Итоги первого тура выборов президента США произвели много шума. Учитывая принципиальность разницы в подходах кандидатов к будущему пути Америки, грохот был ожидаем, но мало кто думал, что он обернется глубочайшим расколом общества. Собственно, и на успех эксцентричного миллиардера, совершенно не желавшего стыдиться своих миллиардов, долгое время никто особо не рассчитывал тоже. Так, временная фигура для придания походу тетушки Хиллари в Белый дом видимости демократии. Тем неожиданнее оказалась победа Трампа. Многие, особо ретивые в критике «этого выскочки», сейчас отчаянно подчищают за собой в социальных сетях и переобуваются в прыжке. Раз вышло так, что именно Трамп сегодня, уже практически «без пяти минут», 45-й президент Америки, значит, самое время задуматься, чего нам всем от него ожидать в ближайшие четыре года. А может быть и все восемь.

Формально, свою экономическую программу Трамп изложил еще две недели назад в Геттисберге, чем сразу вызвал иронию комментаторов. Какой нормальный политик по собственной воле даст окружающим буквально чек-лист планового задания, пользуясь которым любой желающий потом его сможет мордой по столу возить за невыполнение! Обычно так никто не делает, но нынешняя ситуация, как внутри США, так и в мире в целом, далека от обычной. Теоретически Трамп, конечно, потом может обещания и не выполнить (Обама тоже поначалу много красивого обещал), но вот текущий расклад сил таков, что капитуляция почти полностью исключена. Слишком велика разница в подходах к будущему страны у республиканцев и демократов, а точнее — у стоящих за ними двух категорически непримиримых кланов. По сути, на выборах столкнулись не столько Трамп с Клинтон, сколько финансово-экономические системы Ротшильдов и Рокфеллеров. Условно говоря, пусть и с заметной натяжкой, их еще можно назвать битвой государственников с глобалистами.

В мире испокон веков идет борьба государства и больших частных денег. За счет наличия безусловного превосходства в размере подконтрольных ресурсов и нерушимого права самостоятельно устанавливать законы, по которым должны жить все прочие, включая бизнес, пока побеждало государство. Ценой за это являлись социальные обязательства, а также безусловная ответственность за конечный результат. Однако развитие международной торговли, связи, банковского взаимодействия, экономической кооперации между странами создали крупным корпорациям условия для попытки выскользнуть из-под государственного контроля и самим подняться в правах на государственный уровень. В лучших традициях приватизации прибыли и национализации социальных обязательств. Именно такой результат являлся целью продвижения Рокфеллерами идей и механизмов глобализма. Того самого, развитие которого вызвало все мировые экономические кризисы, начиная с Азиатского в 1997 году. Впрочем, у глобалистов случился облом не столько потому, что чертиком из табакерки внезапно выскочил Трамп. Прежде всего, глобалистов подвела их собственная жадность.

Политическая и экономическая программа Трампа, известная сегодня как Геттисбергская речь, в общем, почти ничего гениального и неожиданного не содержит. Просто там сказано, что, с точки зрения государственников, правильным и полезным является лишь то, что «хорошо для Америки». Состоявшийся в конце ХХ века массовый перевод американской промышленности на международный аутсорсинг для Штатов обернулся не только ликвидацией целых отраслей ее экономики, но и разрушением ее среднего класса, традиционно являвшегося главной политической, социальной и экономической основы государства. Трамп намерен вернуть промышленность назад в Америку. Не только высокотехнологичную, но и среднюю, — производства посуды, мебели, кроссовок с футболками, — т. е. всего того, что вот уже четверть века производится в Юго-Восточной Азии.

Этот шаг позволит (если Трампу позволят стать президентом и если позволят реализовать свою программу) в ближайшие два года создать в США более 40 млн. новых рабочих мест и неизбежно вызвать заметный рост заработной платы на существующих. Для Америки, в случае успеха, результат будет означать не только реальный рост благосостояния населения, снижение бедности (а значит, и сокращение нужды в социальных выплатах) и реальную перспективу возрождения среднего класса, но и безусловно масштабное уменьшение отрицательности внешнеторгового баланса страны.

Азиатские страны, естественно, пострадают, так как лишатся привычных богатых рынков сбыта. Сильнее всего эта перспектива ударит по Китаю. Впрочем, столкнувшись с фактическим закрытием США, как торгового партнера, — а Трамп намерен провести ревизию торговых соглашений и даже ввести запретительные импортные пошлины, — Китай тем самым получит мощный стимул для ускорения реализации проекта Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и развития внутреннего рынка, как это говорится в планах его 13-ой пятилетки.

Что касается России, то в этой части американских реформ каких-то особых перемен, по сравнению с текущим положением, вряд ли предвидится. Мы мало что там покупаем, а сокращение объемов производства потребительских товаров в ЮВА неизбежно приведет к росту цен, тем самым улучшая перспективу возрождения утраченных отраслей легкой промышленности внутри РФ. Кроме того, создавая свой ЭПШП, китайцы фактически сформируют новый огромный рынок сбыта, даже некоторая доля которого создаст для России весьма радужные экспортные перспективы.

Другое дело, что возрождать американскую экономику Трамп намерен опираясь в первую очередь на собственное сырье и энергоносители. Он уже заявил о планах отмены ограничений на внутреннюю нефте‑ и газодобычу. Заодно говорится об отмене дурацких киотских и парижских соглашений. Это означает не только возврат к традиционной энергетике, включая угольную, но и быстрое превращение США из импортера в экспортера энергоресурсов. С этого места и начинается интрига.

Одним из крупных сторонников Трампа в США являются сырьевые и энергетические компании. В последнее время, по целому ряду причин, прежде всего стараниями глобалистов, стоявших за Клинтон, цены на их товар неуклонно снижались, а обрушившая котировки нефти (вместе с газом) последняя рыночная геополитическая война поставила их бизнес под угрозу окончательно. Теоретически, уход США из покупателей энергоресурсов сократит мировой спрос на них на 11 млн. барр. в сутки или примерно на объем нефтяного экспорта России и Саудовской Аравии вместе взятых. С другой стороны, сильно вряд ли, чтобы американские нефтедобытчики были заинтересованы в еще большем снижении цен. Скорее, наоборот. Им желателен возврат цен к уровням «выше ста за бочку», чтобы еще и на экспорте заработать. Так что сырьевые цены вероятнее всего, пойдут в рост и России это выгодно. Возможно, кому-то придется с рынка уйти, и не факт, что это будет бескровно. С учетом обвинений Саудовской Аравии в терактах 9−11, все может быть даже интересно. Ну, а у нас свои счеты с Катаром. Почему бы белым парням не помочь друг другу?

Но вместе с тем, США неизбежно начнут активизировать экспорт, прежде всего на наиболее богатые рынки. Если с ЮВА пока не все ясно, и тут мы американцев обгоняем в темпах развития энерготранспортной инфраструктуры, то в Европе для нас ожидается обострение ценовых войн. Радуют лишь два момента. Первый — в мире нет одинаковой нефти, потому и перерабатывающие заводы обычно заточены под узкий и стабильный круг месторождений. Это вам не торговля лимонадом. Подвинуть традиционных поставщиков американцам будет сложно. Даже в сегменте газа у США перспективы просматриваются лишь в Южной и Юго-Западной Европе, до которой мы традиционно своими трубами дотягивались слабо. В то время как Восточная, Юго-Восточная и Западная остаются за Газпромом хотя бы по причине минимум 30−35%-ого превосходства цены на трубопроводный газ по сравнению со сжиженным. Да и СПГ, если что, нам возить потребителям в Южную Европу куда ближе, чем американцам через океан.

Однако с самим европейским рынком все становится сильно неясно. Дело даже не в том, что США окончательно отказываются от идеи экономической реконкисты Европы и про TTIP можно окончательно забыть. Куда важнее, что Европа, еще с 1945−47 годов, по сути, строилась как торговая империя, которая покупала дешевое сырье в России, в Азии, и везде, где могла, а производимые товары дорого продавала на богатых рынках. Ведущим среди них являются США, на которые в 2015 году приходилось 1,3 из 2,5 трлн. долл. совокупного экспорта ЕС. Если, а точнее — когда, Трамп переведет США на самообеспечение, у ведущих стран Европы, прежде всего Германии и Франции, тоже возникнут сложности со сбытом. Только, в отличие от Китая, у них нет внутреннего рынка на миллиард человек.

Это может означать две вещи. Во-первых, серьезный экономически кризис в Европе. Как говорится, в цветах и красках, включая гражданские беспорядки. Ориентировавшиеся на Рокфеллеров европейские элиты и крупнейшие европейские ТНК слишком много сделали для разрушения традиционной европейской культуры и вырождению политической системы Континента. Теперь, когда Америка им больше не помощник, ЕС внезапно оказалась одна в полном угроз диком лесу ночью. Экономика трещит по швам. Надут критичный финансовый пузырь. Проблема мигрантов. Проблема ужаса ко всему, хоть отдаленно схожему с национализмом. А тут еще падение доходов в виду закрытия ключевого рынка, заменить который реально нечем. Риск распада ЕС становится существенным.

Во-вторых, переход США на общение «в рыночном стиле», в отличие от фанатизма глобалистки Клинтон, поставит ЕС перед перспективой просто и открыто Америке продаться. Именно в такой, предельно откровенной и жесткой формулировке, которая для изрядной части местных элит категорически неприемлема. Электорат, даже самый глобалистский, подобного виража просто не поймет и прорыв к власти национальных радикалов станет неизбежностью. По хорошему, у Европы не остается выбора, кроме сближения с Россией, но четверть века активного стимулирования русофобии и убежденности в своем заведомом над нами превосходстве не могут пройти даром. Сами посудите, о каком таком сближении с РФ может идти речь, например, в Прибалтике или Польше? Или во Франции, так торопившейся непременно первой поздравить Клинтон с победой, что отправившей официальное письмо до окончания подсчета голосов? Эти ребята уже в ступоре, ожидать от них здравых, спокойных и адекватных шагов в ближайшей перспективе не приходится.

России предстоит столкнуться с серьезным политическим хаосом в ЕС. Это плохо, но, как говорят китайцы, любой кризис несет с собой не только опасность, но и шанс. У здравомыслящих государственников в Европе, а там такие тоже есть в немалом количестве, ведь кому-то же удалось не позволить Америке продавить подписание TTIP, открываются возможности больше влиять на итоговую политическую линию Евросоюза в целом. Однако на скорый положительный итог рассчитывать не приходится. Слишком велика инерция системы. В том числе, в части надежд на отмену санкций. Радует лишь то, что ущерб они Европе приносят намного больше, чем нам. Если не сказать, что нам они как-то вообще пошли больше на пользу. А вот кому придется очень плохо, так это прибалтийским лимитрофам, Польше и странам Вышеградской группы. Доходная часть их экономики, по меньшей мере, на четверть зависит от брюссельских дотаций, которые, судя по всему, имеют шанс прекратиться сильно раньше 2019 года.

Особенно много будет зависеть от того, какой вариант Трамп выберет в борьбе с ТНК и зажравшимися банками, а также от метода сдувания накопившегося американского госдолга. Возврат ставки рефинансирования в доходную область чреват крушением всей долларовой системы мира. Сохранение дешевого доллара и пережигание финансового пузыря с помощью инфляции тоже не лишено недостатков. Капиталы от такого доллара побегут массово, что также чревато крушением системы.

Зато риск внезапной ядерной войны, безусловно, сократится. Трамп совсем не белый и пушистый. Он ни разу не агент КГБ и не ставленник Кремля. Он эгоист, капиталист и американский патриот. Именно потому с ним можно договариваться, хотя процесс не будет легким. Но достигнутые соглашения США соблюдать станут хотя бы потому, что условия будут соответствовать их реальным интересам. Трамп уже обозначил согласие Америки оставить пост единственного мирового гегемона и главного жандарма планеты. Собственно, в международном положении, особенно в его военной части, перемены уже начались. Трамп объявил смену отношения США к сирийскому вопросу. Он намерен на самом деле уничтожить ИГИЛ, а не только имитировать процесс.

Таким образом, на Ближнем Востоке возникают предпосылки к снижению напряженности и реальному российско-американскому сближению. Вероятнее всего, следует ожидать глубокий кризис НАТО, как военного альянса. За его содержание Америка больше платить не желает, а без навязывания ею «своих услуг» европейским «партнерам» они тоже ликвидировать шарашку совсем не против. Сложно сказать, во что это выльется, но что процесс уже пошел — однозначно. «Я скажу вам, какие проблемы у нас с НАТО. Мы слишком много платим НАТО! Непропорционально много» — заявил Трамп в первом, после выборов, своем интервью газете The New York Times. Против этого и Юнкер возражать не будет, а только поддержит.

В общем, Россию в будущем не ожидает ни ада, ни рая. Запад к нам не воспылает пламенной любовью, но и дружно войной на нас уже не пойдет тоже. Хотя отдельные горячие (и не редко не слишком умные) головы резкие заявления наверняка делать будут. Но в целом нас ожидает вполне себе рабочая обстановка, в которой Россия, со своей реальной экономикой, имеет вполне достаточно хорошие шансы на успешное преодоление сложностей при выстраивании новой конфигурации мира, чем иные мировые лидеры, экономическая мощь которых основана на «финансовых активах и постиндустриальном превосходстве».

Хотя, все еще может полностью перемениться. Трамп конечно уже принимает поздравления и является без пяти минут президентом, но формально, юридически, он на выборах еще не победил. Свое слово там еще не сказала коллегия выборщиков, а именно их голоса в США определяют окончательный вердикт. Ее заседание состоится только 19 декабря 2016 года, и оно все еще имеет шансы оказаться… разным. По американским правилам, выборщики не обязаны строго следовать «мнению народа», они полностью самостоятельным в своем решении, хотя, как правило, их вердикт лишь подтверждает итоги «народного голосования», того самого, которое Дональд Трамп выиграл 8 ноября.

Поэтому не стоит думать, что двигавшие Клинтон ТНК вот так просто взяли и сдались. На кону стоят слишком большие деньги, чтобы решение их судьбы можно было доверить какой-то там «народной демократии». Прецеденты «лихого виража» уже были, кстати, совсем недавно. 2000 год. Народный плебисцит уверенно выиграл демократ Альберт Гор, но коллегия выборщиков потом все же проголосовала за республиканца Джорджа Буша — младшего. В конце концов, выборщики тоже люди, а сторонникам Клинтон очень нужна победа. Настолько сильно, что они не скрываясь зазывают американцев протестовать против Трапа и всеми силами давить на выборщиков, открыто называя ставку оплаты за участие по 15 долларов в час. Это как бы три американские МРОТ, для многих в США деньги вполне существенные. А, значит, сражение еще рано считать законченным.

http://alex-leshy.livejournal.com/912183.html