Американского журналиста Эдварда Бернейса часто представляют, как человека, изобретшего современную пропаганду.

Именно Бернейс, племянник пионера психоанализа Зугмунда Фрейда, ввёл термин «пиар», как эвфемизм предвзятости и обмана.

В 1929 году он убедил феминисток предлагать женщинам на Пасхальном Параде в Нью-Йорке сигареты — поступок, считавшийся нелепым. Одна из феминисток, Рут Бут, заявила:

«Женщины! Зажигалка — ещё один факел свободы! Боритесь с ещё одним сексуальным запретом!».

Влияние Бернейса распространилось далеко за пределы рекламы. Его главным успехом стала роль в убеждении американского общества присоединиться к бойне Первой Мировой. Секрет, сказал он, в том, что нужно «вести инжинириг согласия» народа, чтобы «контролировать и формировать его в соответствии с нашим желанием так, чтобы они об этом не знали».

Он описал это, как «истинную правящую силу нашего общества» и назвал «невидимым правительством».

Сегодня невидимое правительство сильно, как никогда ранее, и менее всего понимаемо. Работая журналистом и режиссёром, я не понимал, что пропаганда вкрадывалась в нашу жизнь, как это происходит сейчас и принимается без возражений.

Вообразите два города.

Оба осаждены войсками правительства той же страны. Оба оккупированы фанатиками, которые творят ужасающе жестокие вещи, например, обезглавливают людей.

Но есть главное различие. В случае одной осады солдаты правительственных войск  представляются прикомандированными к ним западными репортерами освободителями, и эти репортеры с энтузиазмом сообщают об их сражениях и авиаударах. На первых страницах изданий размещаются фотографии этих солдат, вскинувших в победном жесте. А упоминания о жертвах среди гражданского населения крайне скудны.

Во втором городе — в другой стране, неподалеку — происходит почти то же самое. Правительственные войска осаждают город, контролируемый фанатиками того же типа.

Различие в том, что этих фанатиков поддерживаем, обеспечиваем и вооружаем «мы сами» — США и Британия. У них даже есть медийный центр, финансируемый Британией и Америкой.

Ещё одно различие в том, что солдат правительственных войск, осаждающих город, в котором засели «плохие парни», осуждают за штурм и бомбёжки города — а именно это делают и «хорошие» солдаты в первом городе.

Сбивает с толку? Да не совсем. Таковы двойные стандарты, представляющие собой суть пропаганды. Я имею в виду, конечно же, нынешнюю осаду Мосула правительственными войсками Ирака, поддерживаемыми США и Британией, и осаду Алеппо правительственными войсками Сирии при поддержке России. Одна осада — благо, вторая — зло.

О чём редко сообщается, так это о том, что оба города не были бы захвачены фанатиками и охвачены войной, если бы Британия и США не вторглись в Ирак в 2003 году. Это преступная авантюра была основана на потрясающей лжи, подобной пропаганде, которая теперь искажает наше понимание гражданской войны в Сирии.

Без этого пропагандистского барабанного боя под видом новостей чудовищные ИГИЛ*, аль-Каида* и аль-Нусра*, как и прочие банды джихадистов, не смогли бы существовать, а народ Сирии сегодня не сражался бы за свои жизни.

Кое-кто может вспомнить целый ряд репортеров ВВС говорящих на камеру в 2003 году, что Блэр был оправдан за то, что обернулось преступлением века. Телевизионные сети США то же самое утверждали о Джордже Буше. Fox News пригласили Генри Киссинджера, чтобы поговорить о фальсификациях Колина Пауэлла.

В том же году вскоре после вторжения я снимал в Вашингтоне интервью с Чарльзом Льюисом, известным американским журналистом-расследователем. Я спросил его: «Что бы случилось, если бы «самые свободные в мире» СМИ всерьёз бросили вызов тому, что оказалось грубой пропагандой?»

Он ответил, что если бы журналисты выполняли свою работу, «были бы очень неплохие шансы на то, что мы не стали бы воевать в Ираке».

Это было потрясающее заявление, и его поддержали другие известные журналисты, кому я задавал тот же вопрос — Дэн Рэтер из CBS, Дэвид Роуз из Observer, журналисты и продюсеры ВВС, которые пожелали остаться анонимными.

Иными словами, если бы журналисты справлялись со своей работой, если бы они бросили вызов и разобрались с пропагандой вместо того, чтобы её множить, то сотни тысяч мужчин, женщин и детей сегодня были бы живы, не было бы никакого ИГИЛ и осады Алеппо или Мосула.

Не было бы кошмара в лондонском метро 7 июля 2005-го. Не было миллионных потоков беженцев, не было бы убогих лагерей.

Когда в ноябре прошлого года произошло террористическое злодеяние в Париже, президент Франсуа Олланд тут же отправил авиацию бомбить Сирию — за этим в результате напыщенных заявлений Олланда о том, что Франция находится в «состоянии войны» и «не будет никакого снисхождения» предсказуемо последовало ещё больше терроризма. Это государственное насилие и зверства джихадистов, питающие друг друга, — истина, о которой ни один национальный руководитель не осмеливается сказать.

«Когда правду заменяет молчание, — говорил советский диссидент Евтушенко, — молчание становится ложью».

Нападение на Ирак, нападение на Ливию, нападение на Сирию произошли из-за того, что руководители каждой из этих стран не были марионетками Запада. Права человека в случаях с  Саддамом или Каддафи оказались неуместны. Оба они не стали слушать приказы и сдавать контроль над собственной страной.

Та же судьба ждала и Слободана Милошевича, когда он отказался подписать «соглашение», по которому требовалась оккупация Сербии и её включение в рыночную экономику. Его народ бомбили, а он сам был казнён в Гааге. Такого рода независимость не терпят.

По свидетельствам «Викиликс», как только руководитель Сирии Башар-аль-Асад в 2009 году отказался от нефтепровода, проходящего по территории его страны из Катара в Европу, на него тут же было совершено нападение.

С того момента ЦРУ замыслило разрушить правительство Сирии руками фанатиков-джихадистов, — и те же фанатики сегодня удерживают в заложниках гражданское население Мосула и восточного Алеппо.

Почему этого нет в новостях? Бывший сотрудник министерства иностранных дел Британии Карне Росс, который отвечал за выполнение санкций против Ирака, сказал мне:

«По обыкновению мы скармливали журналистам разумно облагороженные домыслы, или просто отделывались от них. Вот так это и работало».

Зависимая от Запада средневековая Саудовская Аравия, — которой США и Британия продают вооружений на миллиарды долларов — ныне разрушает Йемен, страну настолько бедную, что и в самые лучшие времена там недоедает половина детей.

Зайдите на YouTube, и вы увидите, какие мощные бомбы — «наши» бомбы — саудовцы используют против влачащих нищенское существование деревень, сбрасывая эти бомбы на свадьбы и похороны.

Взрывы похожи на маленькие атомные. Наводчики в Саудовской Аравии работают бок о бок с британскими офицерами. Но этот факт не попадает в вечерние новости.

Пропаганда наиболее эффективна, когда наше согласие конструируется имеющими прекрасное образование — Оксфорд, Кэмбридж, Гарвард, Колумбийский университет — и карьеру на «Би-би-си», в «Гардиан», «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост».

Эти организации известны как либеральные СМИ. Они выдают себя за просвещенные, прогрессивные трибуны  с моралью в духе времени. Они  выступают против расизма, за феминизм и за права для ЛГБТ.

А ещё они обожают войну.

Высказываясь в защиту феминизма, они поддерживают хищнические войны, которые нарушают права бесчисленных женщин, в том числе и право на жизнь.

В 2011 году была разрушена Ливии, тогда — современное государство, разрушена под предлогом того, что Муаммар Каддафи готовился совершить геноцид по отношению к собственному народу. Таковы были непрерывно идущие новости, но не было никаких доказательств. Это было ложью.

На деле Британия, Европа и США хотели провести в Ливии, крупнейшем производителе нефти Африки, то, что они называют «сменой режима». Влияние Каддафи на континенте и более того, его независимость были для них невыносимы.

Итак, он был убит ударом ножа фанатиками, поддерживаемыми Америкой, Британией и Францией. Хиллари Клинтон приветствовала эту ужасную смерть, заявив: «Мы пришли, мы увидели, он умер».

Разрушение Ливии стало медиийным триумфом. Под бой барабанов войны Джонатан Фридланд строчил в «Гардиан»: «Хотя риски и велики, но причина для интервенции остается веской».

Интервенция — как это вежливо, мягко, это так по-гардиански, а ведь её значение для Ливии — смерть и разрушения.

По своим собственным сведениям, блок НАТО осуществил 9700 вылетов, направленных против Ливии, из них более трети были нацелены на гражданские объекты. В число выпущенных ракет входили и ракеты с урановыми боеголовками. Взгляните на фотографии руин Мисраты и Сирта, на массовые захоронения, обнаруженные Красным Крестом. Детский Фонд Организации Объединённых Наций (ЮНИСЕФ) сообщал о погибших детях, отметив, что «большинство их них — в возрасте до 10 лет».

Прямое следствие — Сирт стал «столицей» ИГИЛ.

Ещё один медиа-триумф — Украина. Респектабельные газеты, вроде «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост» и «Гардиан», а также ведущие вещательные станции, вроде ВВС, NBC, CBS, CNN сыграли решающую роль в создании условий для того, чтобы их зрители смирились с новой и опасной холодной войной.

Все они искажали события на Украине, представляя их пагубными действиями России, когда на самом деле переворот на Украине в 2014 году был делом рук США при участии Германии и НАТО.

Подобное искажение реальности настолько распространено, что вашингтонское военное устрашение Россией не оказалось новостью, оно скрывалось за кампаниями клеветы и запугивания, в атмосфере таких же сам я вырос во времена первой холодной войны. Снова русские собираются напасть на нас, возглавляемые «новым Сталиным», которого  The Economist выставляет «дьяволом».

Сокрытие правды об Украине — один из самых масштабных новостных запретов, которые я могу припомнить. Фашисты, задумавшие переворот в Киеве — той же породы, что и поддерживавшие нацистское вторжение в Советский Союз в 1941 году. Из всех страхов относительно роста фашизма и антисемитизма в Европе ни один руководитель ни разу не упомянул фашистов на Украине — кроме Владимира Путина, но он-то не в счёт.

Многие в западных СМИ усердно работают, чтобы представить русскоговорящее население Украины неудачниками в собственной стране, агентами Москвы, но почти никогда — украинцами, стремящимися к федерации с Украиной  и украинских граждан, сопротивляющихся организованному иностранцами перевороту против их законного правительства.

Это почти торжество игр ума классового сборища милитаристов.

Те, кто бьет в барабаны в «Вашингтон Пост», подстрекая к войне с Россией, — это те же авторы передовиц, публиковавшие ложь о наличии ОМП у Саддама Хусейна.

Для большинства из нас американская президентская кампания — причудливое медийное  шоу, в котором Дональд Трамп — главный злодей.

Но Трампа ненавидят власть предержащие в Соединенных Штатах по причинам, не имеющим отношения к его несносному поведению и взглядам. Для «невидимого правительства» в Вашингтоне непредсказуемый Трамп — помеха планам Америки на 21 век.

А план — установить господство США и подчинить Россию и, если получится, Китай.

Для милитаристов в Вашингтоне главная проблема с Трампом в том, что в моменты здравомыслия он, по-видимому, не желает войны с Россией, он хочет разговаривать с президентом России, а не воевать, он сказал, что хочет разговаривать и с президентом Китая.

На первый дебатах с Хиллари Клинтон Трамп обещал, что не воспользуется в конфликте ядерным оружием первым. Он сказал: «Я определённо не стану наносить первый удар. Как только произойдет выбор в пользу ядерного оружия, всё будет кончено». Это не новость.

Действительно ли он имел в виду именно это? Кто знает? Он часто противоречит сам себе. Но очевидно, Трамп считается серьёзной угрозой статус-кво, установленному громадной машиной национальной безопасности, правящей в США вне зависимости от того, кто пребывает в Белом Доме.

ЦРУ хочет, чтобы он проиграл. Пентагон хочет, чтобы он проиграл. СМИ хотят, чтобы он проиграл. Даже его собственная партия желает его проигрыша. Он — угроза правителям мира в отличие от Клинтон, не ни у кого оставляющей сомнений, что она готова начать войну с Россией и Китаем, обладающими ядерным оружием.

Как она часто хвалится, у Клинтон есть стиль. Да, это доказано. Будучи сенатором, она поддерживала кровопролитие в Ираке. Когда она соперничала с Обамой в 2008-м, она угрожала «стереть с лица земли» Иран. На посту Госсекретаря она участвовала в уничтожении правительств в Ливии и Гондурасе и начала подготовку к травле Китая.

Теперь она обещает поддержать бесполётную зону в Сирии — это прямая провокация войны с Россией. Клинтон вполне может стать самым опасным президентом США за всю мою жизнь, а за признание таковым идёт яростное соперничество.

Без всяких доказательств она обвинила Россию в поддержке Трампа и взломе её почты. Эти письма, опубликованные «Викиликс», раскрывают нам, что именно Клинтон высказывает в частном порядке в речах перед богатыми и влиятельными, и это противоположно тому, что она говорит на публике.

Вот почему заткнуть рот и угрожать Джулиану Ассанжу столь важно. Как издатель «Викиликс» Ассанж знает правду. И позвольте мне уверить тех, кого это тревожит — он в порядке и работа «Викиликс» идёт полным ходом.

Сегодня происходит крупнейшее наращивание возглавляемых Америкой войск со времён Второй Мировой войны — на Кавказе и в Восточной Европе, на границе России, и в Азии и на Тихом океане, где их цель — Китай.

Помните об этом, когда 8 ноября цирк с президентскими выборами достигнет кульминации. Если победит Клинтон, хор неразумных комментаторов вразнобой будет воспевать её коронацию как гигантский шаг вперед для женщин. Никто не вспомнит о жертвах Клинтон — женщинах Сирии, женщинах Ирака, женщинах Ливии. Никто не упомянет учения по гражданской обороне, проводимые в России. Никто не вспомнит о «факелах свободы» Эдварда Бернейса.

Пресс-секретарь Джорджа Буша однажды назвал СМИ  «замазанными пособниками».

Подобная характеристика, прозвучавшая из уст высокого официального лица администрации, чья ложь с помощью СМИ вызвала столько страданий, звучит предостережением истории.

В 1946 прокурор Нюрнбергского Трибунала сказал о немецких СМИ:

«Перед каждой крупной агрессией они запускали кампанию в прессе, рассчитанную на ослабление своих жертв и психологическую подготовку немецкого народа к нападению. В системе пропаганды именно ежедневная пресса и радио оказались наиболее действенным оружием».

Статья является выдержками из речи автора перед участниками Sheffield Festival of Words, г. Шеффилд, Англия.

Примечание:

* — организации, запрещённые в РФ.

http://polismi.ru/politika/sled-anakondy/1507-vnutri-nevidimogo-pravitelstva.html