В августе сразу в двух федеральных изданиях появились статьи об археологических находках в древней столице Волжской Булгарии Болгаре, которые старательно замалчиваются местными национально-ориентированными историками (процессом "возрождения" Болгара руководит экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев). Суть открытий сводится к факту, что славяне на Средней Волге вообще и в Болгаре в частности появились задолго до взятия Казани Иваном Грозным в 1552 году. Историк Александр Овчинников, доцент кафедры Гуманитарных дисциплин КНИТУ-КХТИ, уже несколько лет пытается говорить об этом, однако его заявления встречают неприкрытое раздражение как в местных ученых кругах, так и у властей. Свою позицию он пояснил в интервью ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Когда на территории современного Татарстана впервые появились славяне?

Известно, что в IV-VII веках нашей эры значительную территорию Среднего Поволжья - от Суры на западе (Мордовия) до реки Белой на востоке (Башкирия), от Нижней Камы на севере (Лаишевский, Рыбно-Слободской и другие районы Татарстана) до Самарской Луки на юге - занимало население так называемой именьковской археологической культуры. В 1980-х годах появилась точка зрения, что она оставлена древнеславянским населением.

Ещё раньше, в 1940-70-х годах, когда в Болгарах работали московские археологи, было распространено мнение, что этот город возник на основе именьковских поселений. В некоторых районах Болгарского городища нет стерильных прослоек между именьковскими и булгарскими слоями, они перемешаны. Вполне возможно, что проживавшие на месте будущего Болгара с середины I тыс. н.э. славяне смешались с пришельцами-булгарами и дали начало новому городу. Относительно недавно в районе Болгара были обнаружены материалы, которые можно идентифицировать даже не со славянами, а с протославянами. Была соответствующая статья в малотиражном научном сборнике, но до широкой публики эта новость не дошла.

Болгарские находки также говорят и о том, что в X-XIV вв. жители Киевской Руси, а потом и русских княжеств, часто бывали в городе, и не только "проездом". Имеются каменные иконки и кресты, металлические иконки, бронзовая церковная утварь: подсвечник, держатель лампады, остатки цепочки от лампады. Подобные вещи вряд ли могли купить исповедовавшие ислам булгары. О постоянном проживании в Болгаре русских, наличии русского ремесленного квартала, говорят остатки жилищ с соответствующими находками. Почему на этом в Татарстане сегодня не акцентируют внимания, я думаю, понятно.

ИА REGNUM: Во всей остальной России славянское происхождение именьковской культуры не является дискуссионным вопросом?

Этот вопрос дискуссионен в политической плоскости, в плоскости каких-то личных амбиций историков и археологов. Если брать научный аспект проблемы, то можно утверждать, что именьковцы в большей мере славяне, чем кто-либо иные. Существуют работы известных учёных, например, академика В.В. Седова, крупнейшего специалиста по славянской археологии, востоковеда С.Г. Кляшторного, самарской исследовательницы Г.И. Матвеевой.

В них на основе комплекса источников доказывается, что именьковцы - славянский массив населения, по крайней мере, большая часть населения этой культуры - славяне. Об этом говорит погребальный обряд, данные языка соседних народов (славянские заимствования в языке предков удмуртов), письменные источники - так, арабский путешественник Ахмед ибн Фадлан, лично побывавший в 922 г. в Волжской Булгарии, называет правителя булгар ещё и царём славян.

ИА REGNUM: Получается, местные историки и археологи с середины прошлого века отрицают очевидное?

После того, как московские археологи в 1970-е годы были вытеснены из Татарстана, контролировать раскопки и издание печатных трудов стал местный археолог А.Х. Халиков (это было связано с общей тенденцией укрепления позиций номенклатуры в национальных республиках СССР). Тогда стали говорить, что между именьковцами и булгарами никакой преемственности нет, а Болгар стал чисто булгарским, даже булгаро-татарским городом. Писались статьи, выдвигались теории, что, возможно, именьковцы были тюрками, балтами или финно-уграми, а вот на то, что есть прекрасная доказательная база славянства этого населения, внимания как-то не обращали.

Дело в том, что факт проживания в Среднем Поволжье славян ещё до возникновения Волжской Булгарии разрушал официальную точку зрения, согласно которой татары здесь у себя всегда были дома, а русские - пришельцы, ударял по обоснованию суверенитета республики. В 1990-е годы, с разгулом этого самого суверенитета, и позже, в 2000-е годы, именьковская проблематика в местных научных кругах стала просто затушёвываться. В итоге сегодня прописной истиной является мысль о том, что славяне появились на Средней Волге лишь после 1552 года, а город Болгар основали булгары, предки татарского народа.

ИА REGNUM: Почему не удаётся эффективно противостоять фальсификации истории?

Я писал курсовую и диплом под руководством известного археолога П.Н. Старостина, известного специалиста по именьковской проблеме, автора классической монографии по этой теме. Когда на определённом этапе работы появилась необходимость переходить на более высокий уровень обобщений - этническая и языковая принадлежность - научный руководитель стал говорить: надо быть осторожнее.

Понятно, что это славяне, но лучше говори расплывчато, что именьковцы - население "западного происхождения". Я в силу подросткового максимализма его не послушал и на всех научных конференциях отстаивал свою позицию. Когда я закончил вуз, те, от кого зависело моё поступление в аспирантуру Академии наук республики, поставили условие: не актуализировать этническую принадлежность именьковцев. Я снова не послушался, на меня посыпался шквал обвинений - про меня стали распускать слухи, будто я "чёрный археолог".

Постепенно я превращался в изгоя, дело дошло до того, что в апреле 2005 года готовящуюся к изданию монографию по Богородицкому могильнику именьковской культуры (написанную мной в соавторстве с П.Н. Старостиным) просто уничтожили при мне. Пришёл один лаборант нехрупкой комплекции, взял рукопись - и всё. Сказал - ты не понимаешь, как надо себя вести... Даже научный руководитель ничего не мог сделать. В аспирантуру я в итоге каким-то чудом поступил, потом были проблемы с защитой кандидатской. В 2009 году я начал публичную деятельность, актуализировал в прессе именьковскую и некоторые другие проблемы.

У меня начались сложности на работе, коллеги боялись, что я своими выступлениями навлеку беду на всю кафедру. Я поддался давлению и перестал с 2010 года активно участвовать в общественной жизни Казани, снова переключился на науку, но и здесь начались проблемы: перестали брать на конференции, отказывались публиковать статьи, особенно так нужные учёным ВАК-овские.

ИА REGNUM: Как обосновывали?

Часто говорили, что тема статьи не соответствует профилю издания. Главный редактор журнала "Эхо веков" Д.Р. Шарафутдинов откровенно сказал, что у каждого народа должен быть свой миф, а я этот миф разрушаю. В последнее время не публикуют учебные пособия. В 2015 году мне предстоят перевыборы. Скорее всего, с доцента переизберут на ассистента (формальным поводом будет как раз отсутствие учебных пособий), а может, и вовсе придётся искать новую работу. Но здесь нет ничего странного, у нас авторитарное государство, и историки должны служить ему не мечом, но пером.

ИА REGNUM: Какие ещё исторические мифы популяризируют учёные Татарстана?

Главный миф, который очень трудно преодолеть, заключается в том, что на территории Татарстана проживают два народа: русские и татары, якобы отдельные замкнутые общности, у которых очень сложная историческая судьба, и если не будет мудрого руководства, то эти два народа вступят в межэтнический конфликт. Все историки должны этот миф поддерживать, кто-то должен изучать историю русского народа, кто-то - татарского, все должны вести себя правильно. Чтобы что-то изменить, мало научно доказать, что те же именьковцы - славяне.

Проблема в той социальной среде, в которой циркулируют профессиональные знания. Историки Казани сгруппированы в профессиональные коллективы - это кафедры, отделы и т.д. Каждый коллектив - своеобразный мирок со своими межличностными отношениями, и нормальное существование этого мирка полностью зависит от благорасположения правителя. Та система взаимоотношений между властью и учёными, которая сейчас существует в Татарстане, повторяет систему взаимоотношений в восточной деспотии между правителем и подданными. Такой механизм обеспечивает функционирование исторических мифов.

Специфика заключается в том, что даже добросовестные научные исследования включаются в общее идеологизированное повествование. Например, археолог работает с керамикой, делает скрупулёзные расчёты, а в обобщающем труде типа "Истории татар" будет значиться, что это - керамика предков татарского народа. Миф имеет функцию идеологии: в авторитарных государствах идеология - это всегда миф, причём часто он граничит с бредом.

ИА REGNUM: Почему люди верят в исторические мифы, несмотря на всю их очевидную абсурдность?

Один мой знакомый профессор говорил: когда тебя спрашивают про национализм, рассказывай про урбанизацию, и он был прав. Весь XX век в России люди из сельской местности переезжали в города, там им было очень трудно устроиться. Они теряли связь с семьёй, родными местами, добивались всего сами. У них возникало чувство одиночества, им нужно было ассоциировать себя с каким-то кругом людей, которые помогут. Это что-то вроде деревни, семьи. Поэтому и популярны национальные истории.

Да, они бредовы, но человеку, который мыкается по съёмным квартирам, который с трудом зарабатывает себе на еду, знает, что скоро возьмёт ипотеку и будет выплачивать её всю жизнь, чтобы не спиться и не сколоться, нужен какой-то миф. И тут он берёт очередной труд местного историка и видит: вот же! Я принадлежу к великому народу, мои предки - потрясатели Вселенной.

Вот, оказывается, в чем причина моих проблем - русские 450 лет назад захватили Казань, если бы у нас было своё государство, свой независимый Татарстан, я бы сейчас очень хорошо жил. Национальная история (неважно, русская, татарская или башкирская) - история маргиналов, людей между двумя мирами. Они оторвались от сельской жизни, ещё не устроились в городской. Специалисты по теории модернизации пишут, что эта неустроенность приводит к расщеплению личности, мифическому осмыслению окружающего мира, тяге к сюрреалистическим образам. Поэтому национальные истории и популярны.

ИА REGNUM: Как вы считаете, историки, участвующие в создании мифов, действительно верят в то, что пишут? Или это просто попытка приспособиться к существующей политической ситуации?

Я много думал над этим вопросом и пришёл к выводу, что здесь имеет место факт двоемыслия. Есть работы психологов, которые пишут о том, что у людей, которые постоянно находятся в закрытых коллективах, часто появляется феномен двоемыслия. То есть механизмы логики перестают срабатывать. Логика родилась в Древней Греции, это продукт атомизированного общества, с позиций логики размышляет личность, индивидуальность. Чёрное не может быть белым - это логика.

Двоемыслие - это когда чёрное может в то же время быть и белым, т.е. когда признаются верными два взаимоисключающих суждения. В татарстанских условиях учёный мыслит следующим образом: да, я пишу сказки об истории татарского народа, но, может, в них есть какое-то рациональное зерно. Большинство гуманитариев Татарстана, и вообще людей творческих профессий - это вчерашние селяне, и не надо этого стесняться. Они маргиналы и в какой-то момент действительно могут верить в мифы, которые сами сочиняют. Перед нами проблема модернизации, догоняющего типа развития страны. Будем надеяться, что уже их дети, настоящие горожане во втором и третьем поколениях, изживут это.

ИА REGNUM: Можно ли назвать то, что происходит в Татарстане, общероссийской или даже общемировой тенденцией?

Что касается общемировой тенденции, об этом я судить не берусь, могу только сказать, что во всём развитом мире принята концепция так называемого гражданского национализма, когда нация - это согражданство. В пределах нации может быть много людей с разными этничностями, языками, вероисповеданиями и т.д. Все вместе - одна нация. В тех же Америке, Франции история - это история территории.

Что касается постсоветского пространства - здесь ситуация прямо противоположная, этногенез и история государства совпадают друг с другом. В Средней Азии и Закавказье процветает мифотворчество. Современный Узбекистан, согласно некоторым авторам, продолжает традиции государства великого Тимура (Тамерлана), а Таджикистан, между прочим, - наследник великих арийских цивилизаций, например, персидской державы Ахеменидов, сам Дарий был таджиком. В Азербайджане за сомнения в величии предков можно подвергнуться уголовному преследованию. Россия в плане мифологизации истории не является исключением.

Чтобы изменить ситуацию, необходимы изменения во всём обществе, его демократизация, развитие чувства гражданственности, переход от архаики к модерну, когда люди начнут воспринимать мир рационально. И тогда большинством населения писания местных историков будут восприниматься с улыбкой. Этот процесс будет долгим, если в России сохранится современный политический строй, и страной будут править не живущие в ней люди, а несколько сотен богатых семей, которые и заставляют учёных придумывать мифы для обоснования своей власти. Гражданский национализм - продукт демократического общества, и России до него пока далеко.

ИА REGNUM: Как вы считаете, снимет ли противоречия историков Татарстана готовящийся к выходу единый учебник по истории России?

Нет, не снимет. Я очень внимательно ознакомился с проектом и могу констатировать, что он написан в том же этнонационалистическом дискурсе. То есть история России - прежде всего история русского народа. К проекту будут претензии, вот уже Дамир Исхаков выступил со статьёй о том, что в учебнике мало внимания уделяется татарам, в соседней Чувашии скажут - чувашам. Сама идея написания учебников с позиции этно-национализма, цивилизационного подхода порочна.

Я считаю, что история России должна быть, прежде всего, историей территории. Нужно рассказывать обо всех, кто населял территорию современной России, начиная с эпохи палеолита. При таком подходе, например, история Восточной Пруссии как географического пространства, на котором жили люди, говорившие на разных языках и организованные во многие политико-государственные системы (включая Германскую империю), равнозначна истории современных "российских частей" Киевской Руси, государства Бохай или империи чжурчжэней. К сожалению, проект о котором вы говорите, всё равно будет принят за основу нового учебника, и власть (федеральная и местная) продолжит разыгрывать этнонационалистическую карту.

ИА REGNUM: Почему федеральные власти никак не реагируют на порой откровенно антирусские заявления татарстанских историков?

Согласно мнению отдельных специалистов в области социологии и политологии, в 1990-х годах в России стал наблюдаться возврат к архаике, появился даже такой термин - "архаический синдром". Это возврат к тем социально-политическим отношениям, которые были характерны для эпохи средневековья или даже более ранних эпох. Появилось понятие "нового русского феодализма".

Власть организуется на основе межличностных патрон-клиентских отношений. Действует феодальный иммунитет, когда сидящий в Москве главный правитель даёт право местному феодалу собирать доходы с определённого региона, например, с Татарстана. Московский сюзерен не вмешивается в дела вассала - главное, чтобы последний делился частью доходов. Вассал может делать всё что угодно (конечно, в определённых рамках) и перегибы в исторических мифах - самое последнее, чем он может разозлить сюзерена.

http://www.regnum.ru/news/polit/1701302.html