Чего только не воровали иностранцы у российских изобретателей: от идеи электромобиля до сотовой связи. Возможно, что виной тому – наплевательское отношение россиян к правовым нормам. Говорят ведь: «изобрёл – зарегистрируй!» А у нас доходит до того, что воруют не только наши конструкторские идеи и научные разработки, но даже детские песни. Да что там песни: у нас спёрли даже «Священную войну»! Понять бы, кто виноват: это американцы такие ушлые или мы такие раззявы?

Не поверите, но и «Россия – священная наша держава», и «Вставай, страна огромная!» больше не наши, не российские. Американские. Как выяснилось, авторские права на публикацию этих музыкальных произведений оформили на себя две заокеанские фирмы – The Harry Fox Agency и Merlin Danmark Music. Перца в эту историю добавляет тот факт, что учредители обеих фирм-правообладателей – перебравшиеся за океан украинские граждане.

Помимо прочего они прибрали к рукам классику детской и юношеской песни СССР – «Антошка», «Друг в беде не бросит», «Что мне снег, что мне зной». И вот что неясно: классика классикой, но ведь заявлены авторские права и на песни современных исполнителей, в числе которых Татьяна Буланова, Анжелика Варум и Алла Пугачёва. Известно, что автор и исполнитель Юрий Антонов никогда не даёт спуску тем, кто покушается на его авторские права, но в этой истории он по какой-то причине предпочёл отмолчаться, хотя Merlin Danmark Music, которой заправляет некто Алексей Капитонов, заявила свои права и на его творческое наследие.

Международное мошенничество организовала «группа хохлов»

Российская исполнительница Светлана Разина, узнав о том, что несколько её песен, оказывается, принадлежат американской компании, разместила в Интернете авторские свидетельства РАО. Мол, песни мои, и точка: «Это международное мошенничество: появилась группа хохлов, оформивших кучу наших артистов на себя. Мне пока на это чихать». Вот и российские правопреемники композитора Владимира Шаинского уверяют, что все права на композицию «Если с другом вышел в путь» принадлежат ООО «Топ сонгз» и ООО «Первое музыкальное издательство», а вовсе не заокеанской Merlin Danmark Music. А как же на самом деле? А на самом деле так: предположим, что вы публикуете гимн Российской Федерации на западном интернет-портале, например на популярном YouTube. И если на ваш ролик «повесят» рекламу, то деньги за неё уйдут не авторам музыки с текстами, не РАО и даже не вам, а The Harry Fox Agency. И чей после этого гимн?

Но почему бы всё-таки не подать в суд? Да потому, что авторские права, как выясняется, можно по-разному понимать. Популярный видеохостинг, к примеру, трактует их так: правообладателем произведения выступает не его автор и не автор ролика, а тот, кто первым этот ролик выкладывает в Сеть. Система Content ID создаёт «цифровой отпечаток» музыки или видео, и если кто-то добавляет в Сеть свой контент, совпадающий хотя бы частично, буквально на три секунды, с уже имеющимся в системе файлом, ему автоматически поступает уведомление о нарушении авторских прав. При этом YouTube в спорах об авторских правах не участвует принципиально, отправляя всех спорщиков в суд. Не забывая перечислять «авторские» тому, кто первым выложил контент в Сеть.

Проходимцы ничего не разрабатывают, но оформляют патенты

Примечательно и то, что на Западе никто и не думает проверять, являются ли те, кто регистрирует то или иное изобретение, его настоящими авторами. Показательная история произошла не так давно в столичном МГТУ имени Баумана. Казалось бы, такое престижное заведение, а позволило ловкачам организовать «интеллектуальную кражу века». Было так: группа преподавателей и студентов Бауманки под руководством профессора Василия Колючкина разработала технологию трёхмерной цифровой идентификации объектов – так называемое машинное зрение.

Суть технологии в том, что роботы учатся обнаруживать различные объекты, классифицировать их, а затем вести за ними слежку. Благодаря технологии «машинного зрения» создавались биометрический паспорт и новейшая технология слежения за пассажирами в аэропортах. Ну и в наведении крылатых ракет тоже нет лучше «машинного зрения». Да, кстати: лабораторные работы проводились по заказу Минобороны России и были засекречены.

Технология уже была отработана и находилась на финальной стадии шлифовки, когда в группе Колючкина появились предприимчивые студенты Артём Юхин и Андрей Климов. Втайне от своей группы они запатентовали устройство под названием «бесконтактный оптический трёхмерный сканер», учредив на Западе фирму A4vision. Спустя небольшой промежуток времени студенты оказались за границей, а компания Motorola предъявляет Бауманке счёт: технология наша, мы заплатили за её разработку 30 млн долларов!

Предположительно, настоящий соавтор изобретения – Сергей Мосиенко, бывший научный сотрудник НИИ Минобороны СССР, – пишет заявление в ФСБ. Начинается разбирательство и выясняется, что беглые студенты, по сути, законов не нарушали – просто применили хитрую систему регистрации новшества. Теперь они – мультимиллионеры. А реальные изобретатели? А наша страна, наконец?

Утраченное нами изобретение относится к фундаментальным, причём приоритет российских учёных в изобретении «машинного зрения» признало мировое научное сообщество, – сетует Сергей Мосиенко. – Но сейчас Россия не может воспользоваться этим изобретением, даже выпустить собственные паспортно-визовые документы – чипы чужие.

Этот рынок сейчас контролируют американцы». И никто даже не попытался разобраться, как в распоряжении Motorola оказалась технология? Наши материальные потери от кражи изобретения – не менее 10 млрд долларов. «В России существует широкое поле деятельности для проходимцев, которые ничего не разрабатывают, а оформляют на себя патенты», – резюмирует аналитик и главный редактор портала Mobile Review Эльдар Муртазин.

Это не воровство – это «активность и усердие»

Хочется воскликнуть: «И не стыдно американцам?!» Нет, не стыдно. «Соединённые Штаты стали мировым промышленным лидером за счёт незаконного присвоения механических и научных новшеств из Европы», – констатировал в своей книге «Коммерческие тайны» американский историк Дорон Бен-Атар. С конца XVIII века заокеанские охотники за промышленными секретами рыскали в поисках прогрессивных изобретений и технологий по всему миру, а правительство страны, в свою очередь, всячески поощряло их деятельность.

И не случайно первый министр финансов Америки Александр Гамильтон в «Докладе о промышленных товарах» от 1791 года призывал вознаграждать тех, кто «привозит нам усовершенствования и секреты чрезвычайной ценности» из других стран. Бен-Атар утверждает: невзирая на то что федеральные патенты на изобретения и открытия формально должны были получать только те, кто мог доказать своё авторство, на самом деле патенты давали и за технологии, украденные за рубежом. Одиозный «промышленный шпион» Томас Диггес неоднократно попадал в британские тюрьмы за кражи секретов, но сумел заслужить похвалу Джорджа Вашингтона за «активность и усердие».

Справка

Что украли у России

В 1944 году советский учёный Евгений Завойский открыл явление электронного парамагнитного резонанса, однако все лавры собрал англичанин Бребис Блини. А Нобелевскую премию за близкое с физической точки зрения открытие – явление ядерного магнитного резонанса – также вручили западным учёным. В наши дни российский изобретатель Владимир Локсеев изобрёл инвалидную коляску, на которой можно было спускаться и подниматься по лестнице.

Изобретателя, которому требовались средства для усовершенствования своей конструкции, приветили во французском Университете Леонардо да Винчи. И вот чем закончилась эта история: «Я думал, это серьёзная организация, всё-таки второй после Сорбонны университет во Франции, – сетовал изобретатель. – А они просто жулики. Они меня пригласили, а потом показали по телевидению «свою», то есть мою, инвалидную коляску. Так что нашим инвалидам придётся покупать наши коляски у французов».

https://versia.ru/amerikancy-kradut-u-nas-ne-tolko-izobreteniya-no-dazhe-pesni