Как изменяется национальный состав на Кавказе

Динамика и особенности этноконфессиональных изменений на Северном Кавказе в значительной степени выступают следствием кризисных тенденций в социально-экономической и политической сферах. На современном этапе в регионе по-прежнему сохраняют актуальность проблемы обострения межнациональных отношений, неконтролируемой миграции, этнизации северокавказских республик, массового исхода из них русского населения и др.

Данные факторы определяют кардинальное изменение этнодемографического ландшафта региона, что в перспективе может оказать определяющее влияние на общую динамику развития Северного Кавказа и сопредельных регионов. Усиление одной этнической группы и ослабление другой почти всегда приводят к обострению межнациональных отношений и созданию предпосылок для этнического конфликта в условиях борьбы за доступ к ограниченным ресурсам (финансовым, политическим, земельным и пр.).

Динамика этноконфессиональных изменений в разных субрегионах Северного Кавказа на протяжении последних двадцати лет имела свою специфику. Этнополитические процессы в Северо-Восточном субрегионе СКФО (Дагестан, Чечня и Ингушетия) отличались большей интенсивностью и носили более радикальный характер, что в итоге предопределило кардинальное изменение его этнического и конфессионального баланса.

Для республик Северо-Западного и Центрального субрегионов СКФО (Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Северная Осетия) на протяжении последних двадцати лет была характерна большая этнополитическая стабильность, что несколько снижало темпы «титулизации» их национального состава и оттока русского населения.

Национальный состав Карачаево-Черкесской республики

Национальный состав Кабардино-Балкарской республики

Национальный состав Республики Северная Осетия – Алания

Наиболее динамично этот процесс протекал в 1990-е гг. в городах, в том числе столицах республик – Черкесске, Нальчике и Владикавказе, где заметно выросла доля титульного населения, и снизился процент русских. Так, в Черкесске доля русских за период с 1989 г. по 2002 г. упала с 77,8% до 55,5%, в Нальчике – с 44% до 31,8%, во Владикавказе – с 36,2% до 27,6% [2,8,9]. В 2000-е гг. данный процесс несколько замедлился, однако общий тренд оставался прежним – уезжающее русское население замещалось прибывающим в столицы титульным населением, главным образом из сельских районов.

Во всех республиках Северо-Западного Кавказа за прошедшие двадцать увеличение удельного веса титульного населения сопровождалось снижением процента русского и русскоязычного населения (только в КЧР численность русского населения за период с 2002 по 2010 гг. осталась на прежнем уровне). Причём, увеличение удельного веса ведущего (в КЧР – карачаевцы; в КБР - кабардинцы) титульного этноса (на 10%) было обратно пропорционально снижению доли русского населения (на 10%).

В тех сельских районах, где традиционно преобладало русское население, процесс его оттока был заметно ниже, а кое-где, согласно официальной статистике, он практически не наблюдался. Так, в Зеленчукском и Урупском районах Карачаево-Черкесской республики общая численность и доля русских жителей оставались практически без изменений [2]:

Русское население

1989 г.

2002 г.

Кол-во (тыс.)

%

Кол-во (тыс.)

%

1 Зеленчукский район 34,6 66,5 34,6 64,7
2 Урупский район 16,7 76,6 14,0 75,1

В Северной Осетии русское население Моздокского района, несмотря на некоторое сокращение в удельном весе, увеличило своё абсолютное количество (прежде всего, за счёт миграции из других районов республики и Владикавказа) [27]:

Русское население

1989 г.

2002 г.

Кол-во (тыс.)

%

Кол-во (тыс.)

%

1 Моздокский район 45,2 58,5 48,1 54,2

В Кабардино-Балкарии русские сохранили преобладание в Прохладненском и Майском районах [8]:

Русское население

1989 г.

2002 г.

Кол-во (тыс.)

%

Кол-во (тыс.)

%

1 Прохладненский район 23,0 58,2 26,6 57.2
2 г. Прохладный 45,2 79,6 48,8 79,1
3 Майский район 30,2 83,4 31,3 78,2

Вместе с тем, несмотря на незначительные изменения в национальной структуре районов с историческим преобладанием русского населения, степень конфликтогенности в них неуклонно нарастает. Это связано как с общей социально-экономической неустроенностью и межнациональными противоречиями на бытовой или экономической почве между русским и титульным населением (кабардинцами или карачаевцами), так и новыми факторами, в частности появлением и расширением своего присутствия в регионе других этнических групп.

В первую очередь – турок-месхетинцев. Турки, увеличив свою численность в Кабардино-Балкарии до 14 тыс. человек, стали четвёртым по численности этносом республики. Особенно активны они в Прохладненском и Майском районах КБР, где преобладает русское население. Процесс неконтролируемой миграции турок-месхетинцев в указанные районы и высокие темпы их естественного прироста по среднероссийским меркам ведёт к росту межнационального напряжения и обострению криминогенной обстановки.

Титульное население республик Северо-Западного и Центрального Кавказа в 1990-е – 2000-е гг. увеличилось как в количественном, так и в процентном отношении. Особенно заметным этот процесс, согласно данным РОССТАТА, наблюдался в 1990-е гг. За период с 1989 по 2002 гг. наивысший среднегодовой прирост наблюдался у балкарцев – 3,7%, чуть меньше он был у кабардинцев – 2,8%, осетин – 2,6%, карачаевцев – 2,3%.

Это позволило увеличить свою численность почти на треть всем вышеперечисленным народам. Однако в 2000-е гг. динамика прироста населения резко снизилась. Так, среднегодовой прирост за период с 2002 г. по 2010 г. у балкарцев снизился до 0,5%, осетин – 0,4%, карачаевцев – 1,8%. У ряда этносов, в частности кабардинцев, стали наблюдаться депопуляционные процессы. Данная тенденция отражает общую тенденцию спада естественного прироста населения, прежде всего, за счёт снижения уровня рождаемости.

Кроме того, по мнению ряда экспертов, для всего северокавказского региона характерна практика «приписок», что особенно характерно проявилось ходе переписной кампании 2002 г. Традиция квотирования политических и иных должностей согласно национальному пропорциональному представительству в условиях нестабильности 1990-х гг. предопределила завышение численности той или иной народности.

Так, по итогам переписи 2002 г. численность кабардинцев предположительно была завышена на 65-75 тыс., балкарцев – на 16-18 тыс., карачаевцев – на 10-15 тыс. человек [8,с.64]. Рост численности осетин, помимо их естественного прироста, обеспечивался за счёт миграции из Южной Осетии после грузино-осетинского конфликта в начале 1990-х гг. В этой связи результаты переписи 2010 г. выглядят наиболее реалистично, хотя и они, по всей видимости, не отображают реальной ситуации в оценке численности некоторых северокавказских этносов.

Другой причиной резкого падения темпов естественного прироста в КЧР, КБР и РСО-А является невысокая по меркам Северного Кавказа рождаемость, которая заметно ниже, чем в Дагестане, Чечне и Ингушетии. Фактором снижения темпов естественного прироста у титульных народов Западного и Центрального Кавказа, является относительно высокий уровень их урбанизации. Так, у осетин доля горожан на 2002 г. составляла 64,6%, у балкарцев – 47,5%,  у кабардинцев – 46,3% [11, с.135].

Единственным крупным титульным этносом Северо-Западного Кавказа, чей уровень урбанизации относительно невысок и составляет 38,2%, являются  - карачаевцы. Этот показатель вполне сопоставим с аналогичными показателями крупных этносов Северо-Восточного Кавказа – аварцев, даргинцев, чеченцев и ингушей. Именно карачаевцы в 2000-е годы на фоне общего снижения уровня рождаемости сумели сохранить самые высокие темпы естественного прироста на Западном Кавказе.

Другим фактором снижения темпов естественного прироста в Северо-Западном и Центральном субрегионе СКФО является специфика половозрастной структуры населения. Удельный вес молодёжи фертильного возраста здесь несколько ниже (за исключением карачаевцев), чем в Дагестане, Чечне и Ингушетии, что соответственно обеспечило меньшее количество рождений и как следствие невысокий прирост населения.

Тем не менее, уровень рождаемости на Западном Кавказе выше, чем в среднем по России. Согласно данным РОССТАТА с 2006 г. в этом регионе (как по всей стране) наблюдается его повышение и на данный момент данная тенденция себя не исчерпала. Также очевидно, что процесс «титулизации» северокавказских республик ещё далеко не завершён и в перспективе удельный вес титульных этносов в них будет расти, как за счёт их естественного прироста, так и за счёт естественной убыли и продолжающегося оттока местного русского и русскоязычного населения.

Единственным регионом-реципиентом СКФО, принявшим на себя несколько миграционных волн после распада СССР, стал Ставропольский край, что значительно усложнило его национальную структуру.

Национальный состав Ставропольского края [1,12,13]

Наибольшие показатели прироста за описанный период продемонстрировали армяне. Мощный поток армянских переселенцев из Армении, Азербайджана, Грузии и республик Северного Кавказа обеспечили увеличение армянской диаспоры в Ставропольском крае более чем в два раза – с 70,2 тыс. (2,9%) до 161,3 тыс. (5,8%) человек. Наиболее высокие темпы увеличения армянского населения зафиксированы в регионе Кавказских Минеральных Вод и в столице края - г. Ставрополь.За двадцать лет население Ставропольского края выросло на 376 тыс. человек (15,6%), причём основная доля прироста пришлась на 1990-е гг. (13,5%) и обеспечивалась, прежде всего, за счёт миграции.

Произошли и определённые сдвиги в этнической структуре края. Самому многочисленному этническому сообществу – русским, удалось увеличить свою численность (на 200 тыс. человек), прежде всего за счёт мощной волны переселенцев и беженцев из республик Северного Кавказа и Закавказья. Однако, несмотря на это удельный вес русских в Ставропольском крае снизился с 84% до 81,1% и продолжает сокращаться.  В 2000-е гг. темпы переселения русских в Ставропольский край, прежде всего из северокавказских республик, заметно снизились.

Увеличили своё представительство в национальной структуре края представители некоторых северокавказских общин, прежде всего, за счёт активной миграции. Народности Северо-Восточного Кавказа (даргинцы, аварцы, чеченцы и др.) осваивают в основном восточные сельские районы края, а Северо-Западного (карачаевцы, кабардинцы и др.) – зону Кавказских Минеральных Вод. Данные процессы в свою очередь сопровождаются оттоком русского сельского населения, место которого занимают приезжие из северокавказских республик.

Районами с наименьшей долей русского населения в Ставропольском крае являются Курский и Нефтекумский районы. Процент русского населения в них за период с 1989 по настоящее время сократился с 56,3% до 50,8% и с 58% до 53,3% соответственно. В то время как численность и удельный вес даргинцев и ногайцев увеличился.[1] В указанные районы также активно мигрируют чеченцы, турки-месхетинцы, даргинцы и др. Особенность ситуации заключается в том, что миграция затрагивает в основном сельскую местность, откуда уезжают русские.

Так в наиболее депрессивном Нефтекумском районе в сельской местности (т.е. без учёта численности г. Нефтекумск) русские составляют 37,6%, ногайцы – 26,7%, даргинцы – 12,9% [14,с.91]. Характерно, что наиболее высокий прирост численности даргинцев отмечается в населённых пунктах с преобладанием русского населения, в то время как наименьший в населённых пунктах, где доминируют ногайцы [14,с.91]. В целом, отмечается постепенное уменьшение доли русского населения и увеличение процента северокавказских диаспор в восточных и северо-восточных районах Ставропольского края, граничащих с Дагестаном и Чеченской республикой.

Схожие процессы, но с иной этнической окраской, наблюдаются в зоне Кавказских Минеральных Вод - втором субрегионе Ставропольского края с высокой миграционной нагрузкой. За последние двадцать лет в данном регионе, охватывающем Предгорный, Минераловодский и Георгиевский районы Ставрополья, значительно усилили своё присутствие армяне, карачаевцы, кабардинцы, балкарцы. Так, армянское население в Предгорном районе с 1989 по 2002 г. увеличилось с 3 тыс. до 6,5 тыс. человек, что составило 6% от общего числа жителей; в Георгиевском районе – с 3,9 тыс. до 11,4 тыс. (12,7%); в Минераловодском районе - с 1,5 тыс. до 3,6 тыс. (7,2%) [12, 15].

Одновременно увеличилась доля карачаевцев, кабардинцев и других народов. Данный процесс сопровождается оттоком русского населения, главным образом в города и другие регионы РФ. За период с 1970 по 2002 г. доля русских в национальной структуре Предгорного района уменьшилась с 82,1% до 68,9% [14,с.110]. Отсутствие необходимых механизмов адаптации мигрантов зачастую приводит к обострению отношений со старожильческим населением, возникающих, как правило, на бытовой почве: в молодёжной среде, из-за земельных споров и т.д.

Таким образом, этноконфессиональная структура республик Северо-Западного Кавказа и Ставропольского края за последние двадцать лет претерпела существенную трансформацию, в первую очередь за счёт высокой динамики миграционных процессов. Рост бесконтрольной миграции в регионе ведёт к нарастанию противоречий на межнациональной почве и обострению криминогенной ситуации.

Продолжающийся отток русского населения, традиционно игравшего стабилизирующую роль, рост численности и влияния относительно новых этнических групп (турки-месхетинцы, курды и пр.), внешняя миграция нарушают складывающийся десятилетиями этнодемографический баланс в регионе. Отсутствие внятной национальной и миграционной политики в условиях процесса размывания общероссийской идентичности в перспективе может окончательно превратить Северо-Западный и Центральный Кавказ, а также сопредельные регионы, в зону этнополитической нестабильности.

Источник: https://vk.cc/75KR81

Опубликовано 10 Сен 2017 в 08:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.