Прошлый, «колбасный» пост вызвал массу эмоций. Что поделаешь, колбаса - продукт, по сути, сакральный. Кстати, надо как-нибудь разобрать этот вопрос: как данное кулинарное изделие получило подобный статус, и с чем оно было связано. Получится довольно интересно и весьма неоднозначно. Но сейчас я хочу поговорить немного о другом. А именно – о том, что же твориться в настоящее время с продуктами питания, причем, самого разного типа, от мяса до картофеля. С последнего и начнем.

В то самое время 2014 года, когда расстроенные «креаклы» вкушали первые плоды наступивших «санкций» и «контрсанкций», в гневе вопрошая о том, где они будут брать любимую моцареллу и хамон, другие граждане интересовались ценами более привычных продуктов. К примеру, обсуждали в сети стоимость той самой картошки, которая в московских гипермаркетах варьировалась от 30 до 60 рублей за килограмм. (Места той самой дискуссии я, конечно, уже не помню, впрочем, смысла особого это не имеет.

Просто данный пост – переделка поста середины 2014 года, написанного «на тему» санкций, но намного выходящего за ее пределы. Некоторые реалии с тех пор изменились, но не сильно.) Так вот, тогда мне вспомнилось, как осенью 2013 года тот же самый овощ в «нашей деревне» (деревне, где проживают родители жены) можно было купить то ли за 7 рублей, то ли за 10. Т.е., в несколько раз дешевле, нежели в гипермаркете. Причем, не только в московском, но и в «местном», находящемся на расстоянии в 20 километров.

Более того, именно в нем можно было найти израильскую картошку по цене в 60 рублей. И, судя по всему, она не залеживалась. Данная особенность нашей торговли, впрочем, уже довольно приелась, так что подобные цены мало у кого вызывают удивление. Однако эта обыденность на самом деле скрывает очень многое. В самом деле, ведь из школьного курса экономики известно про то, что покупатель предпочитает более дешевый и качественный товар. Вопрос про качество, впрочем, как было сказано в прошлой теме, довольно неоднозначный – очень часто побеждает именно откровенное дерьмо. Однако «количество», т.е., цена, на первый взгляд, выглядит критерием, не подверженным переоценке. Это только «новые русские» из анекдота ищут, где подороже купить. Для обычного же человека кажется логичным выбирать более дешевые покупки.

Но в нашем случае это не так. Дело в том, что простейшая экономическая модель, определяющая соотношение спроса и предложения, в этом случае усложняется – в ней появляется критерий доступности. Ведь понятно, что хотя 20 километров – не 200, но все равно, ради такого «простого» и относительно дешевого продукта никто проезжать их не будет. Просто потому, что у современного человека нет на это особого времени. Именно поэтому он обречен покупать товар «у дому» (в обобщенном смысле), даже если от и стоит намного выше, нежели за десятки километров. Правда, тогда возникает вопрос: а почему же сами селхозпроизводители не везут свою продукцию в «места устойчивого спроса»? Ведь для них это несколько проще, нежели для горожанина делать крюк в десятки километров ради килограмма картошки?

Однако проще-то-проще, но не настолько, нежели кажется. Разумеется, до недавнего времени значительная часть селян именно так и поступала – начиная с пресловутых ярмарок и заканчивая «колхозными рынками» недавнего времени. Именно там осуществлялось «торговое взаимодействие» города и села, что было удобно всем: горожанин получал недорогой и качественный продукт, а селянин – возможность его продажи. Однако наступление «рыночной экономики», как не смешно это звучит, привела к ликвидации подобных рынков.

Вначале, в 1990 годы, «крестьянский» сегмент на них оказался вытеснен китайским ширпотребом и турецкими фруктами, а затем, уже в последнее время сама подобная форма торговли начала исчезать из нашей жизни. Оказалось, что подобное использование «драгоценной» городской территории нецелесообразно – рынки, как правило, располагались в легкодоступных местах (что и было их сутью), а значит, они должны были уступить более прибыльной форме эксплуатации земли. Торговым центрам и жилым кварталам…

И никакая коррупция, на которую столь часто кивают, тут не при чем. Вопрос не в коррупции, а в том, что подобная «рыночная» торговля приносит слишком низкую прибыль. Во-первых, потому, что товар, произведенный селянами, как правило, относительно дешев (в пересчете на единицу объема), а во-вторых, что данная форма торговли крайне трудозатратна (на колхозном рынке на каждое торговое место требуется отдельный продавец). Кстати, до определенного времени ситуацию спасала «полуоптовая» форма работы: покупатель мог купить той же картошки или капусты несколько мешков для длительного хранения в погребе. Это было довольно выгодно, и многие селяне работали именно в расчете на подобный вариант продажи. Но подобная форма покупки постепенно сошла на нет – погреба сейчас мало у кого есть, за исключением пенсионеров, а последние, понятное дело, потребляют совсем немного. Так что volens nolens, пришлось вернуться к рознице с указанными проблемами.

Поэтому рынки, как таковые, сошли на нет, уступив вначале «обычным» магазинам, которые, в свою очередь, в настоящее время оказались практически «похороненными» под мощным напором т.н. «сетей». В этом нет ничего удивительного – речь идет опять-таки, о том самом снижении издержек, который в свое время вытеснил «рыночную» торговлю из нашей жизни. Ведь понятно, что т.н. «ритэйлер», т.е. крупный гипермаркет, имеет меньшее число продавцов на «единицу» товара, лучшие возможности для его реализации, начиная от рекламы и заканчивая способом его учета (все современные сети предельно автоматизированы).

Словом, покупателю в них лучше – и он своим рублем голосует именно за сети. Это очень важно – потому, что стоит зафиксировать, что «отбор» идет именно по «удобству», о чем будет сказано ниже. Ну, и конечно, «сеть» берет своим ассортиментом, немыслимым не только на рынке, но и в «классическом» магазине. Для современного человека, испытывающего хронический дефицит свободного времени, возможность купить в одном месте все, начиная от продуктов и заканчивая хозтоварами, оказалась самой важной. (Более того, она привела к еще большей концентрации – к образованию «торговых центров», «мегамоллов», объединяющих под своей крышей вообще все, что можно. Но об этом, опять таки, будет сказано ниже.)

Пока же можно только отметить, что большинство наших современников, поднимая вопрос о том, почему цена на продукты настолько превышают те, за которые их продают производители, «катят бочку» в данном вопросе именно на ритэйлеров. Дескать, «жадные сети» ставят перед селянами серьезные препятствия, начиная с «платы за вход» и заканчивая необходимостью соответствия определенным стандартам. И именно поэтому для продуктов «местного» производства практически не существует способа «выхода» в самое лучшее место реализации – что ведет к неизбежному их исчезновению.

(Кстати – данная картина не сильно изменилась и после введения «контрсанкций», только вместо «неправильных» поставщиков из «неправильных» стран на прилавках появились «правильные» поставщики из правильных мест.) Однако на самом деле не все так просто – а именно, вопрос о том, почему же ритэйлеры изо всех сил стараются держаться за иностранных производителей, связан вовсе не с их исключительной жадностью. А с совершенно иным – конкретно же, с уже упомянутым стремлением сократить издержки.

Дело в том, что, как можно понять, с «заменой» обычной торговли «сетевой», конкуренция не закончилось. Напротив, она перешла в еще более глубокую стадию, когда ее участниками стали не просто небольшие магазины, а огромные сети. Все это привело к одному – к тому, что малейшее повышение затрат становится критичным. А «местные» производители, к сожалению,  именно что требуют повышения. Ведь очевидно же, что небольшие производители не могут обеспечить высокого уровня стандартизации продукции, которую дают крупные поставщики. А для «сетей» именно этот фактор оказывается значимым.

Собственно, ничего странного тут нет: ведь разворачивание собственной «службы контроля» для того огромного ассортимента, который дает гипермаркет, означает значительное увеличение затрат. Которые, как сказано выше, уменьшают и  так находящуюся в критическом состоянии конкурентоспособность предприятия (На самом деле, подобная «служба» есть, но она «работает по минимуму», приводя лишь к контролю за формальными параметрами, вроде срока реализации.) Единственное, что позволяется – это контроль над некоторым ограниченным видом товаров, вроде охлажденного мяса или рыбы – да и то, не всегда.

В общем, индустриально ориентированная торговля требует индустриально ориентированного поставщика. Того, что поставляет пресловутую «ватную» клубнику – но «ватную» в определенных пределах, те же безвкусные турецкие помидоры (до недавнего времени), но «стандартно-безвкусные» и т.п., пресловутые «сырные» и «молочные» продукты (причем, еще до всяких санкций) и т.д. Это –норма при данной ситуации. Да, кстати, чтобы два раза не повторяться – говоря о «стандартах», стоит упомянуть, что это отнюдь не советские ГОСТы, стоящие на защите качества производимой продукции. Это, всего лишь, соблюдение определенных рамок – т.е., «стандартной» может считаться и соевая колбаса, и «пальмовый» сыр, и т.п. вещи. Пускай это будет дерьмо, но дерьмо с предсказуемыми параметрами, произведенное крупными и, желательно, «брендированными» производителями. Потому, что «дерьмовый» бренд однозначно лучше отличного, но незнакомого товара тем, что для его маркетинга требуются меньшие средства.

А без маркетинга продать что-либо при указанном насыщении рынка, нельзя. Нет, конечно, можно предположить, что при определенном преимуществе в качестве небрендовый товар рано или поздно, но будет «распочухан» покупателями. Однако это «рано или поздно» означает ни что-нибудь, а потерю времени, что для конкуренции подобного уровня смерти подобно. Поэтому продавцам ничего не остается, как «держаться» за раскрученные позиции, пускай даже их качество давно уже не соответствует цене. В свою очередь, покупатель, заходя в магазин, вынужден покупать то, что есть – т.е., товар с указанными свойствами. Иного то нет! А значит, он замыкает «кольцо обратной связи»: покупая некачественный и дорогой брендовый товар, человек тем самым формирует на него спрос. Он бы и рад взять местную картошку по 10 рублей, или местное молоко по 30 (натуральное) – но всего этого нет, и значит, не будет.

Таким образом, можно сказать, что главная причина подобного состояния – это стремление торговли к максимальному удовлетворению потребностей. Т.е., к улучшению жизни покупателя. Все остальные факторы, как то, жадность, коррупция и т.д. – далеко вторичны. Как и в большинстве остальных случаев, проблема возникает не благодаря некоей «зловредной» сознательной деятельности, а благодаря такому сочетанию системных факторов, которые неизбежно ведут к ней. Ну кто ведь будет спорить, что гипермаркеты удобнее что «обычных» магазинов, что рыночно-ярмарочной торговли.

Так же не подлежит сомнению то, что «сетям», равно как и любым рыночным предприятиям просто необходимо снижать издержки. Это же в любом случае ведет к уменьшению той наценки, которую магазины «дерут» с покупателя. (Как правило, она  невелика – от 5% до 30%, по крайней мере, по сравнению с теми разами, в которые увеличивается цена товара. Причем, как раз на овощи и мясо-кур, минимальна.) Но все это, сформированное в единую цепочку, приводит к совершенно иным результатам – к тому, что товар, проходя через множество посредников (а по другому нельзя, ведь главное, как сказано выше, объем), повышается в несколько раз. Это, в лучшем случае. В худшем же, как можно понять, ему вообще становится тяжелым попасть к покупателю.

Собственно, тут мы имеем дело с классическим типом «ловушки», которая очень часто (почти всегда) возникает в саморегулирующихся системах с повышением сложности. А именно – с тем, что общий критерий «оптимальности» структуры начинает отличаться от критерия оптимальности для отдельных частей. Такая ситуация, в общем-то, обычна для социумов, но может быть отнесена и к любым другим достаточно сложным структурам. К примеру – к популяциям и ценозам в биологии. Очень часто развитие последнего, определяемого, понятное дело, требованиями выживания всех входящих в него особей, приводит к совершенно обратным результатам. Но в данной теме «подниматься» на столь высокий уровень абстракции, в общем-то, нет смысла. Надо просто понять, что цель существования «отдельной части» системы – покупателя, производителя и даже продавца, и некая условная «цель» существования ее, как целого, может не просто отличаться, но и иметь определенные противоречия.

Так что единственная возможность получить свои блага полностью – т.е., качественный товар по дешевой цене, это «взломать систему». Т.е. покупать не в гипермаркете, а у продавца напрямую. Но, понятное дело, реализовать полностью это невозможно – поскольку, как можно легко понять, «система», как таковая, тут одной торговлей не ограничивается. Собственно, это как раз тот механизм, который и «загоняет» граждан в гипермаркеты и торговые центры - поскольку для нашего современника найти свободное время даже для покупок на рынке проблематично. (Например – то же молоко некоторые хозяйства продают «напрямую», из бочки. Дешевле, видимо, чем в магазине, даже с учетом издержек на доставку-продажу, поскольку там тот час выстраивается очередь из «окрестных» пенсионеров. Но именно это и «блокирует» возможность покупки для человека непенсионного возраста – т.к. у него просто нет сил и времени выстоять в ней.)

То же самое, только в еще большей степени, относится и к идее самому изготавливать (выращивать) продукты. На самом деле, это все здорово - но не для нынешних условий. Особенно для крупных городов, где привычный еще недавно «выезд на дачу» превращается в известного рода квест (к примеру, в том же Нижнем Новгороде летом этот путь может занять четыре-пять часов). Но и для тех случаев, когда «выезд» еще может рассматриваться, как свободный, возникают реальные проблемы с подобной работой, вернее, с временем и силами для нее. И не надо про пресловутый «телек», якобы отбирающий время и т.п. занятия. На самом деле все это является важным элементом «компенсации» существующего колоссального давления со стороны среды. Если его убрать, то последствия будут крайне неприятные.

Ну, и конечно, есть и более «серьезный» путь, состоящий в том, что при организации системы вместо множества «локальных» оптимумов ориентироваться на оптимум «глобальный» (т.е., на указанное обеспечение покупателя дешевыми и качественными товарами). Но, понятное дело, все это выходит за рамки нашего обсуждения...

http://anlazz.livejournal.com/111587.html