«Оукраинами» («украинами», «украйнами») с XIIпо XVIIв. именовали различные пограничные земли Руси. В Ипатьевской летописи под 6695 (1187) г. упоминается переяславская «оукраи-на», под 6697 (1189) г. — галицкая «оукраина», под 6721 (1213) г. перечисляются пограничные города этой галицкой «оукраины»: Брест, Угровск, Верещин, Столп, Комов. В I Псковской летописи под 6779 (1271) г. говорится о сёлах псковской «украины».

В русско-литовских договорах XV в. упоминаются «вкраинъные места», «Украшые места», «Вкраиныи места», под которыми понимаются Смоленск, Любутск, Мценск2. В договоре двух рязанских князей 1496 г. названы «наши села в Мордве на Цне и на Украине»3. В отношении московско-крымской границы с конца XV в. также говорилось: «Украина», «Наши украины», «наши украинные места»4. В 1571 г. была составлена «Роспись сторожам из украиных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам»5. Наряду с «татарскими украинами»6 существовали также «казанская украина»7 и «немецкая украина»8. Документы конца XVI в. сообщают об «украинской службе»9 московских служилых людей: «А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку»10. В российском законодательстве XVII в. часто упоминаются «Украйна», «Украйные городы», «Государевы Украйны», «Наши Украйны», «Украйные/Украинские городы дикого поля», «Украйнские городы», говорится о пребывании воинских людей «на Государевой службе на Украйне»11. Понятие это — крайне широкое: «...в Сибирь и в Астрахань и в иные дальние Украин-ные городы»12.

Однако в Московском государстве с рубежа XV-XVI вв. существовала и Украйна в узком смысле слова — окская Украйна («Украина за Окой», «крымская украина»). В российском законодательстве XVI-XVII вв. неоднократно приводится список городов такой Украйны: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Торуса, Одоев13. Наряду с ней существовала и Слободская Украйна Московского государства.

В конце XVI — первой половине XVII в. словом «Украина» в узком смысле слова также стали обозначать земли Среднего Поднепровья — центральные области современной Украины. В польских источниках (королевских и гетманских универсалах) упоминаются «замки и места наши Украйные», «места и местечки

Украинные», «Украина Киевская»14. В российском законодательстве XVII в. фигурирует «Украйна Малороссийская»15, «Украйна, которая зовется Малою Россией»16; правобережье Днепра именовалось «Польской Украйной»17. Малороссия и Слободская Украйна в российском законодательстве четко разделялись: «Малороссийских городов жители приезжают в Московское государство и в Украинные городы...»18.

2.

Как именовали жителей пограничных украин?

В Ипатьевской летописи под номером 6776 (1268) г. упоминаются жители польского пограничья — «Ляхове оукраиняне» («.и зане весть бяхоуть подали им Ляхове оукраиняне»). В русско-литовских договорах и посольских документах середины XV — первой трети XVI в. называются «вкраинъные люди», «Украиные наши люди», «украинные слуги», «украинные люди», «украинники», т. е. жители Смоленска, Любутска, Мценска19. В польских документах с конца XVI в. значатся «старосты наши Украйные», «паны воеводы и старосты Украинные», «люди Украинные», «обыватели Украинные», «Козаки Украинные», «Украинные сенаторы»20. В таком именовании не было никакого этнического оттенка. В документах также упоминаются «Украинские ратные люди» и «Украинные места» Крымского ханства21. Жители Руси (и польские, и московские подданные) по-прежнему именовали себя русскими, так же их именовали и иноплеменники. В польских и русских источниках того же времени называются «церкви Русские» в Луцке22, «Духовенство Руское» и «релия [религия, вера] Руская»23, а также «народ наш Руский» (тут же — «обыватели тутейшие Украинные»)24, «Русин», «Люди Русте», «Руские люди»25. В тексте Гадячского договора Выговского с Польшей говорится о населении Украины как о «народе Руском» и «россиянах»26. Подданные Московского государства именовали себя так же: «Руские люди»27, «твои великого государя ратные люди, Руские и Черкасы»28. Иностранцы именовали московских подданных либо «русскими» (Я. Велевиц-кий, О. Будило, И. Кильбургер, Ю. Крижанич), либо «московитами» (А. Мейенберг), либо одновременно обоими терминами (Р. Ченслор, Дж. Горсей, Г. Штаден, А. Олеарий, С. Маскевич).

3.

Где и как впервые стало употребляться слово «украинцы»?

В Московском государстве «украинцами» изначально называли воинских людей (пограничников), несших службу на окской Украйне — в Верхнем и Среднем Поочье — против крымцев. В марте 1648 г. московский думный дьяк Иван Гавренёв написал в Разрядный приказ записку о приготовлении к докладу ряда дел, в которой, в частности, под шестым пунктом было кратко сказано: «Украинцев, кто зачем живет, не держать и их отпустить»29. Слово «украинцы» думный дьяк никак не пояснял; очевидно, в Москве оно было на слуху и в пояснении не нуждалось. Что оно означало, становится ясно из последующих документов. Весной 1648 г. в связи со слухами о грядущем нападении крымцев на московские границы был объявлен сбор воинских людей украинных городов — Тулы, Каширы, Козлова, Тарусы, Белева, Брянска, Карачева, Мценска. В наказе воеводам Буйносову-Ростовскому и Вельяминову от 8 мая, составленном по докладу дьяка Гав-ренёва, в частности, было сказано: «.в те города воеводам отписать же, чтоб воеводы детей боярских и дворян и всяких служилых людей на государеву службу выслали к ним тотчас»30. На службе Московского государства в 1648 г. уже состояли малороссийские казаки, но они именовались не «украинцами», а «черкасами» (о них также говорится в записке Гавренёва).

Употребление слова «украинцы» в Московском государстве не позднее II половины XVI в. видно из того, что в рязанских платежных книгах 1594-1597 гг. упоминаются Украинцовы — дворяне Каменского стана Пронского уезда31. В грамоте 1607 г. упоминается служилый человек Григорий Иванов сын Украинцов, получивший от царя Василия Шуйского поместье в Ряжском уезде (современная Рязанская область)32. Хорошо известен также думный дьяк Е. И. Украинцев (правильнее: Украинцов33; 1641-1708), подписавший в 1700 г. Константинопольский мирный договор России с Османской империей. В 1694 г. Емельян Украинцов составил для Разрядного приказа родословную рода Ук-раинцовых, в соответствии с которой основателем фамилии был рязанский дворянин середины XVI в. Фёдор Андреев сын Лукин по прозвищу Украинец; его отец был «испомещен на Рязани»34, то есть несколько восточнее вышеупомянутых городов окской Украйны, в результате чего и могло возникнуть отличительное прозвище «Украинец», а затем и фамилия «Украинцовы». Скорее всего, Федор Украинец не был личностью мифологической: именно его внуки упоминались в книгах 1594-1597 гг., а правнук — в грамоте 1607 г. Сама окская Украйна формировалась еще для обороны от ордынцев и приобрела особое значение с начала XVI в. в связи с частыми набегами крымцев. В 1492 г. «приходили тотаровя на украину на олексинские места»35. «Воеводы украин-ные и люди», успешно отразившие крымский набег «на великого князя украйну на тульские места», упоминаются уже в грамоте 1517 г.36 Против крымцев в 1507-1531 гг. в Туле, Кашире, Зарайске, Коломне были возведены крепости, размещены постоянные гарнизоны, украинным дворянам раздавались поместья. В 15411542 гг. активные боевые действия развернулись восточнее — под Пронском (на Рязанщине), что могло привести к переводу туда части украинных дворян.

Во II половине XVII в. служилые люди окской Украйны — «Украинцы дети боярские» и «Украинцы дворяне» — фигурируют в российском законодательстве весьма часто37. В повести об Азовском сидении «украинцы» упоминаются в том же смысле («ево государевы люди украиньцы», «воеводы государевы люди украинцы», «ево государевы люди руские украинцы»38). В разрядной книге, переписанной во II половине XVII в., значилось: «А пришед царь в Крым перед ним в другой четверг по велице дни, а возился на Тонких водах, а под украинцов пустил мурз дву или трех с малыми людьми языков добывали и про царя и великого князя проведывали»39. Жителей Малороссии «украинцами» не называли. Например, в Двинской летописи под 1679 г. фигурируют «Яким малороссиянин да Константин украинец»40.

По мере продвижения на юг российской границы слово «украинцы» с Поочьяраспространяется и на пограничных служилых людей Слободской Украйны. В 1723 г. император Петр Великий упоминает «Украинцов Азовской и Киевской губерний» — укра-инных служилых людей, в том числе и со Слободской Украйны. При этом он четко отличает их от «Малороссийского народа»41. В 1731 г. на Слобожанщине стала создаваться Украинская линия, защищавшая российские границы от крымцев. Анонимный автор «Записки о том, сколько я памятую о Крымских и Татарских походах», участник похода 1736 г. против крымцев писал о том, как татары сталкивались с «нашими легкими войсками (Запорожцами и Украинцами)»42. При императрице Елизавете Петровне из «Украинцов» формировались полки Слободской ландмили-ции43. В 1765 г. здесь была учреждена Слободская Украинская губерния (так именовалась Харьковская губерния в 1765-1780 и 1797-1835 гг.). В 1816-1819 гг. при Харьковском университете издавался весьма популярный «Украинский вестник».

4.

Когда и в каком смысле слово «украинцы» впервые стало употребляться в отношении Малороссии?

В I половине — середине XVII в. слово «украинцы» (Ukraincow) употребляли поляки — так обозначались польские шляхтичи на Украине44. М. Грушевский приводит цитаты из 2 донесений коронного гетмана Н. Потоцкого от июля 1651 г. в переводе с польского на современный украинский язык, в которых гетман употребляет термин «панове украшщ» для обозначения польских помещиков Украины45. Поляки никогда не распространяли его на русское население Украины. Среди крестьян с. Снятынка и Старое село (ныне — Львовская область) в польском документе 1644 г. упоминается некто с личным именем «Украинец» (Ukrainiec), а также «зять Украинца» (Ukraincow zi^c)4®. Происхождение такого имени не вполне понятно, но очевидно, что остальное население «украинцами», таким образом, не были.

С середины XVII в. этот термин из польских документов пропадает.

Московские послы А. Прончищев и А. Иванов, отправленные в Варшаву в 1652 г., отмечали в донесении, что в польской столице они встретили шестерых посланцев гетмана Б. Хмельницкого, среди которых был «Ондрей Лисичинский з Волыня, украинец, а ныне живет в Богуславе»46. Остальные представители Хмельницкого были уроженцами центральной или левобережной Украины. Примечательно, что среди всех послов «украинцем» был назван лишь один Лисичинский (шляхтич Андрей Лисовец47); таким образом, российские послы имели в виду, что Лисичинский по происхождению был польским шляхтичем, т. е. пользовались польской терминологией. Однако пояснять само это определение, вошедшее в официальный отчет, на Москве не было никакой потребности, оно было всем понятно.

Однако во II половине XVII в. московские подданные изредка начинают употреблять слово «украинцы» в отношении малороссийского казачества. Хорватский выходец Ю. Крижанич в 1659 г. по дороге в Москву несколько месяцев пребывал на Украине и составил две записки на малороссийские темы («Путно описание» и «Беседа ко черкасом»): в них часто употребляются понятия «черкасы» и «козаки», но термин «украинцы» отсутствует48. Однако позднее в своем труде, написанном в тобольской ссылке в 1663-1666 гг. (открыт и опубликован лишь в 1859 г.), Кри-жанич дважды употребил слово «украинцы» (в разном написании: 1 раз в именительном падеже — Ukrayinci, 1 раз в родительном падеже — Ukraincew) как синоним слов «черкасы» и «поднепряне». Крижанич также использовал понятие «запражане» (т. е. запорожцы)49. Свое сочинение, позднее получившее название «Политика», Крижанич писал латиницей на сочиненном им эклектичном языке — смеси церковнославянского, простонародного русского и литературного хорватского. Значительную часть слов он придумывал сам. Кроме того, часто слова одного значения, взятые из разных языков, употреблялись им как синонимы50. Слово «украинцы» Крижанич вполне мог заимствовать из разговорного русского языка (ударение и склонение делались им по правилам русского, а не польского языка). Возможно также предположение, что это понятие было самостоятельно сконструировано Крижани-чем на основе слова «Украина» (он родился в г. Бихач неподалеку от Крайны, где проживали краинцы, т. е. хорутане, или словенцы). Однако эта версия гораздо менее вероятна: под «Украиной» Крижанич понимал как «поднепровскую Украину» (na Podneprovskay Ukrayine), так и Сибирь (Ukrayina Russiae)51, где и находился в этот период, однако «украинцами» именовал только «черкасов».

5.

Когда и в каком смысле слово «украинцы» стали употреблять сами малороссияне?

С последней трети XVII в. слово «украинцы» в отношении как казаков, так и слободских украинцев появляется и в отошедшей к Русскому государству части Малороссии — в промос-ковских кругах казачьей старшины и духовенства. Наиболее ярким документом в данном отношении следует считать «Пересторогу Украины» (1669 г.) — публицистический трактат, написанный, скорее всего, наказным киевским полковником В. Дворецким. «Украинцами» автор именует казаков Правобережной Украины52, которым и адресовано послание (в качестве синонимов употребляются также «козаки», «панове козаки», «войска козацкие», «народ украинский»). В отношении всего малороссийского населения применяются понятия «народ рус(с)кий», «хртаяне русъкие», «русь» (ср. здесь же «москва и русь», «козаки и вся русь»); иногда понятия «Русь» и «русы» распространяются и на Московское государство. Автор текста демонстрирует хорошее знание ситуации внутри Российского государства. «Пересторога» была обнаружена в конце XIX в. в составе рукописного сборника Дворецких; убежденный сторонник пророссийской ориентации В. Дворецкий неоднократно бывал в Москве и получил там дворянство, именно в 1669 г. он бежал из-под ареста у гетмана Дорошенко, прибыл в российскую столицу, где имел аудиенцию у царя, и возвратился в Киев с жалованной грамотой53. «Пересторога» вполне могла быть написана в Москве (и не могла не быть согласована с российской властью), стиль самого документа схож с расспросными речами Дворецкого, собственноручно написанными им в российской сто-лице54. Сам текст трактата имеет сложный характер и структуру, а также явные следы смысловой правки. Понятие «украинцы» употребляется в тексте «Перестороги» именно в тех местах, где наиболее отчетливо проявляется пророссийская позиция автора — он как бы говорит со слов своих покровителей (например: «Надлежит и то взяти до уваги Украине, же гды и предъ тымъ бывала часто громлена, теды в царстве московскомъ украинце прибежище мевали, такж греки, и местца стых тамъ вспоможеня брали, бо теж инъде и не маш где <...> Царъ его млст до Украини ся штересуе, а вольносты, якие хто потребуе, надае, кто ему тылко верне голъдуе. Що обачит може кождый поза гранщею московскою, якъ живут украинце на волностях, обфити во всемъ»55).

Единожды слово «украинцы» (в значении казаков) употреблено в «Кроинике о земле Польской» (1673 г.) игумена Киево-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосия Софоновича, который был знаком с «Пересторогой»56. В письме архимандрита Новгорода-Северского Спасского монастыря Михаила Лежайского боярину А. Матвееву в 1675 г. сказано: «Не ведаю, за что порубежные воеводы наших Украинцов недавно изменниками зовут и некакую измену слышат, которую мы не видим; а если бы что было, я сам первой известил бы днем и ночью свету великому государю; изволь предварить, чтобы воеводы в таких мерах были опасны и таких вестей ненадобных не начинали и малороссийских войск не озлобляли; опасно, чтобы от малой искры большой огонь не запылал»57. Вполне очевидно, что архимандрит употребляет понятие, хорошо известное в Москве, и имеет в виду пограничных воинских людей (казаков) Украины.

В стихах малороссийского поэта Климентия Зиновьева, писавшего во времена Петра и Мазепы, единственный раз были упомянут «Украинец породы Малороссийской» (в собирательном смысле)58, то есть вводилось уточнение, о каких конкретно слободских «украинцах» шла в данном случае речь. Летопись С. В. Величко (составлена между 1720 и 1728 гг., отличается поэтическими преувеличениями, некритическим отношением к источникам и витиеватым языком) включает документ сомнительного происхождения, датируемый якобы 1662 г., — письмо запорожцев Ю. Хмельницкому. В документе содержатся следующие фразы: «Не забудь к тому же и того, что мы, войско низовое запорожское, скоро поднимемся на тебя, а вместе с нами встанут и все обабочные украинцы, наша братия, и премногие другие пожелают отомстить тебе за обиды и разорения. В какой час и с какой стороны налетит на тебя вихорь и подхватит и унесет тебя из Чигирина, ты и сам не узнаешь, а поляки и татары далеко будут от твоей обороны»59. «Украинцами» названы казаки обоих берегов Днепра. Население Малороссии в целом Величко именовал «народом козако-руським»60. В Лизогубовской летописи (по В. С. Иконникову — 1742 г.61) были упомянуты «поднестряне и забужане и иные украинцы»62; таким образом, «украинцами» здесь именовались казаки — воинские люди различных окраин Малороссии.

Выходец из известного малороссийского рода Я. М. Маркович (1776-1804) в своих «Записках о Малороссии, ее жителях и произведениях» (СПб., 1798) писал, что территория «между реками Остром, Супоем, Днепром и Ворсклой» (т. е. Полтавщина и юг Черниговщины) «известна под именами Украины, Степи и Полем, отчего и тамошних жителей называют Украинцами, Степо-виками и Полевиками». Маркович также называл их «степными Малороссиянами» и полагал, что они произошли от русских или половцев, которые приняли казачий образ жизни; их потомков польский король Стефан Баторий расселил против крымских татар «при обоих берегах Днепра». «От сих Козаков произошли и Украинцы, составлявшие прежде Малороссийское войско: остатки оного суть нынешние Козаки; но они уже не воины, а сельские жители», — отмечал Маркович. Он также сообщал, что эти «украинцы», хотя и стали расселяться по Екатеринославской и Новороссийской губерниям, но, тем не менее, составляли особое сословие и не смешивались с малороссиянами63.

6.

Когда «украинцами» начали называть всё население Украины-Малороссии?

Обозначение «украинцами» малороссийского казачества сохранялось в XVIII в. и вне Малороссии. Вольтер в своей «Истории Российской империи при Петре Великом» два раза употребляет понятие «les Ukraniens» (в главах 1 и 17), отмечая, что они именуются казаками («соединившаяся орда из древних роксалан, сарматов и татар»). Вслед за Вольтером в критических замечаниях на его труд об «украинцах» упоминает и М. В. Ломоносов64.

Однако вскоре в литературных трудах появляется и расширительная трактовка. Выдающийся военный инженер генерал-майор А. И. Ригельман (1720-1789) — обрусевший немец, служивший в 1745-1749 гг. в Малороссии и на Слободской Украйне, — выйдя в отставку и на склоне лет поселившись под Черниговом, написал «Летописное повествование о Малой России и ее народе и козаках вообще» (1785-1786). Как уже было сказано, на Черниговщине жили казаки, в отношении которых использовалось именование «украинцев». Ригельман впервые распространил именование «украинцев» на население всей Украины-Малороссии. Понятия «украинцы» и «малороссияне», так же как «Украина» и «Малороссия» для обозначения Поднепровья, использовались историком как тождественные. «Украинцев» Ригельман считал частью «россиян»65. Рукопись Ригельмана была хорошо известна историкам и привлекалась к исследованиям (в частности, Д. Н. Бантыш-Каменским в его «Истории Малой России»), однако никто из малороссийских историков — современников Ригельмана (П. Симоновский, С. Лукомский и др.) слово «украинцы» в таком значении не употреблял.

Польский граф-эмигрант, впоследствии российский чиновник, Ян Потоцкий (1761-1815) издал в 1795 г. в Париже на французском языке хрестоматию отрывков из античных и раннесредневековых писателей под названием «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах». Во введении он привел список славянских народов, среди которых фигурировали «украинцы» или «малороссы» — отдельный от «русских» славянский народ, в древности разделявшийся на 4 племени: полян, древлян, тиверцев и северян. Потоцкий впервые (эпизодически) использовал слово «украинцы» как этноним. Интересно отметить, что оно фигурирует всего 3 раза, но сразу в двух формах написания (les Uckrainiens, les Ukrainiens). По мнению польского графа, русский народ происходил от словен новгородских, а кривичи, дреговичи и бужане влились в состав украинского, русского и отчасти польского народов. «Племена Галича и Владимира» (Галиции и Волыни) производились Потоцким от сарматов66. Более к украинской теме автор не возвращался, а сама концепция ни в других трудах Потоцкого, ни у его современников развития не получила.

Почины Ригельмана и Потоцкого восприняты не были. Слово «украинцы» в исторических, литературных и политических произведениях до середины XIX в. продолжало употребляться в прежних значениях. Харьковский писатель

И. И. Квитка67, одесский историк А. Скальковский68, а также А. С. Пушкин (вероятно, вслед за Марковичем и Квиткой) именовали «украинцами» малороссийских казаков. В драме «Борис Годунов» (1825) Г. Отрепьев говорит о себе: «И наконец из келии бежал / К украинцам, в их буйные курени, / Владеть конем и саблей научился.» (сцена «Ночь. Сад. Фонтан»). Отсюда видно, что в русском варианте слово изначально имело ударение на второй слог (укрАинец), в то время как в польском (по правилам польского ударения) — на предпоследний (украИнец).

Использовалось и прежнее петровское значение слова. Декабрист П. И. Пестель (1792-1826) в своей «Русской Правде» делил «народ русской» на пять «оттенков», различаемых, по его мнению, лишь «образом своего управления» (т. е. административным устройством): «россиян», «белорусцев», «русснаков», «малороссиян» и «украинцев». «Украинцы», как отмечал Пестель, населяют Харьковскую и Курскую губернии69. Харьковский драматург Г. Ф. Квитка (Основьяненко) (1778-1843), племянник И. И. Квитки, в небольшом очерке «Украинцы» (1841) писал: «Народы, населившие нынешнюю Харьковскую губернию, большею частью были украинцы и имели с малороссиянами один язык и одни обычаи, но со времени своего здесь поселения значительно отклонились от них до заметной разности.»70.

Расширительная трактовка использовалась достаточно случайно. К. Ф. Рылеев, три года проживший среди слобожан, в набросках своей поэмы «Наливайко» (1824-1825) писал: «.Поляк, еврей и униат // Беспечно, буйственно пируют, // Все радостью оживлены; // Одни украинцы тоскуют.». Этот отрывок («Весна») был впервые опубликован только в 1888 г.71 В 1834 г. молодой ученый-ботаник М. А. Максимович издал в Москве «Украинские народные песни», в комментариях к которым писал: «Украинцы или Малороссияне составляют восточную половину Южных или Черноморских Руссов, имевшую своим средоточием богоспасаемый град Киев»72. Однако позднее, принявшись за изучение истории и культуры Малороссии, Максимович сузил понятие «украинцы»: по его мнению, так именовались потомки полян73 — казаки74 и жители Среднего Поднепровья75. Максимович не считал «украинцев» особым этносом.

7.

Когда под «украинцами» стали понимать отдельный славянский народ (этнос)?

На рубеже 1845-1846 гг. в Киеве по инициативе молодого профессора Университета св. Владимира Н. И. Костомарова (ученика Максимовича) возникло «Кирилло-Мефодиевское братство», поставившее перед собой задачу борьбы за создание славянской федерации, куда должна была войти и свободная Украина. В Уставе братства Костомаров написал: «Принимаем, что при соединении каждое славянское племя должно иметь свою самостоятельность, а такими племенами признаем: южно-руссов, северно-руссов с белоруссами, поляков, чехов с [сло] венцами, лужичан, иллиро-сербов с хурутанами и болгар»76. Таким образом, автор Устава использовал искусственное слово «южно-руссы», противопоставленное им «северно-руссам с белоруссами». Однако сторонник Костомарова Василий Белозерский написал пояснительную записку к Уставу, в которой содержалась следующая фраза: «Ни одно из славянских племен не обязано в той мере стремиться к самобытности и возбуждать остальных братьев, как мы, Украинцы»77. Именно с этого документа можно вести историю употребления слова «украинцы» в этническом смысле.

Белозерский, черниговский уроженец и преподаватель истории, не мог не знать рукопись Ригельмана, хранившуюся у его сына, черниговского поветового маршала А. А. Ригельмана, и активно использовавшуюся историками. Его брат Н. А. Ригельман (чиновник канцелярии киевского генерал-губернатора, сотрудник Временной комиссии для разбора древних актов) дружил с членами «Кирилло-Мефодиевского братства». В 1847 г. рукопись была, наконец, напечатана в Москве О. М. Бодянским — еще одним их хорошим знакомым. После появления записки Белозерского Костомаров написал свою прокламацию «Братья Украинцы», в которой говорилось следующее: «.Мы принимаем, что все славяне должны между собою соединиться. Но так, чтоб каждый народ составлял особенную Речь Посполитую и управлялся не слитно с другими; так, чтоб каждый народ имел свой язык, свою литературу, свое общественное устройство. Такими народами признаем: Великороссиян, Украинцев, Поляков, Чехов, Лужичан, Хорутан, Иллиро-сербов и Болгар. (...) Вот братья Украинцы, жители Украины обоих сторон Днепра, мы даем вам это размышление; прочитайте со вниманием и пусть каждый думает, как достигнуть этого, и как бы лучше сделать.»78. Оборот «обе стороны Днепра» часто употреблялся и в труде Ригельмана79, вдохновившем Белозерского и Костомарова (в других доступных им работах говорилось об «обоих берегах», а не «обеих сторонах», а кроме того отсутствовала расширительная трактовка понятия «украинцы»).

Интересна также эволюция употребления слова «украинцы» у другого участника «Братства» — П. А. Кулиша. В 1845 г. Кулиш (в тогдашнем написании: Кулеш) приступил к публикации в журнале «Современник» своего романа «Черная рада». В первоначальной версии (на русском языке) упоминались «Малороссийский народ», «Малороссияне», «Южно-Русский народ», «Украинский народ», присущий им «дух Русский», а также указывалось, что жители Украины — «Русские». «Украинцами» в романе, как повелось с конца XVII — XVIII в., именовались малороссийские казаки80. Это слово также встречалось и в более ранних произведениях Кулиша. Например, в повести «Огненный змей» содержалась следующая фраза: «Народная песня для Украинца имеет особенный смысл»81. Повествование было связано с местечком Воронеж близ Глухова (родиной самого Кулиша) — на границе с Слобожанщиной и недалеко от мест, где, по Марковичу, селились потомки казаков. Важно отметить, что в другом труде Кулишом восхвалялись именно «козацкие песни»82. Представления Кулиша, таким образом, были близки взглядам Максимовича. Однако именно с 1846 г. Кулиш наполняет слово «украинцы» иным смыслом. С февраля этого года (то есть одновременно или сразу после появления записки Белозерского) он начал печатать в петербургском журнале «Звездочка» свою «Повесть об украинском народе». В ней фигурировали «народ Южнорусский, или Малороссийский» и «Южноруссы, или Украинцы». Автор отмечал, что этот особый славянский народ, проживающий в России и Австрии, и от «севернорусских» отличается «языком, одеждою, обычаями и нравами», а история его начиналась еще с князя Ас-кольда. Интересно, что в последнем абзаце своего труда Кулиш все-таки отметил, что «козаки-поселяне, потомки городовых козаков (...) отличаются от прочих Украинцев чистотою народного типа»83.

Однако употребление слова «украинцы» в этническом смысле в середине XIX в. было случайным и столь же искусственным, как и понятия «южноруссы». Оба эти понятия в равной степени не считались самоназваниями. Примечательно, что один из наиболее радикально настроенных участников «Братства» Т. Г. Шевченко никогда словом «украинцы» не пользовался84. С 1850-х гг. Кулиш употреблял его в своих исторических работах наряду с «малоруссами», «южными русичами», «польскими русичами»85. При этом он отказался от представления «украинцев» как этноса и писал так: «Северный и Южный Русский народ есть одно и то же племя»86. В частной переписке «украинцы» четко отделялись им от «галичан»87. Пересмотрев свои прежние взгляды, Костомаров в 1874 г. писал: «В народной речи слово «украинец» не употреблялось и не употребляется в смысле народа; оно значит только обитателя края: будь он поляк, иудей — все равно: он украинец, если живет в Украйне; все равно, как, напр., казанец или саратовец значит жителя Казани или Саратова». Касаясь исторической традиции словоупотребления, историк, кроме того, отмечал: «Украина значила (...) вообще всякую окраину. Ни в Малороссии, ни в Великороссии это слово не имело этнографического смысла, а имело только географический»88. Филолог М. Левченко на основании собственных этнографических изысканий и в соответствии с мнением Максимовича указывал, что «украинцы — жители Киевской губернии, которая называется Украиною». По его словам, они были частью «южнорус-сов» или «малоруссов», которых правильнее было бы называть «русинами»89.

Также сохранялось представление конца XVII — XVIII в. о казацкой этимологии слова «украинцы». В стихотворении П. Чубинского (1862), положенном в основу современного гимна Украины, говорилось: «Ще не вмерли в Укра!ш ш слава, ш воля, / Ще нам, браття украшщ, усм1хнеться доля! (...) I покажем, що ми, браття, козацького роду». Несколько позднее в журнале «Киевская старина» было опубликовано стихотворение неизвестного автора «Ответ малороссийских козаков украинским слобожанам [Сатира на слобожан]», в котором для обозначения казаков фигурировало слово «украинцы». Текст стихотворения якобы был найден в глуховском архиве Малороссийской коллегии, он не имел датировки, но был связан с событиями 1638 г. и представлялся как достаточно древний. Однако оригинал текста «Ответа» неизвестен, а его стиль позволяет судить, что на самом деле произведение было создано незадолго до публикации90. Стоит отметить, что Костомаров, в частности, считал присутствие слова «украинцы» в изданных текстах старых малороссийских песен одним из признаков подложности91.

Историк С. М. Соловьев еще в 1859-1861 гг. использовал слово «украинцы» для обозначения жителей различных российских окраин — как сибирских, так и днепровских92. Гр. А. К. Толстой в своей сатирической «Русской истории от Гостомысла до Тимашева» (1868) написал о Екатерине II, распространившей крепостное право на Малороссию: «.И тотчас прикрепила / Украинцев к земле». В отличие от подобного словоупотребления радикальный публицист В. Кельсиев пользовался этим понятием для обозначения галичан-украинофилов93.

На рубеже XIX-XX вв. слово «украинцы» обычно использовалось не в этническом, а в географическом смысле (вслед за Ри-гельманом, поздним Кулишом и поздним Костомаровым), обозначая население Украины. В географическом значении понятие «украинцы» начал активно употреблять общественный деятель М. П. Драгоманов (1841-1895). В своих работах, публиковавшихся с 1880-х гг., Драгоманов сперва различал «украинцев» («российских украинцев», «украинцев-россиян») и «галицко-руський народ» («галичан», «русинов»)94, однако позднее объединил их в «русинов-украинцев»95. Предками «украинцев» Драгоманов считал полян96. Как бы то ни было, в границы «Украинской земли» им включались территории Малороссии, Новороссии (без Крыма), Донской и Кубанской областей, Полесья, Галиции и Под-карпатья97. Племянница Драгоманова поэтесса Л. Косач-Квитка (1871-1913; псевдоним: Леся Украинка) также различала «украинцев» и «галичан» («галицких русинов»), но считала их одним народом98. Интересно, что перевод на немецкий язык собственного стихотворения «To be or not to be?..» (1899) Леся Украинка подписала так: «Aus dem Kleinrussischen von L. Ukrainska» (дословно: «С малороссийского Л. Украинской»)99. Иными словами, свой псевдоним Л. Косач-Квитка понимала не в этническом, а в географическом смысле (жительница Украины-Малороссии). И. Франко, писавший о едином «украинско-руськом народе», называл себя «русином»100.

В период Первой мировой войны русское военное начальство различало «русинов» (галичан) и «украинцев», понимая под последними военнослужащих Легиона украинских сечевых стрельцов (УСС): «Кременецким полком в районе Макувки взяты 2 русин из батальона Долара. Они показали, что на той же высоте находятся две роты украинцов Сечевиков, у которых некоторые офицерские должности заняты женщинами»101.

8.

Когда началось активное употребление слова «украинцы» в современном этническом значении?

Профессор Лембергского (Львовского) университета (в 18941914 гг.), впоследствии председатель Украинской Центральной Рады и советский академик М. С. Грушевский (1866-1934) в своей «Истории Украины-Руси» (10 томов, издавались в 1898-1937 гг.) попытался использовать слово «украинцы» в этническом значении. Грушевский активно вводил понятия «украинские племена» и «украинский народ» в историографию Древней Руси и догосударственного периода. Вместе с тем в его «Истории» слово «украинцы» («украинец») употребляется применительно к событиям до XVII в. весьма редко. При этом очень часто упоминаются термины «руський» и «русин», синонимом которых у Грушевского и выступает понятие «украинец»102. В своей политической деятельности Грушевский и его единомышленники начали активное использование этого слова в еженедельнике «Украинский вестник» (выходил в 1906 г. в Петербурге) и журнале «Украинская жизнь (выходил в 1912-1917 гг. в Москве). Только в начале ХХ в. начинается противопоставление понятий «украинец» и «малоросс».

Лишь после победы Февральской революции 1917 г. в России слово «украинцы» постепенно стало приобретать повсеместное хождение. В официальных документах оно по-прежнему использовалось редко — в универсалах «Центральной Рады» оно фигурирует лишь дважды, причем используется произвольно, по мере изменения политической конъюнктуры. Во II Универсале (3 июля 1917 г.) «украинцы» понимаются в географическом смысле: «Громадяне землi Украгнськог. (...) Що торкаеться комплектовання вшськових частей, то для сього Центральна Рада матиме сво!х представнишв при кабшеп Вшськового Мш1стра, при Генеральшм Штаб1 i Верховному Головнокомандуючому, яш будуть брати участь в справах комплектування окремих частин виключно украгнцями, посшльки таке комплектування, по опредшенню Вшськового Мшштра, буде являтись з техшчного боку можливим без порушення боеспособности армп». III Универсал (7 ноября 1917 г.), вышедший уже после захвата власти в Петрограде большевиками, придавал слову «украинцы» этническое значение: «Народе украшський i вш народи Украши! (...) До територп Народньо! Украшсько! Республ1ки належать земл1, заселеш у бшьшости Украгнцями: Кшвщина, Под1ля, Волинь, Чершпвщина, Полтавщина, Харшвщина, Катеринославщина, Херсонщина, Тавр1я (без Криму)»103.

В этническом смысле и как самоназвание слово «украинцы» на официальном уровне окончательно укоренилось лишь с созданием УССР. В Галиции это произошло только после вхождения ее территории в состав СССР/УССР в 1939 г., в Закарпатье — в 1945 г.

Итак:

• Изначально (с XVI в.) «украинцами» именовались пограничные служилые люди Московского государства, несшие службу по Оке против крымцев.

• Со II половины XVII в. под российским влиянием понятие «украинцы» распространилось на слобожан и малороссийских казаков. С этого времени его постепенно стали употреблять и в самой Малороссии.

• К концу XVIII в. относятся первые попытки русских и польских литераторов употреблять слово «украинцы» в отношении всего малороссийского населения.

• Использование слова «украинцы» в этническом смысле (для обозначения отдельного славянского этноса) началось с середины XIX в. в кругах российской радикальной интеллигенции.

• «Украинцы» как самоназвание укоренилось только в советское время.

Таким образом, возникнув не позднее XVI в. и постепенно распространяясь от Москвы до Закарпатья, слово «украинцы» полностью поменяло свой смысл: изначально означая пограничных служилых людей Московского государства, оно, в конечном счете, приобрело значение отдельного славянского этноса.

1 Автор выражает признательность О. Неменскому, Д. Степанову, А. Яременко и Е. Горбатову за помощь и ценные соображения, высказанные в процессе подготовки этой работы.

2 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950 (ДДГ). С. 160 (1449 г.), 329, 332 (1494 г.).

3 Там же. С. 334, 339.

4 Сборник Императорского Русского Исторического Общества (Сборник ИРИО). Т. 41. СПб., 1884. С. 119 (1491 г.); Т. 95. СПб., 1895. С. 103 (1514/15 г.).

5 Акты Московского государства (АМГ). Т. 1. СПб., 1890. С. 9.

6 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. 5. // Сборник ИРИО. Т. 142. СПб., 1913. С. 66, 71 (1610 г.). Такое же понятие использовали поляки (Там же. С. 235).

7 Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966. С. 92, 101, 106 и др.

8 Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею. Т. 10. Записные книги Московского стола. 1636-1663 гг. СПб., 1888. С. 6, 127, 310; Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966. С. 213 и др.

9 Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 3. М., 1989. С. 101 (1596 г.).

10 10 Там же. С. 40 (1592 г.).

11 Полное Собрание Законов Российской Империи. Издание 1-е. СПб., 1830 (ПСЗ). Т. 1. С. 248-255, 260, 265-266, 284-285, 323, 665, 979; ПСЗ. Т. 2. С. 32, 900 и т. д.

12 ПСЗ. Т. 1. С. 607.

13 Напр.: ПСЗ. Т. 1. С. 979; АМГ. Т. 2. СПб., 1894. С. 101 (1638 г.).

14 14 Архив Юго-Западной России (Архив ЮЗР). Ч. 3. Т. 1. Киев, 1863. С. 4 (1568 г.), 196 (1614 г.), 201 (1617 г.).

15 ПСЗ. Т. 1. С. 466.

16 1в Там же. Т. 2. С. 159.

17 Там же. Т. 11. С. 959.

18 Там же. Т. 1. С. 973. См. также: С. 499, 930, 1018-1019; Т. 2. С. 876.

19 19 ДДГ. С. 160 (1449 г.), 329 (1494 г.); Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. 1. // Сборник ИРИО. Т. 37. СПб., 1882. С. 195 (1495 г.), 249, 251, 262 (1498 г.), 323 (1501 г.), 337 (1502 г.), 353, 357, 379, 437 (1503 г.), 558, 592, 594 (1520 г.), 734, 754 (1526/7 г.).

20 Архив ЮЗР. Ч. 3. Т. 1. С. 5, 28, 64 (1593 г.), 254 (1618 г.), 317 (1631 г.), 357 (1635 г.); Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России (АЮЗР). Т. 3. СПб., 1861. С. 142.

21 ПСЗ. Т. 1. С. 844; Т. 2. С. 392.

22 Архив ЮЗР. Ч. 3. Т. 1. С. 143 (1598 г.).

23 АЮЗР. Т. 1. СПб., 1863. С. 261.

24 Там же. С. 340, 342 (1632 г., инструкция депутатам сейма).

25 Там же. С. 282; Т. 2. СПб., 1865. С. 1; Т. 7. СПб., 1872. С. 236.

26 См. малороссийский черновик договора: Там же. Т. 4. СПб., 1863. С. 142.

27 Там же. Т. 3. С. 133, 148 и далее.

28 Там же. Т. 7. С. 261.

29 АМГ. Т. 2. С. 198.

30 Там же. С. 206.

31 Писцовые книги Рязанского края. XVI век. Под ред. В. Н. Сторожева. Т. 1. Вып. 1. Рязань, 1898. С. 67, 333.

32 Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века. Сост. А. В. Антонов. Т. 3. М., 2002. С. 367.

33 АЮЗР. Т. 12. СПб., 1882. Стб. 296-297 и далее.

34 РГАДА. Ф. 286. Оп. 1. Д. 433. Л. 287-293 об. Опубл.: О роде Украинцевых. Сост. В. К. Малиновский (http://www.actlab.ru/text/rod_ukrainzevych.pdf). С. 15-23.

35 Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 32.

36 Сборник Императорского Русского Исторического Общества. Т. 95. СПб., 1895. С. 477, 480.

37 ПСЗ. Т. 1. С. 903-904; Т. 2. С. 96-97, 346, 556, 610-613. См. также: Материалы Русского государства в конце XVII в. // Исторический архив. Т. VII. М.-Л., 1951. С. 315, 360.

38 Сказание об Азовском сидении, как Донские казаки сидели в осаде от Турок во граде Азове, пять тысяч человек против триста тысяч человек // Русский архив. № 8. М., 1898. С. 491; Орлов А. С. Исторические и поэтические повести об Азове (взятие 1637 г. и осадное сидение 1641 г.). Тексты. М., 1906. С. 139. Вторая редакция Поэтической повести, содержащей упоминания «украинцев», датируется второй половиной XVII — началом XVIII в. (см.: Орлов А. С. Ук. соч. С. 117).

39 Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 3. М., 1978. С. 515 (1556 г.). Список М. А. Оболенского (РГАДА. Ф. 201. Д. 85).

40 Титов А. А. Летопись Двинская. М., 1889. С. 42.

41 4* ПСЗ. Т. 7. С. 44, 47-48, 51-52. При Петре Киевская губерния наряду с прочим включала в себя территорию современных Курской, Брянской и Орловской областей, часть Харьковской и Белгородской, Азовская — остальные части Харьковской и Белгородской областей.

42 Записка о том, сколько я памятую о Крымских и Татарских походах. Одесса, 1836. Цит. по: Скальковский А. История Новой-Сечи, или последнего Коша Запорожского. Одесса, 1846. Т. 2. С. 96.

43 ПСЗ. Т. 11. С. 901.

44 Zbior pamigtnikow historycznych o dawnej Polscze z rekopismow, tudziez dziel w roznych jgzykach o Polszcze wydanych, oraz z listami oryginalnemi krolow i znakomitych ludzi w kraju naszym. Lwow. 1833. T. 6. S. 161-162 (1625 г.), 299 (1619 г.).

45 Грушевський М. С. 1стор1я Украши-Руси. Т. 9. Кн. 1. Киев, 1997. С. 310, 342. Грушевский также указывает на наличие этого слова в польском документе 1625 г. (Там же. Т. 7. Киев, 1995. С. 546). Вместе с тем ссылка Грушевского на русский документ 1631 г., в котором якобы тоже фигурирует понятие «украинцы» (Там же. Т. 8. Киев, 1995. С. 132), неверна.

46 Там же. Т. 3. С. 170.

47 См.: Кривошея В. В. Козацька старшина Кропивнянського полку доби Национально! революцп середини XVII ст. // Плея: науковий вюник. Збiрник нау-кових праць. Вип. 38. Ки!в, 2010; http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/ Gileya/2010_38/Gileya38/I1_doc.pdf

48 Собрание сочинений Ю. Крижанича. Вып. 1. М., 1891. С. 7-13.

49 Оригинал рукописи: РГАДА. Ф. 381. Ед. хр. 1799. Стр. 16, 184 (авторская нумерация). Опубл. на кириллице: Бессонов П. Русское государство в половине XVII века. Рукопись времен царя Алексея Михайловича. / Приложение к № 1 Русской беседы за 1859 г. С. 9, 13, 35; Приложение к № 3 Русской беседы за 1859 г. С. 36-37; опубл. на латинице: Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 25, 28, 46, 235. В издании 1965 г. отрывок со вторым упоминанием слова «украинцы» опущен.

50 Зеленин В. В. Рукопись «Политики» // Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 698-699. См. также с. 701.

51 Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 55, 237.

52 Это признает и сам публикатор (см.: Мыцык Ю. А. Украинский историко-политический трактат 1669 года как памятник публицистики // Актуальные историографические проблемы отечественной истории XVII-XIX вв. Днепропетровск, 1982. С. 92).

53 Мицик Ю. Перший украшський юторико-полггичний трактат // Украшський ю торичний журнал. 1991. № 5. С. 133-137.

54 АЮЗР. Т. 9. СПб., 1877. Стб. 161-164.

55 Мицик Ю. Перший украшський ю торико-полишчний трактат // Украшський ю торичний журнал. 1991. № 5. С. 135, 136.

56 Софонович ФеодосШ. Кроиника о земли Польской. Л. 87 об. // Хрошка з ль тописщв стародавшх. Ки'в, 1992; http://litopys.org.ua/sofon/sof18.htm

57 АЮЗР. Т. 12. Стб. 83. С. М. Соловьев цитирует это письмо, но не вполне точно (см.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 6. Т. 12. М., 1995. Гл. 3. С. 517).

58 Климентий // Основа. СПб., 1861. Январь. С. 197.

59 Летопись событий в Юго-западной России в XVII в. Составил Самуил Величко, бывший канцелярист канцелярии войска запорожского. 1720. Т. 2. Киев, 1851. С. 33. О сомнениях в достоверности документов, цитируемых Величко, см.: Иконников В. С. Опыт русской историографии. Т. 2. Кн. 2. Киев, 1908. С. 1595-1596; Величко С. Лггопис. / Пер. з книжно! укра!нсько! мови, ко-мент. В. О. Шевчука; Вщп. ред. О. В. Мишанич. Киев, 1991. Т. 2. Раздел 3. Сн. 65; http://izbornyk.org.ua/velichko/vel20.htm

60 Величко С. Лпюпис. Т. 1. Раздел 10 и др.; http://izbornyk.org.ua/velichko/vel05.htm

61 Иконников В. С. Ук. соч. С. 1602.

62 Сборник летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси, изданный Комиссиею для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе. Киев, 1888. С. 19. См. также «Краткое описание» 1783 г. (Южнорусские летописи, открытые и изданные Н. Белозерским. Т. 1. Киев, 1856. С. 72).

63 Маркович Я. М. Записки о Малороссии, ее жителях и произведениях. СПб., 1798. С. 39-40, 47, 49.

64 Замечания на первый том «Истории Российской империи при Петре Великом» Вольтера // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 6. М., 1952. С. 362. Рукопись датируется 1760 г., впервые опубликована была только в 1829 г.

65 Ригельман А. И. Летописное повествование о Малой России и ее народе и ко-заках вообще. М., 1847. С. 8, 13 и далее; http://litopys.org.ua/rigel/rig02. htm#pred

66 Potocki, Jan. Fragments historiques et geographiques sur la Scythie, la Sarmatie et les slaves. Brunsvic, 1796 [1-е изд.: Paris, 1795]. P. 3-4.

67 И-я Кв-ка. О Малой России // Украинский вестник (Харьков). 1816. № 2. С. 306-307.

68 Скальковский А. Наезды гайдамак на Западную Украину в XVIII столетии. 1733-1768. 1845. С. 11, 31; Он же. История Новой-Сечи, или последнего Коша Запорожского. Одесса, 1846. Т. 1. С. 196, 226, 227, 263, 325, 348, 349; Т. 2. С. 31, 40, 96, 275; Т. 3. С. 288.

69 Пестель П. И. Русская правда [2-я ред.] // Конституционные проекты в России. XVIII — начало XX в. М., 2000. С. 518; http://vivovoco.astronet.ru/VV/ law/vv_pes_w.htm

70 Квгтка-Основ'яненко Г. Ф. Зiбрання творiв. В 7 т. Киев, 1981. Т. 7. С. 84.

71 Архипова А. В. О текстологии К. Ф. Рылеева (как печатать поэму «Наливайко») // Русская литература. 2001. № 1. С. 125-129.

72 Максимович М. А. Собрание сочинений. Т. 1. Киев, 1876. С. 838.

73 Там же. Т. 1. Киев, 1876. С. 138, 655; Т. 3. Киев, 1880. С. 365.

74 Там же. Т. 1. Киев, 1876. С. 352, 361, 364, 436-437, 439, 451, 488, 647, 649, 652, 752, 768, 770, 782, 791, 823-824, 829.

75 Там же. Т. 1. Киев, 1876. С. 105, 593; Т. 3. Киев, 1880. С. 233, 243, 262, 266, 320.

76 Русский архив. 1893. № 7. С. 399-401; http://izbornyk.org.ua/rizne/kmt01.htm

77 Грушевський М. С. З щеологп кирило-мефодн'вщв // Укра!на: Науковий трь-охмюячник укра!нознавства. 1914. Кн. 1. С. 78-83; http://izbornyk.org.ua/ rizne/kmt06.htm

78 Былое. 1906. № 2. С. 67-68; http://litopys.org.ua/rizne/kmt01.htm (см. фотокопию оригинала прокламации).

79 Ригельман А. И. Летописное повествование о Малой России и ее народе и ко-заках вообще. М., 1847. С. 16, 17, 25 и далее.

80 Кулеш П. А. Пять глав из Черной Рады // Современник. Т. 37. СПб., 1845. С. 332, 333, 335, 336, 340, 343, 347; Т. 38. СПб., 1845. С. 31, 157.

81 Кулиш П. А. Огненный змей (повесть из народных преданий) // Сочинения и письма П. А. Кулиша. Т. 5. Киев, 1910. С. 52.

82 Кулиш П. А. Повесть об украинском народе // Звездочка. 1846. № 2. С. 82.

83 Там же. С. 69, 70; № 7. С. 14.

84 Экс-президент Украины Л. Д. Кучма в своей книге «Украина — не Россия» (М., 2003) написал: «Никто бы не смог оспорить слово, особенно такое важное, как «украинцы», после того как его употребил Шевченко. (...) Своими стихами Шевченко узаконил слова «украинец» и «украинцы» (С. 78, 275). Однако в действительности примеры употребления в стихах Шевченко этих слов неизвестны.

85 Записки о Южной Руси. Изд. П. А. Кулиш. В 2 т. СПб., 1857. Т. 2. С. 141; Кулиш П. А. История воссоединения Руси. В 3 т. СПб., 1874-1877. Т. 1.

С. 157; Т. 2. С. 291; Т. 3. С. 132; Кулиш П. А. Отпадение Малороссии от Польши. Т. 3. М., 1889. С. 148.

86 Записки о Южной Руси. Изд. П. А. Кулиш. В 2 т. СПб., 1857. Т. 1. С. VII.

87 П. Кулиш — В. Барвинскому, 21 октября 1870 г. // Вибраш листи Пантелеймона Кулша украшською мовою писаш. Нью-Йорк — Торонто, 1984. С. 201-202.

88 Костомаров Н. И. Историческая поэзия и ее новые материалы // Вестник Европы. 1874. № 12. С. 620.

89 Левченко М. Места жительства и местные названия русинов в настоящее время // Основа. 1861. Январь. С. 263-264; http://izbornyk.org.ua/rizne/ rusyny1.htm

90 Киевская старина. 1884. Т. X. С. 550-552; http://izbornyk.org.ua/old18/ old18_23.htm#sat12; также см. комментарий.

91 Костомаров Н. И. Историческая поэзия и ее новые материалы // Вестник Европы. 1874. № 12. С. 620. См. также: Максимович М. А. Ук. соч. Т. 1. Киев, 1876. С. 619.

92 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 4. М., 1994. Т. 8. С. 727 (1859 г.); Кн. 5. М., 1995. Т. 10. С. 627 (1861 г.).

93 Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева. СПб., 1868. С. 69, 95, 160.

94 Драгоманов М. П. Одкритий лист з Укра!ни до редакцп «Правди» (опубл. 1889), Австро-русьга спомини, 1867-1877 (опубл. 1891); http://www.ukr-stor.com/ukrstor/dragomanov-ars.html

95 Драгоманов М. П. Чудацьга думки про украшську нацшнальну справу (1892); http://www.ukrstor.com/ukrstor/dragomanov_dumki.htm

96 Драгоманов М. Историческая Польша и великорусская демократия. Женева, 1881. С. 16.

97 Драгоманов М. П. Передне слово [до «Громади» 1878 p.]; http://izbornyk.org. ua/drag/drag11.htm

98 Леся Украшка. «Не так тп вороги, як добрп люди» (1897); http://www. myslenedrevo.com.ua/studies/lesja/works/varia/netak.html; Додаток вщ впорядника до украшського перекладу книжечки «Хто з чого жие» (1899); http://www.myslenedrevo.com.ua/studies/lesja/works/varia/dvv.html

99 http://www.myslenedrevo.com.ua/studies/lesja/works/verses/dm/30tobeorde.html

100 Франко I. Украшський i галицький радикалiзм (1896), Коли не по конях, так хоч пооглоблях(1897);www.myslenedrevo.com.ua/studies/franko/mosaic/30.html; Про життя i дiяльнiсть Олександра Кониського (1901); www. myslenedrevo. com. ua/studies/franko/mosaic/17.html; Олександр Яивлевич Кониський (1901); www.myslenedrevo.com.ua/studies/franko/mosaic/18.html

101 Телеграмма начальника штаба 78 пехотной дивизии полковника Л. К. Соколова от 20 марта 1915 г. (РГВИА. Ф. 2222. Оп. 1. Ед. хр. 649. Л. 142). Цит. по: Каширин В. Б. Взятие горы Маковка: Неизвестная победа русских войск весной 1915 года. М., 2010. С. 181-182. См. также с. 305, 312.

102 Грушевський М. Iсторiя Укра!ни-Руси; http://litopys. org. ua/hrushrus/iur. htm

103 http://gska2.rada.gov.ua/site/const/universal-2.html; http://gska2.rada.gov. ua/site/const/universal-3.html

Источник: http://zapadrus.su/rusmir/istf/89-2012-09-15-8-10-05-06.html