События во Франции заслуживают детального анализа. Но им можно заняться только после того, как будет выявлена специфика этих достаточно, к сожалению, обыденных событий, превращающая их в крупнейшую политическую проблему.

Говоря «обыденные», я имею в виду теракты как таковые. К сожалению, мир уже начинает привыкать к крупным чудовищным терактам и в силу этого привыкания такие теракты можно рассматривать как ужасающую обыденность. Не буду перечислять теракты с гораздо бóльшим количеством жертв, нежели потрясший всех французский случай — их слишком много, и они на нашей памяти. В том числе — теракты в Лондоне и Мадриде, то есть в таких же европейских столицах, как и Париж.

За рамки ужасающей обыденности, о которой я сказал, парижский теракт вывели, во-первых, преступное заявление Михаила Ходорковского о том, что теперь все уважающие себя газеты должны печатать карикатуры на Мохаммеда, во-вторых, требование определенных групп консолидироваться вокруг издания Charlie Hebdo, ставшего жертвой теракта, и, в-третьих, готовящийся в Париже 11 января «Республиканский марш» в память о жертвах террористических актов, совершенных во Франции 7-9 января 2015 г., для участия в котором съезжаются высочайшие государственные лица из многих стран.

Оставим даже в стороне заявление Ходорковского, которое можно списать на специфический олигархический кретинизм или сильно развитый инстинкт провокации. Но как могла возникнуть идея подобной манифестации с участием высоких иностранных лиц? Ведь не было нигде таких маршей, правда же? И даже в Нью-Йорке после «близнецов» президенты, премьер-министры и министры иностранных дел ограничивались соболезнованиями и необходимыми действиями и никаких маршей памяти не устраивали. Почему?

На этот вопрос легко ответить, вообразив, чем может кончиться митинговая или иная раскрутка.

1. Любой митинг накаляет страсти. А митинг с участием высоких лиц — тем более.

2. Накаленная страсть требует предельно внятных консолидаций по принципу «за» и «против». Кто-то — за «Шарли Эбдо», кто-то — против.

3. Консолидированные «шарлизмом» должны действовать. Например, печатать карикатуры, к чему уже призвал г-н Ходорковский. Или же в иных формах бросать вызов «дикарям» (например, заявляя, что они не люди и потому их нельзя оскорбить, что сделал другой провокатор). Мало ли что можно выдумать. Важно, что как только ты консолидировался в качестве «шарлиста», ты уже обязан сначала выдумать что-то вызывающее, а потом это реализовать.

4. «Антишарлисты» примут вызов с удовольствием. Даже если умеренная часть мусульман этого не сделают, найдутся радикалы, для которых это будет способом дискредитировать умеренных и перехватить у них поддержку мусульманского населения.

5. Ответ «антишарлистов» побудит «шарлистов» к ещё более радикальным действиям. Вот вам и «конфликт цивилизаций» внутри отдельно взятой Франции. Или, точнее, сначала внутри Франции.

6. Уже сейчас французские правые, а впоследствии — и другие европейские правые поделятся на исламофобов, которые вошли в число «шарлистов», считая, что исламофобия важнее антилиберализма, и радикальных антилибералов, для которых главное — в любом случае сказать, что «так этим „шарлистам“ и надо».

7. Как это будет развиваться дальше? Предположим — крайний вариант — что дело дойдет до депортации части исламского населения Европы. Кто будет депортировать? Либералы-"шарлисты"? Им слабо это делать. Депортациями займутся антилиберальные «шарлисты», которые и станут лидерами европейского процесса.

8. Исламское население мира спокойно смотреть на этот процесс не будет, а значит, и исламские лидеры отреагируют соответственно.

Развивать далее свою модель я не хочу. Потому что всё уже описано в пресловутой модели «конфликта цивилизаций». Тем, кто жаждет реализации этой модели, явно неймется. Я, разумеется, имею в виду не Хантингтона, а сильных мира сего, занятых глобальным переустройством, в первом приближении — неоконсерваторов.

И не говорите мне, что это конспирология! Это было бы конспирологией, если бы не странная идея манифестации с участием высочайших лиц. Даже у Буша в 2001 году хватило ума этого не сделать, потому что слишком были ясны последствия. А ведь Буш хотел конфликта цивилизаций. Но что-то ещё сдерживало. Теперь эти сдерживающие центры отключены. Кем и зачем?

Для того, чтобы не допустить развития процесса по описанной мною схеме, надо жестко предупредить всех «шарлистов» — по крайней мере, в России, — что любая, даже малейшая, «квазишарлистская» выходка будет жесточайше пресечена российской властью — тем более, что в РФ есть законодательная база для того, чтобы немедленно такой «шарлизм» пресекать как очевидное разжигание межконфессиональной розни. Об этом же надо предупредить и «антишарлистов».

Никаких «шарлистских» и «антишарлистских» митингов в России не должно быть. Шарлистско-антишарлистские митинги надо запрещать, выходящих на них — разгонять, шарлистско-антишарлистскую игру СМИ — прерывать, закрывая издания, причем немедленно (ну, а что делать с террористами — и так понятно).

Главное же — все авторитетные фигуры должны предпринять необходимые усилия для того, чтобы разъяснить тем общественным группам, которые могут купиться на «шарлизм» или «антишарлизм», в чем истинный смысл затеянной игры.

http://www.regnum.ru/news/polit/1883111.html