Технологии «цветных» революций не новы. Они активно применяются на протяжении последних нескольких десятилетий с целью «ненасильственного» свержения законных властей в государстве приговоренному к перевороту, или как дополнение к силовому давлению, вооруженной агрессии против этого государства.

Очевидность технологичности «народных выступлений» во время «цветных» революций, и наработанный опыт противодействия технологиям «мягкой силы» со стороны силовых структур в странах применения, заставляют организаторов действовать более изобретательно.

Из всего разнообразного спектра технологий «мягкой силы», как иногда их называют (по версии Джозефа Ная), или «ненасильственных методов» (по версии Джина Шарпа), или даже «либерального мультикультурализма» (по версии Чандрана Кукатаса) остановимся на одной – самой мягкой и ненасильственной. Новинка сезона – «образование онлайн» - идея заочного образования, получившая второе дыхание в условиях пятого технологического уклада. Этой благородной идее был посвящен 6-й круглый стол по вопросам благотворительности «RevolutiOnline.edu – онлайн-образование меняет мир», прошедший 24 января в швейцарском Давосе. Организатором выступил Фонд одного из украинских олигархов – Виктора Пинчука.

Того самого, который присоединился к Giving Pledge (Клятва дарения) – филантропической инициативе, основанной Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом в 2010 году (присоединившиеся к Клятве обязуются  инвестировать половину или более своего состояния при жизни и после нее в благотворительные проекты, из россиян также есть один присоединившийся – собственник холдинга «Интеррос» Владимир Потанин).  Вот только специфика наших олигархов в том, что в отличие от, например Билла Гейтса, сделавшего свое состояние своим умом, наши умело сконцентрировали свои таланты на растаскивании и переделе производственных и природных ресурсов, созданных народом еще во времена СССР – после этого называться «меценатом» не вполне благородно. И все же речь не о них.

Какая же связь между дистанционным образованием и установлением контроля над различными государствами мира? Пару примеров из параллельных сюжетных линий с аналогичным методологическим подходом и пошаговым решением поставленной задачи.

Итак, возможно, ли возражать против защиты окружающей среды? Разве может нормальный человек быть против рационального использования воды и электроэнергии в жилищах и на предприятиях? Как можно быть против защиты дельфинов от химического загрязнения морей или против прекращения охоты на амурских тигров и синих китов – ведь их осталось так мало! И возможно ли безразлично относиться к потеплению климата из-за человеческой жизнедеятельности на планете?

А сможете ли спокойно спать, увидев по ТВ кадры, где пьющие родители или наемная няня издеваются над малолетними детьми? Или жестокая учительница избивает школьников младших классов, думая, что никто об этом не узнает… Вряд ли нормальный здравомыслящий человек останется беспристрастным, получив такую информацию.

И таким образом выполняется задача №1 – создание соответствующей эмоциональной базы в сознании практически каждого психически здорового homo sapiens, имеющего доступ к ТВ, газетам, радио и интернет. Эта эмоциональная база будет исполнять роль фундамента, на котором в дальнейшем  выстраивается каркас из общественного мнения, укрепленный сетью совершенно «неправительственных» и абсолютно «некоммерческих» организаций. Каждый вменяемый индивидуум естественно задастся вопросом, и даже двумя – «кто виноват?» и «что делать?». И это отнюдь не эксклюзив, относящийся к русской литературе. А если у кого-нибудь такие вопросы не возникнут, то им помогут заранее заготовленные средства массовой информации, интернет-блоги в твиттерах, фейсбуках и прочих ютьюбах.

Так что же делать? Бороться! За природу, за детей, за будущие поколения, которые будут жить в мире и справедливости. Для большей эффективности желательно и даже необходимо объединиться. В масштабах планеты. И на этом этапе решается задача №2 – создание глобальных тематических институций. Этап, на котором не столь важен предлог создания глобальных структур. Главное – это унификация и координация из единого центра. А кто будет тем самым модератором и координатором? Естественно, те, у кого больше возможностей – т.е. в первую очередь – у кого больше финансов и авторитета. Ни что не ново под Луной – кто платит, тот и заказывает музыку. Финансов больше у тех, кто деньги печатает, а авторитета больше у тех, у кого авианосцы длиннее и ракеты толще, т.е. у тех, у кого больше финансов, т.е….

«Защита окружающей среды» - прекрасная идея, вспыхнувшая в конце 60-х годов ХХ века, упорно структурировавшаяся и костеневшая благодаря разветвленной сети финансовых организаций, и большого разнообразия финансируемых ими «благотворительных фондов» и «неправительственных организаций» (НПО), постепенно превратилась в жесткий механизм давления на государственный аппарат многих стран мира. Создаются министерства экологии, читаются спецкурсы по экологии в университетах, проводятся различные акции в школах и детсадах. Однако финансируются лишь те проекты и НПО, которые работают в заданном русле: обосновывают вред антропогенного влияния на природу, убеждают в необходимости спасения голодающих африканцев не такими уже и вредными для них геномодифицированными продуктами; доказывающими, что Земля перенаселена и может качественно прокормить не более 4-6 млрд. людей, и пр, и пр…

В 1988 году ЮНЕП (United Nations Environment Programme, UNEP) совместно с Всемирной метеорологической организацией (ВМО) основали Межправительственную группу экспертов по изменению климата (Intergovernmental Panel on Climate Change, IPCC). ЮНЕП является также одним из соучредителей Глобального Экологического Фонда (GEF) совместно с Всемирным Банком и Программой ООН по развитию. Эта «независимая» финансовая организация была создана в октябре 1991 года как пилотная программа Всемирного Банка  с бюджетом в 1 млрд.долл.

В 1994 году на «Саммите Земли» в Рио-де-Жанейро GEF была реструктуризирована и формально выведена из системы Всемирного Банка, вероятно, для сокрытия «родственных связей». Ныне GEF – это международная финансовая организация, членами которой являются 182 государства. Она выступает в роли «катализатора для улучшения состояния глобальной окружающей среды». Действуя методами, схожими с методами МВФ, имея структуру НПО, выполняя функции аналитического центра, GEF предоставляет средства для поддержки различных проектов в развивающихся странах в «области охраны биоразнообразия, изменения климата, охраны международных вод, борьбы с деградацией земельных ресурсов, озонового слоя и органическим загрязнением окружающей среды».

Прикармливая и приручая огромное количество людей, задействованных в НПО, получает возможность использовать их как «агентов влияния» в своих странах, оказывать давление на руководство многих государств под видом борьбы за самые благородные цели. С момента основания GEF выделил 8,8 млрд. долл. с дополнительным софинансированием в размере 38,7 млрд.долл. на выполнение более 2400 проектов в более чем в 165 странах. Через Программу малых грантов (Small Grants Programme – SGP) было профинансировано более чем 10 тыс. грантов для неправительственных и общественных организаций.

В 1987 году Международная комиссия по окружающей среде и развитию ООН призвала создать новую хартию, которая сформулировала бы фундаментальные принципы устойчивого развития – так появляется идея создания Хартии Земли (ХЗ).

В 1992 году на необходимости Хартии настоял Генеральный Секретарь Бутрос Бутрос-Гали на Саммите Земли в Рио-де-Жанейро. Но тогда процесс создания Хартии Земли ООН был остановлен на Саммите Земли, а взамен была принята Декларация Рио, известная как «Повестка Дня на 21 Век». Окончательный текст документа «Повестка-21» стал результатом разработок, проведения консультаций и переговоров, проводимых, начиная с 1989 года и заканчивая 2 неделями конференции. Полный текст был озвучен и принят на Саммите Земли в Рио-де-Жанейро 14 июня 1992 года, где 178 правительств проголосовали за принятие этой программы. С этого момента службы по защите окружающей среды в США при экспертной оценке проектов проверяют их соответствие требованиям, указанным в «Повестке-21». Не согласные с существованием проблемы глобального потепления и не выполняющие условия «Повестки-21» могут быть причислены к врагам человечества, что может повлечь за собой не только критику в СМИ, а и вполне реальные экономические санкции.

Это и есть задача № 3 и ее выполнение – создание механизма давления на суверенные государства с целью коррекции их внешней и внутренней политики в заданном направлении.

Идеи, представленные широкой публике в «Повестке-21» на саммите в Рио, были опубликованы в книге «Первая глобальная революция». По сути, это отчет Римского клуба за четвертьвековую деятельность. Материал показывает удивительное сходство в средствах, методах, тактике и стратегии всемирной «зеленой» революции с множеством иных «цветных» революций, проведенных в последние десятилетия в мире.

«Борьба за природу» пытается красиво влезть в сознание и душу. В 1992 году создается организация всемирного масштаба – «Зеленый крест». И что показательно – основателем и президентом назначается величайший иуда современности – Михаил Горбачев. Развалив Советский Союз, Горби принялся за развал мировоззренческих основ личности, превращая экологию в эрзац религии. Он утверждает, что библейские Десять Заповедей уже изжили себя: «Десять Заповедей устарели. Они будут заменены на 16 принципов Хартии Земли». Еще в 1996 году он заявлял: «Космос – мой бог; Природа – мой бог».

Кстати, если беда Украины в виде евроинтеграции будет продолжаться, и будут подписаны документы о создании «всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС», то украинские товары все равно не попадут на европейские рынки. Представители ЕС уже намекали неоднократно на не соответствие трудового и экологического законодательства Украины «европейским стандартам». В действительности для Украины заготовлен сюрприз – товары не будут допущены на рынки из-за их заниженной стоимости, полученной от занижения оплаты труда (в среднем 1,61 евро в час в Украине и, например 39,3 евро в час в Бельгии) и низких расходов на экологические программы в сравнении с затратами в европейских странах. Антидемпинговые расследования могут вестись бесконечно.

Защита окружающей среды – действительно повод для тотального и глобального вовлечения всех стран и народов мира в общий процесс. В отличие, например, от «борьбы с терроризмом». Не все страны согласны участвовать в борьбе с мировым терроризмом, т.к. не у всех гибель американских морпехов где-нибудь в Афганистане или крушение башен-близнецов ВТЦ в Нью-Йорке вызывает чувства сострадания. Многие, особенно в исламских государствах, воспринимают это как заслуженную кару Божью. Но против защиты природы вряд ли смогут возражать даже закоренелые исламисты и потомственные моджахеды.

По схожей методике по всей планете внедряется ювенальная юстиция (ЮЮ). Благие намерения защиты детей от несправедливости и насилия превращаются в технологии разрушения основ человеческого общества, внедрения элементов тоталитарной диктатуры в отдельно взятом государстве, и реже упоминаемая составляющая – профилактика возникновения возможных очагов сопротивления технологиям «цветных революций».

Под видом «защиты детей от насилия в семьях» даже в такой высокоразвитой демократической стране, как Франция, отобрано у родителей и насильно отправлено в приюты, по разным данным от 2 млн. до 4 млн.детей! Причина разлучения с матерью может быть даже «удушающая любовь». Но чаще, причиной становится низкий уровень жизни семьи. В России к 2012 году около 200 детей было оторвано от семей органами опеки. В Украине пока что такая практика не получила широкого распространения, но попытки внедрения ювенального законодательства под разными предлогами осуществляются постоянно. Никто не спорит с тем, что действительно существуют семьи, в которых детям живется гораздо хуже, чем в детдомах, известных своими скромными условиями.

Однако, если в Украине 24% семей, в которых работает оба взрослых, находятся ниже черты бедности, то государство получает предлог для давления на неугодных ему личностей. В наших условиях это может стать и способом отъема недвижимости у «неблагополучных семей». К тому же, стимулируется доносительство на родителей.

Реже упоминается то, что в соответствии с требованиями ювенальной юстиции, вы не имеете права давить на ребенка, навязывать ему информацию – рассказы о том, что вы и ваши предки были православными (католиками, мусульманами, иудеями  и т.д.), что в вашей семье не воспринимают идеи однополых браков, что вы так или иначе расцениваете исторические события – все это может быть воспринято, как давление на ребенка. Но, в то же время, вы не имеете лишать ребенка доступа к источникам информации, в том числе и к интернет – вырастет сам решит кто и что оно. Какого оно пола, какой веры или атеист…

В обществе, состоящем из таких человекоподобных овощей, подвиги защитников Брестской крепости и Сталинграда могут быть лишь в истории. Страну с таким электоратом можно оккупировать с помощью пива и чипсов, социальных сетей, айфонов и легких наркотиков (которые, в соответствии с ЮЮ не приветствуются, но и не осуждаются).

Ассортимент поводов «благородных идей» может быть множество. Это и астероидная/инопланетная угроза, под которую можно создать глобальные структуры и заставить открыть свои противоракетные технологии тех, кто ими обладает. И угрозы потепления (как вариант, похолодания) климата, и предотвращения голода… И т.д. и т.п.

И наконец, об онлайн образовании.

Важнейшая составляющая онлайн образования, т.е. заочного образования с использованием сети интернет – наличие самого интернет.

А «важность» интеграции каждого человеческого индивидуума во всемирную паутину сегодня сложно переоценить. В конце 2011 года об этом напомнил Шимон Перес на 8-й Ялтинской ежегодной встрече: «…Что касается демократии. Они (молодые люди. – А.Д.) говорят: если я молод <…>, то я хочу идти своим собственным путем. Я не хочу быть связанным с прошлым, со старыми людьми. Молодые люди – индивидуалисты, им не нужно правительство – у них есть айфоны.  Правительство в кармане, вся информация, которую они хотят сегодня получить, лежит в кармане. Они могут связаться с любым человеком, они не хотят, чтобы в это вмешивались их родители. <...>

Когда вы живете в бедной стране и когда вы не пользуетесь фейсбуком и Интернетом, и понимаете, что весь мир беден, то это нормально. Но когда молодые люди имеют эти средства коммуникации и  видят, что в каких-то странах есть свобода, а в каких-то ее нет, то они тоже начинают задавать вопросы. <...> Они не хотят слушать истории про прошлое. Они считают, что эти уроки никому не нужны».  Т.е., следуя логике Ш.Переса, правительство уже не нужно. Только чье правительство и кому не нужно? Правительство Каддафи в Ливии и Асада в Сирии не нужно не ливийскому и сирийскому народу, а США и их союзникам.

Многие революции, как известно, получили название «твиттерных» в честь одноименной социальной сети. Доступ к социальным сетям в интернет позволяет формировать общественное мнение, а точнее создавать видимость сформированного мнения; координировать действия организаторов «мероприятий» на улицах и площадях, находясь в любой точке мира; устраивать акции «гуманитарного террора» против отдельных личностей (политиков, чиновников) и многое другое

Попытки поставить интернет под контроль или ввести ограничения в различных странах (Белоруссия, Китай, Иран и др.) вызывают осуждения дружного хора представителей «демократической общественности» всех стран «развитой демократии», которому вторит местная ручная сеть неправительственных организаций.

Использование соцсетей в целях свержения законных властей доказало свою эффективность.

Из известных случаев первого массированного применения электронных коммуникаций как средства давления на власть, можно назвать организацию протестов в столице Филиппин – Маниле, 17 января 2001 года. Организованные посредством электронной переписки жители столицы Филиппин, обменявшись за короткое время 7 миллионами электронных сообщений, сумели вывести на уличные акции протеста около миллиона человек! Они были недовольны тем, что парламент страны, благодаря некоторым сенаторам – сторонникам 13-го президента  Джозефа Эхерсито Эстрады блокировал процедуру его импичмента. Парламент не устоял перед натиском организованной толпы и уступил требованиям протестующих. Эстрада был смещен с поста президента.

Одним из эпизодов отработки координации действий по организации демонстраций с помощью рассылки сообщений по электронной почте было смещение премьер-министра Испании Хосе Марии Аснара в 2004 году.  Вероятно, не последним фактором, повлиявшим на решение организаторов смещения Аснара о проведении акций протеста, было то, что он один из немногих европейских политиков, поддерживавших политику Российской Федерации в Чечне.

По такой схеме формировалось общественное мнение мирового сообщества и оказывалось давление на руководство Ирана во время выборов 2009 года, в Таиланде в 2010 году. Активно использовались «твитерные» технологии в Молдове во время выборов 2009 года.

Молдова оказалась отличным полигоном «твиттерных технологий» и образцом для демонстрации взаимодействия НПО всех мастей. Активно в тех молдавских событиях, направленных на отмену результатов выборов, не устроивших США, поработали такие организации как NDI (Национальный демократический институт), IRI (Международный республиканский институт). Они распределяли средства (по меркам Молдовы – очень значительные), полученные от Госдепартамента по линии USAID для финансирования такой программы, как «Поддержка демократической и политической активности в Молдове» (Strengthening Democratic Political Activism in Moldova, SPA).

На средства, выделенные USAID, осуществляла свою деятельность, в качестве главного борца с законно избранным в 2009 году правительством, такая организация, как Hyde Park Organisation. На сайте этой НПО можно было найти такой текст: «Этот сайт размещен в сети бесплатно в рамках программы «Обучение и доступ в Интернет» (Internet Access and Training Program, IATP) Управления культурных и образовательных программ (Bureau of Educational & Cultural Affairs, ECA) Госдепартамента США, созданной при поддержке кампании «Акт в защиту свободы» (Freedom Support Act, FSA)».

Госдепартамент США напрямую участвовал в финансировании, технической и организационной поддержке, обучении и координации оппозиционных молодежных движений в мировом масштабе, прежде всего – на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в Латинской Америке и в странах бывшего СССР. Об этом  открыто говорилось еще 24 ноября 2008 года.  Джеймс Глассман, в то время помощник госсекретаря по народной дипломатии и публичным делам и Джаред Коэн представитель отдела политического планирования Госдепатамента на брифинге для американских и зарубежных журналистов рассказывали об инициативе по созданию глобального Альянса молодежных движений. Партнерами Госдепартамента в создании глобального Альянса молодежных движений стали Facebook, Google, YouTube, MTV, AT& T, JetBlue.

Также Госдепартаментом финансировалась «Программа гражданского участия» (Moldova Citizen Participation Program). Ее цель - «создать… для граждан возможность, пользуясь гражданской активностью и демократическими инструментами, вносить существенные позитивные изменения в существующий порядок жизни общества… с помощью образовательной и финансовой поддержки проектов гражданской инициативы, расширения мобилизационных способностей НПО и групп граждан, пропаганды необходимости перемен и привлечения правительства к ответственности».

Просто обучением финансирование не заканчивалось. Для того чтобы была возможность применить знания на практике и реализовать поставленные задачи, «расширить мобилизационные способности НПО и групп граждан», необходимо техническое оснащение обученных «групп граждан». Стоимость телефонных аппаратов, поддерживающих необходимые для проведения операций опции, как и стоимость высокоскоростного интернета – было на тот момент не по карману среднестатистическому труженику Молдовы. Но и в этом случае нужно поблагодарить правительство США за обеспечение смартфонами и коммуникаторами и подключение к интернету политически активных граждан Молдовы, в рамках финансирования по программе IATP.

По признанию одой из организаторов молдавских событий 2009 года – Натальи Морарь – члена инициативной группы «Я не коммунист», в которую входили несколько представителей неправительственных организаций – ассоциации ThinkMoldova и организация HydePark, Твиттер, ВКонтакте и прочие социальные сети помогли ее группе в 6 человек за несколько часов мобилизовать в Кишиневе толпу в 15 тыс. человек.

В Ливии, естественно, также не обошлось без «твиттерных» технологий. Там к их продвижению была привлечена ООН.

В октябре 2007 года было подписано соглашение с правительством Ливии, в соответствии с которым каждый ливийский школьник получал по бюджетному ноутбуку. Сделка стоимостью в 250 млн. долл. включала поставку 1,2 миллиона дешевых портативных компьютеров и нескольких тысяч серверов – по одному на каждую школу (при населении Ливии в то время – примерно 6 млн.). В Ливию прибыла команда специалистов для сопровождения и поддержки техники. Кроме того, на территории страны появился доступ в Интернет по спутнику, что помогло в организации беспорядков в стране в начале 2011 года.

Компьютеры были поставлены в рамках программы ООН One Laptop Per Child – «компьютер каждому ребенку». С февраля 2006 года OLPC руководил Николас Негропонте. Ранее, в 1985 году, он основал и возглавил Media Labs в Массачусетском технологическом институте. В 1995 году сформулировал концепцию Электронной экономики. С 2005 года – инициатор и лидер образовательного проекта «2b1».

У руководителя программы обеспечения Ливии компьютерной техникой обнаруживаются интересные родственные связи. Его родной брат – Джон Негропонте – один из наиболее квалифицированных «бойцов невидимого фронта». В 1981 – 1985 годах Джон Негропонте был послом США в Гондурасе, за это время военная помощь Гондурасу увеличилась с 4 млн. до 77,4 млн. долл. в год; была установлена тесная связь между спецслужбами США, армией Гондураса и никарагуанскими контрас. При его активном участии в Центральной Америке «эскадроны смерти» похитили и убили (включая выкраденных с никарагуанской территории и убитых в Гондурасе людей) не менее 75 тысяч человек. В 1989-1993 годах Джон Негропонте был послом США в Мексике и оказывал помощь правительству этой страны в борьбе с повстанцами-сапатистами в штате Чьяпас. Его знания и опыт в организации «эскадронов смерти» в Латинской Америке помогли ему создать аналогичные отряды в Ираке, где в 2004 – 2005 годах Негропонте возглавлял дипломатическую миссию США.

Возможно, родственные связи ничего не значат, однако в январе 2007 года, Джон Негропонте, переходя с поста директора Национальной разведки в Государственный департамент, успел принять на работу в свой новый аппарат 1500 сотрудников разведки, близких к структурам большого бизнеса и связанных с Ближним Востоком. И, как выяснилось в 2011 году – не напрасно.

Жена брата, Диана Негропонте, – сотрудница «Freedom House» - еще одной «конторы», принимавшей участие во всех «цветных» революциях.

Аналогичная программа должна была реализоваться и в Белоруссии. В августе 2011 года между белорусским Парком высоких технологий (ПВТ), Министерством образования Белоруссии и американской корпорацией Intel было подписано соглашение о сотрудничестве. Однако, опыт Ливии и других стран был к тому времени в распоряжении белорусских госорганов, отвечающих за безопасность государства. Невзирая на проведенную рекламную кампанию, от реализации проекта власти Белоруссии отказались. К тому же, нетбуки Classmate PC компании Intel, которыми планировалось обеспечить белорусских школьников, никаким образом нельзя было назвать новейшей техникой. Подобную технику до того уже несколько лет поставляли в беднейшие страны.

Возможности электронных средств коммуникации и социальных сетей используются давно и успешно Центральным Командованием Соединенных Штатов (The United States Central Command – USCENTCOM). В рамках программы «Операция искренний голос» (Operation Earnest Voice), созданной для психологической борьбы в интернете против войск коалиции в Ираке, корпорацией Ntrepid по контракту с USCENTCOM был разработан механизм создания фальшивых онлайн-личностей, так называемых «ботов». Была создана «система контроля онлайн-личности», позволяющая служащему специального американского подразделения управлять 10-ю (и более - до 50-ти) разными лицами по всему миру.

С помощью этой системы офицеры USCENTCOM имеют возможность навязывать и распространять свои идеи под видом «одного из нас» и манипулировать ходом дискуссий на информационных ресурсах, доводить эти дискуссии до ложного согласия, «спамить» нежелательные мнения и менять сообщения, которые не совпадают с интересами Минобороны США. Официальный бюджет программы Operation Earnest Voice  в стартовом 2010 году составил 200 млн. дол. Программа уже была использована в Пакистане, Афганистане и на Ближнем Востоке. И ее следы не сложно заметить на новостных и дискуссионных сайтах в постсоветских государствах, где умело стравливают посетителей интернет-страниц, насаждая межнациональную вражду.

В последние несколько лет министерством обороны США было проведено более десятка командно-штабных учений по отработке задач информационной войны. Результаты их анализа были положены в основу усовершенствования концепции информационной войны и четко видны в событиях в Северной Африке и на Ближнем Востоке с начала 2011 года. В соответствии с этой концепцией в обеспечении операций с применением информационного оружия задействованы все системы управления, связи и разведки космического, воздушного, морского и наземного базирования всех видов вооруженных сил. Для координации их действий разрабатывается автоматизированная система управления боевыми операциями информационной войны и стратегический план ее ведения – Integrated Operation Plan.

Давно ни для кого не является тайной за семью печатями сотрудничество интернет-гигантов с американскими спецслужбами. В частности, Google и Агентства Национальной Безопасности (АНБ – NSA – National Security Agency). Официальная цель сотрудничества двух этих организаций – нахождение слабых мест Google в борьбе с пиратами и хакерами, оценка степени их сложности и определение адекватности принимаемых мер защиты. Google, практически с момента появления обеспечивает передачу данных о пользователях разведслужбам США. И это вполне законно.

По американским законам. Как и любая другая компания, Google обязана в соответствии с «антитеррористическим законом» Patriot Act представлять данные о пользователях властям, и в частности Агентству Национальной Безопасности. Невзирая на жалобу Информационного Центра Личных Электронных Данных (EPIC) в суд, и требование обнародования соглашений между Google и АНБ, ввиду того, что граждане имеют право знать, что за ними осуществляется наблюдение, Апелляционный суд Вашингтона постановил, что специальный статус АНБ позволяет ему сохранять в тайне его договорённости с интернет-компанией.

АНБ имеет неограниченный доступ к данным пользователей Windows, так как оно непосредственно сотрудничало с Microsoft при разработке Windows 7. И это было официально признано 17 ноября 2009 года Ричардом Шэффером, директором АНБ по обеспечению информационной безопасности. Для обработки данных, к которым имеет доступ АНБ, в 2013 году будет построен центр по обработке и хранению данных, скачиваемых в интернете по всему миру. Площадь этого центра составит 93 тыс. кв. м. Центр строится в горах, в штате Юта, неподалеку от Солт-Лейк-Сити. Стоимость проекта около 1,5 млрд. долл.

В ближайшее время АНБ будет способно перехватывать, хранить, расшифровывать и анализировать все сообщения по всему миру: одной из сегодняшних целей АНБ является также проверка возможности расшифровки кодов AES (Advanced Encryption Standard или Стандарт Усовершенствованного Шифрования). Этот криптографический алгоритм в настоящее время защищает финансовые договора, электронную почту транснациональных компаний, экономические соглашения и международную дипломатическую почту.

Возвращаясь к теме статьи – сложно представить, какой массив информации для анализа может дать доступ к персональным компьютерам наиболее активной части населения – тех, кто уже имеет определенный опыт и диплом о среднем или высшем образовании и владеет иностранным языком в достаточной степени, чтобы получать на нем образование.

С точки зрения организации «цветной» революции в стране: если доступ к какой-либо социальной сети в интернет или к какому-либо определенному сайту можно ограничить в интересах безопасности государства, то как можно ограничить доступ к образованию?

По мнению соучредителя и сопредседателя одной из крупнейших образовательных интернет-платформ Coursera Дафни Коллер, участницы 6-го Круглого стола по вопросам благотворительности «RevolutiOnline.edu», прошедшего в Давосе 24 января 2013 года, главное преимущество онлайн-образования – это свободный доступ к обучению для всех людей, независимо от их материального положения, национальности, места проживания и состояния здоровья.

Дафни Коллер считает, что вопрос доступа особенно важен для людей, которые хотят освоить новую профессию и получить лучшую работу, а также для людей с ограниченными возможностями, которые не позволяют им учиться в традиционных учебных заведениях: «мы видели, как наличие доступа к образованию меняет жизнь».

Противостоять таким идеям нет повода, и сложно оправдать противодействие им с точки зрения здравого смысла. Тем более что любые действия в этом направлении будут сопровождаться «мягким», но агрессивным давлением со стороны, как международных организаций и правительств «демократических» стран, так и со стороны местных НПО, представителей «демократических» партий и «свободолюбивой» общественности.

Но вот еще одно совпадение. АНБ в первой половине 2012 года начало создавать на базе университетов США Центры подготовки специалистов в области обеспечения кибербезопасности (National Centers of Academic Excellence in Cyber Operations Program, CAE). Цель - повышение уровня безопасности киберпространства. Программа АНБ будет дополнять 145 существующих центров CAE, которые позволяют обеспечить научные исследования в сфере обеспечения кибербезопасности под контролем АНБ и Департамента внутренней безопасности (Department of Homeland Security).

Очевидно, и многие наши сограждане вскоре с энтузиазмом примут посильное участие в этом проекте. Даже не подозревая о своем участии в нем.

Все так ужасно? Да, ужасно. Мы живем в постсоветском мире тающих возможностей. Проиграв холодную войну, мы так и не смогли достойно ответить на нанесенное нам поражение. Даже в России и странах Таможенного союза не удается окончательно оставить процессы деградации и разрушения человеческого, научно-технического, культурного потенциала. Украина же ускоряет движение в пропасть. Необходимо наконец понять, что для того чтобы иметь Будущее, нам необходимо укрепление самодостаточной территории со своими ресурсами; создание валютно-финансовой системы альтернативной нынешней мировой, основанной на доминировании доллара; необходимо научиться противостоять иезуитским технологиям «мягкой и пушистой» силы. Все необходимые ингредиенты у нас имеются

http://www.geopolitica.ru/article/troyanskiy-kon-myagkoy-sily-chi#.UVE2shfwn6U