Как Путин шел к власти — роль Собчака

(это продолжение цикла статей, начало было тут)

Анатолий Собчак был убит. Вкратце: умер Собчак после того, как в гостиничном номере лёг почитать книжку и включил прикроватную лампу. Скорее всего, яд был нанесён на лампу – такая система отравления известна, она разрабатывалась, в частности, Майрановским в «лаборатории ядов». От нагрева лампы происходит испарение вещества, пары которого вдыхает жертва. В пользу отравления говорит и то, что  два охранника, дежурившие у тела Собчака, лечились потом от симптомов, вызываемых отравлением.

Смерть Собчака была нужна Путину, а точнее тем, кто вели его в президентское кресло. Собчак волочился за Путиным грязным хвостом компромата, самим фактом своего существования он привлекал внимание к тому, от чего внимание требовалось отвлекать, и его кончина была единственно возможным выходом из сложившейся ситуации.

Перед ликвидацией, с 1997 года, Путин прятал Собчака в Париже, и только 12 июля 1999 года вывез его в Россию – исключительно ради того, чтобы убить его так, чтобы он как бы «умер от сердца». Ведь в России гораздо больше возможностей пресечь следствие по этому убийству и списать всё на «сердечную недостаточность», нежели во Франции.

Смерть Собчака «от сердца» была необходимым звеном в цепочке ликвидации последствий грандиозного провала, который постиг таинственную спецслужбу ещё в 1990-1991 годах. Провал состоял в том, что помощник Собчака, некто Юрий Шутов, бывший «правой рукой» Собчака до Путина, возомнил себя крутым контрразведчиком и стал копать под своего «патрона», и накопал многое. В частности, он раскопал прямые доказательства связи Собчака и ЦРУ. Доказательства эти были в форме кассет с записями его общения с зарубежными кураторами. Самое ужасное было в том, что Шутов частично опубликовал этот компромат в своей книге, где привёл некоторые диалоги с этих кассет. Кроме того, в своей книге он написал, что она будет стоить ему жизни. Нейтрализация писанины Шутова потребовала приложения грандиозных усилий и повлекла цепочку убийств.

Юрий Шутов стал помощником Анатолия Собчака одним из первых. Он вернулся из Германии и владел немецким языком на уровне, достаточном для работы разведчиком-нелегалом, и говорил, что работать ему доводилось и во многих странах, причем ездил он туда по каким-то не вполне легальным документам. Но имел ли этот "нелегал из Германии" реальное отношение к разведке или КГБ - неизвестно.

Появился он в команде Собчака, скорее всего, по рекомендации Ходырева, который был когда-то его начальником и мог верить, что его прошлое - не легенда. Хотя оно похоже на крепкую легенду прикрытия: бывший мелкий чиновник, сидевший в тюрьме по ложному обвинению, вышел, был реабилитирован, уехал в Германию обиженный на систему... Когда Шутов вышел из тюрмы, Ходырев его зачем-то вызывал к себе (о чём Шутов упоминает в своей книге: "Сразу после освобождения из тюрьмы мне домой вдруг позвонил его помощник Соловьев и передал, что «хозяин» желает встретиться в любое удобное время. … приглашение к тогдашнему мэру города такого ничтожества, как я, только что снявшего зековскую фуфайку, выглядело достаточно неправдоподобно. … мне навстречу поднялся мой бывший начальник Ходырев и протянул руку. Не выпуская руки, он разглядывал мое лицо, вероятно, ища пороховые следы прошедших лет: - Я хотел тебя увидеть, чтобы ты знал, я всегда верил в твою невиновность, восхищался твоим мужественным поведением на следствии и суде, но, даже будучи в то время вторым секретарем горкома партии, не мог тебе ничем помочь, так как команду расправиться с тобой, как ты знаешь, дал сам Романов. После ареста ты, Шутов, для всех как-то растворился, растаял. Сегодня же хочу доказать, что помнил о тебе всегда. … На прощание Ходырев сказал мне, что я могу рассчитывать на его помощь и поддержку").
Шутов уважал Ходырева и доверял ему, что в дальнейшем могло сыграть для него роковую роль.

Теперь уже неизвестно и то, были разоблачительные кассеты на самом деле, или цитаты из этих наставлений Шутов выдумал, но Собчак и Путин к столь опасному компромату отнеслись всерьёз, и оперативников на квартиру Шутова они прислали, разумеется, в его отсутствие. Шутов, вернувшийся домой раньше обычного, обнаружил не только последствия бурного обыска, но и самих оперативников, которые от неожиданности тут же попытались его убить при помощи попавшихся под руки молотка и ножа. Бойцы управились быстро и ретировались, оставив жертву умирать в луже крови с проломленным черепом. Однако, дежурный нейрохирург клиники Военно-Медицинской Академии Дикарев Ю.В. провел Шутову обширную трепанацию черепа (размером 5x7 см) и тот выжил. Таким образом 4 октября 1991 года дошедшие до Путина слухи про эти кассеты чуть было не обернулись для Шутова летальным исходом.

Выйдя из больницы весной 1992 года, Шутов был арестован по обвинению в покушении на президента Азербайджана, расстреле литовских пограничников, и прочих, судя по всему, первых попавшихся громких преступлениях, всего 11 пунктов обвинения, которые через 4 года суд признал заведомо ложными. В оперативниках, которые тогда пришли его арестовывать, Шутов узнал тех самых незваных гостей, которые его чуть не убили. Оперативники столь быстрому опознанию не удивились, и поведали Шутову о том, что он уже, собственно, умер, а задержка похорон — чистая формальность.

Их откровение было не далеко от истины, а Шутов, может быть, не понял, с кем связался. Разве мог он тогда знать, что уже скоро, неспособный самостоятельно передвигаться из-за перебитого позвоночника, он будет осужден пожизненно, и будет мечтать о смерти, предпринимая одну за другой безуспешные попытки самоубийства. Если он понимал, с кем связался и на что себя обрекает, то он настоящий герой, бросивший вызов таинственной спецслужбе, которая вела свою агентурную банду юристов-убийц к захвату власти над Россией.

Что можно сказать о нём самом? Шутов Юрий Титович, рожденный 16 марта 1946 года, был зачат, видимо, в июне победного 1945 года, через месяц после окончания войны. Если его мама расписывала стены Рейхстага от имени контрразведки «СМЕРШ», то кого она могла выбрать его папой — страшно подумать. Но внешне Юрий Шутов на «Рэмбо» не похож. Хотя, судя по выдвинутым против него обвинениям,  этот невысокий лысоватый человек – просто какой-то Терминатор. Он, якобы, организовал почти все громкие убийства в Питере, расстрелял литовских пограничников, готовил убийство президента Азербайджана, и совершил ещё массу всяких преступлений.

Сказать по правде, столь широкий размах его преступной деятельности вызывает сомнения  не только потому, что многие обвинения просто абсурдны и ни одно из них не было доказано, но ещё и потому, что дело Шутова — явно заказное,  и фабриковали это дело очень ангажированные сотрудники прокуратуры, Валерий Большаков и Николай Винниченко. Оба этих прокурорских работника тесно связаны с таинственной спецслужбой – Большаков однокурсник агента «Егоров», а Винниченко – однокурсник агента «Дмитрий Медведев». В начале девяностых эти двое от лица прокуратуры надзирали за «компетентными органами» — Большаков за контрразведкой, а Винниченко — за исполнением законов о госбезопасности. Как мы уже давно заметили, таинственная спецслужба очень любила в те годы держать на контроле контрразведку и КГБ.

Эти ребята пару лет продержали Шутова в тюрьме по заведомо ложным обвинениям, а потом, когда дело развалилось, выпустили на свободу. Ну а в 1994 году Большакова указом из Москвы выперли с должности заместителя прокурора города. Поводом для его снятия стала ситуация, сложившаяся вокруг распила Балтийского Морского Пароходство, которое пилил, кстати, олигарх Миша Кротов с кафедры гражданского права.

В тот же период, 1994-1995 годов, когда Валерия Большакова отстранили от должности, был нанесён удар и по приближенной к нему Тамбовской ОПГ, которая была чем-то вроде силовой структуры у банды «Егорова». В 1994 году на Кумарина, главаря «тамбовских», было совершено покушение, в результате которого он потерял руку и месяц пролежал в коме, а в 1995 году арестовали почти треть его банды. Судя по всему, в этот период против Путинско-"Егоровской" банды юристов-убийц всё же работали некие силы, которые мешали их деятельности.

Так вот, что касается Юрия Шутова и его разоблачительных кассет. Был реальный риск того, что слухи про это дело дойдут до самого Ельцина, и тот прикажет разобраться в этом деле поглубже. Это было чревато вскрытием агентурной сети таинственной спецслужбы, которая оплетала Собчака со всех сторон. Это было недопустимо.

В конце лета 1999 года всплыл некий документ, под названием «Справка в отношении Путина В.В.», составленный, судя по всему, ментами, и на очень скорую руку. Упомянуты там вскользь и злосчастные кассеты Шутова: «В уголовном деле следователя Ванюшина Ю.М. имеются материалы о том, что по просьбе Собчака и Путина Шаханов и Милин в 1991 году провели несанкционированный обыск бывшего помощника Собчака Шутова Ю.Т., целью обыска было изъятие у последнего магнитофонной записи беседы Собчака с резидентом французской разведки. В 1992 году на Шутова Ю.Т. было организовано разбойное нападение, в результате которого с черепно-мозговой травмой пострадавший был отправлен в больницу» - как видим, здесь целый ряд неточностей. На самом деле именно обыск 4 октября 1991 сопровождался нападением на Шутова, тогда как справка эти события разносит на разные годы, и вместо ЦРУ там фигурирует некая «французская разведка». Однако, все эти неточности становятся понятны если обратить внимание на имя того человека, которому поручались вести дела против Путина и прочих членов банды юристов-убийц. Этот следователь по особо важным делам генеральной прокуратуры РФ, Ванюшин Юрий Михайлович – однокурсник Путина, «Егорова», и прочих. Разумеется, он вёл все эти дела по-дружески, таким образом, что ни одно из них никуда не привело, вот и создавал всякую путаницу.

Что характерно, следы Ванюшина Ю.М. теряются в 2005 году. Он, якобы, умер. Мне так и не удалось нагуглить точную дату его смерти. Был человек, и нет его. Смерть путинского однокурсника не вызвала ни малейшего интереса со стороны СМИ...

Юрий Шутов был опасен не тем, что мог бы сделать, а тем, что уже сделал. Если бы он сам представлял какую-то опасность, то ликвидировать его было не сложно, он вовсе не был пуленепробиваемым. Но убивать его было нельзя, поскольку это бы только подтвердило его правоту.  Было необходимо его очернить до такой степени, чтобы ни у кого не осталось сомнений: «Юрий Шутов — бандит и убийца, а вся его писанина — лишь дымовая завеса для совершения преступлений». Чтобы не усомнился даже Ельцин.

Бездоказательные обвинения, даже если они высказаны авторитетно — совсем не то, что было нужно. Бездоказательными обвинениями можно убедить обывателя, но делом Шутова интересовались и весомые фигуры. Для дискредитации писанины Юрия Шутова было необходимо привести действительно весомые обвинения против него, лучше всего – его заказ на хотя бы одно громкое убийство, и тогда бы остальные обвинения пойдут прицепом. Отсутствие доказательств остальных обвинений не так уж важно, поскольку сработает нехитрая логика «если он убийца, то преступлений за ним ещё очень много».

Взять нераскрытое громкое убийство и пришить его Шутову было нельзя, ведь если найдутся реальные его исполнители, тогда всё дело развалится. Ключевым пунктом обвинения должно было стать не чужое громкое убийство, а такое, которое было бы совершено под собственным контролем, чтобы тем самым свести к минимуму возможность нестыковок при фабрикации дела.

Убивать было лучше того, кого надо, и так, чтобы подумали на многих, но следы бы наиболее убедительно вели к Шутову. Поэтому было тщательно продумано и заказано убийство Михаила Маневича.

18 августа 1997 года в 8:50 утра служебный автомобиль «Вольво», в котором находились трое - водитель, Маневич (на переднем сиденье) и его жена (на заднем сиденье), притормозил, выезжая с улицы Рубинштейна (где жил Маневич) на Невский проспект. После этого с чердака дома на противоположной стороне (Невский, 76) раздались выстрелы. Михаил Маневич был ранен пятью пулями в шею и грудь, по дороге в больницу он скончался; его жена получила лёгкое касательное ранение.

Путин по поводу этого убийства изображал удивление: «Миша был потрясающий парень. Мне так жалко, что его убили, такая несправедливость! Кому он помешал?.. Просто поразительно. Очень мягкий, интеллигентный, гибкий в хорошем смысле слова. Он принципиальный был человек, под всех не подстраивался, но никогда не лез на рожон, всегда искал выход, приемлемые решения. Я до сих пор не понимаю, как такое могло случиться. Не понимаю»  - ну просто «крокодиловы слёзы».

Спланировали это убийство, скорее всего, два друга-агента, «Егоров» и Путин, как лица полностью друг другу доверяющие и наиболее посвященные в планы приведения Путина к власти над Россией. Мотивом этого убийства была необходимость любой ценой подставить Шутова, чтобы дискредитировать его писанину.

Громко убить Михаила Маневича, вице-губернатора Санкт-Петербурга, чтобы приписать это дело Юрию Шутову, было решено ещё в 1996 году, когда Маневич уже сыграл свою роль для банды «Егорова» и больше был не нужен. Прежде, с 1993 по 1996 г., Маневич был председателем городского комитета по управлению имуществом. Таким образом, криминальная приватизация городского имущества происходила под его, так сказать, чутким руководством. Маневич слишком много знал такого, чего лучше было не знать никому - такие знания любому их обладателю резко уменьшали тогда шансы дожить до пенсии.

Маневич держался стойко, и в ответ на запросы комиссии Госдумы по оценке результатов приватизации государственных предприятий в Петербурге и Ленинградской области, которая работала с 1996 по 1999 год, и которую возглавлял Юрий Шутов, отказывался предоставлять документы. Юристы банды «Егорова» научили его отвечать — дескать, комиссия эта вообще не легитимна, и посему не имеет никакого права совать нос в дела серьёзных людей, распиливших между собой городское имущество. Шутов пытался убедить Маневича в том, что покрывать этих жуликов нет никакого смысла, и таким образом получалось, что Шутова и Маневича - конфликт на почве отказа представлять документы комиссии. А  конфликт — это же мотив для убийства! – рассудило следствие.

Правда, если следовать логике, то заставить Маневича навсегда замолчать было нужно вовсе не Шутову, а наоборот, тем, в чьи темные дела был посвящен Маневич. Поэтому, когда Маневича убили, следствию пришлось отрабатывать огромное количество версий — уж слишком многим его смерть тогда оказалась тогда на руку, и отбросить эти версии без рассмотрения было нельзя.

Но сгубила Маневича не его посвященность, а то, что он не принадлежал ни к банде юристов-убийц «Егорова», ни к банде Ходырева. Он «приблудился» в мэрию Собчака по линии Чубайса, и мог быть максимум кем-то из бросовой агентуры по линии чубайсово-гайдаровских кураторов направления ВНИИСИ. Если верить данным компромат.ру, Путин подсунул Маневичу в качестве жены сотрудницу своей спецслужбы, что лишь подтверждает изначальное отсутствие к нему доверия со стороны банды «Егорова». Поэтому пожертвовать таким человеком было не жалко, а кровавая жертва была нужна позарез.

По совокупности всех причин Маневич был избран жертвой на алтарь «дела Шутова». Когда в 1996 году банда «Егорова» передала мэрию в руки банде Ходырева, почти все прежние сотрудники мэрии дружно покинули свои посты, заранее об этом договорившись. Но Маневича специально попросили остался — его убийство было уже запланировано, и поэтому Путин посоветовал ему не уходить, убеждая в том, что такому профессионалу подобает занять кресло вице-губернатора, пусть даже в чужой команде.

Банде Ходырева этот Маневич был нужен как собаке пятая нога, но по каким-то причинам он всё-таки занял кресло вице-губернатора. Возможно, Ходырев решил помочь банде «Егорова» решить деликатные проблемы — не зря же таинственная спецслужба параллельно ведет эти две агентурные группировки, которые на людях тогда изображая борьбу друг против друга, хотя на самом деле всё время друг другу подыгрывали.

Убивать людей Ходырева «Егоров» не имел никакого права, но убить «ничейного» Маневича, который к тому же слишком много знал, чтобы обвинить в этом Шутова — это было прекрасной комбинацией, как раз в характерном стиле такого великого комбинатора, как «Егоров».

Кому Путин приказал убить Михаила Маневича — трудно сказать, не сам же он на чердаке сидел. Брали на себя ответственность за это убийство разные бандиты, но цепочка к заказчику всё время упиралась в трупы. Заказ на убийство Путин мог сделать через Романа Цепова, но и тот был ликвидирован в 2004 году — ещё до того, как в 2006 году состоялся суд над Юрием Шутовым, приговоривший его пожизненно. Кстати, симптомы смерти Романа Цепова были такими же, как и у Александра Литвиненко, то есть дело тут пахнет не просто отравлением, но тем самым Полонием-210, а такое убийство организовать не по силам обычным бандитам, это дело серьезной спецслужбы.

Но, разумеется, копать в направлении Путина теперь уже никакой официальный следователь не рискнет. Но достаточно очевидно то, что именно Путину было жизненно необходимо повесить на Юрия Шутова громкое убийство, и Маневич был подходящей жертвой, - для нового состава мэрии он был чужаком, а для старого состава – отработанным материалом, к тому же он слишком много знал. И посадка его в кресло вице-губернатора очень похожа на специальное повышение ради более громкого убийства. Вот только Шутову его убийство было совсем не выгодно, наоборот, оно отняло у него потенциального свидетеля в расследовании криминальной приватизации города, но обвинили его.

В 1998 году Николай Винниченко, помогавший Валерию Большакову фабриковать первое дело Шутова, занял должность заместителя прокурора города. Любопытно, что уже в конце 1999 года коллегия генпрокуратуры РФ возлагала на Николая Винниченко персональную ответственность за превращение Петербурга в криминальную столицу, отмечая, что рост особо тяжких преступлений под его кураторством в 1999 году составил 64%, что явилось самым высоким показателем в стране. Не раскрывался каждый третий случай похищения людей, и каждое третье дело о бандитизме возвращалось судами на доследование. Но к власти пришел Путин, и в 2003 году Николай Винниченко стал прокурором города.

Ну а тогда, в 1999 году, когда дискредитация Шутова была для банды Путина-«Егорова» вопросом жизни и смерти, посадка Шутова была обставлена целым спектаклем. Сначала Шутова как-бы выпустили, освободили прямо в зале суда, однако, через 3 минуты прямо в суд ворвался спецназ в масках, избили Шутова, перебили ему позвоночник, и увезли. Через некоторое время Винниченко взял на себя ответственность за этот налёт. Вся эта картина была предназначена для того, чтобы представить Шутова таким ужасным монстром, у которого всё схвачено в суде, и только отважные герои из Путинской шайки смогли с ним совладать, хотя и не вполне правовыми методами. Хотя, как мы уже знаем, именно у банды Путина-«Егорова» было всё схвачено, везде свои следователи, судьи, прокуроры, а Шутов – действовал едва ли не в одиночку.

А когда через пару месяцев после этого шоу умер «от сердца» Анатолий Собчак, то тут уж вообще появилось моральное оправдание держать Шутова в тюрьме без суда и следствия – якобы это он, Шутов, сжил со света Собчака, затравив его своим омерзительным компроматом, при помощи которого создавал дымовую завесу для своих собственных преступлений. И ничего, пипл схавал..

http://tryass.livejournal.com/793.html

Опубликовано 26 Окт 2017 в 11:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.