Интервью швейцарской журналистки Сильвии Каттори [Silvia Cattori] о Политической Понерологии с Генри Си [Henry See] и Лаурой Найт-Ядчжик [Laura Knight-Jadczyk]

После чтения книги Политическая Понерология: Наука о Природе Зла, Приспособленного к Достижению Политических Целей [Political Ponerology, A Science on the Nature of Evil Adjusted for Political Purposes] я намеревалась взять интервью уавтора. Однако, оказалось, что он был болен, и был способен дать лишь кратчайшие ответы на мои вопросы, единственным параграфом. К счастью, я смогла взять интервью у редакторов книги Лауры Найт-Ядчжик [Laura Knight-Jadczyk] и Генри Си [Henry See], которые обсуждали вопросы с ним по телефону и, таким образом, смогли говорить от его имени.

Я думаю, что каждый должен прочитать эту книгу, потому что она предоставляет ключи, необходимые для понимания событий, природу которых мы часто не можем постичь. Книга описывает истинную природу и происхождение 'Зла' и иллюстрирует, как макросоциальное Зло распространяется по всему обществу.

Лобачжевский [Łobaczewski] провел годы, наблюдая индивидуумов, находившихся у власти, действия которых были воплощением Зла, природа поведения которых, описанная в психологических терминах, квалифицируется как антиобщественная, психопатическая, или социопатическая.

Сильвия Каттори: Вот - то, что швейцарский психиатр сказал мне о книге Политическая Понерология:

Никогда и нигде больше я не читал о вещах, о которых говорит Лобачжевский. Ни одна другая книга не рассматривает данный предмет таким образом. Ознакомление с книгой Лобачжевского немедленно принесло пользу в моей работе. Он подтверждает явления извращенного / патологического поведения в конфликтах в сфере бизнеса и в политической сфере, где мы видим все больше конфликтов и все больше людей этого типа [психопатов]. Это немедленно позволило мне лучше понять, например, функционирование этих индивидуумов, которые создают конфликты на рабочем месте, и кто повсюду, где бы они не находились, загрязняют атмосферу.

Почему он выбрал для своей книги такое герметическое название - Политическая Понерология, ведь книга должна интересовать не только психологов и психиатров, но и каждого из нас?

Лаура: Прежде всего, позвольте мне сказать, что существует очень сильная эмоциональная связь между нами и доктором Лобачжевским; и мы общались с ним по поводу этого интервью. Он очень пожилой человек, и в течение прошлого года его здоровье сильно пошатнулось. Он очень огорчен, что он не в состоянии ответить лично; он сделал попытку, но теперь он даже недостаточно силен, чтобы написать больше, чем самые краткие ответы на письменные вопросы. После нескольких минут концентрации он уже чувствует себя изможденным и его ум начинает блуждать. Мы очень хотим защитить его здоровье и хорошее самочувствие, но мы также хотели удовлетворить просьбу ответить на вопросы затрагивающие важные проблемы. Эндрю сказал мне по телефону, что он полностью доверяет нашему пониманию предмета. Он еще раз повторил сказанное, когда он нам написал впервые, что он искал кого-то, кто бы двигался в том же самом направлении, думал бы так же, кому он мог бы передать свою работу - более или менее, передать нам факел так же, как и другие передали ему факел всей своей работы. Он провел годы, ища кого-то, и именно наша работа оказалась соответствующей его критериям.

Теперь, позвольте, я попробую ответить на ваш вопрос: Почему Лобачжевский выбрал такое название? Во-первых, первоначально работа представляла собой ряд технических и академических документов из различных источников. Как Лобачжевский объясняет во введении, очень незначительная часть работы оригинально принадлежит ему, он является составителем. Академики имеют тенденцию выбирать названия для своих статей, которые выражены в академической терминологии, и составление нового термина для описания своих открытий ученые считают своей прерогативой (например, физики, придумывающие такие слова как кварк, мюоны, лептоны, и так далее), таким образом в данном смысле, выбор названия полностью понятен. Термин 'понерология' - неясный теологический термин, означающий исследование зла. Эндрю знал об этом, и решил исправить и реабилитировать это слово для научного использования, так как наша наука по существу действительно не имеет термина для исследования 'зла'. Мы нуждаемся в таком термине.

Генри: Когда Лобачжевский прислал нам рукопись своей книги, мы были ошеломлены. Мы пытались найти ответ на вопрос почему, независимо от того, сколько доброй воли в мире, ведется столько войн, а несправедливости и страданиям человечества нет конца. Кажется, не имеет значения, какой план, идеологию, религию, или философию исповедывают лучшие умы человечества, кажется, ничто не улучшает наше положение. Так происходит в течение тысяч лет, много раз повторяясь.

Мы также исследовали вопрос психопатии в течение нескольких лет, и опубликовали много статей о психопатии на наших вебсайтах. Мы также подготовили электронную версию классического исследования доктора Херви Клекли, Маска Здравомыслия [Dr. Hervey Cleckley The Mask of Sanity], с разрешения держателей авторского права, так как книга вышла из печати. Это настолько важный и оригинальный текст, что мы сделали его доступным для бесплатной загрузки. Таким образом, мы обладали базовыми сведениями о проблеме и имели некоторое подозрение, что вопросы психопатии и ужасающей ситуации, в которой мы живем, были связаны между собой.

Лаура: Позвольте мне добавить, что причина, по которой мы исследовали психопатию, была связана, как упомянуто выше, с тем, что мы столкнулись с данным явлением на собственном опыте. Мы работали с группами, и феномен Понерологии, изучающей группы людей и как они подвергаются развращающему влиянию со стороны патологических индивидуумов, внедряющихся непосредственно в группу и скрываясь под маской нормальности, был нам очень знакомым [по опыту работы с группами] в малом социальном масштабе. Мы наблюдали это явление, сталкиваясь с ним снова и снова, хотя поначалу мы, фигурально выражаясь, вылетали из собственных брюк. Мы знали, что происходит нечто странное, однако у нас не было терминологии и категорий, чтобы идентифицировать данный социальный процесс. Мы нашли некоторые из терминов и категорий в текстах по психопатологии, но мы все еще не обращались к социальной динамике.

Генри: Но Политическая Понерология, в отличие от других текстов по психопатии, представляет предмет радикально различным способом - влияние психопатов и других патологических индивидуумов является намного более радикальным, чем одно из многих влияний, воздействующих на общество, а, при соответствующих обстоятельствах, может оказаться первичным влиянием, которое формирует то, как мы живем, что мы думаем, и как мы оцениваем то, что происходит вокруг нас. Когда Вы понимаете истинную природу данного явления, что [данный социальный процесс] претворяется в жизнь бессовестно, бесчувственно, эгоистично, при помощи холодного расчета и вычисления, и лишен любых моральных или этических стандартов, Вы пугаетесь, но в то же самое время все внезапно приобретает смысл и становится на свои места. Наше общество является более бездушным, чем когда-либо, потому что индивидуумы у власти и те, кто учреждал пример [для подражания], не имеют души - они не имеют никакой совести в буквальном смысле.

Когда Вы начинаете понимать, что узды политической и экономической власти находятся в руках людей, которые не имеют никакой совести, кто не обладают способностью к эмпатии, это открывает совершенно новый способ смотреть на то, что мы называем 'злом'. Зло перестает быть исключительно моральной проблемой; это явление теперь может быть проанализировано и понято с научной точки зрения.

Лаура: Лобачжевским cо слова 'Понерология' были удалены религиозные коннотации, где это никогда не приносило обществу в целом много пользы, и это - наука об изучении зла, понимания его происхождения с научной точки зрения, и как это социальное зло может заразить людей и общество в целом, как болезнь.

Когда психопаты пробираются в высшие эшелоны власти в правительстве [определяя таким образом политику государства] или становятся исполнительными директорами в крупном бизнесе, их [психопатический] способ мыслить и рассуждать, их [психопатическая] 'этика' - становится общей культурой и 'этикой' населения, которым они руководят. Когда это происходит, общественное мнение населения заражается таким же образом, которым болезнетворный микроорганизм заражает физическое тело. Единственный способ защитить нас против этого патологического мышления состоит в том, чтобы сделать прививку против этого недуга, и это делается изучением в максимально возможной степени природы психопатии и ее влияния на нас. По существу, эта специфическая 'болезнь' процветает в окружающей среде, где ее существование отрицается, и это отрицание является заранее спланированным актом.

В то время как название книги может казаться герметическим, оно должно быть понято в контексте больших трудностей, которые Эндрю испытывал с публикацией его работы, как таковой. Как были утеряны первые две рукописи, он описывает в предисловии к Политической Понерологии. Первая из рукописей была сожжена за несколько минут до прибытия полиции в его дом с рейдом, а вторая рукопись, посланная в Ватикан через посредника, исчезла навсегда. Третья версия, изданная Red Pill Press, была написана, в то время как Aнджей жил в США во время президентства Рейгана. Збигнев Бжезинский [Zbigniew Brzeszinki] предложил помочь ему найти издателя, но после нескольких месяцев стало ясно, что он в лучшем случае ничего не делал для публикации книги, а в худшем - активно способствовал, чтобы книга никогда не была издана. Таким образом, рукопись пролежала в ящике более чем двадцать лет. Книга была написана для профессиональной аудитории, и название было выбрано в данном контексте. Это также является причиной того, что сам текст является очень плотным, и название точно отражает, что книга не предназначалась для обывателя. Она была написана в академическом стиле для профессионалов.

Мы в настоящее время работаем над более популярной версией его идей.

Сильвия Каттори: Лобачжевский изучил этих людей не с политической точки зрения, а с психологической точки зрения. Он сумел понять, как это случается, что безумные люди, безумные идеологи, и репрессивные власти, несмотря на их бесчеловечность, могут получить поддержку населения. Едва ли не каждый из нас, в определенные периоды жизни, является носителем определенных патологических качеств, не правда ли?

Генри: Прежде всего, небходимо заметить, что 'безумные люди' не нуждаются в поддержке большого количества населения, а только меньшинства, находящегося у власти и которое может и 'вести' население и управлять им. Помотрите на итоги опросов общественного мнения в Соединенных Штатах. Буш имел приблизительно 30%-ую популярность в течение многих лет - и это данные по населению в целом. Но потому, что он поддержан очень мощным меньшинством, людьми, которые владеют СМИ, военной промышленностью, и единомышленниками на высших командных постах в армии, нефтяных компаниях, среди прочего, недовольство народа не имеет значения. И пока политика Буша открыто не затрагивает обычного американца отрицательно, власти ничего с этим не делают.

Лаура: В США - и в любом другом месте в мире - даже наиболее угнетаемые люди, с которыми обращаются наиболее негуманно, легко контролируются страхом, угрозами их текущему материализму положению: спортивными зрелищами, развлечениями, азартными играми, и так далее. Даже провал системы образования, медицинского обслуживания, социальной безопасности, не заставляет людей к задаться вопросом, что же в действительности происходит. Это, как написал Олдос Хаксли, научная диктатура хлеба и зрелищ. Короче говоря, большинство американцев знает о своем притеснении, и выражает это в опросах, но индивидуумы у власти успешно ввели им многочисленные наркотики страха и развлечений, отвлекающие от задания себе подобных вопросов - в достаточном количестве, чтобы держать население под контролем.

Генри: [Для социального контроля] есть морковь и дубинка. Пока люди в состоянии продолжать жить в иллюзии, они будут в ней жить. Когда мир иллюзии начинает трещать по швам, в ход идет дубинка.

Лаура: Люди боятся высказываться из страха потерять то, что они имеют, потерять свой мир, страха перед необходимостью проявить усилие воли чтобы сопротивляться. В конце концов, поддержание иллюзорного мировосприятия действительно занимает все их время, они должны ежедневно работать по-рабски, чтобы у них не отняли их SUV, и они хотят иметь немного времени для футбольного матча в субботу.

Генри: Они также полагают, что Буш так или иначе имеет в запасе лишь пару лет. Система будет заботиться о себе. и книга Лобачжевского демонстрирует, почему такое мышление является необычайно наивным. Текущая система, является патологической системой, которая фундаментальным образом противоречит природе большинства людей. Люди с совестью управляются людьми без совести. Этот факт - первичная несправедливость и основание для остальных бед общества.

Лаура: В течение многих лет эта система была тайной, потому что у власти все еще находились люди с совестью, но постепенно, они все были заменены или от них избавились, так или иначе, и теперь патология системы видна в открытую, но никто не обращает внимания. Если Вы оглянетесь назад на историю прошлых пятидесяти лет, то Вы найдете, что почти каждый общественный деятель, который умер трагически, имел совесть, заботился о людях, и обладал достаточным влиянием, чтобы атаковать патологические типы.

Генри: Вторая часть вашего вопроса очень важна, потому что - эта идея, что мы до некоторой степени являемся извращенными и проявляем патологические черты, что все мы имеем теневую сторону [коренящуюся в нашем бессознательном], как выразился Карл Юнг, которая служит главной опорой патократической системы и позволяет психопатам скрываться в общем населении. Мы были убеждены, что мы - все только животные и что каждый из нас при благоприятных обстоятельствах способен стать Гитлером, Бушем или Менгеле. Мы покупаемся на это, потому что каждый из нас когда-либо совершал поступки, за которые нам стыдно, и за которые мы чувствуем раскаяние. Мы знаем о существовании мыслей, которые наплывают в моменты жгучих эмоций, мыслей, о которых мы не хотели бы, чтобы кто-либо знал или слышал. Мы ощущаем, что мы действительно имеем эту теневую сторону, ту часть нас, которой мы не гордимся. Поскольку мы чувствуем этот позор и раскаяние, сопутствующее нашей теневой стороне, мы проецируем эту нашу способность на других, считая, что они также способны на это. Именно в этом проецировании заключена наша фатальная ошибка.

Есть два аспекта данного вопроса. Сначала, есть мир различия между кем-то, кто, в накале спора с любимым человеком, например, теряет контроль над собой и физически или психологически оскорбляет его; и кем-то, кто холодным расчетом и предусмотрительностью, поступает так же. Действия неправильны в обоих случаях. Я не пытаюсь приуменьшить психологические травмы, нанесенные в накале эмоций. Я имею в виду то, что тот же самый человек, потерявший контроль над собой на мгновение, был бы неспособен заранее продумать и холодно распланировать тот же самый акт. Что-то внутри него не дало бы ему возможность сделать это. Этот голос совести, присутствующий в нас, полностью отсутствует в психопате. Психопаты способны к холодному планированию геноцида людей, например, палестинцев; к чему люди, обладающие совестью не способны. Один человек может быть убит в момент ссоры. Много тысяч могут умереть лишь при холодном заранее спланированном расчете.

Лаура: Один способ понять это состоит в том, что исследования показывают, что психопаты не только совершают больше тяжких преступлений, они совершают неодинаковые, с непсихопатами, типы тяжких преступлений. Одно исследование показало, что две трети жертв психопатов были мужчинами - незнакомцами, в то время как две трети жертв непсихопатов являлись женщинами - членами семьи или знакомыми - то есть преступлениями, совершенными на почве страсти. Нормальные люди могут совершить насилие в состоянии чрезвычайного эмоционального возбуждения, в то время как психопаты равнодушно выбирают свои жертвы для мести или возмездия кому-либо или достижения какой-либо цели. Иными словами, психопатическое насилие является хищническим, инструментальным средством для достижения цели.

Генри: Во-вторых, в обществе, где доминируют патологические ценности, если Вы можете их так назвать, существование незначительной группы бессовестных людей, распространяющих культуру жадности и эгоизма, создает окружающую среду, где патологическое становится нормой. В обществе, типа Соединенных Штатов сегодня, где президент может безнаказанно лгать по вопросам жизни и смерти, создана патологическая окружающая среда, где Ложь становится приемлемой. Насилие становится приемлемым. Жадность становится приемлемой. Это - неотъемлемая часть идеологии Американской Мечты, что любой человек может добиться успеха независимо от того, скольким другим людям вы навредили. И как раз так сеются семена патологии в обществе, когда Вы должны поступать именно так, чтобы фактически преуспеть в обществе. В такой окружающей среде люди с совестью, которые являются слабыми и легко управляемыми, приобретают патологические черты, чтобы выжить и преуспеть. Они видят, что их лидеры лгут и обманывают, и они полагают, что, если они хотят продвигаться по карьерной лестнице, они также должны лгать и обманывать.

Лаура: я называю это 'Официальной Культурой.' Линда Милей [Linda Mealey] с факультета Психологии в Колледже С-. Бенедикта в С-. Джозефе, Штат Миннесота, предлагает, что конкурентоспособное общество, такое как капитализм, например, является типом общества где психопатия хорошо адаптируется и где ее усиление вероятно.

Психопатия является адаптивной жизненной стратегией, чрезвычайно успешной в Американском обществе, и таким образом ее роль в обществе возросла. Более того, как следствие жизни в обществе, которое является адаптивным для психопатии, много людей, которые не являются генетическими психопатами, успешно приспосабливаются, становясь 'эффективными' психопатами, или 'вторичными социопатами'. Другими словами, в мире психопатов, те, кто не являются генетическими психопатами, вынуждены вести себя как психопаты просто, чтобы выжить. Когда правила установлены, чтобы адаптировать общество к психопатии, это делает психопатов из каждого.

Генри: Если бы данное патологическое влияние было удалено из общества, поместив психопатов в карантин, обучив людей с совестью о существовании признаков патологии в обществе, о том, что искать и как обращаться с манипуляцией [общественным сознанием], изменяя системы, созданные психопатами; то с помощью таких методов мы были бы в состоянии удалить это понеризующее влияние; и тогда другой полюс, людей с совестью, имел бы большее влияние на общество [из этих двух альтернатив], и люди стремились бы к альтруизму и правде, а не эгоизму и лжи.

Если бы мы были в состоянии удалить патологическое влияние, то мы могли бы обнаружить, что наши концепции 'человеческой природы' являются неправильными и ошибочно взвешенными, потому что мы принимаем индивидуумов, генетически лишенных совести как 'человек-ов'. Удалите их и их действия [из исторического процесса], удалите их влияние на общество в целом, и более высокие качества человеческой природы, способной к совести, могли бы найти способ для выражения путями, о которых мы никогда и не мечтали.

Сильвия Каттори: Как мы можем различить психопатов и здоровых людей? Вы можете дать нам портрет истинного психопата? Какие из их способностей имеют проблемы?

Лаура: Самый простой, самый ясный и самый истинный портрет психопата дается в названиях трех оригинальных работ о природе психопатии: Лишенные Совести Роберта Хаэра [Without Conscience by Robert Hare] , Маска Здравомыслия Хэрвэй Клекли [The Mask of Sanity by Hervey Cleckley], и Змеи в Костюмах Роберта Хаэра и Пола Бабиака [Snakes in Suits by Robert Hare and Paul Babiak]. Психопат именно таков - лишенный совести индивидуум. Самая важная вещь, которую необходимо помнить - то, что психопатия скрывается под маской нормальности, которая часто является настолько убедительной, что даже эксперты ошибаются, и, в результате психопаты становятся Змеями в Костюмах, которые управляют нашим миром. Это - короткий ответ.

Генри: Популярная культура видит психопатов как персонажей типа Каннибала Лектора из фильма Молчание Ягнят, то есть, представляет их как серийных убийц. Однако, в то время как определенное число психопатов - преступники и имели неприятности с законом, и некоторые, фактически, являлись серийными убийцами, есть много психопатов, никогда не сталкивавшихся с законом. Они - более умны, изворотливы и они - именно те, которые являются самыми опасными, потому что они нашли способы заставить общество работать на себя.

Есть множество черт, которые мы находим в психопатах. Очевидная черта - полное отсутствие совести. Они неспособны к раскаянию или сочувствию к другим людям. Они могут быть чрезвычайно очаровательными, являясь экспертами очаровывать и привораживать добычу сладкими речами, гипнотизируя ее. Они также безответственны. Ничто никогда не является их ошибкой; кто-то еще или мир в целом всегда виноваты во всех их 'проблемах' или ошибках. Марта Стут, в своей книге Социопат По Соседству [Martha Stout, The Sociopath Next Door], назвала такой подход психопата к своей жертве уловкой жалости. Психопаты используют жалость, чтобы манипулировать. Они убеждают Вас дать им еще один шанс, и никому не рассказывать о том, что они сделали. Таким образом другой очень важной чертой психопатов является их способность управлять потоком информации.

Они также неспособны к глубоким эмоциям. Фактически, когда Роберт Хаэр, канадский психолог, который на протяжении всей карьеры изучал психопатию, просканировал активность мозга психопатов, показав им два набора слов, один набор нейтральных слов без эмоциональных ассоциаций и второй набор - с эмоционально заряженными словами. В то время как в непсихопатической контрольной группе освещались различные области мозга, в психопатах оба набора слов обрабатывались в той же самой области мозга, области, которая имеет дело с языком. У них отсутствовала непосредственная эмоциональная реакция на эмоционально-заряженные слова.

Наша эмоциональная жизнь является для них недоступной тайной целиком и полностью, в то же самое время обеспечивая их неоценимым инструментом для управления нами. Подумайте о тех моментах, когда мы полностью погружены в эмоции и как это вредит нашей способности думать. Теперь вообразите, что Вы были в состоянии симулировать сильную эмоцию, оставаясь при этом холодным и вычисляя дальнейшие действия, в то время как человек, с которым Вы общались, действительно поймался бы в ловушку в эмоциональном котле. Вы могли бы использовать слезы или крик, чтобы получить то, что Вы хотели, в то время как ваша жертва переживала бы отчаянные эмоции.

Они также, кажется, не имеют никакой реальной концепции прошлого или будущего, живя полностью в мире своих неотложных потребностей и желаний. Из-за бесплодия их внутренней жизни они часто ищут новые острые ощущения, от чувства власти от контроля над другими людьми к совершению незаконных действиях просто для приятного всплеска адреналина.

Другая черта психопата - это их качество, которое Лобачжевский называет их 'специальным психологическим знанием' нормальных людей. Они изучили нас. Они знают нас лучше, чем мы сами знаем себя. Они - эксперты в знании как нажимать наши эмоциональные кнопки, как использовать наши эмоции против нас. Но, кроме того, они даже, кажется, имеют своего рода гипнотическую власть над нами. Когда нас начинает затягивать в сети психопата, наша способность анализировать ситуацию ухудшается, ухудшается четкость видения. Похоже, они нас каким-то образом завораживают. Только позже, когда мы больше не находимся в их присутствии, когда их околдовывающее действие пропадает, к нам возвращается ясность мысли, и мы задаемся вопросом: как получилось, что мы были неспособны остановить их или противостоять тому, что они делали.

Многие из книг о психопатии, написанных на английском языке, говорят о психопатах как о группе, обладающей серией общих черт. Наиболее широко используемый тест для измерения психопатии, PCL-R тест, был разработан Доктором Робертом Хаэром. Он перечисляет двадцать черт личности. Если черта проявляется спорадически, иногда, то в таком случае дают 1 балл; если черта является доминирующей, то дают 2 балла. Самое высокое общее количество баллов - 40. Людей, которые получают больше чем 30 баллов в PCL-R тесте, рассматривают как психопатов.

Но что сделал Лобачжевский - пошел далее и дал таксономию различных типов психопатов и других патологических типов, и он показывает, как различные патологические типы сотрудничают, чтобы сформировать патологическую систему. Он привнес значительную работу психологов в Европе, которая была утеряна при коммунистическом режиме.

Лаура: Диагноз психопата - спорная проблема; есть противоречие, которое нужно объяснить, чтобы понять возможности обнаружения. [1]

Лобачжевский обсуждает факт, что в Нацистской Германии и Сталинистской России, психологические науки были порабощены для поддержки тоталитарных режимов и что это было сделано психопатами у власти, которые затем приступали к разрушению любой возможности широкого распространения точной информации. Он указывает, что любой режим, который составлен прежде всего из патологических типов, не может позволить науке психологии развиваться и свободно процветать, потому что результат состоял бы в том, что сам режим был бы диагностирован как патологический раскрыв таким образом 'человека за занавесом.'

На основании собственного опыта наблюдений явления, Лобачжевский заявляет, что репрессия знаний производится в типичной манере психопата, тайно и скрываясь под Маской Здравомыслия. Чтобы быть в состоянии контролировать психологические науки, нужно знать, что происходит и какие фрагменты психопатологии являются самыми опасными. Патологический политический режим находит индивидуумов в [психологии], которые являются психопатами, (обычно они очень посредственные ученые), облегчает их продвижение по академической карьерной лестнице и получение ключевых постов с контролирующей функцией в научных и культурных организациях. Таким образом, психопаты, которыми управляют личные амбиции власти и типичная ревность, которая характеризует отношение психопата к нормальным людям, получают возможность разрушать карьеры объективно более талантливых людей,. Именно они являются - теми индивидуумами, контролирующими научные работы на предмет их принадлежности к 'надлежащей идеологии' и делающие все возможное, чтобы хорошему специалисту отказывали в научной литературе, в которой он нуждается.

Факт - то, что, за прошлые 50 лет, концепция психопатии была резко сужена и теперь она означает специфическое расстройство личности, хотя были попытки полностью покончить с классификацией, полностью переключившись на 'Антиобщественное Расстройство Личности', [Antisocial Personality Disorder] который может охватывать широкий спектр антиобщественных поведений, не требующих клинического диагностирования как психопатии. Роберт Хаэр настаивает, что важно понять, что психопатия не синонимична с преступностью или насилием; не все психопаты участвуют в насилии и преступном поведении. В то же самое время, не все жестокие люди или преступники являются психопатами.

Согласно Роберту Хаэру, Клекли, Лобачжевскому и многим другим экспертам в психопатии, диагноз психопатии не может быть сделан на основе видимых поведенческих признаков исключая интерперсональные и эмоциональные симптомы, потому что такая процедура по существу делает психопатов из многих людей, которые просто ранены жизнью или обществом; и позволяет истинным психопатам, которые имеют хорошо сконструированную 'маску здравомыслия', избежать обнаружения. Основанный на растущем объеме литературы, многие (или большинство) психопатов воспитываются в устойчивых, зажиточных семьях, и становятся преступниками в белых воротничках, которые, из-за денег и положения в обществе, никогда не афишируют своего разрушительного поведения, и неоднократно избегают контакта с системой правосудия.

Теперь, переходя к диагнозу и/или обнаружению психопатии: Существует множество теорий этиологии психопатии, типа 'психопатия как адаптивная стратегия', психопатия как вариант нормальной личности, психопатия как дисфункция мозга, психопатия как выражение проблемного детства или патологии в раннем детстве, психопатия как дефект в обучении, и так далее. Существует очень незначительные эмпирические доказательства, поддерживающее идею, что истинный психопат является результатом трудного детства, и значительное количество эмпирических доказательств, что психопатия имеет генетический базис. Нейробиологическая модель предлагает нам самую большую надежду обнаружить даже самого увертливого психопата.

Как Генри упомянул, в исследовании времени реакции на различные слова, эмоциональные, нейтральные, псевдо-слова, было отмечено, что Событийно-Связанные мозговые Потенциалы (Event-Related brain Potentials, ERP) в лексических задачах среди не-преступников указывают, что ответы и на положительные и на отрицательные слова более точны и быстры чем ответы на нейтральные слова. [В мозге испытуемых, центральные и париетальные участки активизировались раньше и позже ERP компонентов в отношении эмоциональных слов.] Поздние компоненты ERP, как считается, указывали на продолжающуюся обработку слов.

В этом же исследовании, не-психопатические преступники также демонстрировали чувствительность к эмоционально-нагруженным словам. Психопаты, однако, были не в состоянии показать любое время реакции или различия ERP между нейтральными и эмоциональными словами. Более того, морфология их ERPs поразительно отличалась от морфологии не-психопатов. Последний компонент ERP, который был длинным и большим в не-психопатах, был незначительным и кратким в психопатах. Думается, что это отражает факт, что психопаты принимают лексические решения и обрабатывают информацию поверхностно. Эта поддержано недавними исследованиями, отображающими состояние мозга, которые показывают, что психопаты, злоупотребляющие токсическими веществами характеризуются меньшей мозговой активностью при решении лексической задачи чем не-психопаты, злоупотребляющие токсическими веществами.

Хаэр и другие также обнаружили, что аномалии ERP в психопатах не являются специфическими для эмоционального языка, а включают также абстрактный язык. Другим любопытным явлением, отмеченным в двух других исследованиях, была необычно большая отрицательная волна, которая неслась по лобным областям мозга. Предварительная интерпретация этого явления предполагает, что волна является отражением глубокой познавательной и эмоциональной аномалии обработки данных в мозге психопатов.

Другие недавние исследования приводят к сходным результатам и заключениям: психопаты испытывают большие трудности при обработке вербального и невербального аффективного (эмоционального) материала, они имеют тенденцию путать эмоциональное значение событий, и что наиболее важно, что эти дефициты отображаются при сканировании мозга. Психопаты показывают необычное меж-полусферное распределение ресурсов обработки информации, имеют трудность в понимании тонких значений и нюансов языка, типа пословиц, метафор, и т.д, имеют бедную обонятельную дискриминацию, возможно из-за орбитально-лобной дисфункции, и, кажется, могут иметь субклиническую форму расстройства мысли, характеризующуюся нехваткой единства и последовательности речи. Все эти познавательные и эмоциональные аномалии нельзя объяснить любой из других моделей психопатии, и они могут быть обнаружены при сканировании мозга.

Последняя проблема: проблема расстройства мысли, является кое-чем, над чем мы работали, пробуя найти некоторые общие правила, чтобы обыватель мог сделать личные оценки после применения некоторых тайных тестов во время дискуссий с любым индивидуумом, которого они подозревают, что у него есть некая причина обмануть или управлять ими.

Но это - проблема 'c прицепом'. Как указывает Лобачжевский, если психопат считает себя нормальным, что естественно значительно легче, если он обладает властью, тогда он счел бы нормального человека отличным от себя и поэтому анормальным. Действия и реакции нормального человека, его идеи и моральные критерии, кажутся психопатам анормальными. Нормальный человек поражает психопата как наивный сторонник едва постижимых теорий о любви и чести и совести, отсюда недалеко назвать нормального человека 'сумасшедшим'. Это объясняет факт, почему патологические правительства всегда рассматривали диссидентов как 'мысленно анормальных' индивидуумов.

Юридическая система не настроена, чтобы иметь дело с этим, потому что, конечно, юридическая система часто является созданием патологических индивидуумов, или по крайней мере управляемой ими. Хорошо продуманное законодательство должно требовать научного [психологического/психиатрического] тестирования индивидуумов, заявления которых, что кто-то еще является абнормальным в психологическом отношении, слишком настойчивы или основаны на слишком сомнительной информации.

С другой стороны, любая патологическая социальная или правящая система, в которой психиатрия используется в политических целях, представляет дополнительные проблемы. Любой человек, восстающий против правительственной системы, которая кажется ему глубоко чуждой и безнравственной, может легко клеймиться представителями данного правительства как 'мысленно анормальный', имеющий 'расстройство личности' и кто должен быть подвергнут психиатрическому лечению; и для них существует много путей, чтобы получить контроль над системой тестирования. Дегенерат с научной точки зрения и нравственно выродившийся психиатр может быть найден для таких целей.

Таким образом, это - тернистая проблема.

Сильвия: Каковы различные типы патологий, идентифицированных Лобачжевским?

Генри: Как с большинством ученых, он делает начальное различие между унаследованными и приобретенными патологиями, то есть, теми, кто рождается с патологией и теми, кто становился патологическим из-за повреждений мозговой ткани или травм в раннем возрасте. Рана мозговой ткани может оставить шрамы, которые затем изменяют способность человека воспринимать и чувствовать. Секции мозга, ответственные за данные функции, не могут сделать этого, таким образом данные перенаправляются к другим областям, которые предназначены для выполнения других задач. Он называет таких индивидуумов, характеры которых развиваются искаженными способами из-за повреждений или травмы, характеропатами. Затем он перечисляет несколько форм характеропатий: параноидальный характеропат (он цитирует Ленина как пример); лобный характеропат с отклонениями из-за повреждений в лобных областях коры головного мозга (Сталин является примером этого типа характеропатии), характеропатия, вызванная веществами, например, наркотиками, которые повреждают центральную нервную систему. Затем, [Лобачжевский выделяет] характеропатию, вызванную патогенными заболеваниями (он предлагает в качестве примера Фрэнклина Д. Рузвельта), который, возможно, страдал этим расстройством), так же как определенные люди с эпилепсией (он приводит в пример Цезаря и Наполеона).

Унаследованные расстройства психики: шизоидия и шизоидальная психопатия, истинная психопатия [essential psychopathy], астеническая психопатия, ананкастическая, истеричная, и скиртоидальная психопатия, и тип индивидуумов с особым расстройством психики, которых Лобачжевский маркирует как 'шакалов', то есть, индивидуумы, которые заканчивают как наемные боевики или наемные убийцы. Лобачжевский предполагает, что данный тип представляет собой смешение нескольких типов. Чтобы идея была понятна, я только затрону два типа.

Шизоидальная психопатия - отклонение, которое производит индивидуумов, которые являются сверхчувствительными, гипер-подозрительными и игнорируют чувства других. Их привлекают высокие идеи, но их обедневшая психологическая природа строго ограничивает их восприятие и превращает их так называемые "хорошие намерения" в излияния Зла. Их идея о человеческой природе заканчивается извращением их попытки. Как указывает Лобачжевский, типичное выражение их отношения к человечеству выражено в том, что он называет 'шизоидальной декларацией': 'Человеческая природа настолько плоха, что порядок в человеческом обществе может только быть поддержан сильной властью, созданной высоко компетентными людьми во имя некоторой более высокой идеи'. Сколько движений, от фашизма до коммунизма и неоконсерватизма, которые мы наблюдаем сегодня, основано на той идее! Можно было легко вообразить это утверждение, звучащее из уст Лео Штрауса, например.

Истинные психопаты - это тип, который является самым близким к идее психопатии, обсуждаемой Клекли, Хаэром, Бабиаком, и другими. Лобачжевский сделал пугающее наблюдение, что 'Они учатся узнавать друг друга в толпе уже в детстве, и они развивают осознание существования индивидуумов, подобных им. Они также осознают, что они отличаются от мира большинства людей, окружающих их. Они рассматривают нас с определенного расстояния, как иной подвид [para-specific variety].'

Подумайте о последствиях этого утверждения: Они, до некоторой степени, обладают самосознанием как отдельная группа уже с детства! Признавая свое фундаментальное различие от остальной части человечества, их преданность была бы к другим индивидуумам таким же, как они, то есть, к другим психопатам. Лобачжевский указывает, что, в любом обществе в этом мире, психопатические люди часто создают активную сеть конспирации, отделенную до некоторой степени от сообщества нормальных людей. Они осознают факт, что они 'не такие как мы', что они отличаются от нормальных людей. Их мир навсегда разделен на 'нас и их'; их мир с его собственными законами и традициями; и этот 'иной мир' нормальных людей который, как они считают, полон самонадеянных идей и концепций о правде и чести и благородстве, о котором они знают, что там они нравственно осуждены. Их собственное искаженное представление о чести заставляет их обманывать и оскорблять непсихопатов и их ценности. В противоположность идеалам нормальных людей, психопаты чувствуют, что нарушение обещаний и соглашений - признак нормального поведения. Мало того, что они жаждут имущества и власти и чувствуют, что они имеют право на них только потому, что они существуют и могут 'добыть' их, но они получают специальное удовольствие, когда они отбирают у других; поэтому для них занятия плагиатом, обман, и вымогательство - фрукты, намного более сладкие чем те, которые они могут заработать честным трудом. Также они научаются очень рано, что выражение их лиц могут оказывать травмирующее влияние на лица непсихопатов, и как использовать в своих интересах этот корень террора чтобы достигнуть цели.

Так теперь вообразите, как легко люди, которые абсолютно неосведомлены об этом, могут быть обмануты и управляться психопатами, если бы те находились у власти в различных странах, симулируя лояльность к местному населению нормальных людей, в то же самое время искусственно распаляя очевидные и легко различимые физические различия между этническими группами нормальных людей (типа расы, цвета кожи, религии, и т.д) [ в то время как фундаментальное различие между патологическими индивидуумами, находящимися у власти, и основной массой населения, оставалось бы скрытым]. В психологическом отношении нормальные люди были бы искусственно установлены против друг друга на основе незначительных различий, в то время как [психиатрически] патологические индивидуумы у власти, фундаментально различаясь от подавляющей части населения отсутствием совести, неспособностью чувствовать другого человека, пожинали бы выгоды и тянули за веревки [чувств нормальных людей].

Я думаю, что довольно точно описывает ситуацию, с которой мы сталкиваемся сегодня.

Сильвия: Вы можете привести примеры, которые помогут нам понять проблему более широко?

Генри: Вклад Лобачжевского - его анализ способа, которым различные типы психопатических типов сотрудничают, чтобы сформировать систему, где люди, которые являются клинически патологическими, приходят к власти и управляют людьми, которые являются в психологическом отношении нормальными.

В начале книги, Лобачжевский описывает собственный опыт в университете, где он первоначально столкнулся с данным явлением. Он вошел в библиотеку, чтобы получить некоторые книги по вопросу о психопатии и, к своему изумлению, обнаружил, что они все были удалены! Этот факт демонстрирует самосознание их различия среди по крайней мере некоторых из них, и, в случае Польши при коммунизме, индивидуумов, находящихся достаточно высоко у власти, чтобы удалить книги из университетской библиотеки. Лаура сказала, что при чтении этого абзаца волосы на ее голове встали дыбом! Значения этого факта являются далеко идущими в понимании нашего мира, как мир пришел к тому, что мы наблюдаем сегодня и что мы должны сделать, чтобы это изменить.

Вот некоторые примеры психопатического поведения как сообщают другие авторами:

Мать играет в прятки со своей 4-летней дочерью. Она держит в своей руке большой кухонный нож. Она говорит дочери: 'Я собираюсь досчитать до ста, и если я тебя найду, тогда я отрежу тебе большие пальцы.' Испуганная девочка скрывается в ее туалете, и мать, зная, где она вероятнее всего может прятаться, позволяет ее пребыванию там, испуганной, травмированной, до самого конца. Когда мать открывает дверь, она наклоняется к своей дочери и надрезает кожу под одним из ее больших пальцев.

Семья имеет двух сыновей. Один из них совершает самоубийство, используя охотничье ружье. На следующее Рождество, родители предлагают то же самое оружие их другому сыну как его Рождественский подарок. Когда их спрашивают о том, почему они так сделали, они отвечают: 'Это было совершенно хорошее оружие.'

Как такое поведение вписывается в систему веры, что все мы имеем некоторую божественную искру в нас или что каждый имеет совесть? Вы можете вообразить, что Вы делаете такие вещи вашим собственным детям?

Наше морализирование не дает нам никаких средств лечения этой болезни. Психопатию надо понять, какова она. Эти люди не могут быть 'излечены'. Вообразите, что тот же самый человек находится у власти и Вы можете объяснить скандалы как, например, Enron. Роберт Хаэр сообщает о психопатах, которые обманывают пожилых людей. Скажем, пожилой человек лишился его или её сбережений жизни - очевидно, из-за психопата. Есть другие психопаты, которые свяжутся с жертвой, утверждая, что они адвокаты, которые, за плату, помогут вернуть деньги. Жертва тогда займет деньги у друга или родственника и снова зря заплатит деньги бессовестному 'адвокату'.

Лаура: Один из главных факторов, которые надо учитывать, чтобы понять, как общество может быть одурачено группой патологических анормальных индивидуумов, - то, что единственным ограничением является участие [патологически-] восприимчивых людей в пределах данного общества. Лобачжевский дает среднюю цифру для самых активных патологических индивидуумов приблизительно 6 % от общего количества населения. Конечно, эта цифра различна в разных странах в зависимости от многих переменных. Западное общество имеет широкий спектр восприимчивых людей.

Собственно психопат находится в центре сети. Другие психопатии и характеропатии, описанные Лобачжевским и другими, формируют первый ряд Патологической Контрольной Системы, и должно быть отмечено, что они являются намного более многочисленными, чем собственно психопаты. Так, эта группа составляет приблизительно 6 % данного населения. (1%-собственно психопатия и до 5 % иные психопатии и характеропатии.)

Следующий ряд такой системы состоит из индивидуумов, которые родились нормальными, но либо уже исковерканы долговременным подверганием психопатическому материалу через семейные или социальные влияния, или кто, благодаря психической слабости хотели удовлетворить спрос психопатии для удовлетворения своих собственных эгоистичных целей. Согласно Лобачжевскому, эта группа составляет приблизительно 12 % населения при нормальных условиях. Как указывает Лобачжевский, нелегко провести четкую границу между этими последними типами и генетическими психопатами, без использования истинной, непсихопатической, [не подвергшейся искажению психопатами] науки. Различия здесь могут быть только описательными.

Таким образом, приблизительно 18 % любого населения являются активными в создании и установлении патократии [Pathocracy] (или попытке ее создания). 6%-ая группа составляет патократическую верхушку, и 12%-ая группа формирует новую буржуазию, экономическая ситуация которой [в условиях патократии] является самой выгодной.

После установления патократии элитарная психопатическая система разъедает весь социальный организм, тратя впустую его навыки и власть. Как только патократия установлена, она развивается по определенному пути и имеет определенные 'привлекательные' черты. В патократии, социально-экономическая система создана из социальной структуры, которая в свою очередь создана системой политической власти, являющейся продуктом специфического элитарного мировоззрения патологических абнормальных индивидуумов. Таким образом, патократия является больше макросоциальным заболеванием, созданным человеческими болезнетворными микроорганизмами, и она может затронуть всю нацию в степени, эквивалентной метастазирующему раку. И так же, как рак в теле развивается по особому патодинамическому процессу, то же самое происходит с обществом больным макросоциальной болезнью - патократией.

Невозможно постигнуть такое патологическое явление, используя методы "нормальных" людей, которые не принимают во внимание абнормальные мыслительные процессы человеческих болезнетворных микроорганизмов. Конечно можно сказать, что всем миром в течение очень долгого времени управляла 'тайная патократия' (или криптопатократия - cryptopathocracy). Много исследователей полагают, что всегда существовало 'тайное правительство', которое работает даже при том, что 'открытое' правительство технически, не является патократией. Предположение - то, что психопаты технически ВСЕГДА находятся на заднем плане, за кулисами, даже в циклах истории, которые не являются патократиями (то есть в течение 'хороших времен', что Лобачжевский описывает как основание для истероидального цикла, который открывает дверь откровенной патократии).

Если мы используем термин патократии для 'секретное правительство тайно управляет', тогда вся история становится 'патократией', и слово теряет свое значение, таким образом, важно отметить, что термин 'патократия' является специфическим явлением, которое является результатом гедонизма хороших времен, и она характеризуется тем, что 100 % собственно психопатов занимают руководящие позиции, в открытую, как это произошло в Нацистской Германии и Коммунистической России и Восточной Европе. И, я должен добавить, происходит теперь.

Нельзя определять проблемы, которые нам сегодня предстоит решать, как 'политические', используя обычные названия политических идеологий, потому что, как отмечено выше, патологические абнормальные индивидуумы работают прикрываясь маской здравомыслия, обманом и другими психологическими уловками, которые они практикуют с большой хитростью. Если мы будем думать или будем верить, что любая политическая группа, которая называется так-то и так-то, является гетерогенной по своей истинной природе, то мы не будем в состоянии идентифицировать причины и свойства болезни. Любая идеология будет использована, чтобы скрыть патологические качества от экспертов и обычных людей. Так, если мы назовем то или это движение, партию, как 'левая', 'правая центристская' или 'демократическая', 'республиканская' 'социалистическая', 'коммунистическая', и так далее, никогда не сможет нам помочь понять само-воспроизводство патологии и ее экспансионистские внешние влияния. Как пишет Лобачжевский: Ignota nulla curatio morbi! Никакое движение, которое не включает в качестве фактора анализа психопатию и понерологию для его рассмотрения, не сможет когда-либо преуспеть!

Сильвия: Извращенные - те, которых перед лицом проблем они создали, говорят: 'Это - ошибка других. Я не имею к этому никакого отношения.'

Генри: Точно. Один пример, который приходит на ум, это психопат, упомянутый Хаэром, который убил своих родителей и затем умолял о симпатии к себе, потому что он был сиротой!

Ничто никогда не является их ошибкой. Они никогда ни за что не ответственны.

Лаура: Я хотела бы остановиться на объяснении этого явления немного подробнее. Психопат - человек, который делит мир на черно-белый, добро и зло, и это разделение очень твердо. Психопатическая структура организована вокруг очень простой структуры: 'чувствует себя хорошо, является хорошим / плохо себя чувствует, является плохим.' Но, только потому, что эта структура тверда, это не означает, что она рациональна или устойчива! События хороши или плохи, но то, что является хорошим или плохим, зависит от непосредственных обстоятельств, например, что психопат хочет в настоящее время.

Но это не 'защитный механизм,' только просто, что, для психопата, реальность сосредоточена в том, где он 'чувствует себя хорошо' без ссылки на любого другого человека вообще, если только другой человек не является объектом, который могжет служить удовлетворению какой-либо потребности психопата. Вы почти могли бы сказать, что психологическая структура психопата эквивалентна новорожденному младенцу, он психологически никогда не развивается, никогда не растет.

Младенец не имеет внутреннего 'я' являясь центром связки входов и выходов неврологических сигналов, которые ищут удовольствие и уклоняются от дискомфорта. Конечно, у взрослого психопата высоко развиты неврологические цепочки, которые развились по мере того, как он узнавал, что нужно для удовлетворения его потребностей.

Под влиянием этой внутренней структуры, психопат не в состоянии оценить желания или потребности других людей, тонкие оттенки ситуации или допустить двойственность. Внешняя действительность фильтруется для соответствия этой жесткой и примитивной внутренней структуре.

Когда психопат расстроен, кажется, они, чувствуют, что все 'там' в мире настроено против них, a они - хороши, многострадальны и стремящиеся к идеалам любви, мира, безопасности, красоты, теплоты и комфорта. Таким образом, когда психопат сталкивается с ситуацией, вызывающей у него недовольство, или угрозой, то объект (человек, идея, группа), помещается в категорию 'плохой', потому что, конечно, если психопату кто-то или что-то не нравится, то это не может быть хорошим!

Теперь, вот вам изюминка: когда накапливаются доказательства, что некоторый выбор или акт психопата создали проблему или ухудшили ситуацию, это также отрицается как часть себя и проецируется как нечто внешнее, приходящее из внешнего мира.

Таким образом, любой объект, который определяется как 'плохой', спроецируется на кого-то или что-то еще, потому что внутренняя структура психопата не способна признать что что-то не неправильно, плохо, неспособна признать ошибки. И имейте в виду, что это - не потому что они хотят делать это, это - потому что они не могут сделать иначе. Это - способ, которым они сделаны. Они походят на кота, который любит мучить мышь перед тем, как ее съесть. И именно это они и делают.

Психопаты являются специалистами в проективной идентификации. Это означает, что они проецируют на других все 'плохое' (имейте ввиду, что 'плохо' изменяется согласно тому, что психопат хочет в данный момент), и ищут манипулятивные пути, чтобы вызвать в другом человеке качества, которые на него проецируются, и стремится управлять другим человеком, который воспринимается как проявляющий 'негативные' черты. Таким образом, психопат получает удовольствие и чувствует свою власть.

Имейте в виду, что то, что психопат рассматривает как 'хорошее', не имеет ничего общего с правдой, честью, благопристойностью, заботой о других, или любой другой вещью которую психопат хочет в данный момент. Таким образом, любое нарушение прав других, любое грязное, злое дело, может быть совершено психопатом, и он будет все еще спать ночью как ребенок (в буквальном смысле), потому что он ничего не сделал неправильно!

Джордж Буш и неоконсерваторы могут разрушить Ирак и назвать это 'привнесением демократии' и фактически чувствовать себя хорошо думая об этом. Конечно, они знают, что они лгут, когда они лгут, но внутри себя они полагают, что истинное добро - то, что заставляет их чувствовать себя хорошо и чувствовать себя в безопасности в этом мире. И они знают, что существа, такие как они, будут подвергаться нравственному осуждению и нападкам подавляющего большинством других людей, если они не будут скрывать свои мотивы, что они хотят в действительности, что скрывается за маской высокопарных оправданий.

Сильвия: Предполагает ли это, что современные патократы, работающие в сегодняшнем так называемом 'информационном обществе' ничем не отличаются от сторонников Гитлера? За исключением того, что они более опасны, потому что они обладают более совершенными средствами и в состоянии использовать широкий арсенал средств коммуникации более сознательным способом?

Лаура: Вы дали очень хорошее резюме.

Генри: Патократическая система, а именно правительство, укомплектованное психологически анормальными индивидуумами, будет поступать сходным образом, независимо от того, скрывается ли это за масками фашизма, коммунизма, или капитализма. Идеология сама по себе неважна. Идеология просто служит прикрытием и точкой для сплочения определенного процента населения, который необходим как поддержка патократии. Эта группа поддержки верит лозунгам и неспособна видеть, что находится позади маски данной идеологии. Определенный процент группы поддержки идеологии интерпретирует идеологические лозунги читая их глазами своей совести и будет полагать, что цель состоит в том, чтобы улучшить наше будущее. Поэтому мы принимаем лозунги о братстве человечества, или о братстве угнетенных, пустые фразы о справедливости и свободе, о привнесении демократии в Ирак, и так далее, в то время как действительность - всего одна, а именно действительность нашей беспомощности, разделения, и порабощения. Поскольку определенные люди, которые поддерживают идеологию, начинают видеть разрыв между идеалами и действиями лидеров движения или партии, то они уходят и сразу заменяются другими.

В сегодняшнем мире, где информацией управляет небольшое количество корпоративных СМИ, и эти СМИ имеют много общего с патологическими правительствами, на большое количество людей можно влиять и инфицировать их патологическими взглядами. Пример этого - известное замечание, сделанное Мадлен Олбрайт в 1996, когда ее спрашивали об 500 000 смертельных случаев в Ираке, по большей части детей, из-за эмбарго. Она ответила, что она считала, что ' Это того стоило', то есть, пол миллиона смертей были необходимой ценой, которую надо было заплатить, чтобы расправиться с Саддамом. Это замечание - бесспорно является патологической логикой, и все же сколько американцев услышали его, и не заметили ничего странного? Любой человек, кто, слыша подобное утверждение, не был оскорблен, был инфицирован патологическими взглядами, они были понеризованы. Их взгляды были искажены патологическойинфекцией.

Сильвия: Отсутствие совести и нечувствительность к страданию - это то, что отличает психопатов от нормальных людей?

Генри: Это - вероятно ключевой пункт, который люди должны понять. Длительное время художники, писатели, философы, и представители других профессий пытались понять, как получается, что наш мир наполнен бесконечным потоком страдания. Они пытались найти моралистические объяснения. Лобачжевский первую часть своей книги посвятил обсуждению тщетности данного подхода, предлагая вместо этого научный подход, основанный на понимании Зла как социальной болезни общества, как действий патологических индивидуумов в рамках общества. Не обладая способностью сочувствовать другим, эти индивидуумы не могут чувствовать страдание больше, чем кот чувствует страдание мыши, когда играет с ней перед тем как ее убить. Буш может отправить тысячи американцев в Ирак или Афганистан, где они будут убиты или искалечены, и где они убьют тысячи мирных жителей и разрушат всю страну, он может санкционировать пытки заключенных, и ничего из страдания, которое он вызывает, для него не реально. В этих индивидуумах отсутствуют [неврологические] механизмы обработки этих эмоций. Они неспособны на это на физиологическом уровне.

Лаура: Они не имеют аппаратных средств, чтобы управлять данной программой.

Генри: Единственное страдание, о котором знает психопат, состоит в том, когда его пища для него недоступна, здесь я имею ввиду 'пищу' в символическом смысле: то есть, когда он не получает то, что он хочет. Это - глубина их эмоциональной жизни. Что-нибудь еще, что мы читаем в них, является продуктом нашего собственного воображения, проецирующего назад на них нашу собственную внутреннюю реальность.

И мы делаем так постоянно, потому что действительно очень трудно понять это, что есть индивидуумы, которые лишены богатой внутренней жизни, принимаемую как само собой разумеющееся среди нормальных людей.

Лаура: Фактически, когда мы проецируем нашу собственную внутреннюю структуру на психопата, мы ведем себя психопатически! Тогда мы попадаем в 'черно-белый' мир, где нюансы человеческого существования не существуют. Факт таков, что все мы не созданы равными по интеллекту, таланту, физическим качествам и так далее. И точно так же люди различаются по психологическому портрету, даже если присутствуют определенные общие характеристики, которые характеризуют нас как биологический вид. Лобачжевский указывает, что это - универсальный закон природы, что, чем выше психологическая организация данного вида, тем большие психологические различия наблюдаются среди индивидуумов. Человек - наиболее высокоорганизованный вид; следовательно, различия между людьми являются самыми большими. И качественно и количественно, психологические различия встречаются во всех структурах личности.

Опыт учит нас, что психологические различия среди людей часто являются причиной проблем. Мы можем преодолеть эти проблемы, только если мы принимаем психологические различия как закон природы и ценим их творческую ценность. Эти различия - большой подарок человечеству, что позволяет человеческим обществам развить сложные структуры и быть очень творческими и на индивидуальном, и на коллективном уровне. Благодаря психологическому разнообразию, творческий потенциал любого общества во много раз выше, чем могло бы быть, если бы наш вид был в психологическом отношении более гомогенен.

Нормальная человеческая личность находится в постоянном потоке, обучаясь, вырастая, изменяясь. Эволюционный процесс длиною в жизнь - нормальное состояние. Некоторые политические и религиозные системы пытаются к чрезмерной стабильности и однородности в наших лицах, но это больно для человека и общества с психологической точки зрения.

Общество, которое должным образом образовано в психологическом отношении, будет знать и понимать различия, и будет также знать о главном, что нормальные люди имеют общего: способность развивать зрелую совесть. Таким образом, индивидуальные различия могут праздноваться, и творческий потенциал полностью оптимизирован.

Сильвия: Если мы находим все больше манипуляторов и извращенных людей на всех уровнях, то это случается, потому что наше общество одобряет самовлюбленного человека и индивидуалистов?

Генри: Разве это не то, что происходит с ценностями неолибералов? Вся идея капитализма - идея нарциссистическая. В Соединенных Штатах, которые являются моделью для остальной части мира, нам говорят, 'любой может стать президентом'. Это - миф индивидуального успеха. 'Смотрите на Номер 1.'; 'Если только Вы упорно трудитесь, то Вы также можете стать богатыми и успешными.'; 'Неудача - это ваша собственная ошибка.'

Сталкиваясь с этой мифологией, с этой идеологией, психопаты лучше готовы к успеху, чем люди с совестью, потому что они не имеют никакой этической или моральной чувствительности, которая смогла бы тормозить их действия. Они охотно наступят на любого, чтобы выбраться наверх: ударяя в спину, изливая ложь, распространяя истории о своих конкурентах - все это прекрасно, момент раскаяния никогда не наступит.

Проталкивание неолиберализма на всю остальную часть мира - также путь к понеризации больших частей земного шара. Это - патологическая идеология, скрывающаяся позади экономической псевдонауки.

Сильвия: Делаем ли мы ошибку, когда представляем, что страдание, вызванное Америкой в Афганистане и Ираке закончится в тот день, когда Буш или Олмерт, или другой тиран, уйдут из власти? То, что причины являются системными и непроницаемыми при изменении политической партии и правительства?

Генри: Да. Cмотрите на Соединенные Штаты. Эти две партии - зеркальные отображения друг друга. Чтобы сохранять видимость демократии, необходимы обе, обе служат тем же самым хозяевам. Но нет никаких лидеров в США, которые встали бы и сказали о геноциде палестинцев. Смертельные случаи сотен тысяч жителей Ирака - и тишина. Нет никакого места для совести в американском правительстве, в любой из обеих партий, и контроль над прессой, не говоря уже о других средствах, типа шантажа и угроз, гарантирует, что те, кто мог бы говорить, молчат.

Как замена любого индивидуального игрока в этой системеможет изменить динамику, развивающуюся на протяжении тысячелетий? Структура патократии, описанная Лобачжевским, применяется не только к правительствам, но также и к другим группам и организациям,: у которых появляется власть. Таким образом, религиозные организации и освободительные движения также могут понеризоваться, и движения, которые в своих истоках, возможно, были инструментами освобождения, становятся инструментами порабощения.

Если, как предполагает Лобачжевский, собственно психопаты узнают друг друга в толпе и в состоянии сотрудничать, чтобы достигнуть общих для их 'параспецифической разновидности' целей в противоположность интересам большинства нормальных людей, тогда существует даже механизм для того, чтобы объяснить структуру управления, которая уходит корнями в туманное прошлое, когда первые психопаты устанавливали первую патократию. Внезапно, конспиративные теории [типа мировой закулисы, мирового правительства], которые до сих пор высмеивались как "теории заговора", можно рассматривать в новом свете, по-новому объясняя, как они могли существовать. Это, я думаю, является очень важной областью для дальнейшего исследования.

Другой вопрос, который можно задать, таков: каков эффект на личность оказывает вера в ложь? Существует ли патология, основанием которой является принятие фундаментальной лжи как краеугольного камня системы веры? Были проведены исследования, изучающие 'веру' и характер верующих. Но что, если первоначальная ошибка коренится не столько в самой вере, сколько в вере в ложь? Является ли любая вера верой в ложь, потому что наше знание несовершенно, и как только мы закостеневаем в вере во что-либо, наша личность искажается?

Сильвия: И наши дела могут только ухудшиться, потому что макросоциальное Зло - это то же самое Зло, разъедающее человечество с давних времен? Зло, так или иначе свойственное человеческой природе, перед которым мы бессильны?

Генри: Зло не является свойственным человеческой природе - по крайней мере нормальным людям, которые были должным образом образованы. Эта проблема - один из самых важных пунктов, сделанных Лобачжевским в его анализе системы патократии. Это системное зло происходит от маленькой группы людей, лишенных совести, или потому что они родились такими, то есть являются генетическими психопатами, или потому что их совесть умерла или оскудела из-за ранних травм или воспитания.

Например, Лобачжевский считает, что Сталин был характеропатом. Таким образом, он не родился генетическим, психопатом, но патологические черты развились из-за повреждений, когда он был молод. Его тип патологии может быть идентифицирован. Таким образом, фактически исследование Лобачевского освобождает нас, потому что это освобождает нас от идеи, что эти ужасные действия зла - часть нормальной 'человеческой природы'. Эти люди походят на болезнетворные микроорганизмы болезни в теле - как рак на обществе, или как проказа. Конечно, тело может быть съедено и разрушено болезнью, но болезнь делает это, не тело само по себе.

Мы не сможем узнать, какой в действительности является человеческая природа, пока влияние патократии не будет удалено, и не будет основано действительно человеческое общество, то есть, общество, стремящееся к истинно человеческим идеалам и ценностями в соответствии с нашей самой высокой природой, нашей совестью.

Сильвия: Мы видели ту непринужденность, с которой Джордж Буш или Тони Блэр в состоянии лгать. Они даже не мигают, они лгут не испытывая и тени позора. Вы думаете, такие лгуны как Буш и Блэр, которые представляют черты нарциссиста и манипулятора, рождены патологическими индивидуумами?

Генри: Мы не психологи, и мы не собираемся давать любой диагноз людей. Мы, однако, отмечаем, что были истории, что Буш имел обыкновение взрывать лягушек с фейерверками, когда он был еще ребенком. Он также полностью безответственен. Ничто никогда не является его ошибкой. Блэр обладает редким очарованием, которое так часто отмечается психологами, изучающими психопатию. Они, как я полагаю, патологические индивидуумы. Но что является важным - это система, система патократии. Люди выполняют различные роли в системе согласно своему типу.

Сильвия: Могут ли эти черты, свойственные индивидууму, быть исправлены?

Генри: Коррекция зависит от многих переменных.. Прежде, чем мы можем думать об исправлении этих отклонений, мы должны найти способы защитить нас от их влияния. Это означает сначала признание, что такие люди существуют и они найдены в структурах власти, и затем, научение выявлению признаков их манипуляций и патологических черт в нашем собственном мышлении, чтобы освободиться от их влияния.

Лаура: Как говорит Генри, существует много переменных. Говоря о психопатах, специфически, общий консенсус сегодня в том, что они не только являются неизлечимыми, они являются также неподдающимися никакой обработке [c ними ничего нельзя сделать].

Первая проблема состоит в том, что, если Вы хотите разобраться с проблемой, Вы должны иметь пациента. Слово Пациент происходит от латинского глагола 'страдать.' Пациент, по определению, кто - то, кто страдает и стремится вылечиться.

Психопаты не испытывают неудобств и не считают, что с ними что-то не в порядке, они не страдают от стрессов или неврозов, и не ищут лечение добровольно. Они не считают, что их отношения и поведение вообще может быть неправильным, и не извлекают выгоду из многих программ лечения, разработанных чтобы помочь им, 'развить сочувствие/эмпатию' и коммуникабельность. Психопат не признает никакого недостатка в своей душе, никакой потребности в изменении. Они будут, однако, участвовать в программах лечения в тюрьмах, чтобы освободиться.

Когда уровень рецидивизма психопатов и других преступников, которые подверглись лечению, был исследован, оказалось, что уровень общего рецидивизма был одинаково высок в лечившейся и не лечившейся группах , 87 % и 90 % соответственно, однако уровень тяжкого рецидивизма был значительно выше в лечившейся, чем в не лечившейся группах; 77 % и 55 % соответственно. Напротив, лечившиеся непсихопаты имели значительно более низкие уровни общего и тяжкого рецидивизма; 44 % и 22 % соответственно, чем не лечившиеся психопаты, 58 % и 39 %. Таким образом, кажется, что программы лечения работают для непсихопатов, но фактически делают истинных психопатов еще более жестокими.

Канадский журналист, сообщающий о результатах данного исследования, написал: 'После их освобождения обнаружилось, что заключенные, которые набрали наивысшие баллы по 'хорошему поведению при лечении' и которые имели самые к рецидивам после освобождения.'

Вот вам психопат: они могут фальсифицировать что-угодно, чтобы получить то, что они хотят.

Вопрос: как терапия может сделать кого-то хуже? Предположение Доктора Роберта Хаэра состоит в том, что групповая терапия и терапия, ориентируемая на понимание, фактически помогают психопатам развивать свои способности манипулировать, обманывать и использовать людей, но не делают ничего, чтобы помочь им понять себя.

Фрейд утверждал, что психопаты не поддаются лечению в психотерапии именно потому, что наличие совести является необходимой предпосылкой для того, чтобы смочь использовать психотерапию. Это - совесть, и связанная с ней способность беспокоиться и заботиться о других, позволяет нам анализировать мотивы наших поступков, лежащие в основе поведения. Однако психопаты лишены совести и беспокойства о других по определению.

Сильвия: Как можно сказать, не являетесь ли Вы сами психопатом? Что на нас самих их патологии непосредственно не влияли, в то время как они занимают ответственные посты у власти в администрации, где мы оказываемся - в профсоюзе, политической партии или в другом месте?

Лаура: Относительно первой части вашего вопроса, позвольте мне только сказать, что это не необычный вопрос - для нормального человека - но к настоящему времени Вы вероятно выяснили что если человек полагает, что с ним 'что-то не так', то он не психопат! Помните: психопат просто не может себе представить, что с ним что-то может быть 'не так'.

Генри: Очень возможно, а фактически и ужасающе обычно, подвергнуться понеризации, то есть инфицироваться этим злом, как выразился Лобачжевский. Это происходит, когда вы начинаете принимать патологические взгляды как нормальные. Мы использовали пример Мадлен Олбрайт выше. Чтобы привести Вам еще один пример - посмотрите на профессиональный спорт. Запугивание соперника на поле теперь признано настолько нормальным, что это начало считаться законной частью такого спорта как футбол. При розыгрыше Кубка мира в прошлом году мы видели, что Матерацци [Materazzi] безжалостно спровоцировал Зидана [Zidane] во время заключительного матча. Люди не видят в этом ничего из ряда вон выходящего. Они признают, что сегодня это - часть игры. Однако, такое устное насилие не имеет никакого отношения к футболу. Это стало частью игры только потому, что мир профессионального спорта, и как пример, мир спорта в целом, стал понеризованным. То, что является патологическим, стало приниматься как нормальное явление.

И как только понеризована какая-то одна область, инфекция распространяется далее. Когда мы начинаем принимать патологические формы мысли как наше собственные, как нормальные, наша способность мыслить дегенерирует.

Сильвия: Когда Вы говорите, что приблизительно 6 % населения являются извращенными/патологическими, как Вы пришли к этой цифре?

Генри: У Лобачжевского цифра 6 % появляется из его анализа и анализа других членов группы, с которой он работал. Но это было для Польши. Возможно, что эта цифра варьирует от страны к стране в зависимости от исторических условий. Если мы смотрим на Северную Америку или Австралию, области, колонизированные до некоторой степени людьми, которых заставили оставить свои дома, преступниками, или авантюристами, мы можем спросить, действительно ли перспектива завоевания континентов была более привлекательна определенной типам населения чем другим. Например, не указывает ли история американского запада и геноцида местного населения на более широкую арену для действия психопатии? Возможно, из-за этого уровень в Соединенных Штатах сегодня выше.

Лаура: Недавнее исследование университетского населения предложило, что возможно, как минимум 5 % можно было бы считать психопатическими личностями. Это исследование было специально разработано, чтобы выявить психопатов, которые не совершали преступных действий, но, вместо этого, были успешными индивидуумами в пределах сообщества. Это исследование также продемонстрировало, что психопатия действительно встречается в обществе [психопаты, не совершившие преступлений, имеющие успешные карьеры и живущие среди нас]; что ее уровень может быть выше, чем ожидалось; и что психопатия, кажется, имеет очень незначительное количество общих характеристик с другими расстройствами личности кроме Антиобщественного Расстройства Личности. Очевидно, необходимо провести дальнейшие исследования, чтобы понять, какие факторы дифференцируют законопослушного (хотя не морально-'послушного') психопата от психопата, нарушающего законы. Это выдвигает на первый план одну из главных проблем исследований проведенных до настоящего времени, которые были сосредоточены, прежде всего, на изучении психопатов, находящихся в местах заключения.

Сильвия: Включает ли это мужчин и женщин вообще?

Лаура: Хотя подавляющее большинство психопатов - мужчины, есть женские психопаты. Отношение - больше чем 1 из 10 мужчин является психопатом против приблизительно одна из 100 женщин, согласно одной оценке.

Сильвия: Как Вы установили, что психопатия более часто встречается среди мужчин? Означает ли это, что в общем населении, почти один человек из десяти имеет более или менее сильные тенденции- к созданию конфликтного климата?

Лаура: Эта цифра появилась как усредненное значение из различных исследований. Что касается исследования, процитированного выше, университетское население (студенты психологии, между прочим, что должно дать нам паузу!) дает цифру 5 % или больше, скорее всего, выборка для проведения исследования, ее составляли люди, изучающие психологию - легкий путь получить власть над другими людьми- что могло дать такие высокие цифры в данном исследовании. С другой стороны, это исследование, возможно, выявило индивидуумов с психопатическими поведениями, которые не обязательно являлись истинными психопатами. Конечно, цифра может быть выше в одном месте, чем в другом; выше среди представителей одной профессии чем другой, и так далее Необходимо учесть то, что психопаты, из-за их природы, в какой бы обстановке они не оказались, всегда стремятся занять позиции власти. Так что не воображайте, что они находятся среди низших слоев общества, и что Вы не будете сталкиваться с ними или они на Вас не повлияют.

Сильвия: Этот процент кажется очень низким. Охватывает ли он только извращенных индивидуумов, которые занимают доминирующее положение и которые сеют разногласие и беспорядок везде, где они появляются?

Генри: [Процент] может показаться низким, потому что в понеризованном обществе много людей инфицируется болезнью. Они видят то, что делают другие, и, будучи сами не достаточно сильными духовно, чтобы следовать собственному моральному кодексу, если их собственный моральный кодекс отличается от морального кодекса их соседей, они следуют за толпой. Эти люди являются основой поддержки статуса-кво. Они, возможно, сами не являются психопатами, но они поддерживают и защищают [общественную болезнь понеризации общества]..

Другой аспект, поддерживающий данный режим, - использование чувства страха, от откровенных угроз заключения под стражу и пыток до страха быть заклеймованным как 'другой', как 'противник президента' и т.п..

Лаура: Также имейте в виду 12 % людей, которые являются восприимчивыми к влиянию и интеллектуальному стилю психопатов. В конце концов, вы имеете в общей сложности 18 % или больше процентов любого данного населения, которое стремится подчинить себе и управлять остальными. Если Вы затем проанализируете оставшиеся 82%, имея ввиду колоколообразную кривую, то по крайней мере 80 % [из оставшихся 82%] будут следовать за любым, кто бы ни пришел к власти. И так как психопаты не имеют никаких ограничений, они могут сделать все что угодно, чтобы добраться до вершины, то, лица, находящиеся у власти, являются патологическими. Это не власть, которая развращает, это - развращенные индивидуумы ищут власть.

Сильвия: Конфликт, кажется, представляет собой форму пищи для этого типа извращенного / патологического индивидуума. Поскольку это позволяет им проецировать свою агрессию, свое насилие на других, таким образом избегая, чтобы им задаваливопросы об их собственном поведении?

Генри: Вы могли бы сказать, что, не имея никаких собственных эмоций, они питаются своей властью вызывать эмоции у других. Власть, которую это дает им, их распаляет. Это заставляет их чувствовать себя выше всплесков эмоций.

Сильвия: Лобачжевский дает очень мощный анализ лжи и лживости. Когда он демонстрирует, что лгун всегда прав, он очень убедителен. В этом заключается новая матрица для понимания как функционируют психопаты. Он очень хорошо объясняет этот механизм лжи. Ложь - их способ функционировать и побеждать. Я хотела бы знать больше об этом механизме лжи и ее эффектах. Как это работает? Эти лгуны существуют во всех областях, не так ли?

Генри: Ложь - очень успешная стратегия, потому что очень немного людей полагает, что в обществе есть ужасные лгуны, которые лгут как нечто само собой разумеющееся.

Подумайте о разводе или некотором другом случае, который рассматривается перед судьей и судейским жюри. Большинство из нас зайдет в зал заседаний с идей, что правда находится где-нибудь посередине. Две противостоящих в конфликте стороны расскажут свои истории, каждый немного приукрасит свою историю, каждый покажет себя в лучшем свете, и судья или жюри предположат, что правда находится где-нибудь посередине.

Но что случается, когда один из участников конфликта - лгун, а другой - человек, говорящий правду? Лгун находится в преимуществе, потому что судья или жюри будут все еще ожидать, что правда находится где-нибудь посередине. Таким образом, тот, кто является жертвой лгуна и манипулятора, не может победить. Правда в устах человека, говорящего правду не поможет ему получить 100 % правосудия, которого он или она заслуживает, в то время как ложь всегда даст тому, кто ее говорит, преимущества.

Ежедневная жизнь походит на такое испытание. Мы всегда стараемся предоставлять другим презумпцию невиновности, если Вы - моральный человек. Лгун и манипулятор никогда не будут делать этого и будут использовать добрую волю человека совести против него.

Поэтому Ложь - всегда выигрышная стратегия. Это, само по себе, может быть индикатором, что мы живем в патологической системе!

Лаура: Когда Вы рассматриваете инфантильную внутреннюю структуру психопата, легче понять, почему он лжет. Психопат не лжет так же, как лжет нормальный человек. Психопатическая ложь не простой обман, это 'создание реальности' так, чтобы это соответствовало желаниям психопата.

Позвольте мне пробовать объяснить. Психопатическая 'реальность' существует как бы по их указу: они объявляют, что дела обстоят так и ожидают, что другие примут их 'реальность'. Для них, эти декларации представляют, какой должна быть действительность, или, по крайней мере, что они думают, что другие должны принять это как действительность. 'Если я говорю, что это - так, почему люди не должны верить мне?' Так же, как интеллект - просто инструмент, используемый психопатом, чтобы осуществить его прихоти, 'факты' - инструменты, которые используются и которыми злоупотребляют для того же самого.

Психопаты демонстрируют чрезвычайно искаженное понимание того, что мы называем фактами. Нормальные люди действительно затрудняются это понять, потому что для нас факты - основа нашей жизни. Мы живем ими, базируем наши оценки и решения по отношению к ним. Мы устанавливаем факты, и затем проверяем гипотезу и устанавливаем больше фактов. Когда мы ведем дискуссию, мы начинаем с фактов и показываем, как мы получаем наши выводы из тех фактов. Когда мы выполняем такие действия, мы расцениваем 'факты', как являющиеся истинными.

Психопаты не делают этого. Будучи лишены реальной эмоциональной глубины, они не имеют никакого тяготения к идее 'правды'. Но, так как нормальные люди проецируют свою собственную внутреннюю структуру на психопата, большинство не понимает это. Нормальные люди пробуют убедить себя, что есть некоторая другая причина для этого странного состояния ума. Когда психопаты не имеют дело с фактами, мы полагаем, что они должны иметь серьезные основания для того, чтобы верить тому, что они говорят, происходит ли это по причине некоторых недооцененных фактов или возможно даже бредового мышления. Трудно понять, что они лгут с такой непринужденностью. Когда становится ясно, что психопат нам лжет, мы заключаем, что они скорее всего играют с нами в игры.

Однако, так же, как Клекли задавался вопросом, верят ли психопаты, что их псевдо-эмоции 'реальны', трудно доподлинно знать, действительно ли они верят своим псевдо-фактам. Их новая декларация может противоречить тому, что они сказали лишь мгновение назад, но это ничего для них не значит. Они не пытаются разрешить противоречия так как для них нет никаких противоречий. Помните, психопат не может обработать абстрактную информацию типа пространства и времени, и то, что они сказали мгновение назад, когда на них влияли какие-то факторы, теперь в прошлом, и следовательно, больше не существует. Это больше не соотносится с 'реальностью', которую он хочет создать в умах людей его окружающих.

В ответ на идею, что психопаты фактически начинают верить своей собственной лжи, можно справедливо указать: 'Было время, когда каждый, насколько мы знаем, полагал, что Солнце вращалось вокруг Земли. Реальность была иной.' Но, если Вы спрашиваете психопата: ' Утверждаете ли Вы тогда, что Солнце фактически вращалось вокруг Земли - и только благодаря изменению веры людей в то, что должно вокруг чего вращаться, Земля стала вращаться вокруг Солнца?' Ваш вопрос будет проигнорирован или Вас обвинят в выворачивании 'фактов'. Нормальный человек естественно подумал бы, что отказ психопата отвечать на вопрос, их переход к нападению на Вас что якобы Вы искажаете факты и их слова, является молчаливым допуском, что то, что они говорят, неверно. Но Вы были бы здесь неправы. Они продолжают создавать декларации и заявления о том, что реальностью является то, на чем они настаивают, хотя обратное очевидно.

Психопат настолько полностью эгоистичен, что он думает, что другие должны верить ему только потому, что он так говорит. Даже если он осознает, что он лжет, его потребность быть правым вместе с его неспособностью признать любые самокритичные идеи убедят его, что он ЯВЛЯЕТСЯ правым, в конце концов. Он говорит правду. Как смеют эти люди подвергать сомнению его доброе имя! В конце концов, он - самый умный парень, которого он знает, как же он может быть неправ?

Популярное изречение Нью Эйдж 'Вы создаете вашу собственную реальность'- один пример того, как психопатическое мышление пронизало наше общество. Принцип таков: 'Если достаточно людей полагают, что что-то истинно, тогда действительность такова чему они верят.' Часть специального знания психопатов о нормальных людях - их наблюдение, что люди формируют верования, основанные на том, что они рассматривают как факты. Психопат становится экспертом по созданию 'фактов', которые заставляют нормальных людей формировать верования, которые приносят пользу психопату.

Рон Саскинд [Ron Suskind], бывший репортер Уолл Стрит джорнал и автор книги: Цена Лояльности: Джордж В. Буш, Белый дом, и Образование Пола О'неилла [ThePriceofLoyalty:GeorgeW. Bush, the White House, and the EducationofPaul O'Neill], написал:

'Летом 2002, после того, как я написал статью в Эсквайр, что не нравилось Белому дому в бывшем директоре Буша по связям с общественностью, Карен Хьюс, [Karen Hughes communications director], я встречался со старшим советником Буша. Он выразил неудовольствие Белого дома, и затем он сказал мне кое-что, что в то время, когда я полностью тогда не понял, но что, как я теперь верю, является сердцевиной президентства Буша.'

'Помощник сказал, что такие парни как я были 'в том, что мы называем сообществом основанном на реальности,', которых он определил как людей, которые 'полагают, что решения появляются от вашего разумного исследования очевидной реальности.' Я кивнул и пробормотал кое-что о принципах просвещения и эмпиризме. Он меня прервал. 'Это не тот способ, в соответствии с которым мир существует сегодня,' он продолжал. 'Мы теперь - империя, и когда мы действуем, мы создаем нашу собственную реальность. И в то время как вы основательно изучаете ту реальность, мы действуем снова, создавая другие новые реальности, которые вы тоже можете изучать, и именно таким образом все сортируется. Мы - актеры истории... и вам, всем вам, останется только изучать то, что мы делаем.'

Они действительно не лгут - они создают "новые реальности'. Ничто из того, что мы называем реальностью, не реально для них. Когда нормальный человек говорит о стуле, он имеет ввиду стул, который стоит на какой-либо поверхности на собственных ножках. Ножки стула присутствуют независимо оттого, смотрит ли кто-либо на них, или нет, упоминает ли кто-либо об их присутствии или нет, 'декларирует' кто-либо их присутствие или нет. Ножки стула существуют независимо от нашего видения их. Но это не так для истинного психопата. Психопат с его/ее инфантильной внутренней структурой не может понять, что-нибудь может существовать самостоятельно и отдельно от них. Только их подтверждение делает вещь реальной, и они только признают существование 'реальности' того, что существенно для выполнения их желаний, что позволит им чувствовать себя хорошо.

Когда нормальный человек требует, чтобы декларации психопата подверглись оценке, психопат декларирует, что человек, делающий подобное требование не имеет никакой целостности, что в действительности означает, что их позиция - декларация психопата - не поддерживается!

С точки зрения психопата, мир походит на колоду голограмм [holodeck]. Они 'объявляют' вещи существующими. Все - голограмма. Они программируют голограммы. Они взаимодействуют с ними любым способом, который они выбирают. Они имеют их под своим полным контролем. Когда они решают аннулировать голограмму, она исчезает.

Голограмма не должна самостоятельно мыслить. Голограмма не должна измерять, расценивать, оценивать, и т.д. Наиболее важно, голограмма не должна критиковать своего владельца.

Когда же это случается, они сначала отчитывают голограмму, чтобы вернуть ее обратно в колоду. Если это не срабатывает, они позволяют ей 'исчезнуть'. И если они должны убить ее, чтобы она исчезла, так и случается.

Опыт показал независимо от того, что мы говорим, независимо от того, на что мы указываем, независимо от того сколько фактов и доказательств мы предоставляем, для психопатов это не имеет никакого значения. Они имеют одну цель: одурачить нас, чтобы мы классифицировали их, как нормальных людей, что дает им возможность продолжать нас обманывать, управлять нами и использовать нас для их собственной власти и славы потому что именно это заставляет их чувствовать себя хорошо.

Сильвия: Поэтому есть постоянное взаимодействие; извращенное/патологическое не может доминировать в одиночку и нуждается в союзниках. Поэтому оно должно сформировать кланы и объединить их, предлагая преимущества для тех, кто служит его интересам? Преимущества, которые тогда связывают союзников с патологическими индивидуумами, держат первых во власти вторых? Другими словами, если система является извращенной, то каждый становится извращенным, и все потеряно?!

Генри: И да, и нет. У патократической системы есть врожденные слабости. То, что требуется - это время. Лобачжевский описывает динамику в Восточном блоке при коммунизме. Патократы неспособны ни к чему истинно творческому. Они зависят от людей с совестью для выражения творческого потенциала. Общество без творческого потенциала в конечном счете погибает. Когда главные позиции власти в таком обществе, в правительстве, в промышленности, в бизнесе заполнены патократами, начинается нисходящий цикл.

В то же самое время, нормальные люди начинают видеть общество таким, каким оно есть в действительности и изобретать стратегии выживания. Они начинают признавать, что их лидеры не не такие, как они.

К сожалению, как только одно общество приходит в себя, появляется иная идеология, маскирующая другой 'набор' анормальных индивидуумов, или даже тот же самый 'набор' -, готовых взять готовых поменять одну идеологию на другую. Когда в Советском Союзе и Восточноевропейских странах пал коммунизм, капиталистические патократы были к этому готовы и ждали, чтобы снять с этого сливки, и даже некоторые из коммунистических патократов были в состоянии найти удобный новый дом в 'новых' капиталистических демократиях.

Вопрос состоит в том, начался ли уже такой процесс в США, которые как мы предлагаем, являются центром тяжести для патократии сегодня. Учитывая, что патократы кажутся ведомыми повесткой дня направленной на сокращение население мира на миллионы, если не на миллиарды человек с помощью войны или другими средствами, мы должны спросить, будет ли у нас время, чтобы этот цикл реализовался. Мы не очень оптимистичны.

Но даже если специфическое выражение патократии не реализуется полностью, сама система остается на месте, поднимая свою голову в другом месте, в новом 'центре'.

Сильвия: пример, который можно здесь привести - это Ирак. Буш хотел войну любой ценой. Буш лжет, и он побеждает. Он находит союзников таких же как он сам, как Блэр [Blair] и Берлускони [Berlusconi]. Люди, которые осуждают их преступления и борются с ними, проигрывают. Кажется, это прекрасный пример того, что он [Лобачжевский] описывает в своей книге. Иногда трудно поверить, как получается, что есть так немного людей, способных увидеть, что происходит и способных осудить последствия. Действительно ли сказать НЕТ этим монстрам невозможно?

Генри: Как вы скажете 'НЕТ', когда СМИ полностью управляются другими патократами? Вы можете выйти на улицы, как сделали миллионы людей перед вторжением в Ирак, но это не имеет значения, потому что патократические политические лидеры действительно не заботятся, что люди думают. Их волнует не больше, если есть тысячи или миллионы людей, возражающих их политике - в своем распоряжении они имеют армию и [другое] страшное оружие. В свое время СМИ исказили позицию дезертиров [военных, кто отказался воевать в Ираке] и изобразили их как предателей. Они все еще изображаются предателями четыре года спустя и после того, как это стало ясно как день, что война была неправильна и что Буш и его компания лгали на каждом шагу

Соединенные Штаты все еще находятся в Ираке, и политически невозможно потребовать большего, чем 'обсуждение' [возможности] будущего сокращения вооруженных сил.

Таким образом одна проблема - в том, сколько людей в обществе, контролируемом до такой степени, видит реальность, и вторая - как люди, которые видят ложь в такой реальности, реагируют на нее и отвечают, чтобы изменить ситуацию?

Большинству людей сокрушили их совесть, они пошли на принятие очень многих компромиссов, они неспособны к [ясному] мышлению или чувствованию вещей правильно. Они верят, что существует бесчисленное количество Исламских фундаменталистов, готовых бомбить их дома и школы, независимо от того насколько абсурдной является такая идея в действительности, и несмотря на то, что большинство таких бомбежек - [ведущие по ложному следу операции спецслужб и элементов в правительстве - false flag operations]. Хорошо установленный факт, что спецслужбы выполняют бомбежки и затем обвиняют своих противников - невозможно спорить с тем, что этот тип операции не является регулярной практикой - становится менее правдоподобным для людей в Соединенных Штатах, Великобритании, и в других местах, чем сказка о том, что есть сотни Исламских фундаменталистов, готовых взорвать себя от имени Аллаха!

Вспомните о том, что Лобачжевский пишет об одурманенном мышлении, которое встречается, когда кто-то находится в присутствии психопата. Через СМИ данное 'сконфуживание умов' распространяется вне непосредственного личного контакта и становится чумой общества в целом. Само общество становится больным.

И для тех то, кто изо всех сил пытается восстановить свое умственное здоровье, кто видит ложь, сила, перед которой они оказываются, является настолько подавляющей, что они могут легко сдаться. Противостояние такой силе кажется слишком непосильной задачей.

Лаура: действительно ли невозможно сказать 'Нет' этим монстрам? Нет. Трудно? Да.

Те люди, которые думают, что изменение может быть вызвано через юридические или политические процессы, не в состоянии понять, что и закон и политика, вообще говоря, созданы и управляются патологическими типами, и установлены для их выгоды, не ради выгоды обычного человека. Таким образом, законы и политика являются недостаточными чтобы противодействовать патологическому обществу, которое было создано усилиями и влиянием абнормальных индивидуумов.

Другая важная вещь, которую надо помнить при поиске решений через юридические или политические средства - то, что хитрость патологического анормального индивидуума намного выше нормальных людей. Большинство людей знакомы с идеей исключительной хитрости сумасшедшего, но психопатия, в ее нескольких вариантах, имеет дополнительный элемент: маска Здравомыслия.

Недавно мы видели, что Синди Шинан [Cindy Sheehan] осознала факт, что Демократическая партия является еще одной идеологией, позади которой функционирует психопатия. Она оставила тот лагерь и теперь, как я это понимаю, решила, что 911 Движение Правды [911 Truth Movement] - правильное место, чтобы находиться. Я сожалею, что должна сообщить ей, что психопаты векторизуют и это движение также. Вы действительно не думали, что они могли совершить такие преступления как 911 и не покрыть свои тылы, подстрекая и управляя движением правды, не так ли?

Снова и снова я получаю письма от групп политических активистов с просьбой материальной и моральной поддержки. Я давала деньги и поддержку и также писала бесконечные письма и электронные сообщения, замечая при этом что их 'политические действия' не составят холма бобов, если они не введут в уравнение в качестве составляющего фактора психопатию. Они были все настолько уверенными, что возвращение Демократов в контроле{управлении} собиралось изменять все, и факт, ничто не изменилось. Весь, что потратили впустую деньги и усилие. И теперь люди понимают это даже при том, что мы сказали все это вперед.

Итак, я скажу это снова - и буду продолжать говорить об этом до тех пор пока знанию и осознанию патологических индивидуумов будет уделено внимание, которого это заслуживает и это станет частью общего знания всех людей; нет другого пути, который позволил бы изменить ситуацию эффективно и надолго. Это - наипервейшая задача; и если бы половина людей, агитирующих за Правду или выступающих за прекращение войны или прекращение полномочий Буша и т.д. сосредоточили бы свои усилия, время и деньги на разоблачении психопатии, мы могли бы сдвинуться с места.

Я повторюсь снова, реальная проблема состоит в том, что знание психопатии и как психопаты управляют миром, было эффективно скрыто, и люди не имеют адекватного знания нюансов, которое необходимо, чтобы изменить ситуацию 'от низов' вверх. Снова и снова, повсюду в истории повторяется 'встречайте нового босса, такого же самого как старый босс.'

Когда Вы имеете дело с психопатами, Вы имеете дело с преступным умом, и когда такие умы находятся в позициях неограниченной власти - как сегодня - нет ничего, чтобы ограничивало их - и ничто не ограничит их, Вы можете положить эту информацию в банк.

Буш (или, более точно, его хозяева) имеет почти абсолютный контроль над всеми фракциями правительства. Вы можете заметить это, если Вы тщательно наблюдаете, что независимо от того, что нелегально делает Буш, никто не призывает его к ответу. Все прошедшие 'скандалы', любой из которых снял бы любую другую администрацию, являются только фарсами для отвлечения внимания публики, чтобы заставить ее думать, что демократия все еще работает.

Есть только две вещи, которые могут заставить психопата подчиниться: 1) больший психопат; 2) ненасильственный, абсолютный отказ всех остальных подчиняться его власти независимо от последствий [такого отказа]. Если бы каждый отдельно взятый нормальный человек в США (и в другом месте) просто сел и отказался поднять руку, сказал бы 'НЕТ' всего одной единственной цели психопатической повестки дня, если бы люди, в массе, отказались заплатить налоги, если бы солдаты отказались воевать, если бы сотрудники правительства и корпораций отказались выйти на работу, если бы доктора отказались лечить психопатические элиты и их семьи, то вся система рассыпалась бы с визгом.

Но это может случиться только, когда массы людей ЗНАЮТ о психопатии во всех ее ужасных деталях. Только если они знают, что они имеют дело с существами, которые не являются людьми, к ним придет понимание того, что они должны сделать. И только когда они станут настолько несчастны, что страдание, которое психопаты причинили в начале их сопротивления, побледнеет по сравнению с тем, которое они испытывают сегодня, у них появится воля, чтобы это сделать. Это, или понимание того, какой мир психопаты создают для их детей, приведут их к тому, чтобы начать сопротивляться, и тогда любовь к будущему человечества мотивирует их сопротивление.

Сильвия: Ширак, после того, как он сказал 'НЕТ' [участию Франции в войне] в Ираке, делает серьезные уступки Бушу из страха что он станет 'мальчиком для битья'? Нуждаются ли абнормальные индивидуумы в 'мальчиках для битья'?

Генри: Представьте, что Вы - политический деятель с совестью, стоящий перед миром который находится во власти людей, желающих использовать любую уловку, чтобы сохранить свою власть: шантаж, запугивание, угрозы. До какой степени скандал с финансами Ширака в его бытность мэром Парижа во Франции был использован чтобы 'поставить его в ряд' с остальными? Мы можем только спекулировать.

Мы знаем, что Буш незаконно шпионил за американскими гражданами. Он делал это, чтобы собрать данные, которые могли использоваться, чтобы шантажировать и запугать политических деятелей оппозиции или журналистов, которые задавали слишком много вопросов? Я думаю, что было бы наивным не рассмотреть эту возможность.

Лаура: Я иногда подшучиваю над тем, что в настоящее время, вы можете точно выяснить, кто хорошие парни по тому, кто получает худшую прессу! Но в действительности все не совсем так просто. Мы не можем забыть, что реальная война проиходит между Управляющей Психопатической Элитой и Нормальными Людьми. Нуждаются ли извращенцы в мальчиках для битья? Несомненно, это - часть шоу, которое они демонстрируют для народа. Так же, как другая из их уловок, когда они создают фальшивые 'террористические операции' [false flag operations], чтобы направить ненависть против тех, кого они желают уничтожить, так что их игра в "хорошего полицейского против плохого полицейского" полностью укладывается в их стиль действия. Это - Макиавелли 101.

Сильвия: Динамика, которую Вы описываете, также очевидна в использовании СМИ. Журналисты, которые поддерживают доктрину Тель-Авива - Вашингтона, имеют полную свободу, чтобы поддерживать эти войны. Они также являются частью монстров, не правда ли? Должны ли мы поместить этих лгунов из СМИ среди 6 %? Как так получается, что публика не видит, что они - лжецы?

Генри: Как только система отлажена, те, кто нравственно слаб, сплотятся, чтобы защитить ее в обмен на личные привилегии. Их меркантильные интересы заставляют их открыться к проникновению инфекции. Поэтому совсем необязательно для каждого человека быть одним из многих типов, перечисленных Лобачжевским. Есть тысячи нравственно коррумпированных и слабых людей, желающих сделать ставки на силы во власти, если это означает известность и благосостояние или даже только приличный уровень жизни и чтобы их оставили в покое.

Сказанное не означает, что СМИ свободны от психопатов, характеропатов, или других типов, очерченных Лобачжевским.

Сильвия: Чтобы защитить нас от Зла, тогда, кажется, что каждый из нас должен спросить себя, находимся ли мы в присутствии одного из этих искривленных людей, которые лгут и преследуют лишь собственные меркантильные интересы. Но люди не могут поверить, что такие извращенные / патологические индивидуумы - люди, которые питаются Злом, кто питается конфликтами. Ваша книга описывает это со знанием предмета: конфликты являются их пищей; они любят конфликты, они нуждаются в конфликте, чтобы существовать. Нормальный человек не может вообразить, что в обществе есть определенное число индивидуумов, которые не могут делать иного кроме как питаться злом. Вы думаете, что нормальные люди чувствуют, что что-то неправильно, но они не могут понять, что они - жертвы и что они страдают из-за лжи и манипуляций извращенных /патологических элементов?

Генри: Да. Но требуется кто-то с сильным характером, чтобы встать и сказать что то, что он или она знает, правильно, несмотря на широко распространенную социальную оппозицию. Мы также имеем тенденцию предоставлять другим презумпцию невиновности, потому что мы проецируем на них наше собственное мышление и поведение. Если мы не осознаем, что есть индивидуумы, которые являются или генетически неспособными к сочувствию и чувствованию другого человека, или чья совесть была сокрушена и разрушена из-за их жизненного опыта, (и это нельзя исправить), и если мы не будем знать, как они функционируют и манипулируют, то мы останемся их жертвами.

Как человек, кто был частью организаций и ассоциаций, работающих для социального изменения, Вы вероятно наблюдали ту же самую динамику. Хорошая и искренняя работа многих может быть разрушена действиями одного человека. Это не дает хорошие шансы чтобы обеспечить своего рода правосудие на планете! Только тогда, когда нормальные в психологическом отношении люди придут к пониманию, что мы имеем естественного хищника, группу индивидуумов, которые рассматривают нас как 'пара-специфическую разновидность', они станут открытыми для узнавания об этой подобной человеку расе.

Лаура: Если существует такая работа, которая заслуживает того, чтобы посвятить ей все время и преданность ради помощи человечеству в это темное время, то это - изучение психопатии и распространение этой информации настолько широко и далеко насколько это возможно. Для любого, кто хочет действительно сделать что-то, давайте выводить знание о социальных болезнетворных микроорганизмах в свет широкой общественности, в народ, давайте сначала узнаем, как их опознавать, и затем мы сможем решать, куда двигаться далее.

Сильвия: Нормальные люди, те, кто имеет совесть, работают, чтобы найти здесь компромисс. Можете ли Вы сказать, что быть доброжелательным по отношению к ним - ошибка, потому что без сомнения извращенные / патологические индивидуумы не имеют никакой совести вообще, их ничто не сдерживает, они не страдают застенчивостью когда им хочется прийти к власти, даже если они некомпетентны?

Генри: Мы говорили об этом ранее, когда мы описали общество как попытку прийти к общему знаменателю, где каждый ищет правду где-нибудь посередине. Пока есть некоторая идея относительно компромисса, люди с совестью будут всегда проигрывать. Эти психологические девианты должны быть удалены с любых позиций власти над людьми с совестью, и точка. Люди должны осознать, что такие индивидуумы существуют и должны узнать, как опознавать их и их манипуляции. Трудная часть - то, чтобы не стать добычей [патологических типов] нам нужно также бороться против тенденций к проявлению милосердия и доброты в себе.

Сильвия: Нормальные люди должны сохранить осознание, что не все люди глубоко в своей природе хороши и они не обязательно принимают решения, которые являются хорошими для общества. Извращенные / патологические члены общества вообще не принимают этику в расчет, для них важны только их личные цели. Они могут лгать, не чувствуя минимальной вовлеченнсти в то, что они говорят. Возьмем случай с Бушем, например. Он может сказать все что угодно и нисколько не стыдиться своей лживости. Извращенные / патологические типы лгут без зазрения совести, разрушают страну без зазрения совести, уничтожают целый народ без зазрения совести, пока это служит их интересам?

Генри: Идея, что "все люди созданы равными" и все мы существенно хороши, вдалбливается в нас со времени, когда мы появляемся на свет. Нас учат, что Бог сотворил нас в своем образе, и что все мы имеем божественную искру внутри.

Но наука показывает нам, что эта религиозная сказка не верна. Человечество имеет естественного хищника, психопата, и этот хищник невидим, потому что нет никаких легко заметных признаков, по которым его можно определить.

Более того, повсюду по ходу истории мы были и остаемся разделенными на группы на основе легко распознаваемых физических, культурных, религиозных, или других различий, на которые психопаты могут нам указать, в то время как наш реальный враг остается замаскированным.

Мы даже натолкнулись на книги о психопатии, которые пытаются представить картину, что мы - все психопаты! Таким образом мы видим, что есть движение к контролю нанесенного ущерба. Лобачжевский обсуждает использование психологии и психиатрии как инструмента патократии при коммунизме. Мы видим то же самое происходит сегодня в Соединенных Штатах. Есть девианты, которые стали психологами или психиатрами и кто пробует переписать психологию с точки зрения патологических типов!

Сильвия: То есть, терпимость, с которой мы относимся к этим монстрам - слабое место нашего общества? Это разрешает им создавать больше конфликтов и убивать больше невиновных.

Генри: Терпимость ли это или невежество? Люди не осознают, что существует категория людей, индивидуумы, которых мы иногда называем 'почти людьми', [люди и нелюди в Великом Русском языке] кто похож на нас, кто работает с нами, кого можно найти в любой расе, любой культуре, говорящих на любом языке, но кто начисто лишен совести - и если есть что-нибудь, что действительно различает людей от животных, я предложил бы, чтобы это было вот что: совесть.

Мы терпимы к другим, несмотря на самые ужасные преступления, потому что мы проецируем наши собственные внутренние состояния на них, предполагая, что когда они словесно выражают раскаяние, они чувствуют раскаяние. Но для этих девиантов, нет никакого раскаяния, есть только игры, немного театра, предназначенного чтобы одурачить нас, привести нас к мысли, что они такие же как и мы.

Сильвия: единственное, что можно сделать, - это продолжать говорить правду. И сказать себе что даже если те, кто лжет всегда побеждают против правды, что в конечном счете, когда все больше людей говорят ту же самую вещь, постепенно эта правда может смочь заставить людей думать?

Генри: Правда - единственное, ради чего стоит работать. То, что отделяет нас от психопата, - наша совесть, и наша совесть должна стать голосом правды. Истинная совесть - если мы ее слушаем - поднимает нас выше образца поведения животных, установленных патократами. подумайте об ужасах в Абу Грайб [Abu Ghraib]. Если бы совесть тех солдат не бездействовала (предполагая, что они имели ее), то они отказались бы выполнить те злодеяния. Если бы голос совести был услышан миллиардами людей, у которых есть совесть, не было бы войн. Для устранения разногласий были бы найдены другие средства. Если бы мы слушали нашу совесть, не было бы никакого голода, потому что мы бы чувствовали боль и страдания людей, умирающих без пищи, и мы были бы неспособны кое-что не сделать с этим. В наших собственных жизнях мы должны думать о способах, которыми мы убиваем нашу собственную совесть и начать делать болезненные выборы, начать прислушиваться к ней прежде, чем она оставит нас навсегда.

Если бы мы действительно могли понять различие между индивидуумом с совестью и индивидуумом без нее, то мы могли увидеть, как наш мир был инфицирован этой патологией повсюду в истории. С этим знанием, и применением этого знания с полной совестью на практике, мог бы действительно родиться новый мир.

Сильвия: В заключение, манипуляторы есть повсюду. Они являются частью общества, которое структурировано согласно этой модели, структуре, разрешающей им вести себя согласно этому извращенному психологическому функционированию повсюду, где бы они не проявляли свою активность. Они искривленные люди, не поддерживаемые никаким моральным кодексом, готовые сделать что-угодно, чтобы защитить свои интересы. Они все более и более многочисленны. Они не обязательно связаны с какой-то определенной идеологией. И в момент, когда мы начинаем подозревать, что кто-то - часть этого процента искривленных людей, что, мы должны отнестись к этому по-другому?

Генри: Да. Мы должны научиться, как говорить 'НЕТ' манипуляциям. Это означает, что мы должны изучить способы, которыми нами манипулируют и отказывались танцевать их танец.

Лаура: В целом, способность обманывать, конкурировать и лгать, оказалась невероятно успешной адаптацией. Таким образом идея, что давление отбора может когда-либо позволить святости распространиться в обществе, выглядит практически неправдоподобной. Не представляется выполнимым перебороть гены, которые способствуют конкурентоспособности. 'Хорошие парни' съедаются или остаются среди побежденных при воспроизводстве [недостаточно успешно передают свои гены по наследству]. Счастливые люди, не осознающие, [в каком обществе они живут] съедаются или остаются среди побежденных при воспроизводстве. Счастье и благорасположение сегодня исчезающе редки, а терзания и страдания тех, кто действительно в состоянии чувствовать, кто сопереживает другим людям, кто имеет совесть, являются слишком обычными. И психопатические манипуляции предназначены, чтобы сделать психопатов из нас всех.

Однако, предрасположение к совести, этике, может преобладать, если и когда оно также в состоянии применить самый глубокий уровень альтруизма: делание объекта своего сочувствия высшим идеалом усиления свободы и альтруизма в абстрактном смысле, ради других, включая наших потомков.

Короче говоря, наш 'личный интерес' должен быть гармоничен коллективу, обеспечивая, что все остальные также счастливы и благорасположены; и в обеспечивая, что у детей которых мы приносим в этот мир, есть выбор того, чтобы быть конституционно счастливым и доброжелательными по отношению друг к другу.

Это означает, что, если психопатия угрожает будущему благосостоянию группы - что происходит, тогда с ней можно иметь дело только широко распространенным отказом подчиняться такой власти каждого отдельно взятого человека. Сохранение свободы в практическом смысле, в конечном счете сохраняет свободу для других. Защита наших собственных прав ТАКЖЕ КАК и прав других - акт доброй воли и потенциал для счастья всех. Если мутанты психопаты представляют потенциальную опасность, то истинное сочувствие, истинная этика, истинная совесть, диктует использующуюся профилактическую терапию против психопатов.

И таким образом, идентификация психопатов, прекращение нашего с ними взаимодействия, отрезание их от нашего общества, делание нас недоступными для них непосредственно как 'пищи' или объектов для их обмана и использования, является единственной самой эффективной стратегией, которую мы можем использовать.

Примечания

1. На одной стороне дебатов есть традиционное описание психопатии, имеющее истоки в старой европейской традиции, обсужденной Лобачжевским, и объединенное с североамериканской традицией Херви Клекли [Hervey Cleckley], Роберта Хаэра [Robert Hare] и других. [Данное описание] находится в соответствии с опытом практикующих психиатров, психологов, специалистов органов правосудия, экспериментальных психопатологов, и даже обычной публики, которые имели лично сталкивались с психопатией.

С другой стороны дебатов находится так называемое 'нео-Краепелинское' движение в психодиагностике (названное в честь Эмиля Краепелина [Emil Kraepelin]), и близко ассоциированное с исследованиями Вашингтонского Университета в Сан-Луисе, штат Миссури. Критерии психопатии данного движения наиболее близки с диагностическими критериями американского психиатрического руководства, известного как DSM-III, DSM-III-R, и DSM-IV. Фундаментальный подход этой школы состоит в том, что идентификация психопата почти полностью лежит на публично заметных или известных окружающим поведениях, что непосредственно бьет в лицо того факта, что фактически известно о психопатах: а именно их способности маскировать свою истинную природу. Спор состоит в том, что ученый-клиник является неспособным к надежной оценке межличностных или эмоциональных характеристик. Другое предположение состоит в том, что преступление, совершенное в раннем возрасте, является ведущим признаком ASPD. Данный подход имеет тенденцию акцентировать внимание на криминальном и антиобщественном поведении, то есть., публично заметном поведении, что может не иметь никакого отношения к внутренней структуре индивидуума.

Так или иначе, в DSM-III считается, что психопаты в классификации принадлежат к типу 'Антиобщественное Расстройство Личности [ASPD].'

Критерии DSM-III для ASPD были решены Рабочей Группой комитета Американской Психиатрической Ассоциации DSM-III и были лишь слегка изменены другим комитетом по DSM_III-R. Критерии DSM-IV были также решены комитетом, почти не принимая во внимание эмпирические исследования. Эти критерии менее сфокусированы на поведении и, таким образом, несколько напоминают критерии DSM-IV для других расстройств личности.

Из-за проблем с диагноcтированием Антиобщественного Расстройства Личности [ASPD] согласно критериям DSM-III и DSM-III-R, американская Психиатрическая Ассоциация провела исследования на нескольких местах, чтобы собрать данные при подготовке к DSM-IV. Полевые испытания были предназначены для определения, могли ли личностные характеристики быть включены в критерии для ASPD (который полагается только на публично видимое поведение), не уменьшая надежность метода. Намерение клиницистов, которые лоббировали за эти тесты, состояло в том, чтобы вернуть ASPD в соответствие с клинической традицией и закончить конфузию между ASPD и психопатией.

Результаты полевых испытаний демонстрировали, что большинство личностных характеристик, которые отражают признаки психопатии, были столь же надежны как поведенчески-обусловленные критерии DSM-III-R, таким образом лишая законной силы первоначальную предпосылку для исключения личностных характеристик из диагноза ASPD/психопатии. Более того, PCL-R тест Роберта Хаэра [Robert Hare] фактически измеряет скрытую форму психопатии по всему диапазону! Подобные исследования данных полевых испытаний показывают, что критерии ASPD были менее успешны в различении психопатии, особенно при очень высоких уровнях психопатии! Другими словами, критерии ASPD, установленныеDSM-III-R были разработаны - преднамеренно или нет - чтобы исключить наиболее психопатических из списка психопатов!

Несмотря на факт, что после этого исследования было эмпирическое обоснование для увеличения содержательности критериев ASPD в DSM-IV, это не случилось; и критерии, принятые для DSM-IV не были даже оценены в полевых испытаниях.

Описание ASPD в тексте DSM-IV (где говорится: 'также известная как психопатия') содержит ссылки на традиционные особенности психопатии, но не соответствует формальным диагностическим критериям по многим пунктам.

Одно из последствий двусмысленности, касающейся DSM-IV определения критериев ASPD/психопатии - то, что она оставляет открытой дверь для судебных случаев, где один клиницист может сказать, что ответчик соответствует определению DSM-IV ASPD, а другой клиницист может сказать, что он не соответствует, и оба могут быть правы! Первый клиницист может использовать исключительно формальные диагностические критерии, в то время как второй клиницист может сказать: 'Да, ответчик может соответствовать формальным критериям, но ему или ей не свойственны личностные характеристики в секции "Ассоциированные Черты" текста DSM-IV'. Другими словами, хороший психопат с хорошим адвокатом может совершить любое преступление и избежать неприятностей. Этот провал DSM-IV в дифференцировании психопатии и ASPD может (и несомненно будет) иметь очень серьезные последствия для общества.

http://ru.sott.net/article/29-sekret-iskusstva-psikhopata-zastavit-nas-poverit-chto-zlo-iskhodit-ot-drugikh