГЭ. - Поэтому у Туркмении нет никаких сдерживающих факторов для вступления в непосредственный стратегический контакт с Вашингтоном или размещения на своей территории американских или НАТОвских войск, военных баз, - для этого нужен только веский повод.

Этим-то поводом вполне может стать обострение отношений с Азербайджаном. С одной стороны это толкает Азербайджан в объятия Москвы и делает более близкими позиции его и России, а с другой, это грозит дестабилизацией всего региона с непредсказуемыми последствиями. Поэтому ситуация и в том, и в другом случае складывается не в пользу России».

Зухум Зухумов, в свою очередь, не исключает разворачивания в каспийском регионе крупномасштабных военных действий. «Известно, что воды Каспия омывают берега сопредельных государств, таких как Азербайджан и Иран, - сказа он. - Иран сейчас является объектом пристального внимания по известным причинам, и не исключена вероятность крупномасштабной войны в недалекой перспективе, после того как падет режим Башара Асада.

Такой расклад, конечно, вызывает озабоченность правительства РФ и поэтому в усилении каспийской флотилии нет ничего сверхъестественного. Эта мера превентивная, она направленная на предупреждение всяких эксцессов в случае форс-мажорных ситуаций. И в том, что в этот процесс будет вовлечен дагестанский военный сегмент, также нет ничего предосудительного».

http://evrazia.org/article/2015