В прошлом году вице-президент Monsanto Роберт Фрэли опубликовал ссылку на статью, в которой заявляется, что противники ГМО запутаны, обмануты идеологией, дезинформированы «университетом Google» или просто заболели теорией заговора. Фрэли вопрошает: почему люди отвергают науку, распространяют ложные страхи и верят лже-науке?

ГМО-промышленность и её пропагандисты в научных кругах и СМИ считают, что общественность должна поклоняться научному духовенству, чьё мнение никогда не может подвергаться сомнению (послушайте, например, презентацию Оксфордской конференции реального фермерства). Они требуют, чтобы мы безоговорочно верили в способность науки решить все проблемы человечества. Уважение и вера – ключевые постулаты этой религии.

Проблема в том, что богатые корпорации и олигархи манипулируют наукой и искажают результаты исследований. Они превратили свою огромную финансовую власть в политическое влияние и в контроль научных учреждений. В результате этого, институты проводят научные исследования в интересах только влиятельных корпораций, а не всего общества. Наука стала инструментом обмана, а не освобождения человечества. Причина распространения среди такого множества людей сомнений в науке заключается в превращении науки в пропагандистский инструмент больших корпораций. Научные институты теперь подчиняются большим корпорациям, а не правительству.

Социолог Роберт Мертон подчёркивает, что научные исследования должны проводиться вне влияния больших финансовых интересов, ориентируясь на открытый доступ к научным знаниям, коллективное сотрудничество и независимую оценку результатов исследований. Секретность, догматика и финансовые интересы чужды настоящей науке. Однако, в реальности, карьерные, имиджевые, коммерческие и финансовые интересы насквозь пропитали современную науку.

Вывернутая наука, искажённая реальность.

В 2014 году министр сельского хозяйства США Том Вилсэк призвал «здравую науку» поддержать торговлю продовольствием между США и ЕС. Организации защиты прав потребителей США требуют ввести маркировку ГМО, но Вилсэк заявляет, что введение маркировки ГМО «создаст неверное впечатление, что они представляют проблему для безопасности».

Несмотря на старания Вилсэка, мы знаем, что многие научные исследования пришли к выводу, что ГМО – действительно большая проблема для безопасности, оказывающая негативное воздействие на экологические, социальные и экономические сферы (см., например, о последствиях применения пестицидов и ГМО в Аргентине, об ГМ-экоциде в Южной Америке и подробное описание проблем ГМО).

Не желая удовлетворять народное желание знать, из чего состоит еда, чтобы «не создавать неверное впечатление» (обычное англо-саксонское двоемыслие, см. например статью о лжи и коррупции вокруг ГМО), Вилсэк пытается заблокировать споры о проблемах, которые нервируют его корпоративных покровителей: потребители не будут покупать ГМО. Попытки заблокировать все открытые споры о ГМО направлены на запрет любой критики ГМО-промышленности и любых научных, политических и общественных разговоров на эту тему.

Нет оснований сомневаться во власти этих самых корпоративных покровителей. Большой агробизнес захватил органы власти в США, Европе, Индии и практически во всём мире.

Понятием «здравой науки» манипулируют, чтобы замаскировать действующую политику: стратегия ГМО используется глобальным агробизнесом для захвата контроля над всем рынком продуктов питания.

Апеллируя к благородному понятию «здравой науки», Вилсэк и другие сторонники ГМО фактически понижают качество науки. Промышленность проводит неадекватные, укороченные исследования и скрывает их результаты под предлогом «коммерческой тайны». В то же время, существуют независимые исследования, которые говорят об опасности и вредных последствиях ГМО (например, см. это и это). Корпорации фальсифицируют результаты исследований, распространяют коррупцию, дискредитируют и запугивают своих оппонентов, а также обманывают общественность и поддерживают цензуру.

Стремясь модифицировать культуры и запатентовать их для усиления контроля над семенами, рынком и распределением продовольствия, ГМО-промышленность поддерживает только ту науку, которая пропагандирует её интересы. Если современная наука настолько тесно сотрудничает с корпорациями, а ГМО настолько хороши, почему скрываются результаты исследований, почему распространяется клевета по поводу независимых исследований, почему не вводится маркировка ГМО?

Почему правительство США разрешает продавать ГМ-продукты питания без соответствующих долговременных испытаний? Объяснение даётся только одно: ГМО – «практически эквиваленты» нормальным продуктам питания. Но это абсолютная ложь. «Практическая эквивалентность» - пропагандистский ход корпораций, которые противятся тому, чтобы ГМО исследовались наряду с другими ядовитыми и опасными для жизни продуктами.

В США не проводятся полноценные исследования и не вводится маркировка ГМО не из-за того, что их безопасность доказана «здравой наукой», а из-за неограниченной власти ГМО-промышленности и отсутствия здравой науки.
ГМО-промышленность не может открыто доказать безопасность своей продукции, несмотря на её заявления, что всё уже доказано, поэтому она подкупает государственных чиновников и распространяет свою пропаганду. Большая часть обмана основана на массовом запугивании: человечеству нужны ГМО, чтобы не умереть с голоду. Но эта мифология давно разоблачена. На самом деле, организация GRAIN пришла к выводу, что ГМ-культуры привели к ослаблению продовольственной безопасности по всему миру.

Исследования, экспертные оценки и корыстные интересы.

Вера людей в науку расшатана на многих уровнях, главным образом, из-за больших корпораций, которые используют свою власть для организации нужных им исследований.

«Бывший администратор Университета имени Вашингтона в Сент-Луисе Эндрю Нейбур, который координировал многолетние и многомиллионные отношения с Monsanto, признался: «Нет смысла сомневаться, что корпоративные деньги поступают с определённой целью. Они ограничивают то, что вы можете сделать, когда вы можете сделать, и кто этим будет заниматься».

Действительно, Monsanto финансирует исследования, которые защищают её, а не фермерские или общественные интересы. В итоге, наука перестала быть самой собой, она обслуживает богатые корпорации и коррумпированные государственные структуры, которые в своих интересах скрывают правду о результатах исследований и опасности продуктов. Часто ГМО-промышленность просто оказывает давление на учёных, чтобы те фальсифицировали результаты исследований, а также игнорирует принятые законы, регулирующие продовольственные продукты, лицемерно ссылаясь на «практическую эквивалентность» и «здравую науку».

Seedy Business описала, как агробизнес разрушает, подкупает и фальсифицирует науку. Например, негативные результаты исследований уничтожаются, непокорных учёных увольняют, оплачиваются только необходимые корпорациям результаты, коррумпированное государство отказывается от независимых исследований опасности ГМО.

«Неудивительно, что многие государственные учёные и учреждения сотрудничают с ГМО-промышленностью – они зависят от корпоративного финансирования», - пишет Клэр Робинсон. - «ГМО-корпорации ввели своих представителей в руководство университетов и исследовательских институтов, в министерства и агентства. Monsanto перечислила Университету Флориды миллион долларов. Многие институты США, проводящие исследования в сфере сельского хозяйства, зависят от Monsanto. Некоторые учёные получили патенты на ГМО и имеют личную заинтересованность в их пропаганде. Университеты превратились в коммерческие компании, а учёные в бизнесменов».

Кроме того, коммерческие интересы дискредитируют независимость экспертных оценок и влияют на разрешение учёным печататься в журналах. Финансовая обеспеченность и продвижение по карьерной лестнице учёных, журналистов и чиновников зависят от удовлетворения коммерческих интересов олигархов. В 2015 году главный редактор журнала Lancet Ричард Хортон прямо сказал: «Это прямая антинаучная деятельность – большая часть научной литературы, минимум половина, сфальсифицирована. Некорректные исследования с малой выборкой, незначительными результатами, неполноценным анализом и коррупционной заинтересованностью, наряду с навязчивой идеей модных тенденций сомнительной важности повернули науку на тёмную дорогу».

Экспертные оценки часто называются «золотым стандартом», которым измеряют истинность научных знаний. В результате этого, статьи, доклады и исследования, не попавшие в научные журналы, часто оказываются вне зоны внимания, и наука, вопреки официальной пропаганде, оказывается искажена коммерческими и карьерными интересами. Удовлетворение интересов корпораций несёт институтам и учёным финансовую и карьерную стабильность.

Используя финансирование, корпорации могут управлять исследованиями: какие направления нужно изучать, а какие нет, а также, какие методики нужно использовать при проведении исследований. Они отказывают в финансировании неугодным учёным и уничтожают негативные результаты исследований, они оказывают давление на институты и отдельных учёных. Корпорации финансируют и управляют некоторыми научными журналами, как показал доклад Сералини, сами научные эксперты часто заинтересованы в пропаганде определённой технологии, и от этого зависят результаты научных исследований.

Учёные-священники: дилетантское личное мнение как научная истина.

Многие учёные дискредитируют самих себя и всю науку, пропагандируя ГМО. Хотя они достигли больших успехов по своей специальности, они почему-то считают, что могут авторитетно высказываться по практически любой научной проблеме.
Хотя учёные могут хорошо знать технологии генной инженерии, они должны нести ответственность за заявления, что экологических протестующих нужно судить как преступников против человечности за выступление против ГМО. И эти учёные должны нести ответственность за обвинение государственных учреждений и деятелей в тоталитаризме и убийстве миллионов людей за противодействие ГМО и распространение сведений об опасности этих технологий.

С каких это пор получение докторской степени по молекулярной биологии делает человека экспертом по политологии, истории или праву, давая ему возможность высказывать мнения в этих областях?

С каких это пор молекулярный биолог может считаться экспертом по политической экономии, торговле, государственному развитию, международным рынкам, государственным долгам, продажам недвижимости, сельскому хозяйству, структурному неравенству, бедности и многим другим проблемам, от которых зависит глобальная и региональная продовольственная безопасность?

Когда они говорят о том, как накормить мир, и нападают на критиков ГМО, они хотят внушить нам, что сомнительные ГМО-технологии – это лучшее решение. Они с удовольствием забывают все реальные проблемы с ГМО, излагая лишь про-ГМО-фантазии о спасении человечества.

В действительности, такая риторика направлена на противодействие любой критике, а также на ограничение исследований истинных причин голода и бедности, и запрет эффективного развития натурального сельского хозяйства, способного накормить всё человечество.

Желающие могут ознакомиться с интересным разбором высказываний про-ГМО-учёных, которые считают себя экспертами во всех областях:

«На самом деле, они не специалисты во всех областях, а просто корпоративные пропагандисты. Они ничего не делают, кроме откровенного вранья и высказываний на темы, в которых несведущи, а также запутывают суть любой проблемы. Они постоянно лицемерно заявляют, что все, кто не имеет научной степени в биологии, не имеет право рассуждать о ГМО.

Разумеется, это не относится к директорам корпораций, про-ГМО-политикам и журналистам центральных СМИ. На самом деле, никто из них не высказывается только по своей специальности. Разглагольствуя о ГМО, все они не стесняются высказывать дилетантские и идиотские заявления в областях, в которых не получали научной степени, нарушая свои же правила».

Хотя автор использует излишне эмоциональный стиль для усиления эффекта, его точка зрения вполне справедлива. Например, посмотрите, как Кевин Фольта высказывается на темы вне своей специальности. И тем не менее, различные американские и английские ГМО-пропагандисты не стесняются обвинять критиков ГМО в преступлениях против человечности, в воровстве продовольствия у бедняков, в псевдонаучности и прочих грехах.

Если и есть какая-то область, в которой эти ГМО-пропагандисты являются настоящими экспертами, так это в изворотливости, стирающей грань между реальностью и вымыслом, между наукой и пропагандой. Именно из-за них люди перестали верить в науку.

ГМО-пропагандисты и корпорации должны задуматься, почему мы не верим их словам, с учётом их долгой истории лжи, сокрытия фактов и преступлений.

http://antizoomby.livejournal.com/449253.html