В силу невозможности по-настоящему эффектной борьбы с сетевыми стратегиями дестабилизирующим обстановку в России сетям следует противопоставить контр-сети

За последние годы стратегии и способы ведения войны кардинально изменились. Обычные вооружения и их использование отложены современными стратегами на последнюю очередь: их применяют только тогда, когда сетевые средства борьбы, являющиеся сегодня наиболее эффективными, исчерпаны, либо это происходит на завершающей стадии сетевых операций при достижении ими основных требуемых результатов.

Большой ошибкой было бы полагать, что против сетевой стратегии сегодня могут быть эффективны методы, используемые российскими спецслужбами, правоохранительными органами и армией. Сетевые технологии весьма удачно сравнивают с пчелиным роем: можно быть хорошо вооруженным, иметь несколько пистолетов, гранаты и даже автомат, но если на тебя летит рой пчел, то невозможно защититься от них с помощью обычного оружия.

Сетевые технологии - это оружие всепроникающее, они подобны радиации, источник которой находится далеко за пределами не только России, но и стран ОДКБ. Прокуратура, пытающаяся что-то предпринять против беспредела в социальных сетях, бессильна перед этой угрозой, потому что субъект находится за пределами России, за пределами юрисдикции российской прокуратуры, российского права, законодательства, уголовного кодекса, и воздействовать на него не предоставляется возможным никаким образом.

В данном случае адекватными могут быть только сетевые средства: речь идет о сетевом ответе, но специалистов такого уровня в России, к сожалению, нет.

Попытки же российских «силовиков» «бить врага его же оружием» также не принесут никаких результатов. Известно, что сотрудники сирийских спецслужб пытались создавать аккаунты виртуалов с целью оказывать информационное воздействие на сирийских пользователей социальных сетей. Однако это закончилось тем, что администрации Facebook и Twitter эти аккаунты просто удалили.

Итак, кто виноват, уже давно всем понятно. Закономерно встаёт другой вопрос - что делать? Безусловно, нужно создавать структуры, основанные на сетевом принципе и находящиеся в парадигме постмодерна, постиндустриального общества. Они должны быть адекватны вызову. Обычные вооружения, обычные средства сдерживания в данной ситуации не могут быть использованы никоим образом. Нужно полностью пересмотреть подход к ведению войны и осуществлению обороны - не будем забывать, что речь идет именно об оружии.

Сетевые технологии - socket pappet-технологии, меметическое оружие - это достижение Пентагона, они стоят на службе американского военного ведомства. С помощью этих технологий осуществляется захват суверенных государств, смещение политических режимов и установление американского политического контроля над целыми пространствами. Это не шутка и не развлечение, не игры подростков. Оружием этой войны становятся обычные люди - пользователи сети Интернет.

Эта технология настолько многоуровневая и настолько сложная, использующая мультипликативные эффекты, что для противостояния ей ответ должен лежать в рамках этой же парадигмы. Для этого нужно проявить совершенно новый, иной взгляд на вещи. Это должен быть именно сетевой принцип.

С помощью социальных сетей и socket pappet-технологий (socket puppet - тряпичная кукла, которая надевается на руку) сначала создаются граничные условия - подготавливается общественное мнение. Обычно это достигается путем создания большого количества виртуальных аккаунтов, ботов, с помощью которых насаждается одна и та же точка зрения, единое мнение, которое должно настроить массы на определенный лад: пользователи Интернета, заходя в сети, видят, что повсюду, во всех блогах транслируется одно и то же мнение, одно и то же настроение, которое они начинают воспринимать как общее место. С помощью этого формируется так называемое "настроение в средах" - пользователи Интернета начинают думать, что повсюду пишут, думают одно и то же, разделяют заданную точку зрения.

Включается механизм социального психоза, как это описано в книге Дугласа Рашкофа «Медиавирус». Представитель масс стремится быть сопричастным к тому, что исповедует большинство и тоже стремится подключиться к этому мнению, к этому настроению, невольно начиная разделять ту позицию, которую разделяет большинство. Ведь у подавляющего большинства обычных пользователей соцсетей просто нет никакого своего мнения по многим вопросам. поэтому они начинают разделять то, которое превалирует, которое разделяет большинство.

Но на самом деле это является позицией не большинства, а определенного центра, который инструментально формирует эту самую "позицию большинства". В действительности же, по статистике - 60% контента, размещенного в социальных сетях, создаёт лишь 2% юзеров - это определённый центр или несколько центров, создающих или скупающих множество виртуалов или ботов, с помощью которых это "общественное мнение" и формируется.

Таким образом достигается необходимый социальный контекст, необходимая социальная среда для того, чтобы уже на неё насаждать определённое политическое решение. Мы должны понимать, что если решение, или событие, которое хотят реализовать определённые силы в обществе, не совпадает с общественным мнением, оно не получает продолжения, развития, оно отторгается обществом и быстро затухает. Но это - только в том случае, когда общество демонстрирует обратную реакцию. Если же почва подготовлена определенным, правильным образом, то предлагаемое политическое решение или событие уже не кажется таким невозможным, невероятным, а наоборот, получает всё больше и больше сторонников.

Обычно пользователями, целевой аудиторией социальных сетей является наиболее активная часть общества. Возможно, это меньшинство, но это социально активное меньшинство. Это представители интеллектуального труда, интеллигенции, образованные люди, журналисты, представители медиа, политики, общественные деятели, "креативный класс".

Эти люди всегда, во всех обществах имеют доступ к информации, к Интернету, к сетям и всегда стремятся быть в курсе дела. И эта же наиболее активная часть населения в конечном итоге оказывается на улицах в силу своей социальной активности. Та же часть, которая не пользуется Интернетом, социальными сетями, - это пассивное большинство. Оно не выходит на улицы и ничего не требует.

Пассивное большинство обычно принимает то, что предлагает власть, что спускается сверху, и не участвует в формировании социальных процессов. Сам же перехват власти осуществляется именно активным меньшинством, это социологический закон, подтверждение которого - всё множество революций, пеерворотов и иных перехватов власти в истории человечества.

Нужно понимать механизм происходящего, чего не наблюдается сегодня на постсоветском пространстве. Существуют некие догадки относительно наблюдаемых со стороны событий, а технология тем временем действует, и с её помощью достигаются конкретные геополитические результаты - из зоны нашего влияния отторгаются целые территории, географические пространства. Таким образом, для начала нужно просто понять, что происходит, а дальше нужно выработать адекватную стратегию. Однако, бороться с сетями очень сложно - ведь технически невозможно вычленить сети из пространства, которое они заняли.

Пассивное большинство обычно принимает то, что предлагает власть, что спускается сверху, и не участвует в формировании социальных процессов.

К примеру, для того, чтобы осуществить твиттер-революцию, нужно, чтобы существовала среда твиттер-пользователей - чтобы их было очень много. Если их недостаточно, значит, необходимо эту среду создать, расширить - данное покрытие нужно спровоцировать. А для этого нужно пропагандировать твиттер, демонстрировать на собственном примере использование твиттера, подчёркивать преимущества, рекламировать айфоны, потому что эти устройства позволяют выходить на связь и осуществлять коммуникацию даже в ситуации, когда Интернет отключен.

Тот кто работает на продвижение системы twitter и сетевого гаджета iPhon - вольно или невольно готовит среду для "революции". Ведь если сетевая среда уже создана, в ней легко реализовать деструктивный сценарий. В качестве вишенки к этому сетевому коктейлю можно добавить лишь либерализация партийного законодательства. Но если сетевой twitter-среды нет, то сценарий twitter-революции не получится реализовать.

Когда Интернет повсюду и сети везде, это всё равно, что бороться с зарослями сорняка на огороде: его вырываешь в одном месте, он появляется в другом - в этом суть сети. Поэтому в социологии сеть и получила понятие «ризома» - клубневая система. Таким образом описывал структуру сетевого общества ещё Жиль Делёз. Бороться с этим можно только путём создания своих сетей влияния на территории противника, но до такого столь авангардного представления ни наше политическое руководство, ни общественные структуры ещё и близко не дошли.

Необходимо навязывание своих сетей и создание своего контента, который бы вытеснил контент противника. Дело в том, что внимание пользователя сетей ограничено - человек не может прочесть и усвоить информацию больше, чем ему позволяют его физические возможности. Таким образом, вытеснение деструктивного контента осуществляется путём создания другого контента, привлекающего внимание пользователя.

Механическая борьба с сетями - что пока предлагается как единственно возможный ответ - может быть только превентивной, при этом она способна погасить эффект лишь частично, разово схлопнуть некую волну, пик, когда ситуация совсем выходит из-под контроля. Однако, фундаментально бороться с сетями невозможно. Можно лишь создать свои контр-сети - либо на территории противника, либо на своей территории с целью борьбы за внимание пользователя и формирования "иного" общественного мнения.

Наш ближайший сосед и союзник Белоруссия, как мы знаем, последние годы балансирует на грани десуверенизации. Учитывая то, с каким усердием, вниманием и энтузиазмом американские стратеги взялись за неё, можно сделать вывод, что нынешнему режиму при его довольно тяжеловесной и замедленной реакции, во всех смыслах устаревшей - в социальном смысле и в технологическом - видимо, осталось недолго.

Если, конечно, не будут приняты некие авангардные, революционные, новые контр-стратегии, не будет пересмотрен парадигмальный подход к устранению угрозы. В случае же, если нынешнее белорусское руководство стремительно не постмодернизируется и не примет адекватный формат, оно вряд ли сможет совладать с тем напором сетевой агрессией, с которым оно столкнулась (в России, впрочем, ситуация в этом плане не лучше).

Белорусские власти, как известно, считают, что они контролируют Интернет у себя в стране, однако, это далеко не так. Во-первых, социальные сети на то и социальные, и на то и сети - их нельзя взять под контроль, ибо это инструментарий иной, постпозитивистской реальности. В то в ремя, как та же Белоруссия, заповедник советизма, последний осколог советского социального государства - парадигмально, просто по своей сути - чистый, ничем не замутнённый позитивизм, - как на уровне идеологии, так и, соответственно, на уровне подходов. И как в этом случае можно представить себе, например, ситуацию взятия под контроль Интернета.

Интернет в принципе, по определению, бесконтролен, в этом его основной смысл, для этого он и создан, он повсюду и бороться с ним бесполезно. Для этого придётся физически уничтожить все существующие сервера на планете вместе со всем Интернет-трафиком. Это может произойти, если руководство США вдруг вообще "закроет" Интернет. Но, скорее всего, и это не решит проблему. Сервера останутся за пределами США, в результате чего просто будет создана альтернативная система их коммуникации.

Неплохой вариант - создание "параллельного Интернета", национальной сети, покрывающей территорию России, которая будет дублировать функции Интернета, и в значительной степени вытеснит его влияние и значение. Однако, нельзя надеяться на то, что даже такой шаг полностью отменит существующую ныне сеть, а тем более на то, что он станет панацеей от сетевой угрозы. Единственный выход - начать мыслить, планировать и действовать в постпозитивистской парадигме. Однако само это явление на сегодня - достояние единиц...

http://evrazia.org/article/1959