В Нью-Йорк Таймс вышла интересная статья - "Cracks in the Liberal Order". Примечательны в ней три момента. Во-первых, что автор задумался о глобальных вопросах происходящего в мире. Во-вторых, что это американский автор. В-третьих, что вышла статья в третьем по популярности издании в США. Как минимум это свидетельствует об осознании американским истеблишментом серьезных фундаментальных перемен на планете.

Мир меняется. Это сложно отрицать. Другой вопрос, как эти перемены воспринимают и понимают народы и прежде всего их элиты. Собственно, различия именно в этом и являются источником начавшейся мировой войны. Никаких ошибок. Еще Карл фон Клаузевиц в своей работе "О войне" исчерпывающе сформулировал суть: "война есть продолжение политики иными, а именно насильственными средствами". Санкции это одна из форм насильственного принуждения противника. Антироссийские санкции четко показывают, что принуждать "делать, как сказано" пытаются конкретно Россию.

Санкции против нас объявила 41 одна страна или каждое пятое государство - член ООН. Международная коалиция против законно избранного сирийского президента Башара Асада насчитывает более 23 стран. Правда активно воюют или хотя бы серьезно помогают тем, кто воюет деньгами и оружием, там лишь десяток государств, остальные только "выражают поддержку и обеспокоенность". А еще есть антийеменская коалиция и антикитайская. Причем, оказывается так, что список сторон в этих, и других, конфликтах, в значительной степени совпадет. Везде с кем-то воюет коллективные Запад в лице Евросоюза и США с привлечением тех или иных региональных союзников. Если это не мировая война, то что тогда?

По мнению Нью-Йорк Таймс происходящее есть попытка нападения на идею либерально-демократического капитализма, господствовавшую в мире на протяжении двадцати пяти лет. Ей приходится тяжело, но она выстояла в Холодной войне, выдержит и это. Потому что, как полагает автор, "и никакой внешний враг, будь то Путин, исламисты или Китай, не могли предложить лучшего пути развития, чем наш". Сам того не подозревая, автор точно показал главную причину нынешней войны. Она заключается в отрыве убеждения о безусловности превосходства либерально-демократической модели капитализма от реальной действительности. Западные страны пытаются сохранить мир, которого больше нет, от которого осталась лишь идея. Она, как отработавшая свое ракета, еще продолжает лететь, но ее траектория больше не ведет к стационарной орбите, а все сильнее и сильнее превращается в баллистическую кривую, тянущую капиталистическую ракету назад к земле.

В сущности мир устроен очень просто и решает одну и ту же задачу управления. Есть доступные ресурсы. Есть идеи, для чего их можно и нужно использовать. Есть люди принимающие решения - какие идеи следует реализовывать и какие ресурсы на это направлять, а также - где взять покрытие дефицита, если подконтрольных ресурсов окажется недостаточно. Есть конечный результат, приводящий процесс к своего рода метанию копья или запуску космической ракеты. Сначала, ради идеи, расходуется что-то из ресурсов. Получится или нет - сказать точно не может никто. Как никто не знает, на сколько правильно все делается. Потом "ключ на старт, продувка, протяжка, зажигание, и"... оно либо сработало, как надо, либо нет.

В случае успеха, условно говоря, выручка от победы компенсирует расходы на запуск и приносит прибыль, которая расширяет доступные для управления ресурсы. Чем они становятся больше, тем масштабнее оказываются доступные к реализации следующие идеи. В случае неудачи задействованные ресурсы пропадают впустую. Если неудач случается намного больше, чем успехов, то запас ресурсов заканчивается и система больше не может реализовать вообще никакой идеи, а принимавшие решения люди становятся никем.

Собственно, в этом и заключается весь секрет развития. Идей всегда больше, чем доступных для их реализации ресурсов. Это создает конкуренцию. Всякую. Идейную. Идеологическую. Экономическую. Геополитическую. Глобальную. "Наши" идеи всегда правильнее, весомее и лучше любых других. Потому, если нам "для дела" наших ресурсов недостаточно, то можно и нужно попытаться забрать ресурсы у любой другой системы управления. Например, купить. Если нельзя купить - забрать силой. Если возможно - силой оружия. Появление слишком большого риска получить в ответ ядренбатоном вынуждает придумывать всякие новые формы войны, но в целом сути самого процесса это не меняет.

В качестве примера. Европейские колонисты воевали с американскими индейцами вовсе не из каких-то религиозных или расовых разногласий. Они являлись лишь внешним следствием разности во взглядах на то, как правильно жить и кому решать, чьи взгляды важнее. По мнению европейцев земля являлась средством, данным Богом людям для выращивания пищи. В "правильном мире" человек был обязан ее обрабатывать "в поте лица своего". Любой, кто этого не делал, права владеть землей лишался. На совершенно законных, т.е. с точки зрения морали и этики правильных, основаниях. А тут целый континент заселен людьми, которые землей владеют, но ее не возделывают! Это неправильно!

Значит и люди эти неправильные. Следовательно, забрать у них землю есть дело благое, а раз они сопротивляются, то и их самих надлежит уничтожить. Если вовремя не уймутся то и совсем под корень. Пастух убивает волков не из ненависти к самим волкам. Он защищает свое стадо, что дает ему право убивать. По мнению европейцев того времени это было правильно, а масштаб доступной им ресурсной базы позволял считать собственные взгляды на правильность единственно верными. В итоге, через некоторое время новая территория, со всеми ее ресурсами, оказалась включена в западную систему управления.

Когда на Потсдамской конференции в 1945 году победители определяли конструкцию устройства нового мира, это лишь внешне выглядело как разгребание последствий Второй Мировой войны. Фактически тогда речь шла о закреплении конфигурации новых границ между управляющими системами. Такое случалось уже много раз до этого. Например, только за вторую половину XVIII века и только одна Россия заключила 23 различных международных договора, в той или иной степени менявших очертания государственных границ европейских стран. Так что Потсдам отличался только масштабом. Если раньше расширялись или распадались какие-то отдельные мелкие княжества, то в этот раз победители перечертили целую планету. Это создало ряд серьезных иллюзий.

Во-первых, масштаб процесса значительно превзошел рамки восприятия мира большинством отдельно взятых людей. Не стоит думать, что узость мировосприятия свойственна только глупым американцам или чопорным европейцам. Многие из вас сходу, не заглядывая в шпаргалку, ответят, с кем на северо-востоке граничит такое государство, как Гана? А какие крупные реки протекают через Лесото? А какова общая протяженность сухопутной границы между Джибути и Заиром? Какая разница где расположены эти малозначительные страны? До недавнего времени география, этнография и политическое устройство Сирии тоже являлось чем-то совершенно малозначительным, а сегодня там решаются судьбы всей планеты.

Второй иллюзией стало убеждение об окончательности конструкции моделей управления миром. Вершиной их развития является только тоталитарный социализм и либерально-демократический капитализм. Мир глобален, так что рано или поздно всем странам придется определиться "на чью сторону встать". При этом любые другие модели, от националистических до религиозных, стали считаться безусловным пережитком прошлого. А когда, в 1992, СССР проиграл Холодную войну, либерально-демократический капитализм, так сказать, по умолчанию, стал считаться единственно правильной моделью социально-экономической организации общества.

Вот только его победа в сути самих глобальных управленческих процессов не изменила абсолютно ничего. Либеральная капиталистическая демократия это не просто абстрактная модель какого-то сочетания некоторых базовых ценностей. Это еще конкретные механизмы принятия управленческих решений. И не просто механизмы, а вполне конкретные люди, решающие, в чью пользу и каким образом получаемую системой прибыль следует делить.

В частности, либерально-демократическая модель капитализма, пока на планете оставались свободные к завоеванию внешние рынки, подразумевала, что прибыль извлекается за рубежом, а тратится на повышение благосостояния только европейцев и американцев. Поправка, только западноевропейцев и американцев, как главных бенефициаров этой модели. Когда внешние рынки (СССР, Китай, ЮВА, Африка, Латинская Америка, Ближний Восток) закончились конкуренция за прибыль переместилась внутрь модели. Сейчас прибыль делят Старый и Новый Свет.

Собственно, потому и делят, что главный императив либерально-демократической модели оказался сплошным заблуждением. Это наглядно видно на примере истории Евросоюза. Тот факт, что в ЕС входят 28 стран, вовсе не означает, что Европа стала единым государством. Теоретически предполагалось, что после открытия границ и создания условий для свободного перемещения товаров, труда и капитал все страны дружно объединятся, примут общие законы и на основе разумного рационализма превратятся в единое государство. С общим флагом, общими деньгами и общим Европарламентом.

Как показали события последних 20 лет, никакой общей Европы нет. Экономически лидирующие западноевропейские страны, прежде всего Германия, Британия и Франция, продолжают грабить в свою пользу остальных партнеров по евроинтеграции. Это все та же колониальная модель мира, только в новой современной упаковке. Попытка восточноевропейских стран переобуться в прыжке, сменив политическую принадлежность с восточной на западную, им нисколько не помогла. Мелкие государства, вроде стран Прибалтики и Восточной Европы уже ограблены и прочно встроены в единый экономический механизм, перекачивающий их прибыль в пользу лидеров. Да, внешне все выглядит так, что Европа живет на немецкие и французские кредиты и дотации.

Однако не стоит забывать, что она же потребляет прежде всего немецкие промышленные товары и французское продовольствие. Сейчас ресурсы Восточной Европы закончились и очередь дошла до более старых европейских стран: Испании, Португалии и Греции. Дальше уже Италия. Помимо того, за свою долю пирога, и за то, чтобы не оказаться следующим кандидатом на раздел, дерется Великобритания, а все европейские страны в качестве своей кормовой базы пытаются использовать США.

Проблема либерально-демократической модели капитализма заключается в том, что стремясь установить свой управленческий контроль над максимально большим количеством ресурсов, она вынуждена вторгаться на все доступные ей территории. Чтобы закрепиться там, ей необходимо полностью уничтожить на них прежнюю систему управления. Не важно, какая она там была создана и почему именно в той конструкции. Она плохая прежде всего потому, что она чужая. Асад должен уйти потому, что в американской модели управления этому самостоятельному политику, радеющему в первую очередь о всем сирийском народе, просто нет места. А нет его потому, что извлекаемая западной моделью управления из любой территории прибыль с самого начала предназначена для проедания только у себя дома. Расходовать ее для повышения уровня жизни захваченных территорий моделью не предусматривается.

Отсюда и вытекает главная причина, вызвавшая кризис. Условно говоря, когда новые территории к себе присоединял, скажем, Советский Союз, то это приводило к росту уровня жизни на них. Когда новые территории присоединялись к западной капиталистической модели, то после короткого периода материального изобилия (в магазины хлынули дешевые западные товары и продукты), уровень жизни на новых территориях начинал снижаться. Местная промышленность и сельское хозяйство быстро проигрывали в конкурентной борьбе и банкротились.

Люди теряли работу, а значит и возможность изобилием пользоваться. Они пытались применять для своей защиты тот самый либерально-демократический механизм (партии, выборы, митинги), но оказалось, что он на работу системы практически никак не влияет. Французские и бельгийские фермеры уже годами устраивают стачки и поливают молоком асфальт перед Европарламентом, но это никак не приводит к улучшению их жизни. Немцы, австрийцы, бельгийцы в шоке от волны нелегальной иммиграции, но правительства их стран продолжают рассказывать про пользу свежей новой крови для европейской экономики.

А если ни один базовый принцип модели так, как это предусмотрено теорией, не работает, то как можно говорить о лучезарных перспективах самой модели в целом? Это давно уже не временные трудности. Это крушение самой конструкции. Оно не случится одномоментно, уж слишком велик ее масштаб, но до стационарной орбиты ракета совершенно очевидно не дотянула и ее траектория перешла в нисходящую вервь параболы.

Фактически на данном этапе речь идет лишь о том, на какие куски эта система после удара в конечном итоге развалится. Такое уже случалось в мировой истории. Достаточно вспомнить Древний Рим, западная часть которого рассыпалась совсем, а восточная сумела дожить аж до Первой мировой войны, правда уже под другим наименованием. Примерно тоже самое сегодня ожидает Западный мир, - распад на западную и восточную части. Разве что в этот раз сохранить целостность у восточной шансов явно меньше, чем у западной.

Как бы там дело ни пошло дальше, западная часть представляет собой уже сейчас единое государство - США, - а цельным государствам с любыми сложностями справляться в управленческом смысле всегда проще, чем сообществу независимых государств. Хотя вопрос тут конечно же остается относительным. Не стоит забывать, что USA правильно переводить как Соединенные ГОСУДАРСТВА Америки. Собственных разногласий внутри США тоже более чем достаточно. Так что вопрос целостности будет зависеть лишь от масштаба грядущих потрясений и степени адекватности управляющих элит, а она вызывает обоснованные сомнения.

Что до восточной части, то сегодня вопрос упирается в простую дилемму: либо у Германии, тем или иным образом, получится на обломках государственности европейских стран построить Четвертый Рейх, либо во всей Европе воцарится исламский Халифат. Будет он создан по радикальным лекалам нынешнего ИГ или получит какую-то иную форму в общем сколь-нибудь принципиально сути дела не меняет.

Единой Европы в рамках капиталистической либерально-демократической модели не получилось именно потому, что каждая отдельная национальная элита не согласилась отказаться от власти. В общем, это не удивительно, эта модель не могла предложить им взамен ничего, кроме пышных похорон. А присоединяясь к как бы общей Европе, все они стремились от союза получить гораздо больше, чем ему отдать. Сейчас местным элитам становится ясно, что расходы от проекта начинают превышать доходы, а значит "надо прекращать кормить нахлебников"...

Правительство каждой из стран лелеет надежду о том, что закрыв границы сможет справиться с проблемами самостоятельно. По крайней мере - с проблемой беженцев. Но в реальности ошибочность такой стратегии очевидна. Поток мигрантов переполняет европейские государства и уже начал менять их базовый культурный и понятийный фундамент. Слом государственности становится лишь вопросом времени. Слом в прямом смысле этого слова, через утрату центральной властью возможности управления своими регионами. Результат будет зависеть от трех факторов. Во-первых, степени, масштаба и темпов распада государства в Германии, как самой большой интегрирующей силы Европы. Во-вторых, от темпов распада государственности на остальных территориях Евросоюза. В-третьих, от темпов и способности сил, желающих построить в Европе Халифат, к самоорганизации.

Проблема в том, что сегодня европейцев, как народа, фактически нет. Совокупность отдельных народностей, политических, этнических, религиозных, расовых, культурных или половых групп народом не является. Кроме того, события с терактами в Европе последних двух лет показывают, что эти группы серьезно утратили пассионарность. А пример с местными выборами во Франции 2015 года и маршами неонацистов в Германии демонстрируют, что западные правящие элиты любую европейскую консолидацию боятся на много больше, чем всех арабских террористов и ИГИЛ вместе взятых. Это делает шансы европейцев и арабов практически равными. В борьбе "лишь бы не прогнуться под немцев" европейские страны могут оказаться завоеванными арабским миром...

Так что автор статьи в Нью-Йорк Таймс прав. Мир меняется. Только суть и масштаб этих перемен им оценивается несколько неверно. Впрочем, как говорится, законы баллистики покажут, куда упадет камень.

http://alex-leshy.livejournal.com/694963.html