Пока дальнобойщики от региона к региону перекрывают трассы, протестуя против введенной с 15 ноября системы «Платон», через которую будет взиматься плата за проезд большегрузов, корреспонденты Znak.com решили разобраться, как функционирует эта система. Составить, так сказать, инструкцию по применению: как найти офисы обслуживания, как пройти оформление документов, как получить необходимое оборудование, как внести платеж, наконец, за предстоящую поездку и, самое главное, с какими проблемами приходится на этом пути сталкиваться. Что из этого получилось – читайте в нашем репортаже.

Первая задача – найти ближайший к нам офис компании ООО «РТ-Инвест Транспортные системы», выступающей оператором системы «Платон». Самый очевидный способ, как кажется, через интернет. Но тут же сталкиваемся с первыми проблемами. Если вбить в поисковике ООО «РТ-Инвест Транспортные системы», то попадаем на сайт самой компании, где указан исключительно адрес ее офиса в Москве. Уважаемые водители, запомните – так делать не надо, это тупиковый вариант. Выйти на адреса центров обслуживания можно только через сайт самой системы www.platon.ru. Если название не запомнили, вбейте в поисковике что-то вроде «платон система взимания платы». Простой поисковый запрос «платон» выводит на массу сайтов об одноименном древнегреческом философе, но не на страничку системы взимания платы с большегрузов.

На platon.ru адреса офисов находятся в разделе «сервисные центры». Выбираем свой город и получаем адрес. Наша редакция находится в Екатеринбурге. Здесь сервисный центр «Платона» работает по ул. Белинского, 86. Адрес указан, но недоумение вызывает отсутствие телефона в контактных данных. Дозвониться не получится. Видимо, расчет сделан на то, что дальнобойщикам из всех современных гаджетов сподручнее использовать навигатор.

Офис в «РТ-Инвест Транспортные системы» в Екатеринбурге по указанному выше адресу занимает небольшое помещение в цокольном этаже. Вход прямо с улицы Белинского, обозначен, как уже можно догадаться, вывеской: «Платон». Рядом приличного размера парковка. Но ехать на грузовике туда все же не следует, центр города все-таки (район пересечения с ул. Декабристов). Еще один момент, к которому следует быть готовым, – это очереди. На прием документов в Екатеринбурге работает пять окон, но пока они с потоком явно не справляются. Один консультант постоянно находится в зале. В момент нашего визита выполнявшая эту роль женщина была в буквальном смысле нарасхват. Ее лицо к полудню выражало крайнюю степень усталости.

Руководство офиса сидит за отдельной перегородкой, пробиться к нему на прием практически нереально. На обслуживание клиента у каждого фронт-менеджера уходит не меньше 15 минут. Сейчас они заняты в основном приемом документов на регистрацию водителей и автовладельцев в системе. Как и я, многие узнают о необходимом перечне документов у собратьев по несчастью, стоящих тут же в очереди. «Как тут все?» – спрашиваю у соседа. «Надо ксерокопии и оригиналы техталона на машину, своего паспорта, ПТС (паспорт транспортного средства, – прим. ред.) и номер твоего расчетного счета в банке. Плюс заявление на регистрацию заполняешь», – охотно поделился он со мной знаниями.

Оказалось, надо еще указать адрес электронной почты. На него придут логин и пароль от так называемого личного кабинета, при помощи которого в системе «Платон» составляются маршруты следования грузовиков и производится их оплата. «Девушка, я к вам неделю назад заходил, мне на почту пришло уведомление, что я зарегистрирован, а в системе меня нет до сих пор. Что делать-то, у меня две машины в Сургут уже ушли – штраф теперь?» – вопрос мужчины, отстоявшего очередь в соседнее окошко, наводит на мысль, что пока регистрация не обходится без сбоев. Вопрос от другого посетителя озадачивает еще сильнее: «Машина стояла, а со счета списали 2,5 тысячи, за что?»

Много возникает вопросов относительно того, как организован контроль за выезжающими на трассы грузовиками. По задумке, все федеральные дороги должны быть оборудованы стационарными автоматическими пунктами контроля «рамками», которые считывают данные с специальных приборов «трекеров», которые установлены в машинах. Но «трекеры» сейчас никому не выдают, зарегистрировавшихся в системе автовладельцев ставят в очередь на получение. Даты, когда прибор выдадут, никому не говорят.

— Я по образованию радио-электронщик, объясните, как все это работает, – попытался выведать у операционистки один из посетителей.

— Во-первых, не надо на меня кричать!

— Девушка, поймите, должен быть рубеж, грубо говоря, рамки. Проезжаешь под ней, она считывает информацию с вашего «пятака» в машине. Сейчас рамки только в Москве есть, так?

— Да.

— А на остальной территории как, вручную номера машин переписывают?

— Есть мобильные комплексы, они работают почти так же, как рамки.

— Погодите, но если нет еще «пятаков», значит, это что – просто видеорегистратор?

— Да.

— А когда по-нормальному система заработает?

— Ее в 2016 году будут делать, наверное, в 2017-м.

Судя по всему, принципы работы системы «Платон» в нынешнем ее состоянии не до конца понимает даже обсуживающий персонал.

За спиной «радио-электронщика» его коллеги по цеху перешучиваются:

— Я, когда ехал сюда, считал сколько кто-то за месяц заработает со всего этого бардака. На нас с тобой до старости хватило бы и внукам еще осталось.

— Да ладно, за месяц и за день бы хватило. Только толку-то от всех наших забастовок.

«Нас обманули, говорили, что не будут штрафовать до 1 мая. По факту, стоят машины на трассах с «Платоном» и ловят. Мы поехали и сейчас попадаем», – присоединился к их разговору тот самый, кто уже отправил «две машины в Сургут». До окна регистрации добирается дедок и очередь перестает двигаться. «Дочка, откуда у меня «электронка», у меня компьютера-то нет. Войди в положение, а?» – чуть не ревет седовласый водитель. Через минуту: «Ну, где я возьму этот расчетный счет». «Отец, звони сыну у него точно есть, дай его координаты», – пытаются ему хоть как-то помочь из зала.

По другую сторону от окон регистрации стоят платежные терминалы. Здесь возмущения и жалоб не меньше. Периодически слышится: «Мне на Омск надо, как тут что сделать?» Или: «Я обычно возле Москвы на 108-ю ухожу, тут ничего не ясно». Или: «А если сломаюсь, как на рембазу ехать – это же в сторону надо. Маршрут не оплачен, штраф [40 тыс. рублей] платить что ли?» Ответ консультанта на последний вопрос заставляет смеяться весь зал: «Езжайте тихонечко. Машины-то наши не каждые же 50 метров стоят на трассе, проскочите как-нибудь».

Как известно, система «Платон» заработала в России с 15 ноября. Она утверждена постановлением правительства РФ и предполагает плату за проезд грузовиков разрешенной максимальной массой свыше 12 тонн по дорогам федерального значения в размере 3,73 рубля за километр. Причем вносить ее надо авансом. За незарегистрированные поездки предусмотрены штрафы как для водителей, так и для автовладельцев. В случае нарушения водитель должен будет заплатить 5 тыс. рублей. Для автовладельцев предусмотрена дифференциация. Штраф для индивидуальных предпринимателей составляет 40 тыс. рублей за первое нарушений, 50 тыс. рублей – за повторное, для юридических лиц – 450 тыс. рублей и 1 млн рублей, соответственно. Оператору на создание системы понадобилось 29 млрд рублей. Большая часть средств привлечена в виде кредитов «Газпромбанка» под гарантии государства.

Покидаю офис «Платона» через полтора часа, дискутируя с одним из водителей на тему того, что «какая-то частная контора» (по данным «СПАРК» ООО «РТ-Инвест Транспортные системы» принадлежит Игорю Ротенбергу и ООО «РТ-Инвест», за которой стоит ГК «Ростех» Сергея Чемезова) получила доступ к персональным данным водителей, транспорта и маршрутам передвижений. «За что они отвечают? Их взломали, выяснили где и когда я еду, выловили меня, тюк по голову и ни меня, ни груза, ни машины», – возмущался мой собеседник. Те, кто спешил внутрь, соглашались, обреченно вздыхали и вставали в очередь. Пару лет назад их почти таким же образом заставили поголовно установить в машины тахографы. Потратив по 20 тыс. с лишним рублей на сам прибор и его установку, они до сих пор не знают толком, зачем он им нужен.

К слову, на федеральном уровне критическое отношение к идее сборов с большегрузов, похоже, нарастает. Так, секретарь Общественной палаты Александр Бречалов сказал Znak.com, что Общественная палата готова активно подключится к решению проблемы, кроме того, возможно, также ее обсудят на площадке «Народного фронта». «Мы уже обсуждали проблему с министром транспорта Максимом Соколовым и договорились в ближайшее время собрать совещание и подумать, что делать. Волнение, которое возникло в среде предпринимателей, очевидно, и его нельзя просто игнорировать», – заметил Бречалов.

Сопредседатель московского отделения «Фронта», лидер движения в защиту прав автомобилистов «Свобода выбора», депутат Госдумы Вячеслав Лысаков, сказал, что решение о введении платы за пользование трассами в нынешнем виде преждевременное, и он поддерживает позицию дальнобойщиков. Депутат Госдумы от ЛДПР Ярослав Нилов сообщил, что его партия уже внесла проект закона, который отменит вступление введенных норм в силу на один год. «Протесты граждан пытаются блокировать, людей запугивают и заставляют замолчать. Но в ситуации с дальнобойщиками это не сработает, они как раз сидеть и молчать не будут. Это – армия рассерженных людей, и надо срочно принимать меры, срочно корректировать ситуацию. Для власти в целом такие протесты, которые пытаются задавить, очень опасны – ведь впереди выборы в Госдуму», – пояснил Нилов.

Между тем в российских регионах продолжает нарастать накал страстей по поводу введения новой системы взимания платы с большегрузов. Сегодня на митинге в Тюмени повестку взорвала девушка-дальнобойщик Яна Колмакова. «Мы все должны понимать, что влечет за собой этот бессовестный, преступный закон – в конечном результате платить придется всем! – заявила она. – Среди нас нет миллионеров, мы просто искренне любим свою работу, которую хотят у нас отнять. У дальнобоя есть воля и честь, и на колени мы встаем только перед своими грузовиками!». Судя по тому, что творится сейчас в офисах «Платона», на российских трассах и в московских властных кабинетах в этой истории точка еще не поставлена.

http://www.znak.com/moscow/articles/20-11-19-06/104738.html