3 июля 2009 года Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на 18-й ежегодной сессии одобрила Вильнюсскую декларацию, состоящую из 28 резолюций. Декларацию поддержали 213 парламентариев из 320 заседающих в ассамблее. Принятая резолюция полностью уравняла роли Советского Союза и нацистской Германии в развязывании Второй мировой войны. При этом нацистские преступления были приравнены к «преступлениям сталинизма». В частности, в резолюции отмечается, что советский режим несет ответственность наравне с Германией за развязывание Второй мировой войны.

11-й рейхсканцлер Германии (1930-1932) Генрих Брюнинг в своих мемуарах писал, что начиная с 1923 года Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли, неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки.

Известно также, что в 1922 году в Мюнхене состоялась встреча Адольфа Гитлера с военным атташе США в Германии капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней подробное донесение в Управление военной разведки. В нём он высоко отзывался о Гитлере. Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании Адольфа Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями.

«Молодое амбициозное государство в первую очередь бросило вызов могуществу Британской империи. Настоящим кошмаром для Британии оказалось бы «братское слияние» Германии с Россией — подобное геополитическое образование неминуемо уничтожило бы ее мировую гегемонию. Чтобы не допустить подобного в будущем, английская правящая элита разработала план внедрения в России и Германии конфликтных режимов. Война и «железный занавес», разделивший центр Европы, явились успешным завершением этого плана»

// Препарата Г. Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх / пер. с англ. Изд-во: «Поколение», 2007, 448 с.

«Гитлер не действовал самостоятельно. Война – отнюдь не его детище», «Гитлер был пешкой в игре Запада против русского народа», –пишет российский историк и публицист Николай Стариков: «Адольф Гитлер был приведен к власти Лондоном, Вашингтоном и в меньшей степени Парижем. Это был некий цепной пес, которого вскормили с одной целью – нападения на Россию. Сами-то они воевать не любят, кто-то должен за них это делать. Они привели к власти волевого человека, фанатика, дали ему деньги, кредиты, перестали взимать с Германии репарации, восстановили промышленность. Но как Гитлер может начать войну с СССР, если между ними находятся государства?»

// Стариков Н. «Напасть на СССР Гитлера вынудили Англия и США?»

Кредит на Мировую войну Гитлер взял у Америки, мировую войну профинансировали Федеральная резервная система США и Банк Англии, — утверждает Юрий Рубцов — доктор исторических наук, академик Академии военных наук, член Международной ассоциации историков Второй мировой войны.

Юрий Рубцов выделяет 4 этапа реализации стратегии США, направленной на установление абсолютного контроля над финансовой системой Германии, чтобы управлять политическими процессами в Центральной Европе:

I этап. 1919-1924 годы. Подготовка почвы для массированных американских финансовых вливаний в немецкую экономику.

Главными рычагами обеспечения проникновения американского капитала в Европу стали военные долги. После формального вступления США в Первую мировую войну они предоставили союзникам, в первую очередь Англии и Франции, займы на сумму 8 миллиардов 800 миллионов долларов.

Общая сумма военной задолженности США к 1921 году составила более 11 миллиардов долларов. Решить свои проблемы страны-должники пытались за счёт Германии, навязав ей огромную сумму и крайне тяжёлые условия выплаты репараций. Дефицит государственного бюджета мог быть покрыт только за счёт массового выпуска ничем не обеспеченных марок, результатом чего стал коллапс германской валюты. «Великая инфляция» 1923 года составила 578 512%: за один доллар давали 4 триллиона марок.

Германские промышленники стали открыто саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известную франко-бельгийскую оккупацию Рура в январе 1923 года.

В январе 1923 года французские и бельгийские войска численностью 100 тысяч человек оккупировали Рурский регион, взяв находящееся там мощности по производству угля и кокса в качестве «производственного залога» в обеспечение исполнения Германией своих репарационных обязательств. В результате оккупации было занято около 7% послевоенной территории Германии, где добывалось 72% угля и производилось более 50% чугуна и стали. Помимо этого, премьер-министр и министр иностранных дел Франции Раймон Пуанкаре стремился добиться присвоения Рейнланду и Руру статуса, аналогичного статусу Саарского региона, где принадлежность территории Германии носила только формальный характер, а власть находилась в руках французов.

Ввод оккупационных войск вызвал в Веймарской республике волну народного гнева: выплата репараций была прекращена, промышленность, управленческий аппарат и транспорт охватила всеобщая забастовка. 31 марта 1923 года французские войска расстреляли манифестацию рабочих на одном из заводов Круппа в Эссене. В мае 1923 года отряд немецких диверсантов во главе с лейтенантом Лео Шлагетером подорвал железнодорожный мост в Дюссельдорфе. Французские оккупационные власти схватили и казнили Шлагетера. Этот эпизод вызвал взрыв негодования по всей Германии.

Это и было в планах Англии и США: дать увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказать её неспособность решить проблему, взять инициативу в свои руки. Государственный секретарь США Чарльз Эванс Хьюз указывал:

«Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение».

Новый проект разрабатывался в недрах американской компании «Дж. П. Морган и Кº» по указанию главы Банка Англии Монтегю Нормана.

Норман был близким другом Президента Рейхсбанка Ялмара Шахта, который был сторонником Адольфа Гитлера и нацистской партии, и служил в правительстве Гитлера на посту президента Рейхсбанка и министра экономики. Шахт сыграл ключевую роль в осуществлении политики, приписываемой Гитлеру.

Банкир Монтегю Норман был близок семье Ялмара Шахта, являлся крестным отцом одного из внуков Шахта. Оба были членами Англо-Германского партнерства и Банка международных расчетов.

Джон Пирпонт Морган-младщий организовал синдикат из около 2200 банков и выдал кредитов союзникам на сумму 500 миллионов долларов

Источник: Kathleen Burk. The Diplomacy of Finance: British Financial Missions to the United States, 1914-1918 // Historical Journal, 1979 22(2). PP. 351-372.

После Первой мировой войны и Версальского договора «Morgan Guaranty» управлял немецкими репарационными платежами. К 1920 году «Guaranty» стал одним из важнейших институтов в мире банковского дела в качестве ведущего кредитора Германии и Европы. В годы Первой мировой войны установилось тесное сотрудничество американского банковского магната Джона Пирпонта Моргана-младшего и Монтегю Нормана

Морган многое сделал для воплощения рузвельтовского «плана нового курса» и обеспечения займов в 100 миллионов долларов для итальянского диктатора Бенито Муссолини до начала Второй мировой войны.

II этап. 1924-1929 годы. Установление американского контроля над финансовой системой Германии и финансовая поддержка национал-социализма.

В основе плана лежали идеи представителя банковского концерна Германии «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта, сформулированные им в марте 1922 года на Парижской мирной конференции, по предложению Джона Фостера Даллеса.

Джон Пирпонт Морган рекомендовал Ялмара Шахта английскому банкиру Монтегю Норману, а последний – веймарским правителям. В итоге, в декабре 1923 года Шахт стал президентом Рейхсбанка (1923—1930, 1933—1939), способствовал сближению англо-американских и немецких финансовых кругов.

Летом 1924 года проект, известный как «план Дауэса» (по имени председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана Чарльза Дауэса), был принят на Лондонской конференции. План предусматривал снижение вдвое выплаты репараций и решал вопрос об источниках их покрытия. Его главной задачей было обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки.

Для этого план предусматривал предоставление Германии крупного займа на сумму 200 миллионов долларов, половина из которых приходилась на банкирский дом Моргана. При этом англо-американские банки устанавливали контроль не только над переводом германских платежей, но и за бюджетом, системой денежного обращения и, в значительной мере, системой кредита страны.

К августу 1924 года старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось. Как писал исследователь Г. Д. Препарата, Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории» — «в финансовые жилы Германии неудержимым потоком хлынула американская кровь» (Цит. по Ю. Рубцову).

«Веймарский золотой круг»: Германия — США— Германия — Англия и Франция — США — Германия.

Золото, которое Германия платила в виде военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию, которая отдавала его Англии и Франции, а те в свою очередь оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли его Германии. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Уолл-стрит отзовёт свои займы, страна потерпит полное банкротство.

За кредиты немцы расплачивались акциями предприятий, в связи с этим американский капитал стал активно интегрироваться в немецкую экономику. Общая сумма иностранных вложений в германскую промышленность за 1924-1929 годы составила почти 63 миллиарда золотых марок. 70% финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж. П. Моргана.

В итоге уже в 1929 года германская промышленность вышла на второе место в мире. При этом значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп.

III этап. 1929 - 1933 годы. Провоцирование и развязывание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода нацистов к власти.

Ялмар Шахт был германским представителем финансовой корпорации Джона Пирпонта Моргана. С 1931 года он оказывал поддержку НСДАП, способствовал сближению Адорльфа Гитлера с крупными промышленниками и политиками, в частности, через «Гарцбургский фронт» (группу генералов и адмиралов милитаристской касты кайзеровских времен, нашедших приют в Веймарской республике).

Ключевыми структурами, определявшими стратегию развития Запада после Первой мировой войны, были центральные финансовые институты Великобритании и США – Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС), а также связанные с ними финансово-промышленные организации. Одновременно готовилась политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов.

Гитлера готовили к большой политике, но это было невозможно в условиях стабильного развития страны. Необходимо было спровоцировать кризис.

В 1929 году ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Центральной Европе. В сентябре 1931 года Англия отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике.

На этом фоне с нацистской партией Гитлера НСДАП (Национал-Социалистическая Немецкая Рабочая Партия) происходит финансовое чудо. Благодаря крупным пожертвованиям немецкого предпринимателя Фрица Тиссена (концерн «Тиссен и К°» в Мюльхейме), «И. Г. Фарбениндустри» и «угольного барона» Эмиля Кирдорфа, в сентябре 1930 года партия получает 6,4 млн. голосов, занимает второе место в Рейхстаге, после чего активизируются щедрые вливания из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами был, как уже отмечалось, Ялмар Шахт.

4 января 1932 года была организована встреча крупнейшего английского финансиста Монтегю Нормана с Гитлером, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП. На этой встрече присутствовали американские политики братья Даллесы.

14 января 1933 года банкир барон Курт фон Шрёдер организовал встречу Гитлера и рейхсканцлера Веймарской республики Франца фон Папена (рыцаря мальтийского ордена) в своем доме в Кёльне, в результате которой был расчищен путь нацистам к власти.

Программа Гитлера была полностью одобрена. Именно здесь был окончательно решён вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января Гитлер становится рейхсканцлером, а фон Папен - вице-рейхсканцлером.

«И. Г. Фарбен» при поддержке американских промышленников и банкиров внесла свой крупный вклад в дело нацистского движения: к 1939 году она давала 90% притока иностранной валюты и 85 % всей военной и промышленной продукции, необходимой для подготовки Германии к мировой войне. Американское сотрудничество с немецким военно-промышленным комплексом было настолько интенсивным и всепроникающим, что к 1933 году под контролем американского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и такие крупные банки, как «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Донат Банк» и другие.

После того как Гитлер стал канцлером, он назначил банкира Курта фон Шрёдера президентом Промышленной палаты Рейнланда. Фон Шрёдер также возглавлял так называемый Отраслевой профсоюз владельцев частных банков (Fachgruppe Privatbankiers). В 1945 фон Шрёдер оказался в британском лагере для интернированных лиц в Эзельхейде. Представ 12 ноября 1947 перед немецким судом в Билефельде, он был приговорен к трем месяцам тюремного заключения за преступления против человечности.

Отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству было более чем благожелательным. Ни Англия, ни Франция не предъявили претензий Гитлеру по поводу прекращения платежей по репарациям. Рейхсбанк вновь возглавил Ялмар Шахт, который в мае 1933 года вновь посетил США, где встретился с президентом Франклином Рузвельтом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит.

Америка выделила нацистам кредиты на общую сумму в 1 миллиард долларов. В июне этого же года Шахт во время поездки в Лондон и встречи с Монтегю Норманом получил английский займ в 2 миллиарда долларов и сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам.

Заметим, что либеральные руководители Веймарской республики такой поддержки Запада не имели.

IV этап. 1933-1939 годы. Финансовое сотрудничество с нацистской властью и поддержка её экспансионистской внешней политики, направленной на подготовку и развязывание новой мировой войны.

Наиболее яркие примеры сотрудничества Запада с нацистами:

1. Конгломерат германских концернов «И. Г. Фарбениндустри», созданный в 1925 году, финансирует избирательную кампанию Гитлера в 1930 году.

«И. Г. Фарбениндустри» находился под контролем американской монополии, осуществлявшей добычу, транспортировку, переработку нефти и маркетинг нефтепродуктов Рокфеллера «Стандарт Ойл». В августе 1934 года «Стандарт Ойл» приобрела в Германии 730 тысяч акров земли и построила крупные нефтеперерабатывающие заводы, которые снабжали нацистов нефтью.

Тогда же в Германию из США было доставлено тайно самое современное оборудование для авиационных заводов, на котором начнётся производство немецких самолетов. От американских фирм «Пратт и Уитни», «Дуглас», «Бендикс Авмэйшн» Германия получила большое количество военных патентов. По американским технологиям строился «Юнкерс-87».

К 1941 году, когда вовсю бушевала Вторая мировая война, американские инвестиции в экономику Германии составили 475 миллионов долларов (в том числе, «Стандарт Ойл» – 120 миллионов, «Дженерал моторс» – 35 миллионов, «ITT Corporation» – 30 миллионов, «Форд» – 17,5 миллионов).

2. В 1929 г. в США была открыта дочерняя компания American IG chemical corporation. Через неё американский банк Дж. П. Морган давал займы И. Г. Фарбен в Германии, которая в свою очередь предоставляла спонсорскую помощь нацистам. Морганы через «Дженерал электрик» контролировали германскую радио- и электротехническую промышленность в лице АЭГ и «Сименс» (к 1933 г. 30% акций АЭГ принадлежали «Дженерал электрик»), через компанию связи ИТТ - 40% телефонной сети Германии, кроме этого им принадлежали 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф».

Над «Опелем» был установлен контроль со стороны «Дженерал моторс», принадлежавшей семье Дюпона. Автомобильный концерн «Дженерал моторс» активно сотрудничал с Германией. В его предприятия был вложен крупный капитал корпорации «American IG». «Дженерал моторс» вложило в «И. Г. Фарбен» только с 1932 по 1939 годы 30 миллионов долларов.

3. Американская автомобилестроительная компания Генри Форда контролировала 100% акций концерна «Volkswagen», история которого началась осенью 1933 года в одном из залов отеля «Кайзерхоф» в Берлине, где встретились Адольф Гитлер, Якоб Верлин, представитель «Daimler-Benz», и Фердинанд Порше. Гитлер выдвинул требование: создать крепкий и надёжный автомобиль, стоимостью не более 100 рейхсмарок, который будет собираться на новом заводе, олицетворяющем новую Германию.

4. В 1926 году при участии банка Рокфеллера «Дилон Рид и Кº» возникла вторая по величине после «И. Г. Фарбениндустри» промышленная монополия Германии - металлургический концерн «Ферейнигте штальверке» (Стальной трест) Тиссена, Флика, Вольфа и Феглера и др.

5. Летом 1934 году Британия заключила англо-германское трансфертное соглашение, согласно которому Германия превращается в основного торгового партнёра Англии. Банк Шрёдера становится главным агентом Германии в Великобритании. В 1936 году его отделение в Нью-Йорке объединяется с домом Рокфеллеров для создания инвестиционного банка «Шрёдер, Рокфеллер и Кº».

30 сентября 1934 года Ялмар Шахт представил Гитлеру доклад «О ходе работы по экономической мобилизации», в котором отметил, что на министерство экономики возложена «экономическая подготовка к войне». Управляя одновременно и Министерством экономики и Рейхсбанком, Шахт использовал возможности игры курсами марки и векселями МЕФО для финансирования военной промышленности.

Векселя «МЕФО», выпускаемые Рейхсбанком, были предназначены исключительно для перевооружения экономики Германии и не отражались ни в бюллетенях Национального банка, ни в государственном бюджете, что позволяло сохранять в секрете масштабы перевооружения. Векселя формально выдавались созданной Шахтом компанией МЕФО (MEFO, нем. Metallurgische Forschungsgesellschaft, m.b.H.). На самом деле компания не вела никакой деятельности, и являлась просто финансовым механизмом.

Шахт руководил ликвидацией Австрийского национального банка и включением банковской системы Австрии в общегерманскую после аншлюса Австрии в 1938 году. Он был одним из главных организаторов военной экономики нацистской Германии (при поддержке США).

В качестве одного из главных военных преступников Ялмар Шахт был привлечён к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге. Однако 1 октября 1946 года Шахт был полностью оправдан. В апреле 1947 года немецкий суд приговорил банкира Третьего рейха к восьми годам каторжных работ. Однако по апелляции Шахт был вновь оправдан, и 2 сентября 1948 года освобождён. В дальнейшем он спокойно работал в банковской сфере Германии, основал и возглавил банкирский дом «Schacht GmbH» (Дюссельдорф).

Особо важную роль в обеспечении связей между финансовыми кругами США и Германии играл Банк международных расчетов (БМР), созданный в 1930 году в швейцарском городе Базеле в соответствии с «планом Юнга» усилиями центральных банков ряда европейских стран для регулирования получения и распределения германских репарационных платежей.

Хотя банк был создан для контроля над операциями по переводу иностранной валюты из Германии за границу, он стал выполнять прямо противоположную функцию, превратившись в канал по перекачке американских и английских денег нацистам.

Вдохновителем этого предприятия был все тот же Ялмар Шахт, вынашивавший идею создания структуры, которая и в случае мирового военного конфликта позволяла бы сохранить связи между крупнейшими финансистами мира. Теснейшее финансово-экономическое сотрудничество англо-американских и нацистских деловых кругов и было тем фоном, на котором в 1930-х годах проводилась политика умиротворения агрессора и состоялся Мюнхен.

Сегодня на Западе пытаются пересмотреть историю Второй мировой войны, не допустить правдивого исследования роли «англо-американской» демократии в развязывании военных преступлений, которые оказались для неё безнаказанными.

Это не только теснейшее финансово-экономическое сотрудничество англо-американских и нацистских деловых кругов, не только политика умиротворения агрессора, приведшая ко Второй мировой войне.

Близится дата 71-летия со дня победы над фашизмом. США тем временемготовят новый сценарий «великой депрессии-1924», подбирает новых политиков на роль «Гитлера», фанатичных, авантюристичных, способных развязывать войны, наводить хаос, которым американцы так хорошо «научились управлять».

http://cont.ws/post/218330