Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций.

Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней. Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой.

Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение.

Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Комментарий:

Три поколения сытой городской жизни предков ни к чему хорошему человека привести не могут. Помимо своей воли превращаешься в "Красивого". Поэтому, как всякий честный и рефлексирующий эгодеструкт-Красивый, постоянно борющийся со своим дегенератством, я очень неплохо разбираюсь в дегенерации. Про эксперимент доктора Келхуна, я впервые узнал сегодня из френдленты. Но независимо от него, я ещё много лет назад мысленно смоделировал данную схему на людях и назвал её Эгодеструкцией. А сейчас вот напал на экспериментальное подтверждение моих тогдашних смутных догадок.

Эго, - сиречь "Я" и деструкция,- сиречь разрушение. Проблема эгодеструкции на самом деле капитальнейшая и слабо/никак не освещаемая в мейнстриме.

Я в одно время даже начал писать "серьёзную работу" по теме эгодеструкции, но как и полагается настоящему эгодеструкту,- бросил. Сейчас же поделюсь с френдами некоторыми своими освежёнными соображениями.

Эгодеструкцию не стоит путать с обычным декадансом. Декадент - это больной дегенерат с иллюзиями. А эгодеструкт,- дегенерат абсолютно здоровый и без каких бы то ни было иллюзий относительно себя самого, других людей и мира. Декадент ищет, разрушает себя и заблуждается. Эгодеструкт "уже нашёл" (ТМ), холит и лелеит себя-любимого и прочухал сермяжную правду жизни.

Критерии эгодеструкци:

1.Интеллектуальная замороченность на вопросах собственного здоровья при полном эмоциональном равнодушии к нему. Эгодеструкт это такой выхолёный барчук "считающий калории" с гантелей в одной руке, стаканом с бухлом в другой руке и сигаретой в зубах. Этакий Обломов выжимающий с похмелья от груди штангу в 120 кг.

2.Неспособность созидать при полноте сил. Творческая бесплодность. Непригодность к какой-либо напряжённой деятельности сколь-нибудь долгое время. Всё делается урывками, без системы и постоянства. Практически ничего не доводится до конца. Всё бросается (причём без сожалений о потраченном времени и усилиях) или на половине или за пол шага до завершения. Это касается всего: отношений, работы, планов, удовольствий и т.д.

3.Нежелание размножаться при полноте физиологических и социальных возможностей. "А зачем плодить трупы? Не это ли то, что случиться с любым рождённым? Родился. Жил. Помер. Для чего плодить обречённых?"

4.Неспособность драться за куски и участки благ, сверх необходимого.

5.Полное отсутствие желания доминировать. Неспособность властвовать. Ещё большая неспособность подчиняться. Неспособность навязать свою волю. Неспособность манипулировать другими, при полном осознании и избегании тех ситуаций, когда новоявленный, как правило дешёвый колхозный "хитроман" пытается доминировать над тобой или тобой крутить.

6.Примат понимания и знания над действием и действованием. Много знаешь, а действуешь с гулькин хуй. Неактуализируемого ума палата, а практического интеллекта,- ноль. Поэзии на бумаге- тома, поэзии в движении,- нет и в помине.

7.Практическая тупость в делах (тупость в вопросах повседневной жизни). Неспособность обмануть/наебать не по причине нехватки ума, а по причине обострённого "чувства собственного достоинства". А в итоге ты периодически на побегушках у тех, у кого этого "чувства достоинства" нет.

8.Вместо постоянно "взведённого" ресурса насилия в стиле "имею взять то, что имею желать",- спорадическое акты агрессии в стиле "отъебитесь от меня, а то загрызу".

9. Сверхчувствительность. Типичный пример дегенерат Пруст (который писатель). Пруст мог гулять на улице только ночью, потому что днем на улице было так много раздражителей, что он их не мог выносить физически. Там где не растерявший инстинкты колхозный варвар рад, доволен и спокоен, там эгодеструкт блюёт желчью, задыхается от вони и мечтает перебить весь гадюшник.

10. Святая вера в "сверхценность" собственной личности и собственной "духовности" в стиле "Не прикасайтесь ко мне своими говёными лапами скоты двуногие!!!". И при этом предельная вежливость в обхождении, как ограда от этих самых скотов.

11. Требование от представителей противоположного пола не только тела и рабочих качеств, но и их "души", причём в полную и неограниченную собственность, что автоматически ведет к серьезным проблемам в отношениях.

По другому,- эгодеструкт "венчает" собой "цепь сытых поколений". Эгодеструкту больше некуда двигаться потому что незачем. Эгодеструкт в своём роде совершенен, а по этому мотиваций у него ноль. Да, он в этом мире ничего не может, ничего в социальном смысле из себя не представляет, ничего не создаёт, никого на постоянной основе не обслуживает, ни перед кем не выслуживается. Он "Раб ничей и господин ничей" (с). Но зато он не обременён ничем и никем, здоров физически, высокоморален в том смысле что имеет свою личную систему ценностей, которая никогда не совпадает со "стадной моралью", красив и благороден, развит в части понимания и "духовности" и имеет потенциал, хоть и бесплодной творчески и бездетной физически, но достаточно продолжительной жиСти. Удовольствий и женщин у него мало. Зато удовольствия чистые, а женщины уходят сами и с воздушными поцелуями.

Генеральные мотивации эгодеструкта это:

1.сохранение статуса кво в ситуации "выхода из борьбы" за куски;

2.уход в социальную атомизацию, поскольку в обществе куча всякой швали которая реально круче и ценнее тебя что невыносимо, а грызться с этой швалью за доминироание,- брезгливость не позволяет, во-первых; а во-вторых зачем нужна грызня, когда у тебя в статусе кво и так всё для жизни (причём нехуёвой такой, сытопьяной жизни) уже есть. А для сохранения статуса кво достаточно не грызться, а только время от времени просто "показывать клыки".

По моим прикидкам, для того, чтобы человека настигла эгодеструкция достаточно от двух до четырёх поколений сытой и безпроблемной жизни его предков. Иными словами в скором времени проблема эгодеструкци станет актуальной для большинства людей на Планете. Мыши это подтверждают. Именно эту эгодеструкцию через 2-4 сытых поколения, имхо и имел ввиду дегенерат Ницше, когда утверждал, что инстинкты воли к власти нужно спасать. И именно это мы видим на примере мышей, которые жрут друг-друга в ситуации изобилия пищи. Именно это мы видим в сытой Эуропе, когда ведущие телевидения жрут человечину в прямом эфире, а евробабель которая материально может обеспечить, а физически родить целый детдом, уходит в чайлдфри и ковырялки.

Так и мыши спасают себя от эгодеструкции поддерживая (спасая) в себе инстинкты доминирования. Чтоб не стать дегенератом и эгодеструктом, нужно уметь и практиковать пожирание ближнего не еды ради, а поддержания формы для. Отсюда: "Сегодня во Франкфурте гей-парад, а в Бремене марш неонацистов" (с). Дегенераты Vs.Эгодеструкты

Выход из ситуации

Преодоление эгодеструкта на уровне элит:

1.Уход под крышу государства. Любые Ротшильды не долго бы протянули не будь они ограждены от прямой конкуренции со стороны "молодой голодной поросли" государственной машиной. Здоровый варвар сбросит с корабля "элитария" и его опидорасившихся отпрысков, если варвара не будет ломать/обыдливать/дебилизировать госаппарат и не перекроет ему главные социальные лифты.

2.Творить зло ради поддержания формы. "А сколько медвежат застрелил ты? А сколько щенков ты придушил, тренируя свою волю?"

Преодоление эгодеструкта на частном уровне:

1.Постоянное расширение зоны комфорта введенное в императив в стиле "Всяку шваль на хуй пяль. Бог увидит,- лучше даст" (с).

2.Милитаризация (выработка автоматической способности к подчинению и повелеванию)

3.Ломка социально-потребительского рая (типа нелёгкой жизни на земле трудом своих рук или слом системы социального обеспечения в стиле "Хотите быть накормленными в старости,- плодите дееспособных детей иначе подохнете без собеса")

4.Игровые формы активности. В жизни серьезна только игра, а серьёз,- несерьёзен. Серьёзные люди играют и выигрывают не принимая всё близко к сердцу. А не принимать всё близко к сердцу можно только в рамках игры, иначе очень быстро перегоришь. "Это всего лишь покер" (ТМ)

5.Сброс всех моральных установок в борьбе за доминирование. Фактически внеморальность. Именно так. Моральные установки, которые фактически являются моральными тормозами, имея тенденцию накапливаться по мере "духовного совершенствования" эгодеструктного двуногого, ослабляют его в конкурентной борьбе за куски. Мораль поэтому следует применять как оружие против своих аморальных конкурентов, а не как оковы для самого себя и своих действий.

Потому что вне борьбы за доминирование только три пути,- или в лузерское гавно, т.е. в проигравшие грызню за кусок или в эгодеструкт или в "социальные реформаторы" пытающиеся изменить природу вещей. (Большая часть моей френдленты представлена именно "социальными реформаторами". Мне очень трогательно наблюдать их борьбу с природой вещей).

Именно это имел ввиду дегенерат Ницше когда утверждал, что сверхчеловек больше похож на Цезаря Борджу, чем на героев Карлейля. Перефразируя: сверхчеловек гораздо больше похож на Беню Коломойского, чем на монаха отшельника или рантье или офисный планктон или (упаси Боже!) честного работягу.

6.Тренировка воли и сознания (физические упражнения, медитация, молитва и т.д.)

7.Экстремальные активности и виды спорта. Периодический страх физической гибели здесь и сейчас, "выбивает пробки сознания" и двуногий становится более дееспособным и заряженным на борьбу за кусок.

8.Много бабла. Это для быдляков бабло путь к духовной деградации и эгодеструкции, кабакам, бабам и цугундерам. Для уже состоявшегося эгодеструкта деньги,- это эликсир жизни. Есть только одно условие,- их должно быть реально много (в идеале возможность жить на проценты от процентов) и за них не нужно отбывать восьмичасовую повинность до седых волос на жопе.

Хорошая новость- мы не мыши. Если мы чётко выведем на уровень сознания нависший над всем сытым человечеством вопрос эгодеструкции, то мы его решим. С издержками, с жертвами, но решим.

И скорее всего без "социального реформаторства" нам на общем уровне никак не обойтись. Но это уже отдельный вопрос. Сначала нужно дать рабочее определение проблеме.

Я её определил- Эгодеструкция.

http://www.cablook.com/mixlook/eksperiment-vselennaya-25-kak-raj-stal-adom/

http://djaglavack.livejournal.com/584075.html