История с продажей Китаем феноменального объема государственных облигаций США набирает обороты. В четверг информация получила практически официальное подтверждение, но проблема также в том, что подобные шаги крайне неблагоприятно влияют на ликвидность.

Напомним, что Китай продал облигации США более чем на $100 млрд всего за две недели в ответ на дестабилизацию валютного рынка. Кроме того, с начала 2015 г. общий объем проданных казначейских облигаций составил $107 млрд.

В июле стало известно, что около $143 млрд казначейских облигаций США в течение трех месяцев были проданы через Бельгию.

В четверг агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на анонимные источники, что Китай действительно сократил долю владения в американских бумагах в этом месяце, чтобы получить долларовую массу.

Операции включают в себя прямые продажи, а также действия через агентов в Бельгии и Швейцарии. При этом подобная информация вообще не является общедоступной и не будет опубликована. Другой источник добавил, что Китай общался с властями США по поводу продажи облигаций. Точные данные по объемам продаж не называются.

И интересного здесь очень много. Начнем с того, что операции проводились через Бельгию. Это традиционный способ: облигаций продаются через депозитарно-клиринговый центр Euroclear, центральный офис которого располагается в Брюсселе (Бельгия). Но Китай имел возможность продать их также напрямую. Кроме того, Пекин вел обсуждение этого вопроса с властями США, а агентство Bloomberg, которое является неофициальным рупором ФРС, сообщило о сокращении доли Китая, хотя могло еще 2 месяца молчать об этом, дожидаясь официальных данных.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

И все это происходит на фоне того, что продажа американского долга вообще невыгодна ФРС и правительству. Основной риск связан с продолжением продаж резервов и соответственно гособлигаций США.

Согласно подсчетам Citi падение резервов на 1% от ВВП США (примерно $178 млрд) приведет к росту доходности 10-летних американских госбумаг на 15-35 базисных пунктов. Если предположить, что развивающиеся страны, которые сейчас владеют резервами на $5,491 трлн, снизят их на 10% всего за один год, то доходность 10-летних облигаций США вырастет сразу на 108 базисных пунктов (1,08%), а это очень много.

Согласно последним имеющимся данным Китай контролирует примерно $1,48 трлн государственного долга США. При этом $200 млрд проводятся через Бельгию.

Девальвация и продажа долга

После стабилизации юаня Китай начал активно работать на валютном рынке, но уже не через фиксированный курс.

Это означает, что если раньше Китай сокращал резервы в рамках политики обменного курса, то после 11 августа он уже начал прямо вмешиваться в рынок Forex.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Особенно заметно это вмешательство проявилось после 19 августа, когда были опубликованы "минутки" ФРС. В тот же день началась коррекция, которая продолжается до сих пор. При этом массовое использование валютных резервов необходимо для защиты собственной валюты тем или иным путем.

Китаю, в рамках девальвации юаня, необходимо было избавляться от международных резервов.

С оперативной точки зрения международные резервы Китая на две трети состоят из относительно ликвидных активов. На конец июня 2015 г. объем бумаг Казначейства США на балансе Народного банка Китая оценивается в $1,271 трлн, но казначейские векселя и ноты оцениваются только в $3,1 млрд.

Валюта, согласно данным МВФ, разделена следующим образом: две трети – доллары США, одна пятая – евро и по 5% британских фунтов и японских иен. Учитывая динамику евро и иены относительно юаня в этом году, не исключено, что Китай не будет ограничиваться продажей только долларовых активов.

Валютные резервы Китая по-прежнему составляют 134% от рекомендуемого уровня. То есть еще около $900 млрд может быть использовано для валютных интервенций без сильного влияния на внешнюю позицию Китая.

Если нынешние темпы оттока ликвидности сохранятся, а Китай будет продавать примерно по $100 млрд из резервов за две недели, то его "запасов" хватит примерно на 18 недель интервенций.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Очевидно, что дальнейшая реализация трежерис должна оказать влияние на экономику США и денежно-кредитную политику ФРС.

Также стоит учитывать, что девальвация юаня привела к масштабным изменениям на валютном рынке, который теперь некоторое время будет характеризоваться повышенной волатильностью из-за изменения стратегий керри-трейд.

Девальвация и изменение ставок кредитования вообще могут похоронить керри-трейд с юанем. По данным Bank of America Merill Lynch, размер рынка может достигать сейчас $1-1,1 трлн.

http://b1.vestifinance.ru/c/185703.640xp.jpg

Китаю придется защищать свою валюту, так как изменение керри-трейд приведет к новому давлению на юань. Общий же размер валютных резервов Китая на конец июля составляет около $3,65 трлн. Этот объем ЦБ может использовать, а также может ввести строгий контроль за валютным рынком.

Вмешательство НБК окажет побочное воздействие на рынок. При этом Китаю необходимо компенсировать давление или сливом резервов, или сделать шаг назад в либерализации счета операций с капиталом.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Последний вариант стал бы плохой новостью в рамках усилий Пекина по либерализации рынков для включения юаня в корзину валют МВФ.

Получается, что, если весь рынок керри-трейд с юанем будет уничтожен, Китаю придется ликвидировать соразмерный объем резервов, для того чтобы сохранить контроль над валютой.

Но если Китай ликвидирует $1 трлн резервов, то это означает эффективную компенсацию 60% QE3.

Таким образом, учитывая еще и влияние использования резервов на ставки гособлигаций США, Китай запустил настоящее обратное количественное смягчение просто в эпическом масштабе.

Попросили прокомментировать последнее решение по ставкам Народного банка Китая (НБК), которое заключается в снижении ставок по кредитам и депозитам на 25 б.п., теперь ставка по годовым кредитам составит 4.6% (было 4.85%), ставка по депозитам составит 1.75% (было 2%). Также снижена норма резервирования для банков с 18.5% до 18.0%.

Я уже много раз писал на эту тему о том, что Китай будет вынужден переходить к стимулирующей денежно-кредитной политике, что собственно и было сделано в конце прошлого года. Текущий шаг вполне логичен, мало того, продолжение последует и дальше.

Почему:

1. Китай последние 7 лет рост в основном за счет наращивания кредита и инвестиций, но уже к 2011-2012 году стало понятно, что эта модель роста себя исчерпала. Когда почти половина ВВП формируется за счет инвестиций, причем сопровождающихся стремительным ростом долга - то такой рост конечен. На данный момент экономика Китая достигла таких размеров (почти $11 трлн), когда поддерживать высокие темпы роста в прежнем режиме просто невозможно.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Замедление роста в такой ситуации неизбежно, что мы фактически и видим. Но... экономический рост замедляется, рост доходов замедляется, а огромный навес долгов (зачастую далеко не лучшего качества) никуда не делся, как и существенно выросшие расходы на обслуживание этих долгов. Классический инвестиционный и долговой пузырь переход от которого к более медленному росту возможен, но крайне сложен.

http://ic.pics.livejournal.com/ugfx/15977447/193262/193262_original.png

2. Попытки и дальше поддерживать рост теми же средствами, как и рост последних 7 лет, чреваты громким обвалом финансовой системы в итоге, именно потому Китай уже не первый год пытается сместить рост в сектор внутреннего потребления – это потребует огромных реформ и займет очень много времени, а времени этого не так много, но у Китая есть накопленные резервы и экономические возможности, которые позволяют некоторое время «докупить».
3. Какие это резервы и возможности: изначально высокие ставки, ЗВР, дорогой юань, низкая инфляция и низкие цены на импортируемые ресурсы.

  • Китай начал смягчение политики со ставкой 6% по годовым кредитам и снизил её сейчас до 4.6%, что при замедлении темпов роста доходов будет снижать и стоимость обслуживания долга. Ставки есть ещё куда снижать, хотя в этом процессе есть и риски, т.к. большая часть накоплений китайцев в банковских депозитах и снижение ставки при замедляющемся росте доходов может существенно замедлить рост депозитов, а значит и кредитов – это существенно ударит по росту.
  • Помимо ставок есть также возможности расширения объемов предоставления ликвидности банкам (через РЕПО и пр. инструменты). Но это смягчение на фоне постепенного открытия рынка капитала (а это неизбежно при экспансии на внешние рынки капитала) может привести к мощному и слабоуправляемому оттоку капитала.
  • ЗВР позволяют достаточно уверенно управлять курсом юаня, не допуская сильных шоков, которые могли бы нарушить финансовую стабильность. Но даже ЗВР объемом 4 трлн не бесконечны и фиксировать курс юаня в таких условиях уже становится нецелесообразным. Именно потому, после трех подряд кварталов расходования резервов (в объеме от $150 до $200 млрд) власти начали ослаблять контроль над курсом, что сильно напугало рынки.
  • Реальный курс юаня очень сильно вырос за последние годы, потому ослабление контроля, тем более в текущей экономической мировой конъюнктуре, должно провоцировать некоторое управляемое (резервы то пока огромны) падение китайской валюты.

У Китая сейчас просто нет другого значимого инструментария поддержки своей экономики кроме инструментов монетарного стимулирования, потому переход к стимулирующей политике был очевиден. Сейчас Китай вынужден ускорить переход к ней в связи с более существенным замедлением экономики, чем им бы хотелось. Удастся ли Китаю сгладить переход к более медленному росту, или посадка будет жесткой – большой вопрос, объемы плохих долгов и неэффективных инвестиций там сформированы огромные, но точно оценить их пока не смог никто. Возможности у Китая пока тоже огромные, вопрос скорее в эффективном использовании этих возможностей. Последние действия были вполне понятными и логичными, но слишком резкими и дерганными, что указывает на некоторую неуверенность китайцев.

Так что снижать ставки и расширять стимулы будут и дальше, пока здесь сохраняется достаточно большой запас возможностей и их будут использовать. Главным риском  остается риск финансовой нестабильности, т.к. это совершенно новая для Китая ситуация в которой далеко не все так управляемо, как было раньше (полеты фондового рынка и истерика в юане это достаточно явно показывают), а размеры долговой системы стали очень значительны при достаточно слабой её развитости. Если начнет сыпаться банковская и вообще долговая система - доверие будет потеряно, а последствия могут быть очень жесткими и никакие резервы здесь не спасут.

http://www.vestifinance.ru/articles/61741

http://ugfx.livejournal.com/1084996.html