26 января 2016 года журналист индийской газеты Deccan Herald Кальян Рэй (Kalyan Ray) опубликовал большую статью о сомнительном документе британского парламента, который послужил основанием для распространения ГМО. Как пишет Рэй, документ Комитета по науке и технологиям Палаты общин под названием «Передовая генетическая технология для улучшения урожая: Регулирование, риски и предосторожности» отражает несколько аргументов в пользу ГМ-культур, которые часто высказываются индийскими учёными.

Он пишет, что уважаемые научные исследования показали, что европейский «принцип предосторожности» по отношению к ГМО неверен. С его точки зрения, генетически модифицированные культуры сопровождаются рисками только из-за косвенных характерных свойств (например, использование гербицидов), а не из-за самой технологии. Рэй добавил, что до сих пор не были выявлены неопровержимые опасности для человека, животных и окружающей среды, которые связаны с культивированием ГМ-растений.

Рэй, очевидно, согласен с выводами этого документа о том, что предупредительное регулирование ГМО в Европе мешает Соединённому королевству, Европе и развивающимся странам производить ГМ-культуры. Он пишет: «По всему миру свыше 175 миллионов гектаров выделены под производство ГМ-культур, это 12% пахотных земель. До сих пор не были выявлены неопровержимые опасности для человека, животных и окружающей среды, которые связаны с культивированием ГМ-растений».

В этом заявлении используется обычная тактика: промышленность не должна доказывать безопасность ГМО. Но теперь, когда ГМО обманным образом вышли на рынок (см. книгу Стивена Друкера (Steven Druker)), бремя ответственности легло на всех людей. Теперь только активисты должны доказывать, что ГМО представляют опасность, несмотря на то, что серьёзные проблемы безопасности преуменьшались и замалчивались ещё с 1990-х, когда ГМО продвигались в США.

Кроме того, Рэй делает вид, что фермеры сами решают производить ГМО. Но это просто идеология свободного рынка, а не реальность. Не считая массового принуждения к производству ГМО в различных странах, уничтожение альтернатив оказывает важное значение при распространении ГМ-технологий (см. например, о стратегии Фонда Гейтсов по распространению ГМО в Африке, о внедрении ГМ-хлопка в Индии, и об украинской стратегии Monsanto).

Заявление Рэя о том, что ГМ-технология не представляет опасности для здоровья и экологии, совершенно неверно. Более того, заявление о том, что ГМО не отличаются от традиционных методов селекции столь же неверно. Кроме того, традиционные методы селекции достигают больших успехов, чем ГМО, и ГМ-промышленность пытается приписать себе эти успехи. И всё же, самая большая ошибка Рэя связана с существенно некорректным английским документом о продвижении ГМО.

«Шокирующее невежество» в распространении ГМО.

Доктор Руперт Рид (Rupert Read), преподающий философию в Университете Восточной Англии, осудил «шокирующее невежество в сфере научной логики и природных рисков», которое путает «неполные доказательства вреда ГМО с неопровержимыми доказательствами их безопасности». Выдающийся эксперт по рискам Нассим Николас Талеб (Nassim Nicholas Taleb) назвал английский документ «оскорблением науки».

В докладе Специального комитета заявляется, что научные доказательства безопасности ГМО весьма сильны. Но, как сказала Клэр Робинсон (Claire Robinson), этими доказательствами, на самом деле, оказался отчёт Еврокомиссии «Десятилетие исследований ГМО в ЕС». Робинсон говорит, что хотя в этом отчёте пишется, что ГМО «не опаснее традиционных селекционных технологий», не было представлено конкретных доказательств этого утверждения – например, результатов долгосрочных опытов на животных.

Робинсон отмечает, что во время проведённых в рамках проекта коротких опытов на горстке животных не тестировались коммерческие ГМ-продукты питания; никто не проверял ГМО на долгосрочные эффекты; все обнаруженные тревожные последствия кормления ГМО, включая изменения в крови и иммунитете, приуменьшены; никто из исследователей не смог сделать выводов о безопасности протестированных ГМ-продуктов, не говоря уж обо всех ГМО в целом. Действительно, цель этого доклада ЕС не состояла в проверке ГМО на безопасность, она состояла в разработке «методов оценки безопасности». Окончательный доклад представляет только несколько ссылок на научные работы, которые перечислены сумбурно, без объяснения, какие утверждения отчёта они доказывают.

Более того, Специальный комитет показал некритическое доверие к анализу Клюмпера и Каима (Klümper and Qaim), в котором утверждается, что ГМ-культуры «сокращают применение химических пестицидов на 37%, увеличивают урожайность на 22% и увеличивают фермерские доходы на 68%».

Этот анализ весьма популярен среди лоббистов, которые хотят вытолкать Европу на путь ГМО. Но он составлен на основе устаревших данных начала 2000-х – ещё до распространения стойких к гербицидам суперсорняков и устойчивых к Bt насекомых, которые привели к увеличению использования химикатов и к росту фермерских расходов. Анализ Чарльза Бенбрука (Charles Benbrook) основан на более актуальных данных Министерства сельского хозяйства США. И он показал, что производство ГМ-культур в Северной Америке привело к увеличению применения пестицидов на 7%.

Робинсон сказала, что анализ Клюмпера и Каима проигнорировал тот факт, что Bt-культуры изначально содержат в себе пестициды, причём содержание пестицидов в клетках растений часто превышает объёмы распыляемых химикатов. А также, Bt-токсины в ГМ-культурах отличаются от Bt-инсектицидов, распыляемых традиционными фермерами – они имеют другую структуру и по-другому действуют, они токсичнее для всех насекомых и млекопитающих, как было выяснено в нескольких опытах.

В отношении урожайности анализ Клюмпера и Каима опирается на сомнительные данные полевых испытаний корпорации Monsanto. Реальную картину урожайности ГМО можно узнать из исследования, проведённого Джеком Хейнеманном (Jack Heinemann) и другими учёными в 2013 году. Оно изучило данные США и Европы за 50 лет, до и после введения ГМО. Оно обнаружило, что урожаи основных культур США (которые теперь стали ГМО) сокращаются с момента распространения ГМО, и в США урожайность ниже, чем в Европе, в которой сельское хозяйство, главным образом - не-ГМО. А также, в Европе меньше используется пестицидов.

Дело в том, что генетические модификации предназначены не для увеличения урожайности, а для усиления устойчивости к гербицидам и инсектицидам. Высокие урожаи ГМ-культур объясняются высокой урожайностью обычных культур, полученных с помощью традиционной селекции, в которые были внедрены требуемые гены.

Робинсон подчёркивает, что Специальный комитет опирается на устаревшие и неверные данные для изображения фантастической картины успешности ГМ-культур, игнорируя современные и надёжные данные, которые противоречат этой картине.

ГМО – не желательны и не необходимы.

По словам Кальяна Рэя, для хорошего управления рисками требуется, чтобы потенциальные выгоды рассматривались вместе с рисками. А также, необходимо анализировать риски в случае отказа действовать. Он хочет сказать, что задержки в распространении ГМО в Индии мешают прогрессу индийского сельского хозяйства.

Весьма удивительно, почему это индийское сельское хозяйство не прогрессирует? Индийские фермеры производят небывалые урожаи (несмотря на политику создания помех и усугубления экономического кризиса), они добились самостоятельности в выращивании множества продуктов питания и в использовании традиционных местных культур, которые более устойчивы к насекомым-вредителям и к климатическим изменениям, чем ГМО.

Рэй ссылается на отчёт Специального комитета Соединённого королевства, в котором говорится: «Мы убеждены представленными нам доказательствами, что этот набор технологий – потенциально важный инструмент, особенно для развивающихся стран, от которого нельзя отказываться, пока не появятся научные доказательства, что эти технологии могут нанесли вред».

Конечно, это заявление резко отличается от многочисленных исследований, которые рекомендуют развивать натуральное сельское хозяйство, защищать местную экологию и экономику, особенно в развивающихся странах. Критики ГМО хотят знать, в чём заключается преимущества ГМ-культур, и почему правительство Индии экспериментирует с сельским хозяйством, несмотря на серьёзные риски?

Аруна Родригес (Aruna Rodrigues), говоря о перспективности не-ГМ сельского хозяйства, ссылается на доклад Всемирного банка «Международная оценка сельскохозяйственных знаний и наук», который был подписан в Индии в 2008 году. Этот доклад составлен на основе 4-летней работы 400 учёных, результаты которой были опубликованы в научных журналах. В этом докладе говорится, что мы должны ориентироваться на мелких фермеров, традиционное фермерство (не-ГМО) для обеспечения продовольственной безопасности глобального юга с помощью экологически чистых и стабильных сельскохозяйственных методов. Но некорректный отчёт Специального комитета и Рэй продвигают реформы для облегчения распространения ГМО в Индии.

Стивен Друкер пишет, что существуют надёжные доказательства того, что ГМО проникли на рынок США благодаря мошенничеству, игнорированию научных процедур и замалчиванию рисков. Таким образом, может показаться странным, что кто-то всерьёз доверяет сомнительному отчёту, пропагандирующему ГМО, особенно на фоне многочисленных докладов об опасности распространения ГМО в Индии: в феврале 2010 года в соответствии с «Докладом Джейрам Рамеш» был объявлен мораторий на распространение Bt-баклажана; в августе 2012 года был опубликован «Доклад Комитета Сопори», в августе 2012 года был опубликован доклад Постоянного парламентского комитета о ГМ-культурах, а в июне 2013 – Итоговый отчёт TEC.

Сторонники ГМ-технологий любят игнорировать то, что раздутая «зелёная революция» стала бедствием для Индии (об этом пишут, например, Бхаскар Саве (Bhaskar Save) и Рэджи Патель (Raj Patel)). Они также упускают тот факт, что среди учёных нет согласия по поводу безопасности или эффективности ГМО (вопреки заявлениям пропагандистской машины). И умалчивая об этих проблемах, они заявляют, что ГМО – решение проблем с голодом. Но, как отмечает Вива Кермани (Viva Kermani): «Когда наши люди голодают и страдают от недоедания, это происходить потому, что отменено их право на безопасные и питательные продукты. Именно поэтому эту проблему не решить с помощью технологий, и ГМО нет здесь места».

Слишком часто сторонники ГМО продвигают свои технологии в качестве решения социальных, политических и экономических проблем, которые ответственны за бедность и голод. А также, они искажают информацию о высоких урожаях ГМ-горчицы (на самом деле, рост урожая горчицы связан с традиционной селекцией, а не с ГМ-технологиями), которая может стать первой ГМ-культурой, официально разрешённой в Индии. Кроме того, продвижение ГМ-горчицы, в нарушение торговых принципов, серьёзно подрывает местное сельское хозяйство и мешает обрести Индии самостоятельность.

Если мы хотим, чтобы по отношению к ГМО мы руководствовались научными и объективными принципами, то необходимо придерживаться открытых и прозрачных методик, а не прибегать к мошеничеству и секретности при распространении ГМО в Индии. И конечно, лучше всего было бы выкорчевать и привлечь к ответу коррупцию, которая способствует распространению в Индии ГМО. Если продвижение ГМО в Индии основано на таких непроверенных докладах и статьях, это только непрофессионализм? Или это часть большой ГМО-глобализации?

http://antizoomby.livejournal.com/450013.html