Война с историей – это не борьба с отдельными нехорошими чертами той или иной эпохи. Война с историей имеет целью полный слом исторического самосознания – с сопутствующим уничтожением народа. Как человек без ценностей теряет человеческий облик, так и народ, предавший проклятию свою историю, перестает быть народом.

После Октябрьской революции эпоха царизма порицалась, но не тотально: никто не оспаривал исторической ценности Невской или Куликовской битвы, строительства Кремля или Бородинского сражения. И весьма быстро государство начало восстанавливать положительный образ сильных русских правителей – Александра Невского, Ивана Грозного, Петра I.

Ровно так же, как в истории европейских народов – после сожжений, революций и реставраций – обретали в народном «пантеоне» свое место и Жанна д’Арк, и Робеспьер, и Наполеон.

Историческое самосознание нашего народа дважды за вторую половину XX века целенаправленно, холодно и расчетливо ломали.

В первый раз – на XX съезде, когда Хрущев поднял тему сталинских репрессий, не огласив точных цифр. Что позволило расцвести спустя немного времени самиздатовской лжи Солженицына о «миллионах репрессированных».

Во второй раз – ломали в перестройку. Наиболее откровенно о механизме этого слома рассказал главный горбачевский идеолог А.Н.Яковлев в предисловии к русскому изданию вышедшей в 1997 г. в Париже «Черной книги коммунизма». Яковлев описывает целую систему нанесенных горбачевской командой в перестройку ударов по всей советской истории: «Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционаризму вообще.

Начался новый виток разоблачения «культа личности Сталина». Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна. <...> Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. <...> Могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика – механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма – сработала».

Ломавшие историческое самосознание перестройщики задействовали два вида оружия: прямую историческую фальсификацию («миллионы репрессированных») и отсутствие у широких слоев населения понимания исторического контекста.

Вышеупомянутые яковлевские «механизмы тоталитаризма» – проще же говоря, находившиеся в руках партии государственные газеты и телевидение – нагнетали истерику, превращавшую любую историческую норму в преступление. Тут пошли в ход и секретные протоколы к Пакту Молотова–Риббентропа – вполне нормальный для своего времени дипломатический документ, позволивший накануне войны отодвинуть государственные границы на Запад. (О том, что многие государства имели аналогичные секретные договоренности, и как «жертва-Польша» в сговоре с Гитлером жадно делила Чехословакию, горбачевская пресса, само собой, рассказать запамятовала...) И психологические страшилки-эссе про Ленина, стрелявшего когда-то на охоте – о, ужас! – в зайчиков... (Почему русский Робеспьер должен был быть святее Тургенева, неясно, но на то она и массовая истерика).

Перестройка востребовала большой массив наработок по советской и российской истории, сделанных западными советологами за десятилетия Холодной войны.

Подрыву при этом подлежала не только советская, но и вся российская история. Так, известный американский советолог Ричард Пайпс, развивая давнюю западную идею о «равнозначной преступности двух тоталитаризмов» фашизма и коммунизма, находил истоки коммунизма в русской истории. В книге «Россия под большевиками» он утверждал: «Приняв восточный вариант христианства, Россия отгородилась от столбовой дороги христианской цивилизации... Жители средневековой Московии не имели представления о частной собственности и этим радикально отличались от жителей всех европейских стран». Православие, отсутствие частнособственнических навыков... Нет, не в советском коммунизме таится, по американскому советологу, корень зла и угроза для Запада, а глубже –
в традиционном русском пути развития.

Понятие об «азиатской испорченности» российской государственности, являющееся сквозным для трудов Пайпса, Бжезинского и других американских советологов, в 90-х гг. прочно перекочевало в российские учебники. Особенно выделяются в этом отношении учебник по советской истории француза Николя Верта (с 90-х гг. наиболее активно рекомендуемый старшеклассникам в школах), школьный учебник И.Н.Ионова и др.

Тотальная телевизионная антисоветская пропаганда в 90-е гг. приняла, в том числе, формы развернутых циклов лекций по истории (Э.Радзинский, Н.Сванидзе), бьющих, в соответствии с планом Яковлева, либерализмом и сентиментализмом «по революционаризму вообще» (вспомним, к примеру, нагнетание истерики вокруг темы убиенной царской семьи и т.д.).

В те же годы в России открываются западные образовательные центры, становящиеся площадкой для отработки новых исторических концепций. В 1992 г. участники старого московского диссидентского кружка М.Мамардашвили, Е.Немировская и Ю.Сенокосов создали в России «Московскую школу политических исследований» (МШПИ). Школа была организована, по словам Немировской, как «пилотный проект Совета Европы в России». В международном попечительском совете МШПИ – директор по политическим вопросам Совета Европы Жан-Луи Лоран, директор программы Фонда Сороса и др. Начинание быстро дало ростки: сеть координируемых Советом Европы школ пронизала весь бывший соцлагерь, от Хорватии и Болгарии до Украины, Грузии и Казахстана. За свою «просветительскую деятельность» Е.Немировская была награждена золотой медалью Совета Европы «За служение», орденом Британской империи и пр.

«Свет просвещения», несомый Советом Европы, высветил российскую историю поистине в новых очертаниях! В 1999 г. вышла книга Джеффри Хоскинга «Россия: народ и империя». В предисловии автор вынес отдельную благодарность за содействие в обсуждении и распространении идей в России Е.Немировской, Ю.Сенокосову и их «Московской школе политических исследований» (удостоился похвалы также директор Института российской истории РАН А.Н.Сахаров и его коллеги).

Сквозная тема исследования Хоскинга, по его собственному определению, – «как Россия воспрепятствовала расцвету Руси, или как строительство империи помешало формированию нации». Т.е. американский автор в «солидном историческом исследовании» проводит ту самую идею уменьшительного русизма, которую национал-уменьшители затем понесут «в ладошках» в народ в облегченной форме поэтических виршей: «Сгинь, Россия, во чреве Змия! / Мы тебе отомстим за Русь!» (знакомьтесь: нациствующий поэт А.Широпаев).

В 1999 г. появилось русское издание уже упомянутой выше «Черной книги коммунизма: преступления, террор, репрессии», вышедшей двумя годами ранее в Париже с подачи преподавателя французского Католического института высшего образования Стефана Куртуа (соавторы – также уже вышеупомянутый автор популярного учебника Николя Верт и др.; английское издание осуществил Гарвардский университет). Следует отметить, что Куртуа принадлежит к узкому избранному кругу французских публицистов, таких как Андре Глюксман и Бернар-Анри Леви, последовательно и по сей день борющихся за высшее благо высадки американского десанта на «нецивилизованном пространстве» от Афганистана до Сирии и от России до Китая...

Верная солженицынской лживой традиции «Черная книга» фальсифицировала цифры «жертв коммунизма», записывая в них, в том числе, погибших в Великую Отечественную войну. При этом один из заключительных разделов книги с говорящим названием «Почему» был призван объяснить читателю глубинную историческую испорченность России, «доведшую» эту страну до коммунизма: «В период от Ивана Грозного до Петра Первого в России сложилась специфическая система, при которой воля к прогрессу, исходящая от абсолютной власти, сочеталась со все более жестоким подчинением и народа, и высших слоев обществ диктаторскому, террористическому государству». Итак, в новом западном определении российская государственность описывалась не просто как порченая, но как «террористическая».

Успешно придерживаясь заданного стиля, и А.Н.Яковлев в русском предисловии к «Черной книге», после описания своей борьбы с советской историей, переходит на историю российскую: «На Руси никогда не было нормальной частной собственности [«свежее» откровение по Пайпсу!], и поэтому здесь всегда правили люди, а не законы… Национальная психология издавна легко отзывалась на насилие… История наградила нас идеологией нетерпимости, большевики превратили ее в государственную».

Исторические изыскания авторов «Черной книги» были призваны постепенно воплотить в жизнь вполне определенные политические решения. И 25 января 2006 г. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию о «необходимости международного осуждения преступлений коммунистических тоталитарных режимов». За принятие этой резолюции на слушаниях в Парламентской ассамблее отдельно ратовал Куртуа.

В том же 2006 г. вышла книга И.Карацубы, И.Курукина и Н.Соколова «Развилки» на пути России: от Рюриковичей до олигархов». Идея книги, утверждалось в аннотации, родилась в ходе обсуждения истории со слушателями «Школы публичной политики» (ШПБ). Эти школы были созданы в 2003 г. «Открытой Россией» М.Ходорковского как прямые наследницы «Московской школы политических исследований» Е.Немировской (факт наследства всячески подчеркивался). После ареста Ходорковского в 2007 г. школы в регионах поддержит Фонд Сороса. В указанной книге Карацубы–Курукина–Соколова тема российской истории рассматривалась под углом принятия Александром Невским не «правильного» западного пути развития (как то сделал заключивший союз с папством Даниил Галицкий), а «неправильного» собственного – «пути ига и имперского зла».

Начавшаяся в 2011 г. на «Пятом канале» телевидения передача «Суд времени» сделала очевидными для широкого зрителя все основные точки войны с российской историей. Либералы А.Сахаров, Ю.Пивоваров, Н.Сванидзе последовательно проводили прямую линию от Александра Невского, Ивана Грозного, Петра I и Екатерины II – к Сталину. Сильные русские князья и цари обвинялась ими как творцы проклинаемой русской государственности.

В последнее время, в связи с попыткой организации «оранжевой революции» в России, вновь всплывают на поверхность все перестроечные больные исторические темы, в том числе тема необходимости покаяния России перед Польшей за Катынь. Притом, что поляки сгноили в 1919–1921 гг. в лагерях более 30 тысяч русских военнопленных, а в основных «доказательствах» виновности русских в катынском расстреле – очевидная фальшивка Волкогонова (в которой напутаны ЦК КПСС с ЦК ВКП(б)), «приказ с подписью Сталина» (в котором лист с подписью отпечатан на другой машинке, чем листы самого приказа) и пр.!

Несмотря на очевидность фальшивок, в апреле 2012 г. Европейский суд по правам человека в связи с катынским делом уже признал Россию нарушительницей статьи 3 (запрещение пыток) Европейской конвенции о защите прав человека. В феврале будущего года жалоба родственников на недостаточность такого решения будет рассмотрена в Большой палате Европейского суда…

В сентябре этого года либеральная пресса натурально сплясала канкан на теме двухсотлетия Бородинской битвы. «Эхо Москвы» двинуло в бой аж историка-любителя Е.Понасенкова с рассказом о «просветителе-Наполеоне и не умевшем воевать Кутузове»… Крепя левооранжевый альянс, патриотический журналист Александр Невзоров также подверг презрению «лопающиеся пузыри Невского и Бородино». В доказательствах – вновь потасканные либеральные фальшивки из разряда «Невский – побратим сына Батыя» и прочей художественной фантастики.

Оранжевые упорно уговаривают Россию избрать польский путь издания 1989 г. с «мирной передачей власти круглому столу во главе с оппозицией» (см., например, выступление Ильи Пономарева на «Белом форуме» в сентябре этого года) – при всей очевидности финансирования тогдашней польской оппозиции Конгрессом США с последующим превращением Польши в американского вассала... Тот же Пономарев на днях заявил, что видит своей главной задачей создание сети оппозиционных региональных лидеров, и что это будет проект, преемственный «Школе публичной политики» Ходорковского. Легко представить себе, какие новые исторические «откровения и перспективы» подарит нам оранжевоеначинание…

Со времен перестройки на либеральной скамье подсудимых находится вся русская история. Главный же обвиняемый на этом суде – русская государственность.

Холодно и сухо оперируя фактами, разобрать до основания здание либеральной тотальной пропаганды – только так мы сможем отстоять правду наших отцов и дедов.

https://gazeta.eot.su/article/istoriya-rossii-na-liberalnom-sude