Летом 1990 года, сидя в пресс-клубе в Риме, журналисты иностранных изданий сокрушались по поводу отсутствия у их газет решимости для освещения щекотливой темы «Гладио» и ее международного масштаба. Сенсационные сообщения Сенату итальянского премьера Джулио Андреотти о существовании связанных с НАТО секретных подразделений, организованных после Второй мировой войны и оставленных на случай советской оккупации по всей Западной Европе, были сделаны 3 августа в очень волнующий момент. Андреотти сделал свои далеко идущие разоблачения буквально на день позже 2 августа 1990 года, когда иранский диктатор Саддам Хусейн вторгся в Кувейт и оккупировал его (1). Редакторы газет и военные советники в Париже, Лондоне и Вашингтоне опасались, что история «Гладио» может серьезно навредить имиджу западных демократий и, более того, дестабилизировать подготовку ко второй войне в Персидском заливе. 2 августа в Нью-Йорке дипломаты США, Великобритании и Франции, «взволнованные вторжением в Кувейт», с согласия России и Китая приняли в Совете безопасности ООН резолюцию № 660, предписывающую «Ираку немедленно и безоговорочно отвести свои войска на позиции, которые они занимали до 1 августа 1990 года».

Западные и мировые СМИ после этого сосредоточились на «истории в Персидском заливе» и сообщили, как США во главе с президентом Джорджем Бушем провели в коалиции со многими странами — в числе которых Германия, Франция, Великобритания, Бельгия, Италия и Нидерланды — крупнейшую военную операцию со времен Второй мировой войны. Операция получила название «Буря в пустыне» и позволила в январе и феврале 1991 года изгнать войска Саддама Хусейна из Кувейта. Таким образом, совершенно случайно получилось так, что средства массовой информации одновременно отслеживали события двух странных историй: открытой войны в Заливе и скандала в Европе, который «никогда не происходил» (2).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

После откровений итальянского премьера Джулио Андреотти скандал вышел за государственные границы Италии. 30 октября бывший премьер-министр Греции от социалистов Андреас Папандреу (Andreas Papandreou) подтвердил греческой ежедневной газете Та Nea, что в 1984 году он также обнаружил секретные структуры НАТО, очень схожие с итальянскими «Гладио», которые он приказал распустить. Настойчивые призывы к проведению парламентского расследования в отношении секретных подразделений и их предполагаемой вовлеченности в «правый» военный переворот в 1967 году последовали и в Греции. Однако дальнейшего развития не последовало из-за позиции, занятой тогдашним действующим консервативным правительством. Министр обороны Варвициотис (Varvitsiotis) пояснил, что бывший греческий военный атташе в Вашингтоне, имевший опыт работы в НАТО, рассмотрит обвинения, а пока он пообещал что «правительство не должно опасаться ничего» (3).

Далее из Греции скандал перешел на Германию, где 5 ноября член парламента от Партии зеленых Манфред Сух (Manfred Such), узнавший о скандале из немецкой ежедневной газеты TAZ, официально запросил правительство Гельмута Коля прокомментировать предполагаемое существование структур, подобных итальянским «Гладио». В то время как немецкий министр обороны обдумывал линию поведения при оглашении секретной информации, частный телевизионный канал RTL шокировал немецкую общественность сенсационным «отчетом «Гладио», в котором доказывал причастность части гитлеровских войск СС к сети «Гладио». Также прошла информация, что во многих странах праворадикальные экстремисты набирались в антикоммунистические секретные подразделения.

Напряженность усилилась еще больше, когда представитель немецкого правительства Ханс Клейн (Hans Klein) в замешательстве публично объяснил, что «немецкие «Гладио» не были, как заявлено, секретным диверсионным отрядом или отрядом боевиков», добавив, что он не может разглашать детали из-за строжайшей секретности (4). Заявления Клейна вызвали большое возмущение среди оппозиционных социал-демократов и представителей Партии зеленых, которые приняли эти заявление как подготовку платформы к предстоящим выборам. Член парламента Герман Шеер (Hermann Scheer), эксперт в области обороны социал-демократической партии Германии, добавил, что эта секретная праворадикальная сеть могла также быть своего рода подразделением ку-клукс-клана, предназначенным больше для борьбы против населения и оппозиции, чем против советского вторжения. Шеер настаивал: «…во избежание сокрытия следов и улик» следует провести расследование как можно скорее (5). «То, что произошло — это дело для государственного прокурора (Generalbundesanwalt), — объяснил Шеер, — потому что существование секретной военизированной организации вне государственного и парламентского контроля несовместимо с конституционной законностью, и, следовательно, необходимо возбудить уголовное дело (6).

Вильфрид Пеннер (Wilfried Penner), парламентарий от социалистов, член парламентской контрольной комиссии (ПКК) немецкой секретной службы, подчеркнул, что он никогда не слышал о тайной сети НАТО и втягивании в мафиозные конфликты, подчеркивая, что «нужно разобраться с этой неразберихой публично, ничего не скрывая от своих граждан» (7). Также Буркхард Хирш (Burkhard Hirsch), правительственный контролер секретной службы и член парламентской контрольной комиссии, был «сильно обеспокоен», поскольку «если что-либо остается в секрете на такой длительный срок, мой жизненный опыт подсказывает мне, что дело дрянь» (8). Но запрос от немецких социалистов на полноценное расследование неожиданно исчез, когда действующее правительство выяснило, что министры от социалистов во время их пребывания у власти также скрывали эти секретные сведения. После чего, несмотря на протесты Партии зеленых, дело рассматривалось, не привлекая общественного внимания, за закрытыми дверями.

Англоязычная версия с Youtube:

Вечером 7 ноября бельгийский министр обороны от партии социалистов Ги Гоэм (Guy Coeme) обратился к общественности с заявлением, в котором рассказал, что секретные подразделения, связанные с НАТО, существовали и на территории Бельгии. Косвенно ссылаясь на массовые убийства в Брабанте в 1980-х годах, во время которых обычные граждане были застрелены в нескольких супермаркетах таинственными людьми в черном, глава оборонного ведомства добавил: «Кроме всего прочего, я хотел бы знать, существует ли связь между деятельностью этой тайной сети и волной преступности и терроризма, захватившей страну в течение последних лет» (9). Встревоженный премьер-министр Бельгии Вилфрид Мартенс (Wilfried Martens), стоя перед вспышками фотокамер, заявил: «Я являюсь премьер-министром одиннадцать лет, но я был в полном неведении, что такая тайная сеть существовала в нашей стране». Журналисты, однако, заметили, что премьер-министр, такой «уверенный в себе при других обстоятельствах», находился «в напряжении» (10). После подобных заявлений парламент Бельгии принял решение о создании специального комитета по расследованию деятельности секретных подразделений, и после ликвидации сети годом позже был представлен 250-страничный отчет (11).

Самым важным местом в отчете было то, что секретные подразделения НАТО все еще действовали. Также было выяснено, что не далее как 23–24 октября 1990 года в тайной штаб-квартире «Гладио», связанной с Объединенным комитетом НАТО по планированию секретных операций, было проведено специальное заседание генералов, контролирующих секретные подразделения стран Западной Европы. Заседание комитета состоялось в Брюсселе под председательством генерала Раймонда Ван Кальстера (Raymond Van Calster), главы Общей службы разведки (SGR) бельгийской военной разведки. Генерал был в ярости, когда журналисты преследовали его и его телефон все время звонил. Сначала он солгал прессе, заверив 9 ноября, что полностью отрицает свое председательство на международной встрече упомянутого комитета НАТО, подчеркнув, что «Гладио» было исключительно итальянским делом. Позже он признал, что секретная сеть была также создана и в Бельгии после Второй мировой войны, с целью «сбора информации на случай вторжения Советского Союза» (12). Он яростно настаивал на том, что не было «прямой связи с НАТО», отказывался сообщить дополнительную информацию, но в то же время подчеркивал: «Нам нечего скрывать» (13).

Во Франции правительство, сформированное социалистами, и президент страны Франсуа Миттерана сделали все возможное, чтобы избежать каких-либо недоразумений после заявления одного из правительственных чиновников, сделанного 9 ноября, что во Франции секретные армии давно были распущены (14). Как дополнение к уже сказанному, с подачи главы французских секретных служб (с 1959 по 1962) генерала Константина Мельника (Constantin Melnik) в ведущей французской ежедневной газете был распущен слух, что французские секретные подразделения «Гладио» «вероятнее всего были распущены сразу после смерти Сталина в 1953 году, и, конечно, не существуют больше с того времени, как де Голль стал президентом [после 1958 года]» (15). Французская пресса, вставшая на сторону правительства, которое готовилось к войне в Персидском заливе, воздержалась от острых вопросов, и поэтому «в Париже скупая информация по этому делу, которое гремело в заголовках всех европейских газет, была размещена лишь внизу печатных полос» (16).

Итальянский премьер-министр Андреотти безжалостно опроверг заявления французской стороны о якобы непричастности к секретным подразделениям «Гладио», когда 10 ноября 1990 года объявил с некоторым удовольствием, что Франция также принимала участие в недавнем заседании с участием представителей «Гладио» в рамках Объединенного комитета по планированию секретных операций, которое состоялось в Бельгии 23 октября 1990 года.

Министр обороны Франции Жан-Пьер Шевенман (Jean Pierre Chevenement) в попытке приуменьшить ущерб от такого заявления нерешительно указал, что французская армия занимала позицию бездействия: «Насколько я знаю, это никогда не было больше, чем роль «крота» и просто информационное взаимодействие». Когда журналист радио спросил министра обороны, ожидаются ли теперь, после слухов о внутренней и террористической активности секретной армии «Гладио», и во Франции массовые волнения, как в Италии и Бельгии, тот спокойно ответил: «Я так не думаю» (17). Журналисты заметили, что правительство прилагает все усилия для того, чтобы не допустить превращения «Гладио» в некоего монстра, действующего внутри государства (18).

В Великобритании представители Министерства обороны день за днем продолжали информировать любознательную британскую прессу: «Боюсь, мы не сможем обсудить вопросы безопасности»; «это вопрос безопасности, и это не обсуждается» (19); «в разговоре о безопасности мы не будем участвовать». Так как британская пресса продолжала муссировать слухи о «Гладио», британский министр обороны Том Кинг (Tom King) сделал попытку перевести все в обычную шутку: «Не понимаю, что именно вы ищете. Звучит, конечно, замечательно, но, боюсь, что я ничего не знаю об этом. Давайте лучше я расскажу вам про Персидский залив» (20). В ситуации, когда страна готовилась к операции «Буря в пустыне» и войне в Ираке, британский парламент не настаивал на парламентском расследовании или открытых парламентских обсуждениях и поддержал правительство премьер-министра Джона Мэйджора. Однако летом 1992 года еще не было официальной трактовки по секретным подразделениям «Гладио», что заставляло журналистов сокрушаться по этому поводу. Вот как выразился в связи с этим журналист Хью О'Шонесси (Hugh O'Shaughnessy): «Молчание Уайтхолла и полное отсутствие у членов парламента любопытства к делу «Гладио», в котором Великобритания занимала центральное место, просто поразительно» (21).

Премьер-министр Нидерландов Руд Любберс (Ruud Lubbers), занимающий должность с 1982 года, решил разделаться с этой щекотливой темой, написав 13 ноября письмо в парламент; в письме он подтвердил существование в Нидерландах секретных подразделений «Гладио», однако особо подчеркнул, что «над нашей организацией не было наблюдения НАТО» (22). После этого Руд Любберс и нидерландский министр обороны Релус Тэр Бик (Relus Ter Beek) за закрытыми дверями проинформировали парламентский комитет по разведке и безопасности о наиболее конфиденциальных деталях относительно подразделений «Гладио», действовавших на территории Нидерландов. «Каждый следующий премьер-министр и министр обороны предпочитали не информировать остальных членов своих кабинетов или парламент. Так было всегда», — заявил парламенту Любберс, добавив, что он горд — 30 министров сохранили секрет. В то время как депутаты обсуждали опасность секретных армий, неизвестных парламенту и большинству населения, было решено не проводить парламентское расследование секретной сети и не представлять публичный отчет. «Я особо не беспокоюсь по поводу того, что такая организация, как «Гладио», существовала или все еще существует, — сказал Ханс Дийкстал (Hans Dijkstal) из оппозиционной либеральной партии. — Проблема в том, что до прошлой ночи парламенту ничего не говорили» (23).

14 ноября 1990 года в соседнем Люксембурге премьер-министр Жак Сантер (Jacques Santer) выступил перед парламентом и подтвердил, что секретная армия, связанная с НАТО, также существовала и в Великом герцогстве. «То, чем занимались эти люди все время существования сети, ограничивалось подготовкой их миссий, включая тренировки по ведению боевых действий в тылу врага и координации усилий с союзниками», — настаивал Сантер (24). Запрос парламентария Жана Хусса (Jean Huss) из люксембургской партии «Зеленая альтернатива», который попросил, во-первых, начать парламентские дебаты на эту тему, а во-вторых, учредить парламентскую комиссию для расследования, был отклонен большинством голосов.

Когда международная пресса проинформировала, что, «по сообщению португальской радиостанции в Лиссабоне, ячейки сети «Гладио» были активны на протяжении 1950-х годов для защиты правой диктатуры доктора Салазара», действующее правительство отреагировало категорическим отрицанием (25). 16 ноября 1990 года министр обороны Португалии Фернандо Ногейра (Fernando Nogueira) заявил, что он не подозревал о существовании какого-либо филиала армии «Гладио» в Португалии, и утверждал, что ни в его Министерстве обороны, ни в Генеральном штабе португальских вооруженных сил не было «никакой информации, хоть каким-то образом касающейся существования или действий «структуры «Гладио» в Португалии» (26). Отставной генерал не согласился с утверждением правительства и на условии анонимности подтвердил прессе, что секретные подразделения существовали в Португалии и что их деятельность координировалась «Министерством обороны, Министерством внутренних дел и Министерством по делам колоний» (27). В соседней Испании так же, как в Португалии, в течение почти всей холодной войны была установлена правая диктатура, которая боролась с политической оппозицией с помощью террора и пыток. Альберто Ольярт (Alberto Oliart), министр обороны начала 1980-х, полагал «несерьезным» спрашивать, существовала ли во времена диктатуры Франко секретная армия правого толка, потому что «здесь «Гладио» и была правительством» (28).

В Дании министр обороны Кнуд Энгаард (Knud Enggaard) под нажимом со стороны общественности был вынужден предстать перед Фолькетингом (датским парламентом) и 21 ноября отверг утверждение о существовании в стране поддерживаемой НАТО организации ЦРУ. «Дальнейшая информация об операции секретных служб на случай оккупации является материалом с грифом «секретно», — подчеркнул министр обороны, — поэтому мне запрещено разглашать какую-либо еще информацию в датском парламенте». Член парламента Пелле Войт (Pelle Voigt) на вопрос, кто поднял тему «Гладио» в Фолькетинге, отметил, что «ответ министра обороны был противоречивым, и было получено косвенное подтверждение тому, что в Дании также были секретные сети «Гладио» (29). После этого обсуждение секретных подразделений проходило за закрытыми дверями комитета датского парламента, занимающегося надзором за деятельностью спецслужб.

Когда пресса Норвегии стала задавать правительству вопросы по поводу «Гладио», ей был предоставлен, вероятно, самый лаконичный комментарий правительства о секретной армии на континенте. «Слова Хансена все еще в силе», — пояснил спикер Министерства обороны Эрик Сенстад (Erik Senstad) в отношении 1978 года, когда после обнаружения секретных подразделений, действовавших на территории Норвегии, министру обороны Рольфу Хансену (Rolf Hansen) пришлось признать перед парламентом существование секретной армии. Контр-адмирал Ян Ингебристен (Jan Ingebristen), ушедший в 1985 году в отставку на должность главы высшего военного командования разведывательной службы Норвегии, на фоне критики со стороны общественности настаивал на логичности подобной секретности: «В этом нет ничего подозрительного. Это были силы, которые в случае оккупации территории должны были оставаться на ней, и поэтому их деятельность должна была оставаться в секрете» (30).

3 декабря турецкая правящая элита выступила с заявлением относительно деятельности секретных подразделений «Гладио». Генерал Доган Беязит (Dogan Beyazit), начальник оперативного управления ВС Турции и генерал Кемаль Йилмаз (Kemal Yilmaz), командующий турецкими войсками специального назначения, подтвердили существование в Турции секретной армии НАТО, курируемой специальным департаментом боевых операций. Главной задачей этих подразделений было «организовать сопротивление в случае коммунистической оккупации» (31). В то время как генералы настаивали на том, что участники турецкой «Гладио» все как один настоящие патриоты, пресса и бывший премьер-министр Бюлент Эджевит (Bulent Ecevit) подчеркивали, что тайные подразделения Турции, созданные для борьбы с оккупационными войсками противника, неоднократно принимали участие в пытках, убийствах, покушениях, а также попытках переворотов, и в то время использовались для борьбы с курдским меньшинством в стране. После таких заявлений правящая военная элита отказалась отвечать на вопросы парламента и гражданских министров, а министр обороны Турции Гирей (Giray) предупредил, что «Эджевиту следует держать свой чертов рот на замке!» (32).

А подразделения для ведения борьбы с оккупационными войсками продолжили свои операции. Государственный департамент США в докладе 1995 года «О правах человека» заметил, что в Турции «известные и заслуживающие доверия правозащитные организации, лидеры курдов, а также и простые курды утверждают, что правительство Турции закрывает глаза, а кое-где и само участвует в убийствах гражданского населения». Доклад Государственного департамента пояснял, что «группы правозащитников отметили, что в Турции широко распространено мнение, что специально подготовленные для ведения боевых операций в случае оккупации тайные подразделения связаны с войсками специального назначения и осуществили по крайней мере несколько «загадочных убийств». Американская журналистка Люси Комисар (Lucy Komisar) попыталась получить больше информации, но обнаружила, что ее правительство очень сильно отличается от турецкого в вопросах соблюдения режима секретности. «Что до роли Вашингтона, Пентагон никогда не дал бы информацию, предоставляет ли он по-прежнему средства или иную помощь департаменту боевых операций; на самом деле, они не ответят ни на один вопрос по этой теме». И опять журналистке было отказано в информации: «Все официальные лица заявили, что не знают по этому поводу ничего, и если что и случилось, то очень давно, и не должно было остаться никаких доказательств. Или же то, что я описала, было операцией ЦРУ, и они не могут предоставить какую-либо информацию». Один историк Пентагона спросил: «Вы имеете в виду секретную организацию, действовавшую на территории европейских стран после Второй мировой войны? Эта информация засекречена» (33).

Однако вопросы относительно турецких секретных подразделений оставались. 3 ноября 1996 года на отдаленном шоссе недалеко от деревни Сусурлук, что в ста километрах южнее Стамбула, черный «мерседес» на полном ходу врезался в трактор. Видный функционер турецких секретных подразделений по борьбе с оккупационными войсками, высокопоставленный полицейский чин, член парламента погиб в автокатастрофе. Для многих это стало явным доказательством того, насколько тесно правительство вовлечено в грязную войну с участием секретных подразделений. Тысячи людей устроили протест против «бездействующего государства» и требовали очистить страну от «криминальных банд». В январе 1998 года премьер-министру Месуту Йылмазу (Mesut Ylmaz) пришлось проинформировать миллионы телезрителей об итогах семимесячного парламентского расследования скандального происшествия у деревни Сусурлук. «Открылась ужасная картина позорного безобразия», — начал он свое заявление. И после этого признался, «что карательные отряды были основаны внутри государства. Государство было полностью в курсе того, что происходит» (34).

Учитывая далеко идущие откровения, гремящие по всей Западной Европе, 22 ноября 1990 года скандал вокруг «Гладио» обсудили в парламенте Европейского союза. В то время Европейский союз насчитывал 12 стран, каждая из которых была вовлечена в скандал (35). Все 12 стран сильно расширили взаимное сотрудничество и были готовы создать единый безграничный европейский рынок для людей, товаров, услуг и капитала, в то время как политика в области безопасности и в вопросах обороны в новой организации все еще оставалась внутри суверенного контроля каждого государства — члена ЕС. «Господин президент, дамы и господа, существует одна фундаментальная моральная и политическая необходимость по отношению к новой Европе, которую мы постепенно строим», — этими мудрыми словами итальянский парламентарий Фальки (Falqui) открыл обсуждение в тот день. «У этой Европы нет будущего, если она не будет построена на правде, полной прозрачности ее институтов в отношении секретных заговоров против демократии, перевернувших ее историю с ног на голову, особенно в последнее время во многих европейских странах». Фальки настаивал, что «будущего… не будет, если мы не откажемся от идеи жить в двойном государстве: одно — открытое и демократическое, другое — тайное и реакционное. Поэтому-то и нужно знать, какие именно и сколько сетей «Гладио» действует в странах европейского сообщества» (36).

Французский парламентарий Дьюри (Dury) разделял эти опасения и заявил: «Нас беспокоило в этом деле «Гладио» в первую очередь то, что эти сети могли существовать вне поля зрения и контроля демократической политической власти. Думаю, что это фундаментальный вопрос, который следует решить». Дьюри пришел к выводу, что нужно провести расследование по делу «Гладио»: «С нашей стороны мы считаем, что должен быть пролит свет на все, что связано с этим делом, чтобы мы могли понять всю сущность и предотвратить затягивание решения вопроса или препятствовать тому, чтобы подобные способы ведения борьбы, коими руководствовались руководители «Гладио», распространились на другие организации, а также не допустить никаких искушений, которые могут возникнуть». Дьюри также предлагал расследовать роль НАТО. Хотя, «когда дело касается ответственности НАТО или штаба вооруженных сил НАТО в Европе [SHAPE], я не думаю, — сказал Дьюри, — что речь может идти о заговоре. Но я думаю, что мы должны поддерживать в себе желание узнать правду и быть небезразличными к тому, удастся ли вывести все на чистую воду Нам всем прекрасно известно, что некоторые люди из армии «Гладио» также работают в комитетах НАТО». Затем он подвел итог своей речи: «Я чувствую, что пролить свет на эти проблемы — часть нашего гражданского долга» (37).

«Господин президент, система «Гладио» осуществляла свою деятельность на протяжении четырех десятилетий под разными названиями, — обратился к Европейскому союзу греческий парламентарий Эфремидис (Ephremidis). — Система работала тайно, и мы вправе приписать ей все процессы дестабилизации, все провокации и все теракты, которые произошли в наших странах за эти сорок лет, и можно сказать, что, явно или косвенно, «Гладио» должна была быть вовлечена в эти процессы». Эфремидис подверг резкой критике всю сеть секретных армий: «Все дело в том, что «Гладио» была создана силами НАТО и ЦРУ которые, намереваясь защитить демократию, фактически подрывали ее устои и использовали для своих нечестных целей». Косвенно ссылаясь на вовлеченность греческой «Гладио» в государственный переворот 1967 года, он обрушился на секретную армию с критикой, ведь «демократия, последствиями которой мы должны были наслаждаться, на самом деле была не чем иным, как прикрытием», и призвал парламент Европейского союза и в дальнейшем изучать этот вопрос: «Мелкие детали должны быть выявлены, и мы должны создать специальный следственный подкомитет для проведения слушаний и изучить всю проблему, с тем, чтобы можно было сделать все необходимые шаги и избавить наши страны от подобных секретных организаций» (38).

Французский парламентарий Де Доннеа (De Donnea) поделился другой точкой зрения, заявив: «Господин президент, вполне законным было в конце Второй мировой войны для большинства государств основать службы, основной целью которых было создание сети подпольных организаций сопротивления, которые смогли бы активизироваться в случае оккупации Европы странами Варшавского договора». Французский парламентарий подчеркнул, что «мы, следовательно, должны отдать должное всем тем, кто во время холодной войны участвовал в работе этих сетей». Де Доннеа утверждал: «чтобы оставаться эффективными, эти сети должны были оставаться тайными». В то же самое время он хотел иметь ясность по поводу подозрений о связях с террористическими организациями: «Я говорю о том, что если есть серьезные свидетельства или подозрения в том, что все или некоторые сети в определенных странах работали незаконно или ненормальным образом, — в интересах всех нас предать это гласности и наказать виновных» (39).

Член парламента Нидерландов Вандемелеброк (Vandemeulebroucke) хорошо уловил настроения большинства европейцев, обобщив: «Все это дело оставило крайне неприятный осадок, так как существует так же долго, как и европейское сообщество; мы требуем создания новой формы демократии». Вандемелеброк подчеркнул, что в первую очередь его как парламентария обеспокоила всеобъемлющая секретность всей операции, «бюджет секретных организаций держался также в тайне. Этот вопрос не обсуждался ни в одном европейском парламенте, и нам бы хотелось выразить обеспокоенность в связи с существованием находящихся вне демократического контроля центров, принимающих решения и претворяющих их в жизнь». Завершая свою речь, парламентарий Нидерландов заметил: «Я бы хотел выразить протест от имени большинства европейцев: американские военные думают, что могут посредством штаба Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, самого НАТО или через ЦРУ вмешиваться в наши демократические права. Мы против этого». Однако он признал, что было не в компетенции европейского парламента заниматься этими делами: «Я отдаю себе отчет в том, что парламент Европы не может заниматься вопросами мира и безопасности, — объяснил он, — и поэтому в качестве компромиссного решения прошу создать в каждой из двенадцати стран — членов ЕС парламентскую комиссию для расследования с целью получения разъяснений по всем вопросам» (40).

В продолжение дебатов парламент ЕС принял решение утвердить резолюцию по делу «Гладио», в которой парламентарии критически подошли к феномену «Гладио», и в семи пунктах, сформулированных к преамбуле резолюции, предприняли попытку обобщить информацию о «Гладио»:

«1. Принимая во внимание то, что силами нескольких европейских правительств было раскрыто 40-летнее существование секретных «параллельных» спецслужб и военизированных организаций в некоторых государствах — членах ЕС;

2. Ввиду того, что на протяжении сорока лет эта организация была вне всякого демократического контроля и управлялась государственными секретными службами, вовлеченными в предательское сотрудничество с НАТО;

3. Осознавая опасность того, что подобные организации могли совершать нелегальное вмешательство во внутреннюю политику государств — членов ЕС и, возможно, продолжают делать это;

4. Ввиду того, что в некоторых государствах — членах ЕС военные секретные службы (или же их неподконтрольные филиалы) были замешаны в совершение серьезных терактов и преступных действий, что подтверждается различными судебными расследованиями;

5. Поскольку данные организации действовали по другую сторону закона, вне парламентского контроля, и зачастую высшие правительственные чиновники оставались в полном неведении относительно ситуации;

6. Принимая во внимание то, что различные подразделения «Гладио» имеют в своем распоряжении независимые арсеналы и военные ресурсы, которые обеспечивают их неоценимым боевым потенциалом и таким образом угрожают демократическим структурам в тех странах, где они действуют или действовали ранее»; и

7. Будучи сильно обеспокоенными существованием неподконтрольных демократии и совершенно секретных органов для принятия и оперативного осуществления решений, особенно в то время, когда постоянной темой дискуссий служит обсуждение объединения общества в вопросах безопасности».

Первым пунктом после преамбулы стала резолюция парламента ЕС, которая «осуждает создание подпольных манипулятивных сетей и требует проведения полного расследования об: их природе, структуре, целях и других аспектах этих секретных организаций или любых отдельно действующих подразделений, их незаконном вмешательстве во внутренние политические дела, проблеме терроризма в Европе и возможном сговоре спецслужб государств — членов ЕС или третьих стран».

Вторым пунктом указывалось, что Европейский союз «выступает резко против содействия некоторых американских военных из штаба Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе или НАТО созданию в Европе секретной сети разведывательно-диверсионных подразделений».

Третий пункт резолюции «призывает правительства стран — членов ЕС разоружить все секретные военные и полувоенные сети».

Четвертым пунктом ЕС «призывает судебную власть стран, в которых было установлено присутствие подобных секретных военных организаций, полностью выявить их структуру и образ действия и выяснить, что могло быть предпринято ими для дестабилизации демократических структур стран — членов ЕС».

Пятый пункт гласил, что «ЕС призывает все страны, входящие в ЕС, принять все необходимые меры, если нужно — путем создания парламентских комитетов по расследованию, для составления полного списка подобных секретных организаций, и параллельно отследить их связи со службами разведок соответствующих стран и их связи, если таковые имеются, с группами террористов или другой незаконной деятельности».

Шестой пункт парламент ЕС адресует Совету министров ЕС, в первую очередь Министерству обороны, и призывает «Совет министров обеспечить всей информацией о действиях секретных разведывательных и боевых служб».

Седьмым пунктом резолюция «призывала полномочный комитет рассмотреть вопрос о проведении слушаний в целях выяснения роли и влияния организации «Гладио» и подобных ей».

Последним по порядку, но не по важности пунктом резолюция обращается напрямую к НАТО и Соединенным Штатам, так как парламент ЕС «поручает своему президенту передать эту резолюцию в комиссию НАТО, в Совет ЕС, генеральному секретарю НАТО, правительствам стран — участниц и в правительство Соединенных Штатов» (41).

Однако «собака громко лаяла, но не укусила»: из восьми действий, запрашиваемых Европарламентом, ни одно не было выполнено удовлетворительно. Только Бельгия, Италия и Швейцария произвели расследование существования секретных армий с помощью парламентской комиссии, опубликовав большой детальный отчет. И хотя резолюция была передана в соответствующие институты ЕС, НАТО и США, генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер и президент США Джордж Буш не провели подробное расследование и не дали публичных объяснений.

1 В коалиции были Кувейт, США, Саудовская Аравия, Великобритания, Франция, Нидерланды, Египет, Сирия, Оман, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Израиль, Афганистан, Бангладеш, Канада, Бельгия, Чехословакия, Германия, Гондурас, Италия, Нигер, Румыния и Южная Корея. 29 ноября 1990 года Совет безопасности ООН выступил с резолюцией № 678, которой ставился ультиматум, и одновременно силы, сотрудничающие с Кувейтом, уполномочивались использовать «все необходимые средства для восстановления мира и международной безопасности в этом районе», если Ирак не выведет свои войска из Кувейта до 15 января 1991 года. Поскольку Саддам Хусейн не соблюдал условия ультиматума ООН, 17 января 1991 года операция «Буря в пустыне» под американским командованием началась с массированного воздушного нападения, вслед за этим 24 февраля последовала наземная операция сухопутных войск. Иракские войска были быстро побеждены, и 27 февраля Кувейт был освобожден. На следующий день вся коалиционная борьба закончилась. 100 000 иракских солдат погибло; войска коалиции потеряли 370 солдат. 3 марта 1991 года Ирак согласился на прекращение огня и Саддам Хусейн остался у власти.

2 Leo Müller, Gladio. Das Erbe des Kalten Krieges. Der NATO Geheimbund und sein deutscher Vorlaufer (Hamurg: Rowohlt, 1991), p. 27.

3 No author specified. Spinne unterm Schafsfell. In Südeuropa war die Guerillatruppe besonders aktiv — auch bei den Militärputschen in Griechenland und der Türkei? Статья опубликована в немецком информационном журнале Der Spiegel от 26 ноября 1990 г.

4 Presse- und Informationsamt der Bundesregierung. Pressemitteilung Nr. 455/90, durch Hans Klein, November 14,1990. See also Müller, Gladio, p. 30.

5 No author specified, Das blutige Schwert der CIA. Nachrichten aus dem Kalten Krieg: In ganz Europa gibt es geheime NATO Kommandos, die dem Feind aus dem Osten widerstehen sollen. Kanzler, Verteidigungsminister und Bundeswehrgenerale wussten angeblich von nichts. Die Spurenführen nach Pullach, zur 'stay-behind organisation' des Bundesnachrichtendienstes. In: German weekly news magazine Der Spiegel, November 19,1990.

6 Quoted in Müller, Gladio, p. 14.

7 Ibid., p. 75.

8 No author specified, Das blutige Schwert der CIA. Nachrichten aus dem Kalten Krieg: In ganz Europa gibt es geheime NATO Kommandos, die dem Feind aus dem Osten widerstehen sollen. Kanzler, Verteidigungsminister und Bundeswehrgenerale wussten angeblich von nichts. Die Spurenführen nach Pullach, zur 'stay-behind organisation' des Bundesnachrichtendienstes. In: German weekly news magazine Der Spiegel, November 19,1990.

9 Quoted in Jan devWillems, Gladio (Brussels: Editions EPO, 1991), p. 13.

10 Willems, Gladio, p. 13.

11 Senate de Belgique: Enquête parlementaire sur l'existence en Belgique d'un résau de renseignements clandestin international. Rapport fait au nom de la commission d'enquête par MM. Erdman et Hasqeuin. Brussels. October 1,1991.

12 Willems, Gladio, p. 14.

13 International news agency Associated Press, November 11,1990.

14 Müller, Gladio, p. 30.

15 French daily Le Monde, November 13,1990. See also Swiss weekly Wochenzeitung, December 14,1990.

16 Jean-Francois Brozzu-Gentile, L'affaire Gladio (Paris: Editions Albain Michel, 1994), p. 140.

17 French daily Le Monde, November 14,1990. International news agency Reuters, November 12,1990. British daily The Guardian, November 14,1990.

18 Compare Gentile, Gladio, p. 141.

19 British daily The Guardian, November 14,1990.

20 Richard Norton Taylor, Secret Italian unit 'trained in Britain'. In: British daily The Guardian, November 17,1990.

21 Hugh O' Shaughnessy, Gladio: Europe's best kept secret. Они были агентами, которые должны были действовать в тылу врага, если Красная армия захватит Западную Европу. Но сети, которые были созданы с наилучшими намерениями, в некоторых странах стали способствовать проведению крайней правой политической агитации и актов терроризма. In: British daily The Observer, June 7,1992.

22 International news service Associated Press, November 14,1990. Весь текст письма Люббера в парламент напечатан голландской ежедневной газете «НРЦ Хандельсблат», в редакции от 14 ноября 1990 г.: 'Brief premier Lubbers "geheime organisatie'". Он также содержится под названием Kamerstuk Nr. 21895 среди официальных документов голландского парламента.

23 International news agency Associated Press, November 14,1990.

24 Цитируется в полном объеме в Люксембурге Luxemburger Wort, November 15,1990.

25 British daily The Guardian, November 10,1990.

26 Portuguese daily Diario De Noticias, November 17,1990.

27 Joao Paulo Guerra, 'Gladio' actuou em Portugal. In: Portuguese daily O Jornal, November 16,1990.

28 Calvo Sotelo asegura que Espana no file informada, cuando entro en la OTAN, de la existencia de Gladio. Moran sostiene que no oyo hablar de la red clandestina mientras fue ministro de Exteriores. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

29 Danish daily Berlingske Tidende, November 25,1990.

30 International news service Associated Press, November 14, 1990.

31 Serdar Celik, Turkey's Killing Machine: The Contra Guerrilla Force. Online: (http://www.ozgurluk.org/mhp/0061.html) Его источник: Interview with the President of the Turkish General Staff Dogan Gures. In: Turkish daily Milliyet, September 5,1992.

32 Lucy Komisar, Turkey's terrorists: A CIA legacy lives on. In: The Progressive, April 1997.

33 Ibid.

34 Hugh Pope, Turkey Promoted Death Squads and Drug Trafficking. Prime Minister's Probe of 1996 Car Crash Scandal Excoriates Rival Mrs Ciller. In: US periodical Wall Street Journal, January 26,1998.

35 В ноябре 1990 года членами ЕС были: Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Дания, Ирландия, Великобритания, Греция, Испания и Португалия.

36 Debates of the European Parliament, November 22,1990. Official transcripts.

37 Ibid.

38 Ibid.

39 Ibid.

40 Ibid.

41 Resolution of the European Parliament on the Gladio Affair, November 22, 1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t7