Так и есть. В самом деле, историческое. И дипломатия в итоге выигрывает. В смысле Новой Большой Игры в Евразии и происходящих тектонических сдвигах изменения Евразии, это все имеет огромное значение: Иран – при поддержке России и Китая – наконец успешно разоблачил долгую, извилистую атлантистскую ложь о его «ядерном оружии».

И это произошло лишь потому, что администрации Обамы было нужно: 1) хоть один успех во внешней политике, и 2) попытаться повлиять хоть каким-то боком на приход нового, сконцентрированного вокруг Евразии геополитического порядка.

Итак, вот он – 159 страничный, как можно более подробный Совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA), настоящее ядерное соглашение Р5+1 с Ираном. Как подчеркнули иранские дипломаты, План будет представлен Совету Безопасности ООН, который затем примет резолюцию в течение 7-10 дней, что превратит его в официальный документ.

Министр иностранных дел Ирана Джават Зариф назвал соглашение – что важно – беспроигрышным решением по-китайски. Но не идеальным:

«Я полагаю, что это исторический момент. Мы достигаем соглашения, которое ни для кого не идеально, но мы его можем выполнить. Сегодня надежде мог прийти конец, но мы теперь начинаем новую главу».

Зариф подчеркнул ещё – и верно – что это стало давно искомым решением «ненужного кризиса», политизации – фактически со стороны США – научно-технического досье.

В свою очередь, министр иностранных дел Германии Штайнмайер находился в состоянии эйфории:

«Исторический день! Мы оставляем позади 35 лет молчания  12 лет опасного конфликта»

Глядя в будущее, президент Ирана Хассан Роухани написал в твиттере, что теперь можно «сфокусироваться на общих вызовах» – подразумевая настоящую борьбу, которую НАТО и Иран должны вести вместе – против фальшивого «Халифата» ИГИЛ/ИГ/ДАЕШ, чьей идеологической матрицей стал нетерпимый ваххабизм, и чьи нападения направлены и против шиитов, и против жителей Запада.

Тут же и президент России Владимир Путин подчеркнул, что соглашение внесёт вклад в борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке, не говоря уже о «помощи в укреплении глобальной и региональной безопасности, глобального ядерного нераспространения» и – возможно, принимая желаемое за действительное? – «создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул, что соглашение «полностью соответствует» российским переговорным пунктам. Дело в том, что соглашение вообще не было бы возможно без широкого участия России – и администрация Обамы это знает (но не может признать публично).

Настоящие проблемы начались, когда Лавров добавил, что Москва ожидает отмены планов Вашингтона по ПРО, после того, как соглашение с Ираном доказало, что Тегеран не представляет, и не будет представлять ядерную «угрозу».

Это камень преткновения. Пентагон просто не может отменить существенную часть своей военной Доктрины Полномасштабного Доминирования всего лишь из-за какой-то «дипломатии». Любой аналитик о вопросам безопасности, не ослепленный идеологией, знает, что ПРО вовсе не создавалось из-за Ирана, всё дело – в России. В новом военном обзоре Пентагона утверждается – и не случайно – что главные евразийские игроки Иран, Китай и Россия представляют собой «угрозу» национальной безопасности США.

А теперь о светлой стороне ирано-российских отношений. Торговля обязательно вырастёт, особенно в области нанотехнологий, деталях машин и сельском хозяйстве. И на всеобъемлющем энергетическом фронте Иран будет действительно конкурировать с Россией на главных рынках, например в Турции, а вскоре и в Западной Европе, но остаётся огромная свобода действий и у «Газпрома», и у Национальной Иранской Нефтяной компании, которые могут координировать свои доли рынка. Исполнительный директор НИФК Мохсен Квамсари продвигает приоритетный экспорт Ирана в Азию и попытается вновь заполучить как минимум 42% европейского рынка, которыми Иран обладал до санкций.

В сравнении со столь многими радостными перспективами, реакция Вашингтона была весьма прозаична. Президент США Барак Обама предпочёл подчеркнуть – и верно – что любой путь к иранскому ядерному оружию отрезан. И он пообещал ветировать любую резолюцию Конгресса США, которая заблокирует соглашение. Когда я был в Вене на прошлой неделе, я получил подтверждение – из европейских источников – что администрация Обамы уверена, что получит нужные голоса на Капитолийском Холме.

А что там с нефтью?

Тарик Рауф, бывший глава стандартов верификации и безопасности в МАГАТЭ, а ныне – директор программ по разоружению и нераспространению Стокгольмского Международного Института Мирных Исследований, превознёс соглашение, как «самое значимое многостороннее ядерное соглашение за два десятилетия – прежде таким соглашением был договор о запрете ядерных испытаний 1996 года». Рауф даже предложил, чтобы Нобелевская премия 2016 года была присуждена Госсекретарю США Джону Керри и министру иностранных дел Ирана Зарифу.

Восстановление доверия между США и Ираном, однако, будет идти долгим и извилистым путём.

Тегеран согласился с 15-летним мораторием на обогащение урана ниже 3,67% – значит, он согласился сократить средства обогащения на две трети. Только в Нетензе будет производить обогащение, и в Фордо. не будут хранится расщепляющиеся материалы.

Иран согласился хранить не более 300 кг низкообогащенного урана - сокращение 96% по сравнению с текущим уровнем. Реактор Arak будет изменён, и не будет использоваться для производства плутония. Отработанное топливо будет передаваться международной команде.

Во вторник в Тегеране МАГАТЭ и Иран подписали «дорожную карту», как и было решено на прошлой неделе в Вене. К 15 декабря все прошлые и нынешние нерешённые проблемы – до 12 вопросов – должны быть прояснены и МАГАТЭ представит окончательную оценку. Доступ МАГАТЭ на военную площадку Парчин – всегда бывший весьма спорным вопросом – стал частью отдельного соглашения.

Один из основных тупиковых вопросов в эти прошедшие несколько дней в Вене был решён – Тегеран позволяет инспекторам МАГАТЭ посещать фактически любую площадку. Но может возражать против отдельной поездки. Совместная Комиссия – Р5+1 и Иран – сможет снять возражение простым большинством после голосования. После этого у Ирана остается три дня на жалобу – если голосование будет не в его пользу. И не будет американских инспекторов – следы преддверия войны с Ираком, только инспекторы из стран, имеющих с Ираном дипломатические отношения.

Итак, воплощение соглашения займет не мене пяти месяцев. Санкции будут сняты лишь в начале 2016 года.

Определённо, Иран станет магнитом для иностранных инвестиций. Ведущие западные и азиатские транснациональные корпорации уже занимают позиции, чтобы начать взламывать практически девственный рынок с более 70 миллионами населения, включая и хорошо образованный средний класс. Произойдёт бум в таких секторах, как потребительская электроника, автопромышленность и гостиничный бизнес и досуг.

И, повторимся, нефть. У Ирана потрясающие 50 миллиардов баррелей нефти в море – и они почти готовы рухнуть на глобальный рынок. Избранным покупателем будет, что неизбежно, Китай – поскольку Запад погряз в рецессии. Основное для Ирана – восстановить потерянную долю рынка производителей Персидского Залива. Но тенденция в том, что цена на нефть снижается – потому Иран не может рассчитывать на большие прибыли в краткосрочной или среднесрочной перспективе.

А теперь к настоящей войне с террором?

Эмбарго на традиционные вооружения для Ирана останется фактически на пять лет. Это абсурд, если сравнить с тем, что Израиль и Дом Сауда вооружаются до зубов.

В мае прошлого года американский Конгресс одобрил продажу вооружений Израилю на $1.9 миллиардов. Сюда входят 50 BLU-113 бомб «разрушителей бункеров» – для чего? Бомбить Нетенз? – и 3 000 ракет «Хеллфайер». Что до Саудовской Аравии, согласно данным Международного института по изучению проблем мира в Стокгольме (SIPRI), Дом Сауда потратил сумасшедшие $80 миллиардов на оружие только в прошлом году, то есть больше, чем ядерные державы Франция и Британия. Дом Сауда ввязался в – противозаконную – войну с Йеменом.

Катар далеко отстаёт. Он заключил сделку на $11 миллиардов на покупку вертолётов «Апач» и ПРО «Джавелин» и «Пэтриот», и обязался купить массу истребителей Ф-15.

Трита Парси, президент Национального американо-иранского совета, сразу перешла к сути:

«Саудовская Аравия потратила в 13 раз больше на оборону, чем Иран. Но почему-то Иран, а не Саудовская Аравия, считается Соединёнными Штатами потенциальным агрессором».

Итак, что бы ни произошло, впереди – тяжёлые времена. Две недели назад министр иностранных дел Зариф сказал небольшой группе независимых журналистов в Вене, где был и ваш корреспондент, что переговоры будут успешными, поскольку США и Иран согласились «не оскорблять друг друга». Он подчеркнул, что заплатил «высокую цену дома за то, что не винил американцев» и расхвалил Керри, как «разумного человека». Но он был очень подозрителен в отношении правящих кругов США, которые во многом, по его информации, были решительно настроены против снятия санкций.

Зариф ещё превозносил идею России, что после соглашения наступит время сформировать реальную противо-террористическую коалицию, с участием американцев, иранцев, русских, китайцев и европейцев – ведь Путин и Обама договорились работать совместно по «региональным вопросам». И иранская дипломатия подавала знаки, что администрация Обамы наконец поняла, что альтернативой Асаду в Сирии был ИГИЛ/ИГ/ДАЕШ, а не «свободная» сирийская армия.

Каким будет уровень сотрудничества после Стены Недоверия, мы ещё увидим. Тогда будет возможно ясно оценить, приняла ли администрация Обамы главное стратегическое решение, и включает ли «нормализация» отношений с Ираном большее, чем кажется на первый взгляд.

Источник: http://vk.cc/42kV6P