Рассматривая перспективы американо-кубинской разрядки, авторы портала Terra America отмечали, во-первых, важность настроений среди граждан США латиноамериканского происхождения, а во-вторых, очевидные изменения в их воззрениях на многие аспекты внутренней и внешней политики в последнее время. Не в последнюю очередь этому способствует мало известный в нашей стране процесс их массового оттока из католических приходов в протестантские.

В 2013 году журнал Time вынес на обложку одного из номеров тему «Реформация у латинос» (The Latino Reformation). По мнению издания, американцы латиноамериканского происхождения устремились в различные протестнатские церкви по всей стране в надежде на «окончательный разрыв со своим прошлым, более быструю ассимиляцию в средний класс и более близкие отношения с Богом».

Как мы уже рассказывали нашим читателям, сходные процессы протекают и на родном континенте Папы Франциска I, в Южной Америке, что отчасти отражает современный кризис католицизма. Сегодня – рассказ о происходящем непосредственно в США, куда за последние десятилетия переселилось несколько десятков миллионов латинос. По последней переписи населения 2010 года таковых, напомню, 50.5 миллионов человек, и это уже крупнейшая национальная группа страны.

О том, что это означает для будущего Америки, рассказывает наш постоянный автор Владислав Владимиров.

Демография

Переписи в США, в отличие от Латинской Америки, не включат в себя пункт о религиозной принадлежности. Поэтому основу исследования составляют данные массовых социологических опросов, проводимых крупными исследовательствими центрами, и их дальнейшее сравнение с данными переписи.

Один из наиболее авторитетных источников данных – «Исследование американской религиозной идентификации» (American Religious Identification Survey, ARIS), проводившееся Исследовательским центром Нью-Йоркского университета (The Graduate Center of the City University of New York) в 1990, 2001 и 2008 годах.

В ARIS, однако, присутствует странная повторяющаяся ошибка – заниженные оценки общего числа латинос, например, пропорции опроса 1990 года были наложены на цифры переписи 1980 года (14,6 миллиона), опроса 2001 года – на перепись не 2000 года (35,3 миллиона), а 1990 года (22,4 миллиона). По этой же причине число латинос в Штатах по состоянию на 2008 год оценено ARIS в 30,53 миллиона, тогда как Бюро переписей США (Census Bureau's Population Estimates Program) дает на 2008 год цифру в 46,9 миллиона латинос!

Следуя методике исследований ARIS, в которой процентное соотношение является как раз исходным для последующего наложения на данные переписей, эти проценты мы сможем пересчитать, зная известные данные переписей.

Итак, по данным ARIS, кризис католицизма в латиноамериканском сообществе Соединенных Штатов выглядел так.

В 1990 году перепись зафиксировала в Штатах 22,4 миллиона латинос, и среди них было 65,6% католиков, десятью годами позже латинос было уже 35,3 миллиона, но доля католиков среди них упала до 55,0%. Это падение не было связано с ростом процентной доли реформатов, она осталась примерно на том же уровне – 23,8% и 24,0%, соответственно. Выросло относительное число атеистов и секуляристов – с 6,3% до 13,0% или с 1,42 до 4,6 миллиона человек.

В абсолютных цифрах число протестантов среди латинос за это время, конечно, тоже выросло – с 5,3 до 8,5 миллиона. Самый быстрый рост, по данным ARIS, пришелся на долю пятидесятников. С 1990 по 2001 годы среди латинос в США их число возросло с 3,0% до 4,0%, или с 0,7 до 1,4 миллиона, то есть примерно вдвое.

Самой многочисленной, но при этом и демонстрирующей наихудшие показатели роста была община латиноамериканских баптистов – с 1990 по 2001 годы ее доля уменьшилась с 7,4% до 5,0%, хотя в абсолютных цифрах был небольшой прирост с 1,7 до 1,8 миллиона.

Дальнейшие цифры – из исследования «Религия и гражданская активность латинос в США», выпущенного в 2005 году Оксфордским университетом:

«В 2004 году 70% (28 миллионов) всех латинос были католиками и 23% (9,1 миллиона) протестантами или приверженцами других христианских церквей[1]. Из последних 8 миллионов составляли протестанты, а среди таковых 88% (7 миллионов) составляли евангелические деноминации или относящие себя к «заново рожденным» (born-again) христианам. Более того, 64% (5,1 миллиона) протестантов-латинос являлись пятидесятниками или харизматами»[2].

Далее, есть подробное исследование Pew Research Center 2006 года. Зная оценку Бюро переписей США в 44,3 миллиона латинос на 2006 год, проценты несложно перевести в абсолютные цифры.

Итак, по данным Pew Research Center в 2006 году 67,6% (30,0 миллиона) латинос в США составляли католики, среди прочих заметных религиозных групп указаны протестанты – 19,6% (8,7 миллиона) и представители иных христианских Цервей (Other Christians) – 2,7% (2,0 миллиона). К последним отнесены Свидетели Иеговы (1,9% или 0,8 миллиона), а также мормоны и православные. Число неверующих оценено в 7,8% (3,5 миллиона).

Процентное соотношение данных Pew совпадает с данными оксфордского сборника – протестанты и Other Christians составили, соответственно, 23% (тут дана цифра, округленная до целого) и 22,3%. По данным оксфордского исследования, протестанты в общине латинос составляли в 2004 году 20,24% – это близко к 19,6%, подсчитанными Pew в 2006 году.

На 2008 год есть данные ARIS, которые можно наложить на статданные за этот год (46,9 миллиона латинос). Цифры таковы: католики составили 59,5% (27,9 миллиона), все прочие христианские конфессии – 22,2% (10,4 миллиона). Учитывая, что единственная непротестантская конфессия в разделе Other Christians – православные – в Штатах среди латинос сравнительно немночисленны (исследование Pew за 2006 год оценивает их долю в 0,1%), можно считать, что эта цифра относится к протестантам. Стоит добавить, что число неверующих латинос также серьезно возросло – до 12,4% (5,8 миллиона).

Среди латинос-протестантов к 2008 году продолжала сокращаться община баптистов, уменьшившаяся до 2,9% (1,4 миллиона). Практически без изменений с 2001 года осталось в абсолютных цифрах количество пятидесятников (1,5 миллиона), в процентном же соотношении их число упало до 3,1%. Зато резкий рост показали Свидетели Иеговы и Адвентисты седьмого дня, объединенные в отчете под названием Protestant Sects, численность которых составила в 3,8% (1,8 миллиона).

Напомним, в 2006 году Pew обнаружил среди латинос 840 тысяч одних только Свидетелей Иеговы. Между тем, еще в 2001 году ARIS определяло количество латинос-иеговистов в 350 тысяч. Такими темпами – приростом примерно в 2 раза каждые 4 года – иеговисты действительно должны были составить к 2008 году не менее 1,2-1,3 миллиона человек. А еще остаются Адвентисты, которые в сводках ARIS и прочих исследований не отражены отдельной графой. Так что цифра ARIS по Protestant Sects является вполне надежной. Интерес к ним латиноамериканцев в США действительно резко возрос.

Еще одна быстро растущая группа латинос-протестантов – так называемые внеденоминационные, то есть те, которые по факту в США относятся к различным течениям пятидесятничества или баптизма, но сами себя так не называют. Иначе говоря, это самые разные церкви, в основном небольшие. В 1990 году прихожан из числа латинос в таких церквях было 8,0% (1,8 миллиона), в 2001 году – 9% (3,2 милиона), а в 2008 году – 10,6% (5,0 миллиона).

С данными ARIS за 2008 год более-менее близки цифры опросов Gullap за тот же год, которые определили число католиков среди латинос в США в 58%, а протестантов, включая Other Christians, в 27%. По данным Gullap на 2012- 2013 годах, в США было 54% католиков-латиноамериканцев и 28% их собратьев-протестантов.

Тенденции

Несложно заметить, что среди латинос-протестантов в США сейчас доминируют, во-первых, пятидесятники и близкие к ним харизматы, во-вторых, внеденоминационные протестанты. Аналогичную картину исследователи наблюдают и в самой Латинской Америке. Так, по данным Pew Research Center на 2013 год, протестанты составляли 22% населения Бразилии, из них – 4% приверженцев исторических протестантских Церквей (Mainline Protestants), таких как пресвитерианцы и баптисты, 13% пятидесятников и 5% внеденоминационных протестантов. Особенно впечатляют данные о том, что с 1990 по 2013 годы число Mainline Protestants выросло лишь с 3% до 4%, тогда как пятидесятников – с 6% до 13%, а внеденоминационных – с менее чем 1% до 5%!

Чем это можно объяснить? Первая, самая часто называемая причина – мистической душе потомков испанцев гораздо ближе идея о возможности нового схождения языков Святого Духа, нежели холодный англосаксонский протестантизм исторических церквей. Для потомков же индейцев с их пышными полуязыческими праздниками и верой в силу шаманов могут быть ближе напевы, танцы и пророчества харизматов. Так, популярнейшая в Мексике харизматическая Церковь «Свет миру» (La Luz del Mundo), число прихожан которой к концу нулевых в оценках экспертов колебалось от 0,5 до 7 миллионов, возглавляется отцом и сыном из семьи Хоакин, которых считают живыми апостолами Бога.

Однако есть и другая причина. По данным исследования Pew за 2007 год, реформаты-латинос из числа харизматов, пятидесятников и членов протестантских сект заметно более религиозны, нежели католики. «Оценивают религию как очень важную для себя» среди латиноамериканцев в США 68% католиков, 85% евангеликов и 88% «прочих». Каждую неделю посещают храм 42% латинос-католиков, 70% евангеликов и 71% Other Christians. Молятся каждый день 64% католиков, 87% евангеликов и 91% сектантов. При этом, что интересно, одновременно самые худшие показатели показали члены исторических протестантских Церквей (баптистов, пресвитериан и других): 65% считают религию важной, 36% посещают церковь и ежедневно молятся 76%. Можно сопоставить это с тем, как плохо растет их число среди протестантов-латиноамериканцев.

Получается, что в протестантизме латиноамериканцы ищут возможности для активной самостоятельной духовной жизни, считая, что в Католической Церкви все слишком регламентировано, основано на канонах и послушении духовенству.

Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. В нулевые лишь 2,7 тысяч из 47 тысяч католических священников в США были испаноязычными, да и то в основном не латиноамериканцами, а испанцами. Так что для латиноамериканцев Католическая Церковь в Штатах была словно бы и не своей, будучи ориентированной скорее на католических потомков европейских иммигрантов.

Членство в активной церковной общине является для латиноамериканцев, большинство из которых бедны, также и средством взаимной поддержки и выживания. Марк Пенн и Кинни Залесн в книге «Микротенденции. Маленькие изменения, приводящие к большим переменам» (2007) пишут:

«Проповедники пятидесятников в латинских кварталах напоминают участковых партийных боссов в городах Северо-Востока. Они обеспечивают людей работой, лечением, заемными средствами и социальной поддержкой. Для малообеспеченных латиноамериканцев сообщество пятидесятников является настоящей семьей».

Семьей, подчас, и в том смысле, в котором это слово используется в «Крестном отце». Гастон Эспиноза, доцент кафедры религиоведения в Колледже Клермонт Маккена утверждает:

«Членство в протестантской Церкви… является альтернативой членству в уличной банде. Членство в банде является одним из способов выживания в городе. Если вы не в банде, вас избивают. Итак, что же делать, если вы не хотите быть в банде, и вы не хотите быть избиваемым? Вы присоединяетесь к Церкви. Мы видим также и рост латиноамериканской евангельской поп-сцены как альтернативы субкультуре банд».

И еще один интересный момент. Доля католиков и протестантов среди латинос разных поколений в США отличается от средних цифр по общине диаметрально – для католиков она с каждым поколением в Штатах падает, у протестантов – растет.

В среднем среди латинос 62% составляют представители первого поколения американцев, 22% второго и 15% третьего. У католиков это, соответственно, 68%, 19% и 12%. В то же время у евангеликов (сюда Pew, очевидно, включает пятидесятников) – 55%, 23% и 21%, у представителей протестантских сект (Other Christians в опросах Pew) – 57%, 26% и 17%. Иначе говоря, переход в реформаты в какой-то степени является одной из форм адаптации к новому для мигрантов обществу, принятие его ценностей. Уже процитированный выше Гастон Эспиноса утверждает:

«Латиноамериканцы стремятся вовремя принять американские обычаи и ценности и, как правило, их взгляды затем отражают основные политические, социальные и моральные позиции американцев, хотя латинос вносят сюда свои пристрастия и эмоции».

Для представителей классических протестантских Церквей картина отличается и от католиков, и от прочих латинос-протестантов – 35%, 37% и 28%. То есть, это самая «коренная» группа латинос в США. Об этом же свидетельствуют и данные о соотношении в латиноамериканской общине родившихся в США (native-born) и за их пределами (foreign born). В среднем это 38% и 62%, для католиков – 32% и 68%, у евангеликов – 46% и 55%, у протестантских сект – 43% и 57%, у исторических протестантов – 65% и 35%.

Можно сделать «разрез» и по конкретным этническим группам. Максимальное число евангеликов (27% при среднем среди латинос 15%), сектантов (4% при среднем 3%) и исторических протестантов (9% при среднем 5%) при минимальном числе католиков (49% при среднем в 68%) отмечается среди пуэрториканцев, которые раньше всех – еще с конца 40-х годов – начали массово переселяться в США! Так что вывод о реформатстве как о своеобразной форме адаптации в американское общество является вполне обоснованным.

Политическая ориентация

С 1970-х годов латиноамериканцы наряду с афроамериканцами – как нацменьшинства – были одной из основных электоральных групп поддержки Демократической партии. Однако в нулевые годы, вместе с заметным ростом числа латинос-протестантов, стало очевидным выделение последних из общей массы латиноамериканцев уже не только по религиозным, но и по политическим взглядам.

Согласно данным Pew на 2007 год, 20% латинос назвали себя сторонниками республиканцев, 43% – демократов, 20% – независимых, остальные – приверженцами иных партий или неопределившимися. Среди католиков оказалось 17% республиканцев, 48% демократов и 18% независимых. Среди евангеликов – 37% республиканцев, 32% демократов и 19% независимых.

Среди зарегистрированых избирателей-латиноамериканцев политические предпочтения католиков сходны с таковыми в среднем по этой религиозной группы: 16% за республиканцев, 49% за демократов и 18% независимых. А вот латинос-протестанты близки по политическим предпочтениям к евангеликам в среднем по США: 36% за республиканцев, 36% за демократов и 19% за независимых.

При разрезе по национальным группам обнаруживаются и исключения. Так, кубинцы-католики являются ярыми сторонниками «великой старой партии» (55% за республиканцев на 20% за демократов). Это вполне объяснимо – кубинская эмиграция в США сложилась в 1950-1970-е годы и сошлась на базе антикоммунизма с республиканцами, да и проблемы со сложностями иммиграции в США ее не коснулись – Штаты, наоборот, с радостью принимали всех беглецов от Кастро.

А вот среди пуэрториканцев-протестантов, наоборот, лишь 18% поддерживают республиканцев и 52% – демократов. Можно предположить, что дело, во-первых, в том, что мигранты с «прекрасного острова» сосредоточены прежде всего в Нью-Йорке и Нью-Джерси, которые в наши дни стали цитаделью американского левого либерализма, и затронуло это все деноминации. Во-вторых, соперничество республиканцев и демократов в Большом Яблоке проходило многие десятилетия по градации «белые и богатые против небелых и небогатых», а большинство темнокожих пуэрториканцев занимали нишу парий, и это помнится до сих пор, несмотря на появление среди них своего среднего класса и богатых людей.

Впрочем, республиканцы бывают разные. Показателен такой момент. Единственная за последнюю четверть века (с 1988 года) уверенная победа республиканского кандидата в президенты имела место в 2004 году (ранее, как мы помним, в 2000 году Буш-младший с трудом одолел Гора, и чаша весов колебалась то в ту, то в другую сторону, целиком завися от пересчета голосов во Флориде). Так вот, эти выборы были уникальны и небывало высоким количеством голосов латинос, поданных за кандидата-республиканца – 44%. Даже Рональду Рейгану в 1984 году удалось набрать лишь 37% голосов латинос.

Эти несколько процентов – миллионы избирателей. Что еще важнее, в США мажоритарная система, а Флорида, где проживает большинство американских латинос – колеблющийся штат. Перевес всего в несколько десятых долей процентов, и у кандидата «в кармане» 29 выборщиков. Напомним, Буш-младший и Керри получили 2 ноября 2004 года, соответственно, 286 и 251 выборщиков.

Опрос латиноамериканцев, зарегистрировавшихся в качестве избирателей, проведенный 15 октября 2004 года газетой The Washington Post и Институтом Томаса Риверы, показал заметное расслоение голосов в симпатиях к кандидатам в президенты. Среди католиков лидировал Керри с 68% против 24% у Буша-младшего. В то же время среди латинос-евангеликов кандидат-республиканец набирал 58% против 33% у Керри. Среди членов прочих протестантских Церквей, включая исторические, поддержка Буша также преобладала, хотя была и ниже – 49% против 42% у Керри.

Конечно, голоса евангеликов, составлявших 15% от числа латинос в 2004 году, не были столь весомы, как голоса католиков (70% латиноамериканской общины США в то время). Тем не менее, свою немалую лепту в победу Буша-младшего они внесли, особенно учитывая их сплоченность и активность. Марк Пенн и Кинни Залесн считают, что именно латиноамериканцы-пятидесятники, неизвестные большинству жителей Америки, были решающей силой, которая перевесила чашу весов в пользу Буша на выборах 2004 года. С этим согласен и Гастон Эспиноса:

«Вкратце, латиноамериканцы-пятидесятники являются ключевым решающим голосом на выборах».

Подобная поддержка Буша-младшего была обеспечена мобилизационной повесткой кандидата, основанной на примате морально-религиозных ценностей. В последующем республиканцам не удалось повторить этот триумф – и МакКейн в 2008 году, и Ромни в 2012 году стояли на позициях классического республиканизма времен холодной войны, опирающегося на состоятельных белых избирателей, тогда как американским латинос самых различных религиозных групп присущи симпатии к бедным и иммигрантам, из числа которых они все когда-то вышли.

Последние исследования социологов показывают, что протестанты из числа американских латинос гораздо более консервативны по чувствительным социальным вопросам в отличие от своих католических и нерелигиозных соплеменников. Согласно проведенному с 23 августа по 3 сентября 2014 года опросу Общественного Института изучения религии (Public Religion Research Institute), 62% католиков и 80% «религиозно неопределившихся» латинос поддерживают легализацию однополых браков, в то же время среди протестантов против однополых браков выступают 50%, а среди евангеликов – 79%. Еще жестче противостояние по поводу права женщин на аборт: за высказываются 69% «религиозно неопределившихся» латиноамериканцев, голоса католиков и протестантов распределяются примерно поровну с небольшим преимуществом против абортов (52% против 47%), среди евангеликов – 74% выступают pro-life.

Исполнительный директор Института Роберт Джонс, представляя исследование, отметил:

«Мы видим растущую поляризацию среди выходцев из Латинской Америки. На одном краю – евангелики, как правило, консервативные, на другом – “религиозно неопределившиеся” латиноамериканцы. 80% “религиозно неопределившихся” голосовали за Обаму…».

Так что у республиканцев сохраняется возможность для реванша – в том случае, если их кандидат вновь, как когда-то Буш-младший, поднимет флаг моральных ценностей и «сострадательного консерватизма». Такой «латиноамериканский реванш» будет опираться на растущую этноконфессиональную группу, которая, имея иностранное происхождение, как мы видим, формируется стремлением принять идентичность граждан США, что дает шанс и американскому народу в целом не рассыпаться по национально-религиозным общинам иммигрантов.

[1] В западной социологии термином Other Christians обозначается широкий круг конфессий от таких классических как православные и лютеране до недавно возникших и порой весьма далеких от канонического христианства как Свидетели Иеговы и мормоны.

[2] Latino Religions and Civic Activism in the United States/Oxford: Oxford Univercity Press, 2005. P. 6.

http://terra-america.ru/reformacia-americanskix-latinos.aspx