Эта публикация появилась 20 апреля на сайте Эксперт.ру под заголовком «Говорить как Путин» и авторством Елены Николаевой, но через несколько часов исчезла. Ее можно было найти в кэше гугла, но еще через несколько часов она исчезла и оттуда. Такая невиданная оперативность при зачистке статьи ясно указывает на то, что в ней вскрываются самые сокровенные секреты Путина, которые он хотел бы скрыть любой ценой, комментирует Сергей Нестеренко. InfoResist публикует статью Николаевой с комментарием Нестеренко.

«Есть замечательная фраза: «когда палку кидают собаке – она смотрит на палку. Когда палку кидают льву – он смотрит на того, кто кидает палку». 16-е апреля. Прямая речь Президента. И в этой статье мы не будем анализировать сказанное. Опустим экономику и социалку. Не тронем даже отношения с другими странами.

Мы посмотрим на Президента — как на спикера. 15 лет. И путь — от, кажущегося легко управляемым, неприметного тихого и скромного человека в не по размеру просторном пиджаке и коротких штанишках – до лидера, который строит империю. Владимир Путин здесь, конечно, парировал бы: «Вы плохо меня слушали – я же чётко сказал, что Россия не собирается возрождать империю».

Почему мы с Вами можем предположить его ответ? Потому что при всём богатстве стратегии мышления, стратегии аргументации, лавирования по всем фокусам языка, цифрам и деталям – он выработал свою уже узнаваемую матрицу – алгоритм, по которому он строит свои ответы. Что спрашивает человек – по сути неважно. Да какая разница. Но, используя вопрошающего, президент своим ответом погружает аудиторию в лёгкий транс — так действует «тройная спираль», которую он закручивает практически в каждом своём ответе. «За 15 минут он использует все фокусы языка – стратегий смещения фокуса внимания» — подсчитывают тренеры в области НЛП (нейро-лингвистическое программирование) Михаил Плехатый и Юрий Чекчурин.

Вы языком-то не фокусничайте

Стратегии мышления, они же стратегии аргументации — описаны давно. Слыша речь и зная правила, по которым она может быть разобрана, можно спрогнозировать, что ожидать от говорящего. То как он говорит – это то, как он мыслит. Как мыслит – то, как будет действовать. Речей, ответов – существует множество. «Ситуацию можно рассматривать с разных точек зрения. Можно углубиться в детали. Можно превратить её в пример более широкого тренда. Указать, что она связана с тем, что в прошлом были допущены ошибки. Или наоборот – к каким последствиям ситуация сегодня – приведёт в будущем» — рассказывает теорию Чекчурин. Путин — по его словам —  видит проблему комплексно, рассматривает её в широте фактов и концепции. При этом действует он в классическом алгоритме гипнотической «тройной спирали» — когда  спикер начинает рассказывать историю, бросает, продолжает вторую – не заканчивает. Начинает третью и с неё уже возвращается в первую. Всё, что происходит посередине – оседает глубоко в подсознании.

Алгоритм построения сообщений Владимира Путина:

Начинается «прямая речь» с озвучивания больших цифр и перечисления экономических терминов, которые большинство людей не понимают? Зачем они нужны? Во-первых – если триллионы идут на развитие – хорошо. Во-вторых, цифры в начале – повод в дальнейшем обвинить собеседника в невнимательности.

1) Держим в уме: Задача Путина, как и любого политика, прежде всего – проведение  своей линии. Слыша вопрос – он уже понимает, на какой заготовленный лозунг, слоган или идею он его выведет. «Безусловно, у него присутствуют  реперные точки, объединённые в свою концепцию и связанные в какую-то последовательность. По ним он ведёт собеседника. По принципу: «санкции – оздоравливают экономику»; «консолидация общества – необходима»; «правительство всё знает – заботится о народе». Есть несколько таких трендов, которые он определяет для себя и на которые ссылается» — объясняет Михаил. «Выдаст» первый пункт своего алгоритма политик только в четвёртом секторе выработанной схемы ответа.

2) Расставить роли. Второй пункт объясняет, почему все собеседники Президента кажутся «беззубыми», рассыпающимися в комплиментах мямлями — «С самого начала коммуникации происходит выстраивание ролевых позиций — сверху вниз. Чёткое указание на то, что я тебя в состоянии оценивать, а ты меня нет» — замечает — Юрий. За столом с Путиным – сразу «классическая разбивка на доброго и злого полицейского». Первый вопрос – от ведущего – и тут же щелчком ему по носу всплывают цифры: «вы меня плохо слушали и неправильно поняли, я же сказал». Его он постоянно ставит на место. «Вы невнимательны, не знаете фактов» (примеч.- т.е. прямое обвинения, часто повторяющееся), так собственно он делает со всеми «умничающими». «Он указывает – откуда у человека идёт вопрос. А поскольку он не даёт говорить дальше (примеч. — прием «перебивание»), то его позиция принимается автоматически». Ведущая за столом – льстит – он же не может скрыть насмешливую улыбку. «И это тоже определение роли. Если я вас хвалю – значит, места уже расставлены».

Слово берёт Кудрин – у него про рост ВВП технический прогресс, модернизацию, цены на нефть, сокращение инвестиций. Цифры, сроки. Как далёк Кудрин в этот момент от народа. «У нас очень добрые и если не сказать практически дружеские отношения» — предвкушает расправу Президент, и тут же «ведёт» дальше — «я вашу позицию хорошо знаю, и вы сейчас точно изложили прогноз. Ну, очень близко к тому, что может происходить». И хук – «Ну, во-первых, вы были одним из авторов развития страны до 2020 года. И там ничего кардинально не поменялось. Если мы с вами чего-то не предусмотрели, то это, наверное, и наша с вами, в том числе и ваша (подкрепляет он слова  жестом в сторону экс-министра) вина».

С фермером Джоном, отцом пятерых детей – опять определение места. «Человек говорит — у меня проблемы в хозяйстве. «Как вы оказались здесь? «Шерше ля фам?» «Ищите женщину»? -получает он и возможность перевести. Зал улыбается. «Ну, смешной он остановится. На него люди смотрят и думают – ага. Женщина. Повёлся. Теперь с коровами прыгает» — поясняет Чекчурин.  Другой пример: «Начнём с конца – вы поставили на одну доску патриотизм и ксенофобию. Это разные вещи. Любовь к родине и ненависть к другим нациям. Я бы не путал» — садись, два — снова указал он  место.

3) Выстроить позицию эксперта. Фокусы языка. «Их несколько и они просчитываются достаточно легко. Например – приведение фактов. С фактами нельзя поспорить. Он, кстати, никогда не называет ровные цифры. Также он накапливает детали – от частей к целому. Приводит позитивные последствия. Указывает на то, что важнее — за счёт повышения – более, более, более — это один из приёмов, когда отмечается —  то, что вы говорите – важно,  но гораздо важнее – то и то. Выделение — «миллиарды мы вкладываем – это много».  Подвергает сомнению модель мира вопрошающего.

Приводит противоположные примеры – «а что не было так? Было». Апеллирует к ценностям: «наш народ он справедливый, он сердцем думает». Заранее критикует правительство – никогда не себя – только «мы» – при этом жест обязательно в сторону.  «Вам кажется, что правительство не знает реалии» (определение места спрашивающего). «Правительство знает реалии. И правительство примет соответствующие решения, как я сказал. Может быть недостаточно того, что сделано», «Конечно, правительство критиковать нужно – это мы прекрасно понимаем»,  «Правительство не сразу сориентировалось».  Апеллирует к закону: «Всякий раз – это системное решение. Каждый раз он как государственный человек – исходит из более широкой перспективы в целях как раз рассмотрения вопроса о системе». Эту часть президент перегружает переплетающимися деталями и, когда, воспринимать информацию становится, кажется, уже невозможно – подводит к тому, что для него важно.

4) Внедрить главную мысль: «Не терпеть, а использовать санкции». «Евросоюз трещит по швам», «в Америке тревожные сигналы» — «кто знает, что там у них будет». «Пользуясь» Кудрином – «у нас всё просчитано, мы идём правильно». Белоруссия, которая нервирует молочников качеством и ценовым демпингом — «Будет разбираться с Белоруссией». Скрытый смысл здесь – у нас общий враг. И теперь он фермерам – друг.  «С/х является приоритетным – мы рынок освобождаем». «Мы с вами, да мы вместе, справимся». «Не мы портили отношения с Западом – ну вот же мы – раскрыты». «Мы хотим сотрудничать, готовы к этому. И будем делать это».

5) Закольцевать ответ. «Завершает он ответ ссылкой на то, что он помнит, о чём он начал говорить. Не теряя связь с реальностью – как будто бы. Он обязательно использует хоть одно слово из того, что спросил человек в самом начале. Таким образом, всё остальное остаётся на подсознательном уровне. Классика тройной спирали» — отмечает Юрий Чекчурин.

Его роль – национального лидера. При этом помимо прямой линии «есть ещё несколько слоёв со своими игроками». Пример – Ирина Хакамада. Она же профессионал, что она ждет, таким образом, выстраивая свой вопрос про оппозиционеров и  присутствии российской армии в Украине, знаний, за которые мог быть убит Борис Немцов? «Она своё отрабатывает. Вопрос был задан ради вопроса. Чтобы все знали, что она оппозиционер. Где-то там ей поставили галочку. Она молодец. Она прямо Путину вот задала вроде острый вопрос. А он и воспользовался».

Невербальное

Как известно — «хорошо зафиксированный пациент – в наркозе не нуждается» — свои слова Путин подкрепляет фиксирующими жестами. Выключите звук и вы увидите дирижёра. На место человека он указывает ладонью вниз. Так подают руку при встрече, когда хотят принизить. Переключая на другой результат – он добавляет «затирающий» жест рукой. «Это не главное» – будто стирает он с грифельной доски слова – «важно другое» – будто материальный весомый объект поддерживает он свои слова рукой. Акцентирует на деталях  – щепотью. «Потерпеть» – показывает короткий промежуток руками. «Немного» — додумывает зритель. Говоря о светлом будущем, до которого нужно сделать первое второе и третье – двумя руками показывает нарастающие жесты перед собой. «Мы поддержали» — напоминает он, указывая исключительно на себя. «Мы с вами видимо не доглядели» – Кудрину, указывая, при этом на него. Но – никогда его жесты не идут выше уровня своих глаз. Он – над всем. Он сверху. Он смотрит, видит, знает.

На грани фола

«Почти не шутил» — высказываются интернет-пользователи о прошедшей  прямой линии. Вот те самые – на грани фола – уже готовились растащить на цитаты. А в прошлый раз пошутил – «я чувствую кваску-то махнули…  он точно безалкогольный?» — над человеком, казавшимся пьяным, а оказавшимся тяжело больным. Опять же пошутил в своём стиле – определив говорящего, указав место, уровень. Есть ли грань в определении этого «места»? «В России – нет» — отвечают специалисты. Если Путин в упомянутом случае и допустил ошибку — то только для «фейсбука». «Когда появилась информация о болезни, то для всех это выглядело как — ну ладно. Ну, жалко, конечно, мужика. Ну, мы же тоже подумали, что он пьяный. Ну, теперь сказали, всё стало понятно. Я не думаю, что как-то изменилось отношение к Путину» — рассуждает Чекчурин – «Поэтому с одной стороны – если президент шутит над, с его точки зрения, – подвыпившим человеком – это норма. Он же, действительно, не врач. И в рамках народной культуры, представителем которой является Владимир  Владимирович – это нормально».

Обратите внимание, что правила, которые действуют в рамках одной культуры – они не действуют в рамках другой.

Если бы Барак Обама позволял себе шутки в путинской манере, он бы президентом давно не был бы» — отмечает Юрий.

Российский политик VS американский

«Путин, прежде всего полемист. В условиях тут культуры, которая сложилась в нашей стране – вполне естественно, что культуре полемики и успокоения он следует идеально» — объясняют тренеры.  В отличие от него,  американский президент даже в ответе на вопрос – умудряется произнести мотивирующую мини-речь – говорят специалисты. (На основе речей в Брюсселе 26 марта 2014, Вест-Пойнте 28 мая 2014, Таллинне 3 сентября 2014).

«1) В основе речи — одно смысловое ядро, одна красная нить: Брюссель – «энергетика Европы (энергетическая безопасность, энергетическая суверенность, энергетика)», Вест-Пойнт – «Лидерство (лидерство Америки, Американское лидерство, глобальное лидерство)», Таллинн – «свободный выбор (демократический выбор, свобода)». (У российского президента мыслей несколько. «Плюсом» здесь является разнообразие, «минус» — люди от этого устают. По крайней мере для западной публики — это минус).

2) Мысль сначала высказывается по предпосылкам, затем обсуждается в разных контекстах, с разных критериев и лишь затем преподносится как аксиома, как правило, уже под конец. В речи он часто использует тройное повторение, также она наполнена метафорами, эмоциональна и выразительна.

У Путина — мысль строится на фактах и/или логике и/или том, что уже сказано. Таким образом, речь Обамы более гладкая и внешне логичная… У Путина — более жесткая и убеждающая.

3) «Мы» для Обамы — те, кто его слушает, и по нарастающей — народ Америки, Америка, демократический мир. (Для Путина  мы — это, как правило, правительство, которое несет ответственность, предусмотрело, не предусмотрело. «Мы»  — «как народ» тоже есть, но реже).

4) Личный пример. Он старается быть ближе к слушателям. Найти общие переживания – для этого он рассказывает личные истории. О себе, о своей семье. (Владимир Путин обособлен. Кажется, у него нет человеческих переживаний).

5) Жесты. Руки Обамы – более «искренни». Ладони открыты. Он часто подносит правую руку к сердцу.

Разница культур и немного фантазии: кем мог бы быть Путин в американском Белом Доме и Обама – в Кремле.

С Америкой у нас параллелей получается много. Но именно параллелей и противопоставлений. Другая страна – другая территория и политическая культура. «Корни американской ораторской и политической школы лежат в основании Америки. В условиях сурового окружения, когда люди, которые оставили за спиной малую родину, обладающие разными религиозными убеждениями вынуждены были находить общий язык. Без сомнения – на американскую ораторскую школу оказали влияние религиозные проповедники, юристы и коммивояжеры» — слагаемые, по мнению Юрия.

Почему в России нет хороших спикеров? Почему публичные выступления политиков невозможно слушать? Почему чиновников стараются не обойти стороной даже госканалы? «В России же практически не существует религиозной проповеднической традиции. Я подчеркну проповеднической – поскольку в России христианство являлось, является и будет являться основной духовной скрепой. И нет смысла миссионерством убеждать людей» — разделяет он — «У нас – социальный лифт работает по совсем другим правилам, нежели в Америке.

Если в штатах конкурентно на этаже и вверх поднимается человек, выигравший соревнование, гонку, то у нас конкуренция другая – как обойти. В России, человеку, который идёт по лестнице – нужны другие компетенции. Это скорее навыки переговоров в узком кругу. На намёках, на связях, на недомолвках. И если в Америке постоянное желание всучить – коммивояжёрство,  то в России скорее желание занять нужную высоту, с которой уже можно заставить. И Владимир Владимирович является заложником и возможно, даже жертвой своей системы. При этом на вершине горы – уже совершенно другие правила игры».

«Барак Обама – работал юристом в межцерковном совете. Плюс хорошее образование в сфере нейролингвистического программирования, о чём он сказал в начале 2013 года. И на сегодняшний день его выступления перед американским народом являют собой практически недосягаемую планку.

Давайте пример: происходит убийство в школе. Очередное. Первая фраза Обамы: «Я сегодня, как многие из вас – чуть крепче обниму своих детей»… всё! Одной фразой! Он гений и в отношении политических дискуссий и в отношении вот таких вещей — он опасный враг» — не без восхищения отмечает Чекчурин.  «Но в России судьба Барака Обамы – это роль Владислава Суркова» — определяют тренеры. Что касается «Путина, в случае если бы он рос в Америке – тут рассуждения приводят нас к посту главы администрации американском Белом Доме.

Путину – политик. Что дальше?

Путин больше не получает такого очевидного удовольствия от полемики Что мог отметить и не самый пытливый наблюдатель.  Логично — овладев навыком, сначала тренирует его, кажется, ввязываясь в любое общение – ведите, ведите людей – до полной его отработки и утраты интереса. Как, например, можно радоваться первому хорошо слепленному горшку, но, согласитесь – на сотом это превращается в текучку. Что осталось в речи Путина «сегодняшнего «от него «раннего»? Пожалуй, только голосовое «приседание» на значимых для него словах, подкреплённое жестами.

Не встречая достойного соперника и, заметно, не интересуясь микроуровнями – он немного оживляется в вопросах внешней политики. Ставки повышаются, господа. А есть ли они? «Поскольку у Путина нет сакральной составляющей – он не принадлежит не к какому роду, он родился без серебряной ложки. Ему и приходится разыгрывать героическую карту. Он отыграл всё последовательно. Что идёт за «возвращателем Крыма»? – противостояние силам зла. Он получил свои 82% рейтинга. А дальше будем смотреть. Потому что это не только зависит от Владимира Владимировича. А от расположения сил на большой шахматной доске» — говорит Михаил. «Куда можно двигаться — переходить от полемической речи к мотивирующей. В сторону формулирования национальной идеологии. Пока мотивировать некуда. У нас её нет. Хотя это то, что многие пытались сформулировать. Здесь ему потребуются не только факты и цифры. Для  построения системообразующей речи можно перенять наработки опять же американцев. Взять и адаптировать – это вполне естественно. Потому что они нас опережают в том, чего у нас просто нет. Вот вы скажите – что такое «русская мечта»?

Единственный момент, когда она становится не хаотичной – это когда мы несём «справедливость» всему миру. На штыках. У «русских людей» настроение улучшается. То есть, подытоживая — переводить в полемику и использовать все ресурсы, которые есть в полемике – президент мастер. Всё остальное – вопрос времени когда будет выработана идеология. А судя по вектору развития России – всё к этому идёт».

Комментарий. То, что Путин и его команда широко используют самые современные манипулятивные технологии для управления широкими массами, специалистам в сфере коммуникации было известно и раньше. А вот столь бурная реакция на появления этого материала, попытки стремительно уничтожить малейшие следы его пребывания в сети – весьма любопытный маркер для анализа. Он ясно указывает на то, что Кремль окончательно выбрал на путь на информационную изоляцию от остального мира. В противном случае столь рьяная зачистка материалов в рунете не имела бы смысла. Так что можно с уверенностью утверждать что идея отключения России от мировой сети по-прежнему будоражит умы «кремлёвских мудрецов» и наверняка какая-то группа «интеллектуалов в штатском» ломает головы над механизмами реализации этой идеи прямо сейчас. Достигнут ли они результата? Скоро увидим.

http://notabler.livejournal.com/417752.html