Как Путин шел к власти — персонажи

Недавно старый знакомый поделился любопытным фактами, из которых следует, что Путин является агентом вражеской спецслужбы ещё со времён холодной войны. Всё это очень любопытно, но слишком объёмно. Попытаюсь вкратце пересказать суть.

Источник российской власти - дырявый ЦНИИ МФ и продажная контрразведка

Когда коммунистический градоначальник Ленинграда В.Я.Ходырев уступил кресло Анатолию Собчаку и превратился из коммуниста в капиталиста, он стал первым лицом в банке «Тетраполис». Вторым лицом в этом банке стал некто Юрий Ткач, бывший сотрудник военной контрразведки Балтийского флота. Позже они открыли ЗАО «Янтарь», которое занималось морским портом, там Юрий Ткач стал гендиректором, а Ходырев – в совете директоров.

Как сдружились градоначальник с контрразведчиком? Ответ на этот вопрос даёт биография Ходырева, который до 1957 года был штурманом дизель-электрохода «Лена», а затем стал младшим научным сотрудником ЦНИИ морского флота – именно там его карьера резко пошла вверх. По партийной линии он дошел до самого ЦК КПСС и в 1983 года стал во главе Ленинграда.

Ходырев стоял у руля Ленинграда, центра военно-промышленного комплекса СССР, (70% предприятий города там работали на оборонку) до тех пор, пока его на этом посту не сменил «демократически избранный» мэр Анатолий Собчак. Правда, история этого «демократического избрания» шита белыми нитками. На самом деле привели Собчака к власти два человека: Мусин Валерий Абрамович, работавший в ЦНИИ МФ с 1964 по 1967 год, и Егоров Николай Дмитриевич, который до 1969 года служил где-то во флоте.

ЦНИИ морского флота, откуда начался взлёт карьеры Ходырева, организация довольно секретная. Шпионов там ловила контрразведка Балтийского флота, и поэтому Ходырев, ставший в 1972 году директором этого ЦНИИ, имел почву для общения с контрразведкой, в принципе, мог и сдружиться. Это объясняет дружбу градоначальника с контрразведчиком, но делает ещё более подозрительным резкий взлёт карьеры Ходырева из ЦНИИ МФ в ЦК КПСС и в градоначальники. С учетом неизвестно откуда взявшихся богатств у контрразведчика-капиталиста, это крайне подозрительно.

Однако, к тому времени, когда градоначальник и контрразведчик стали олигархами, Ходыреву уже перевалило за 60 лет. Он уже успешно отыграл свою роль и мог рассчитывать на богатую старость. Старая система была уже сломлена, и на любые подозрения старым друзьям было уже наплевать. Тогда, на волне проклятий, посылаемых старому режиму,  Ходырев и Ткач не побоялись показать народу то, что они «коммунисты-оборотни», которым крушение старой системы только в радость. Таким образом ребята «спалили контору», и стало ясно, что в ЦНИИ МФ действовала иностранная спецслужба, щедро откупаясь от контрразведки.  Эта спецслужба вербовала агентов, а затем продвигала их на важные посты.

Другого сотрудника «дырявого» ЦНИИ морского флота (с 1964 по 1967 г.) зовут Мусин Валерий Абрамович. Выйдя из ЦНИИ МФ он, с 1967 года, работал на кафедре гражданского права юридического факультета Ленинградского университета. Там он был таким ярым партийным активистом, что ему пророчили должность секретаря парткома. Это пророчество не сбылось, но зато на старости лет профессор вошел в совет директоров «Газпрома», видать надоело ему прятаться и сидеть «тише воды ниже травы», захотелось старику гульнуть напоследок.

Друг Мусина – офицер КГБ, по фамилии Ибрагимов, после крушения СССР стал успешным бизнесменом, они вместе с Мусиным в 1992 году основали российско-британскую фирму «Мусин, Ибрагимов и партнёры». Некоторые подробности об этом можно почерпнуть из статьи «Вождь и учитель» в Новой Газете.

Забавно, что у всех агентов, вычисленных в рамках этого расследования, есть близкий друг в «компетентных органах», и похоже, это у них стандартный шаблон прикрытия. Наличие друга-гэбэшника позволяет списать на это многие странности поведения, которые могли бы заметить окружающие.

Вот ещё две пары:

Агент «Егоров» - его друг Путин, в период 1975-1985 годов служил в 5-ом управлении КГБ, ответственном за контрразведку и борьбу с идеологическими диверсиями. То есть служил он там как раз тогда, когда его друг «Егоров» совершал агентурный захват власти на кафедре (подробности ниже) – а это как раз в компетенции контрразведки. Путин был внедрён «кротом» в КГБ и прикрывал эту деятельность. Характерно, что Путин постоянно врёт о том, что он «разведчик» и уводит внимание от того факта, что он служил именно в контрразведке, в 5-ом управлении КГБ.

Агент «Медведев» – его друг Чуйченко, с 1989 года служил в КГБ, то есть как раз тогда, когда Медведев и "Егоров" занялись выдвижением во власть махрового краснобая-антисоветчика Анатолия Собчака. Чуйченко тоже утверждает, что служил в КГБ разведчиком, но наблюдая за характерным враньём Путина, в показаниях Чуйченко резонно усомниться.

В.А.Мусин и А.А.Собчак – два любимых ученика Иоффе Олимпиада Соломоновича, который в 1979 году с позором был снят с должности заведующего кафедрой гражданского права и вскоре уехал в США, где примкнул к «Гарвардскому проекту». Причем «разоблачение» Иоффе и его травлю с изгнанием организовал именно Мусин, заработав на этом «кучу очков» в глазах парткома.

Интересная картина вырисовывается

Работал Мусин в тихом ЦНИИ МФ вместе с Ходыревым - и тот, в то время бывший никем, в 1983 стал «всем», членом ЦК КПСС и главой Ленинграда.

Этот Ходырев в своё время чуть было не взлетел ещё выше на вершины власти в СССР, когда в 1985 году решался вопрос о том, кто станет генеральным секретарём ЦК КПСС – Горбачев или Романов. Ходырев шел как раз в связке с Романовым, эти ребята были в одном шаге от взлёта на самый верх. Но этот сценарий не состоялся, ставку тогда сделали на Горбачева.

Поработал Мусин на кафедре гражданского права вместе с Собчаком, который в то время тоже был никем, и тот тоже стал главой Ленинграда, и сменив на этом посту Ходырева.

Поработал Мусин на одной кафедре вместе с Димой Медведевым, который там был мальчиком-аспирантом,  - и тот стал президентом, премьером, главой «Газпрома», и так далее.

Поработал Мусин научным руководителем диссертации Путина, и тот тоже далеко пошел. Правда, эта «диссертация» - лишь видимая часть айсберга. Мусин с Путиным связаны гораздо глубже, чем это кажется со стороны, ниже мы с этим вопросом разберёмся.

Если бы в начале 90-х годов произошел реальный коммунистический переворот, то Мусин стал бы кандидатом номер один на пополнение кадрового состава на самом верху коммунистической власти. Ведь Мусин притворялся ревностным партийцем до самого запрета КПСС. Он не запятнал себя никакими порочными связями. На людях он был противником Собчака. Это он, Мусин, втёрся в доверие к своему учителю Иоффе О.С. и потом «разоблачил» его перед парткомом и коллегами.

С точки зрения коммунистов, Мусин был образцово-показательным партийцем, который ни в чём демократическом не замарался. В связке с ним шел Путин, который тоже имел прекрасную легенду прикрытия о том, что он офицер КГБ и разведчик. Таким образом, с точки зрения КГБ связка Мусин-Путин в то время была чиста как стёклышко. Этот сценарий взлёта Мусин-Путина на вершины власти не состоялся лишь потому, что коммунисты сдали страну без лишних сложностей. Так что лично Мусину порулить страной не довелось.

Связующее звено между Мусиным и Путиным - дьявольски хитрый, замаскированный под фамилией «Егоров», Николай Дмитриевич. Поступил он на юрфак ЛГУ вместе со своим дружком Путиным, в 1970 году. Окончив учебу в 1975 году, «Егоров», благодаря Мусину, внедрился на кафедру гражданского права, а затем, после организованного Мусиным «разоблачения» и изгнания зав.кафедрой Иоффе, его протеже «Егоров» возглавил кафедру.

Вольно или невольно слил всю шайку их покровитель, которым играли «в тёмную»

Юрий Кириллович Толстой, 1927 года рождения, работал на кафедре гражданского права с 50-х годов. Дружил он и с Иоффе, и с Собчаком, но с обоими в итоге рассорился. Толстой активно участвовал в законопроектных работах, в частности в подготовке Основ гражданского законодательства СССР и республик 1991 г., законов о собственности СССР и РСФСР, Гражданского кодекса РФ и ряда других нормативных актов.

Именно он опубликовал в 2007 году статью в журнале Правоведение, №2, стр.258-260. Невинная статейка, посвященная 60-летию Егорова, но попробуйте-ка найти эту статью в интернете. А заодно поинтересуйтесь судьбой самого журнала после выхода этой статьи. Там между делом упоминается то, что кое-кому очень бы хотелось скрывать:

- то, что «Егоров» дружок Путина:

«Помню Николая Егорова как внимательного слушателя спецкурса о праве собственности, который я читал на дневном отделении юридического факультета. Его соседом по студенческой скамье обычно был юноша, который выглядел намного моложе Егорова. Тогда мне и в голову не могло прийти, что это будущий президент Российской Федерации Владимир Путин»

- то, что замаскированный «Егоров» был внедрён на кафедру гражданского права благодаря стараниям других - Мусина и Иоффе, и был ими целенаправленно «подсунут под крыло» Толстого:

«мне довелось выступить рецензентом по дипломной работе Н.Д. Егорова. Научным руководителем работы был тогда ещё молодой В.А. Мусин. Поскольку Н.Д. Егоров обнаружил несомненные исследовательские способности, он был рекомендован в аспирантуру по кафедре гражданского права. Возник вопрос о выборе научного руководителя. Заведующий  кафедрой профессор О.С. Иоффе рекомендовал мне взять Егорова под своё крыло»

- то, что Егоров Н.Д. вместе с Мусиным фактически сыграли на кафедре в «хорошего и плохого полицейского», причём Мусин играл роль «плохого», он всех стравливал и сеял вражду, а «Егоров» играл в «хорошего», со всеми дружил, благодаря чему и стал зав.кафедрой:

«Уже в бытность Н.Д. Егорова в аспирантуре на кафедре произошли изменения, в том числе и кадровые. Н.Д. Егоров сохранил добрые отношения со всеми членами кафедры, хотя они и находились зачастую по разные стороны баррикад. В этот трудный период он в полной мере проявил себя как самодостаточная личность, внушающая всеобщее уважение. А это, учитывая амбиции спорящих сторон, было далеко не просто».

- то, что именно «Егоров» свёл своего протеже Собчака и своего дружка Путина в мэрии:

«Егоров, будучи в добрых отношениях с А.А. Собчаком, тогдашним мэром Санкт-Петербурга, оказался в числе тех, кто рекомендовал В.В.Путина для работы в Комитет по внешним экономическим связям Мэрии Санкт-Петербурга. Как знать, если бы такой рекомендации не последовало, то судьба и самого Путина и страны в целом могла бы сложиться иначе»

О факте «предательства Мусина» проболтался Собчак, а позже это всплыло

О том, что именно усилиями Мусина было организовано «разоблачение» Иоффе, можно прочесть в изложении Эмиля Гермера, он пересказывает со слов «Толи» (Собчака):

«С ближайшими учениками у него были достаточно близкие, даже несколько патриархальные отношения, — как я знал от Толи, ему неоднократно приходилось бывать у О. С. Иоффе и в городской квартире и здесь, на даче. Но столь доступен он был не для всех — Толя был одним из двух его наиболее талантливых и потому наиболее любимых учеников.

При этом близорукость О. С., как это часто бывает у незаурядных людей, была, по-видимому, сопоставима с его одаренностью. Я вспоминаю, как много позже Толя с глубоким возмущением рассказал мне о низости и цинизме другого любимого ученика Олимпиада Соломоновича: когда у Иоффе начались неприятности, связанные с упомянутым выше отъездом дочери, этот любимый ученик пошел “стучать” на него в партком (у него на выходе была докторская диссертация по морскому праву, за судьбу которой он очень испугался), а потом сам, чуть ли не из двери в дверь, пошел к О. С. каяться, говоря: “Такая вот я сволочь! Ни в коем случае вы не должны были мне доверять!”»

http://magazines.russ.ru/zvezda/2008/5/ge14.html

- хотя Гермер не называет имя «второго ученика», он даёт массу признаков, которые на Мусина указывают однозначно.

Стыкуя вышеозначенные факты между собой, становится ясна картина

Мусин на кафедре стал играть роль «плохого полицейского», склочника и стукача, который, якобы, ревностно стоял на страже коммунистических идеалов. Ну а «Егоров» - наоборот, играл роль «хорошего полицейского», который пришел в науку чтобы заниматься делом, а не склоками. Эти два одурачили всех, развязали настоящую кафедральную войну, в результате которой молодой «Егоров», тогда ещё даже не профессор, в 1984 году возглавил кафедру гражданского права, и стал начальником над маститыми профессорами, в том числе и над Мусиным, и над Собчаком, и над Толстым. Понятно, что без этой разводки кафедру бы возглавлял кто-то постарше и в научном плане весомее, но по причине войны все были вынуждены согласиться на «компромиссную фигуру», которой стал, разумеется, тот человек, который ни с кем не ссорился, то есть «Егоров».

Тот самый ВУЗ, тот самый фак

Следует понимать разницу между рядовым ВУЗом, где законы «проходят», и юрфаком ЛГУ, где профессора решали, каким будет советское законодательство, и что потом будут «проходить» на других юрфаках. Именно там де-факто рождались законы СССР и писались учебники, по которым учились юристы по всей стране. Учились там, кстати, не только Путин, Медведев, Бастрыкин и прочая вражья агентурная шалупонь, но даже «известняки» как Ленин и Керенский.

Разумеется, с формальной точки зрения профессора юрфака ЛГУ при законотворчестве играли роль консультантов, но в действительности они же и творили законы, утверждение которых было лишь делом техники – кому придет в голову спорить  со светилами юридической науки в области законотворчества? Поэтому профессора спорили между собой, и кто побеждали – те задавали тон законодательству всей страны. Поэтому профессора много спорили и конфликтовали между собой — велика была цена вопросов.

Поэтому «Егоров», который ни с кем не ссорился и был «себе на уме», вел себя как минимум странно в свете важности решаемых вопросов, но абсолютно логично в свете плана по захвату власти на кафедре. Этот агентурный захват власти над источником советского законодательства был стратегической победой таинственной вражеской спецслужбы. Результатом этого захвата стало не только уничтожение СССР, но и агентурный захват власти этими же людьми над всей Россией, совершенный на рубеже столетий, в 1999-2000годах.

Голова профессора Иоффе

Олимпиад Соломонович Иоффе, по прозвищу «Липа», был на юрфаке яркой личностью, умным человеком, умеющим работать с информацией. Иногда он наводил страх на нерадивых студентов, говоря: «учтите, час отмщения наступает. Я – человек в высшей степени мстительный, и память у меня феноменальная!». Память у него была действительно феноменальная, и массу важных подробностей она хранила профессионально: в прошлом, во время войны, он служил «слухачем» - занимался прослушиванием вражеского эфира и выявлением важной информации (разумеется, он знал несколько языков). После войны Иоффе стал читать лекции студентам, и получалось у него весьма неплохо. Вёл он себя для тех времен довольно раскованно, много шутил и заигрывал с девушками, курил на лекциях, знал кучу анекдотов, владел несколькими музыкальными инструментами, что выдавало в нём человека весьма талантливого и непростого.

В «олимпийском» 1980 году Олимпиад Соломонович Иоффе принял предложение стать профессором Гарвардского Университета и вскоре уехал в США.

Гарвардский университет – тот самый ВУЗ, на базе которого ещё в 50-х годах был создан небезызвестный «Гарвардский проект» - программа по сбору материалов о советской системе, анализ которых ложился в основу стратегии и тактики «холодной войны». В рамках проекта проводились «углубленные интервью» с тысячами эмигрантов. По словам Г.П. Климова, работавшего в 50-х годах в рамках «Гарвардского проекта» по теме «Развал коммунистической системы», там, в частности, проводились исследования «комплекса Ленина» - особых отклонений психики, возникающих из-за сексуальных патологий, в силу которых такие люди особенно любят властвовать и подвержены через свои пороки манипулированию извне. Внедрение во власть СССР людей, к которым «приделана ручка» манипулирования ЦРУ, рассматривалось в рамках «Гарвардского проекта» как прямой путь к победе над «Советами». Базой проекта являлся «центр русских исследований Гарвардского университета» (Harvard University Russian Research Center, HRRC), куда и перебрался Иоффе.

Как мы уже знаем, отъезду Иоффе предшествовало его травля и изгнание с кафедры, и организовал это его любимый ученик Мусин В.А., у которого Иоффе раньше был научным руководителем.

Иоффе представлял собой нечто вроде шкафа с ценнейшими подробностями о людях, с которыми он был связан, а связан он был преимущественно с людьми очень важными, в том числе и со многими сотрудниками КГБ. К тому же Иоффе был партийным активистом, и поэтому знал про ВУЗ, а особенно про юрфак, практически всё.

Таинственной вражеской спецслужбе удалость не только обратить Иоффе на свою сторону, но и беспрепятственно вывести его из СССР, и подключить к своему проекту уничтожения советской системы. Путин, несомненно, обо всём этом знал, по крайней мере через своего друга «Егорова», но, стоя формально на страже Отечества, на самом деле покровительствовал явной антигосударственной деятельности своего дружка.

Как Собчака во власть двигали

Собчак по отцу – Финкельштейн, так что не удивительно, что Иоффе, Мусин и Собчак «кучковались» на кафедре все вместе.

Собчак Анатолий Александрович, 1937 года рождения, детство и юность провел в Узбекистане, в 1956 году поступил на юридический факультет ЛГУ, по распределению до 1962 года работал на Ставрополье. Понятие «Родина» для него было довольно расплывчатым, а сущность его взглядов в основном сводилась к преклонению перед Западом и отрицанию всего советского. Сотрудничество с врагами СССР его взглядам никоим образом не противоречило. Такой человек идеально подходил для выдвижения во власть, и этим выдвижением занялся «Егоров».

В 1980 году Собчак бросил свою первую жену Нонну вместе с первой дочерью и взял в жены Людмилу Нарусову, молодую блондинку-библиотекаршу из ЛГУ, и в 1981 году у них родилась дочь Ксения. Возможно, в этом вражья агентура не замешана))

В 1982 году Собчак наконец-то защитил докторскую диссертацию, которая с 1971 года шла с большим  скрипом. Толстой Ю.К. был по-прежнему против, а почему – на этот вопрос невольно отвечает «блондинка-библиотекарша» Нарусова: «Тогда один из его оппонентов, профессор Толстой в отзыве ВАКа написал, что Собчак хочет продать с молотка социалистические предприятия, в диссертации он хочет внедрить элементы капитализма» - да уж, Толстой уловил самую суть. Но «Егоров» к тому времени работал на кафедре уже 7 лет и вполне мог сделать так, чтобы мнение Толстого не сыграло значимой роли.

В 1984 году, напомним, «Егоров» возглавил кафедру гражданского права. Это значительно расширило его возможности, прежде всего в плане кадровых решений.

В 1985 году специально под Собчака была создана кафедра хозяйственного права, на которой его сделали заведующим. Как отметил Толстой Ю.К., Собчак возглавил кафедру хозяйственного права не смотря на то, что «до этого момента Анатолий Александрович был решительным противником хозяйственно-правового направления в юридической науке, это не помешало ему согласиться возглавить кафедру».

В те годы «цивилисты» (рыночники) и «хозяйственники» (плановики)  противостояли друг другу. Собчак, как ученик Иоффе, разумеется, относился к лагерю «рыночников», и становясь зав.кафедрой хозяйственного права он практически «наступал на горло собственной песне», но этим было достигнуто сразу несколько стратегических выгод: во-первых, Собчак поднялся на ступеньку в университетской иерархии, стал уже не только профессором, и но руководителем.

Во-вторых, новая кафедра открывала возможность укомплектовать открывшиеся вакансии своими людьми, а обеспечить количественный перевес сторонников Собчака было стратегически важно для будущих голосований. В-третьих, с тех пор «Егоров» формально перестал быть над Собчаком начальником, и стороннему наблюдателю стало уже не столь очевидно то, что Собчака двигает именно «Егоров», поскольку и он, и Мусин, теперь уже формально оказались «сбоку», на соседней кафедре.

В 1987 году «Егоров» взял на кафедру троих аспирантов. Эти ребята — Д. Медведев, И. Елисеев, А. Иванов, - были подобраны по идейному принципу, поскольку им предстояло поработать «за идею» - за продвижение Собчака во власть. Они клеили агитационные плакаты, ну и так далее.

Людмила Нарусова:

«…честно говоря, эти студенты и аспиранты здорово рисковали. На юрфаке внимательно приглядывались к кадрам, поэтому само участие в предвыборном штабе Собчака просто отрезало для них государственную карьеру… Но ему нужно было сформировать команду, которая пошла бы за ним и работала на выборах. И в нее вошли его студенты, аспиранты, тогда и я познакомилась с ними. Там был не только Дмитрий Медведев, но и Александр Сергеев, Владимир Попондопуло, Николай Егоров, нынче профессора юрфака Петербургского университета.»

Пожалуй, есть смысл просто перечислить людей, которые были подобраны лично «Егоровым» для продвижения Собчака, и кем они потом стали (это лишь некоторые, достоверно установленные):

Попондопуло Владимир Федорович в 1984 году был ассистентом кафедры гражданского права, который перешел в 1985 году вместе с Собчаком на новую кафедру, а в 1992 году сменил Собчака на посту заведующего кафедрой.

Сергеев Александр – именно он предлагал кандидатуру Анатолия Собчака на университетском собрании. В 1991 году сменил «Егорова» его на посту заведующего кафедрой.

Михаил Валентинович Кротов, работал преподавателем на кафедре гражданского права, в 1989 году защитил там кандидатскую диссертацию. Теперь Кротов – первый зам.ген.директора «Газпром-медиа». Кстати, в своё время, когда «пилили» Балтийское Морское Пароходство, его глава Иван Лущинский был убит, а на его место поставлен Михаил Кротов, ставший олигархом.

Павлова Ольга Петровна, работала с 1987 по 1991 год доцентом на кафедре «Егорова», теперь - зам. начальника Экономического управления Президента РФ, начальник Департамента по управлению имуществом ОАО "Газпром", член Правления ОАО "Газпром". В 1976-1980 она была на кафедре аспиранткой – то есть вместе с «Егоровым», ещё при Иоффе.

Медведев Дмитрий Анатольевич, аспирант кафедры «Егорова» – был не только председателем совета директоров ОАО «Газпром», но и президентом РФ, и премьером, в комментариях не нуждается.

Елисеев Илья, аспирант кафедры «Егорова» - теперь зам.пред. правления «Газпромбанка», член совета директоров ОАО «Газпром-медиа».

Иванов Антон , аспирант кафедры «Егорова» - первый зам. ген.директора «Газпром-медиа», председатель Высшего Арбитражного Суда РФ.

Пропихивание Собчака в партию

В 1988 году Собчак стал членом КПСС. Пропихнуть его в партию было непросто, но тогда это казалось необходимым условием успеха операции по его выдвижению, и придавало ему вес. Как отметил Толстой Ю.К.,

«Анатолий Александрович приложил немало усилий, чтобы выбить для себя вакансию на вступление в партию. Как известно, в период застоя да и в первые перестроечные годы вступить в партию представителям интеллигенции, особенно в вузах и НИИ, было далеко не просто. Люди выстраивались в очередь и годами ждали своего часа, так как без этого рассчитывать на продвижение по служебной лестнице было очень трудно. Для Собчака было сдельно исключение».

При поступлении Собчака в партию не обошлось без помощи «Егорова». В 1986-1988 годах заместителем секретаря парткома ЛГУ был Бастрыкин Александр Иванович, занявший эту должность после того, как покинул пост секретаря Ленинградского обкома ВЛКСМ, то есть он был весомой фигурой в партийно-номенклатурной иерархии. Он учился с «Егоровым» в одной группе (был старостой группы), и ему не составляло труда помочь пропихнуть Собчака в партию. Позже сам Собчак затруднялся объяснить мотивацию своего вступления в КПСС и даже каялся, называл этот шаг «главной ошибкой своей жизни».

Юрий Шутов, бывший до Путина «правой рукой» Собчака в мэрии, утверждает, что помогал придумывать Собчаку оправдание для его вступления в КПСС:

«…мне пришла в голову простейшая мысль связать вступление в партию с каким-нибудь значимым событием… Такая связь была вскоре найдена - начало вывода наших войск из Афганистана. Правда, сама дата вступления «патрона» в партию была намного раньше начала войсковой операции, но кому придет в голову их стыковать, решили мы»

В том же 1988 году «Егоров» и Собчак организовали кооператив «Юридическая помощь», который играл неплохую организационную роль - позволял легально собрать полезных людей и сплотить их материальной заинтересованностью. Позже, вероятно, через этот же кооператив легализовывались денежные средства на предвыборную кампанию Собчака. О том, что средства у Собчака были, пишет Ю.К. Толстой:

«Собчак, если учесть, что рекламировавшие его портреты, программы и другие материалы издавались в очень большом количестве, по-видимому, не испытывал недостатка в финансировании своей избирательной кампании, в отличие от других кандидатов, которые в своих средствах были весьма ограничены. Весь Васильевский остров был буквально «обклеен» Собчаком, который источал одно обаяние и подавался как друг народа (прямо новый Марат!), как адвокат народа, как враг партаппарата (хотя к тому времени он еще не успел выйти из партии)»

Позже, перечисляя «несправедливые» обвинения против себя, Собчак приводит и такое: «в ход пошли листовки, из которых я узнал, что я сам кооператор» - как будто это было вовсе не так. А.Собчак вообще очень склонен врать. Вот как он описывает состав своей предвыборной команды:

«Я начинал один. Без денег. Без поддержки. … Выборы - это команда. А этого, главного для кандидата достояния, у меня и не было. … Команда пришла ко мне сама. Вернее, пришли незнакомые между собой люди и сказали: “Мы хотим вам помогать”. Эти люди и стали моей командой, опорой и в конечном счете победой. Среди них были и студенты университета, но большинство не имело к университету никакого отношения. Инженеры, гуманитарии, рабочие. Кстати, с того же Балтийского завода!»

- он явно отводит внимание от людей «Егорова», которые обеспечивали ему предвыборную кампанию. Все свидетели, включая его жену-блондинку Нарусову, помнят, что была у него команда, и что ребята «здорово рисковали», и перечисляют их поименно. А Собчак их «забыл». Неблагодарность? Нет, боязнь разоблачения, и поэтому Собчак всегда заметает любые следы, выводящие на «Егорова».

Разумеется, Собчак-Финкельштейн прекрасно знал, кто и зачем его выдвигают, и поэтому всеми силами старался изображать на публике случайность и непреднамеренность своего выдвижения, запуская легенды о спорах на бутылку коньяка и прочую ерунду.

К концу 1988 года для выдвижения Собчака было всё готово. Команда отчаянных ребят была собрана «Егоровым», Собчак стал профессором и заведующим кафедрой, а так же членом КПСС.

http://tryass.livejournal.com/735.html

Опубликовано 26 Окт 2017 в 10:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.